Глава 10

 

Удачная для исполнения задуманного стена с целым рядом отключенных хрустальных светильников нашлась без труда. Подтянув стоявшую неподалеку скамейку, я взобралась на нее, встав прямо напротив небольшой закрытой чашечки. В ней, за хрустальной перегородкой, виднелся зеркальный зубец, охваченный тусклым серебристым мерцанием. Оставалось только аккуратно снять светильник и вытряхнуть энергию с сотворенную магическую сферу.

Задача показалась мне простейшей: настенные светильники вставлялись в металлические крепления без каких-либо фиксаторов. Хрустальная чаша светильника легко вышла из железного крепления, и я, затаив дыхание, попыталась осторожно спуститься со скамейки на пол.

И, возможно, мне бы это удалось, если бы не высокий каблук туфель и немалое количество горячительных напитков, выпитых за вечер. Не удержав равновесия, я пошатнулась, неловко взмахнула руками, выпуская чашу, и полетела на пол!

Мой вскрик от болезненного удара об пол и громкое звонкое эхо разбившегося плафона раздались одновременно. Во все стороны брызнули осколки, а серебристая энергия растаяла в воздухе.

Выругавшись, я начала вставать с колен, как над головой раздалось подозрительное шипение. Подняв взгляд, я увидела, что на месте снятого светильника появилось странное дымчато-серое облачко. Быстро разрастаясь, оно скрутилось в спираль и внезапно вспыхнуло ослепительной вспышкой. А затем с жутким грохотом начали взрываться хрустальные чаши всех светильников, находившихся в этом коридоре!

Перепугано взвизгнув, я снова упала на пол и зажмурилась. Глаза открыла лишь, когда все затихло, и уставилась на усыпанный хрустальными осколками коридор.

Зеркальные зубцы, лишенные хрустальных оболочек, потрескивали и издавали зловещий гул. Ладонь саднило от порезов — видимо, падая, я задела несколько осколков.

Скинув с плеч шарф, я механически перемотала руку, и лишь потом меня накрыло осознание произошедшего.

На память пришло предупреждение отца забрать меня из академии за малейшую провинность. Да и ректор, которая получила из-за меня кучу проблем, защищать не станет, а еще и торжественный отъезд организует.

— Я пропала! — простонала я вслух.

В душе нарастала паника, а в голове лихорадочно заметались мысли о том, как же выйти из этой ситуации.

Спасительная мысль вспыхнула подобно ослепительной молнии — Андре! Ну конечно, никто больше не был так заинтересован в моем пребывании в академии, как он!

Вскочив, я подхватила подол длинного платья и опрометью понеслась к кабинету господина Старшего следователя. Хоть бы он оказался на месте!

Добежав до кабинета, я изо всех сил заколотила в дверь, но ответа не последовало.

Андре Травесси, что и не удивительно в такое время, в академии не было.

Конечно, я могла бы использовать сферу танириума, но мало ли где сейчас находился Андре? Он мог быть не один, а в компании какой-то дамы. Или отмечать торжества в семейном кругу. И появиться на ужине у госпожи Травесси было даже хуже, чем отчисление из академии, ибо оттуда меня уже точно не отпустили бы.

Пнув в бессильной злобе безвинную дверь, я со слезами на глазах опустилась на пол около кабинета.

— Прощай академия, прощайте друзья, — в отчаянии прошептала я. — Здравствуй…

— Кара? — прервал мои страдания знакомый голос. — Что с тобой случилось?

Из полумрака коридора шагнул Себастьян Брок. Быстро подойдя, мужчина рывком поднял меня на ноги.

— В чем дело? — повторил он.

— Я пропала! — всхлипнула я.

Причем понимала — теперь уже точно. Раз свидетель, да еще какой, появился, значит — все.

— Точнее можешь объяснить? И для чего ты ломишься в кабинет к Андре? Он еще утром покинул Академию, — продолжал забрасывать меня вопросами Себастьян. — И что с твоими руками, они в крови? — он заметил проступающие сквозь ткань шарфа багровые пятна.

— Я разбила все светильники в соседнем коридоре, — опустив голову, тихим голосом призналась я.

Себастьян недоуменно изогнул бровь.

— С чего вдруг?

Пришлось рассказывать. А что еще делать?

— Хотела друзей разыграть. Пыталась собрать остаточную магию и не справилась. Они все сломались, и если до завтра не восстановлю, меня отчислят. А если даже не отчислят, отец сам заберет. У меня и так было последнее предупреждение.

— Система освещения каждого помещения связана магической цепью, это ее единственное уязвимое место. Неужели не знала? — уточнил Себастьян и, неожиданно подхватив мою пострадавшую руку, принялся разматывать шарф.

— Нет!

— А к Андре зачем ломилась?

— Он бы помог, если бы был на месте, — грустно ответила я. — А так, где я до завтра найду целую магическую осветительную цепь и хрустальные светильники к ней? Да еще и в разгар Ледяных торжеств? Везде работают только рестораны и магазины подарков.

— Пора все катастрофы твоим именем называть. Ты просто не можешь не найти себе приключений, даже посреди праздника, — Себастьян аккуратно вытащил из ранок два небольших осколка и сжал мою ладонь в своих руках.

На несколько мгновений мужчину охватило знакомое свечение, а по моей руке прошла теплая волна, чуть покалывая в местах порезов. Когда Себастьян меня отпустил, ранок уже не было. На их месте остались только тонкие розоватые полоски.

— Спасибо, — я смахнула набегающие на глаза слезы.

— На здоровье, — ответил Себастьян и тут же добавил: — Где коридор?

— Какой? — не сразу поняла я.

— В котором ты светильники разбила, катастрофа.

— А вам зачем? — от удивления я даже плакать перестала.

— Будем спасать твою жажду знаний. Мне нужен образец магической цепи, чтобы найти подобную систему освещения.

— Да где вы ее сейчас найдете? — изумилась я.

— А когда ты к Андре шла, этот вопрос тебя не беспокоил? — вопросом на вопрос ответил мне Себастьян.

— Я тогда вообще вся была одним большим беспокойством, — пробормотала я в ответ и двинулась в злополучный коридор.

Когда мы оказались на месте, Себастьян оглядел искрящийся хрустальными осколками пол и констатировал:

— Да, неплохо ты тут порезвилась.

Только и смогла понуро кивнуть, признавая свою вину целиком и полностью.

— Стой на месте, — приказал он и направился к стене. Под ногами мужчины отчетливо захрустели осколки, подобно ледяной корке на луже.

Сняв ближайший из светильников, Себастьян внимательно его оглядел, а затем развернулся и скомандовал:

— Едем в Золотую Галерею.

— Но там же… там же… все закрыто, — недоуменно охнула я.

— Не переживай, это не проблема, — коротко ответил Ян, подхватывая меня под руку. — Пошли.

Через пару минут мы уже выходили к площадке с флайверами.

Улица встретила порывом ледяного ветра, от которого я, одетая в тонкое платье с открытыми плечами, немедленно задрожала.

— Быстрее, — поторопил Себастьян.

Я тотчас завертела головой, в надежде увидеть знакомый судейский флайвер. Но сегодня, видимо, Верховный судья дал своему водителю выходной. Мужчина уверенно вел меня к последней модели эксклюзивного флайвера марки «Призрак». Они, как я слышала, были выпущены всего в количестве трех экземпляров, каждый из которых отличался цветом и убранством салона. У Себастьяна флайвер, к примеру, был темно-синим.

Впихнув меня в открывшуюся при нашем приближении дверь, Ян проследовал к своему месту и приложил ладонь к специальной панели.

— Доброго вечера, Ваша Честь! — раздался приятный женский голос. — Уточните маршрут, пожалуйста.

— Золотая Галерея, — коротко ответил Себастьян, направляя флайвер.

Я чуть не завизжала, когда машина почти мгновенно взлетела вверх, заняв место в скоростном вип коридоре полетов.

Себастьян же достал из кармана магофон и активировал вызов.

— Тео, доброй ночи, с праздником, — через пару секунд произнес он. — Прости, что беспокою, но мне нужна помощь. Ты можешь открыть «Симфонию Света»? Да, в Золотой Галерее. Представь себе, именно сегодня и нужны. Спасибо, скоро буду.

Ого! Насколько я знала, «Симфония Света» являлась одним из лучших магазинов, торговавших осветительными системами, люстрами, и прочей подобной продукцией. Весьма дорогой продукцией. Вещи здесь были подобны произведениям искусства. Собственно говоря, в моей спальне дома были установлены люстры и бра из этого магазина.

А загадочный Тео, скорее всего, Теодор Соргейм — глава столичной торговой Гильдии, которому принадлежит сеть этих магазинов. Видимо, с Верховным судьей они в приятельских отношениях. Иначе с чего бы господину Соргейму бросать праздничный стол и как простому продавцу выходить на работу?

Флайвер Себастьяна мчался с такой скоростью, что полет не занял и десяти минут. Припарковавшись на том самом злополучном месте, где в прошлый раз я протаранила его флайвер, Ян открыл дверь и скомандовал:

— Бегом ко входу, иначе замерзнешь.

Влетев в спасительное тепло здания, я перевела дух и только теперь в полной мере осознала, что происходит. Себастьян не отругал меня и не повел к ректору! Не сообщил о проступке отцу! Наоборот, Верховный судья с какой-то стати решил помочь мне, обычной студентке, скрыть «следы преступления»!

Но почему?

Pages: 1 2 3 4

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте