Глава 5

 

До Кориниума домчались быстро. Вызванный Айрондом ситтер лишь внешне походил на обычный наемный экипаж. На деле же принадлежал Тайной страже и ехал очень шустро. Не прошло и четверти часа, как нас высадили перед воротами, где придворный маг без лишних слов открыл портал до королевских покоев. Похоже, нас здесь и впрямь заждались.

Но едва я вышла из портала, обнаружила, что оказалась в знакомом бело-золотом приемном зале короля.

— А мы разве не к королеве? — шепотом спросила я.

— К королеве позже. Тебя вызывал Дабарр, и сначала он скажет, что тебе необходимо знать, — пояснил Айронд.

А к нам уже подходил господин Тиролли — личный секретарь его величества. За время, прошедшее с нашей последней встречи, он ничуть не изменился. Все то же напудренное лицо, цепкий взгляд, расшитый золотом камзол и движения, настолько четкие и выверенные, словно у господина секретаря в голове спрятана линейка.

— Лорд Айронд, леди Глория, его величество ожидает вас, — сообщил он и добавил, подпустив нотку недовольной многозначительности: — Давно ожидает. Прошу следовать за мной.

И мы последовали. К той самой небольшой двери в противоположном конце зала, за которой скрывалась неофициальная приемная короля. Распахнув ее, господин Тиролли торжественно возвестил:

— Лорд Айронд и леди Глория по приказанию вашего величества прибыли и просят дозволения войти!

— Ой, да не кричи ты! — услышала я знакомый голос короля Дабарра. — Пусть заходят, раз прибыли. Давно пора.

Не медля, мы прошли в кабинет, и дверь бесшумно закрылась.

Дабарр сидел за столом. На этот раз на нем был одет потертый охотничий костюм, а на спинке кресла висел пояс с ножнами и хлыстом. Король словно только вернулся с конной прогулки.

Я сделала вежливый реверанс и замерла.

— Пришли, значит, — протянул Дабарр.

— Как было угодно вашему величеству, — отозвался Айронд.

— Угодно… — Дабарр нахмурился, побарабанил пальцами по подлокотнику кресла и посмотрел на меня. — В общем так. Дело серьезное, к тому же ты темный маг. А при дворе темных магов, знаешь ли, сильно не любят. Особенно в последнее время. Да, ты спасла мне жизнь, и я это помню. Но…

Он многозначительно замолчал, давая мне возможность ответить. И я ответила то единственное, что было уместно:

— К сожалению, я не могу изменить собственную суть, ваше величество. Однако искренне надеюсь, что не даю ни малейшего повода сомневаться в своей верности.

— Именно этого я тоже очень хочу, — подтвердил Дабарр. — Хочу полностью исключить сомнения. Поэтому, прежде чем поговорить о деле, ты принесешь мне клятву Абсолютной преданности.

Я мысленно вздрогнула. Требовали такую клятву далеко не от каждого. Магическое действо столь высокого уровня забирало приличное количество сил. Да и родовой королевский камень, на котором приносилась клятва, мог привязать лишь ограниченное количество людей. Однако в результате Абсолютная преданность предполагала безусловное подчинение приказам и невозможность их избежать.

Конечно, с королем и без клятвы не особо поспоришь, но, как по мне, лучше иметь свободу в собственных решениях.

Впрочем, выбора не было. Отказать королю сейчас, когда требовалась именно моя помощь, — значило сразу попасть в опалу. Так что я кивнула и негромко произнесла:

— Я готова, ваше величество.

— Вот и хорошо, — Дабарр удовлетворенно хмыкнул и поднялся с кресла. — Значит, не будем терять время.

Он решительно протянул руку над столешницей, и я почувствовала пульсацию магии. Это была странная пульсация. Ничего подобного мне еще не приходилось ощущать.

— Королевская кровь, — еле слышно шепнул Айронд, словно угадав мои мысли.

Дабарр его не услышал. Король стоял с закрытыми глазами и напряженно нахмуренным лбом, на котором заблестели капельки пота, а под его протянутой ладонью все сильнее разгоралось сияние. Воздух словно уплотнялся, наливаясь зеленоватым свечением, и вскоре перед нами возник огромный, с четыре мужских кулака величиной, изумруд.

Опустив руку, Дабарр открыл глаза и улыбнулся.

— Камень моего рода, — произнес он. — Поднеси к нему правую руку, но не касайся.

Я сделала, как велено, и тотчас почувствовала, как ладонь вытянутой руки окутало тепло.

— А теперь повторяй за мной. Владетелю этого камня…

— Владетелю этого камня… — я увидела, как с первыми же словами с поверхности изумруда начинают слетать крохотные зеленые искорки. И, поднимаясь к моей руке, словно живая перчатка оборачивают ее множеством маленьких светлячков.

— Не сделаю зла. Не предам ни словом, ни делом…

— Не предам ни словом, ни делом…

— Ни тело его, ни поступки его, ни мысли его…

Я послушно повторяла. От ощущения скопившейся в комнате силы начали подрагивать колени.

— И слову тому свидетель и ответчик сей камень, силой крови рода Лиранийского явленный!

Стоило мне произнести эту фразу, как все искорки на мгновение перестали кружиться, замерев в воздухе. А затем словно рой пчел рванулись вперед и впились в мою руку, проникая сквозь кожу.

Это не было неприятно, лишь на мгновение я ощутила, как тело словно сдавливают мягкие шелковые петли. Обычная реакция на заклинание подчинения, правда, не совсем такое, о котором нам рассказывали в академии. Более плотное, проникающее, кажется, в самую душу…

Я не успела додумать эту мысль, как пришлось закусить губу от неожиданно возникшей вспышки боли. Не от искорок изумруда, нет. Моя кровь словно вскипела, яро противясь чужому контролю. Амулет на шее стал горячим, кости заломило, словно их перемалывала гигантская мясорубка.

Еще немного, и я бы откровенно заорала от боли и страха. Но, к счастью, все прошло столь же резко, как и проявилось, а я так и застыла с открытым ртом, тяжело дыша.

Изумруд замерцал и растаял в воздухе.

— Вот и отлично, — Дабарр устало опустился в кресло и в свою очередь перевел дыхание.

А мне вдруг пришел в голову важный вопрос. Почему при существовании такой клятвы вообще смог возникнуть заговор против короля? Ведь и первый советник, и капитан королевской стражи и, уверена, все люди, занимающие ключевые посты, присягали Дабарру на верность!

Я даже не удержалась, и осмелилась задать этот вопрос вслух.

— Это как раз просто, — поморщившись, ответил король. — До паршивого просто. Родовой камень повинуется королевской крови. А капитан королевской стражи, как ты помнишь, оказался… а, что уж там, глупо не признавать очевидного — моим братом он оказался. Камень подчинился ему так же, как и мне. Рудольф мог вызывать его и отменять данные людьми клятвы, а на самого него клятва и вовсе не подействовала. Теперь-то я всех лично перепроверил, разумеется, но прошлого не вернуть. Такой вот вышел горький урок и напоминание, к чему может привести появление бастардов.

Да уж. Серьезная причина для королей блюсти чистоту крови. Иначе твой же незаконно появившийся отпрыск лет через двадцать тебя же и свергнет.

— Ладно, хватит об этом. Настало время поговорить о том, что нужно от тебя, Глория.

Его величество кивком указал нам на кресла, переплел пальцы рук и приступил к основному рассказу.

Pages: 1 2 3 4 5

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте