Глава 2

 

С неба накрапывал противный холодный дождик, и я, стоя на площадке для флайверов в одном тонком шерстяном пальто, начала откровенно зябнуть.

Впрочем, дрожала я не только от холода: сказывалось нервное напряжение, вызванное подслушанным разговором. Мужчины меня удивили, оба. Андре Травесси, оказывается, был готов защищать меня любой ценой, а Себастьян Брок и вовсе шокировал своим признанием. Правда, если Старшему следователю я была благодарна, то Верховного судью теперь начала всерьез опасаться. А ну как давление силы перевесит, и меня действительно запрут в Аландорских горах?

Ни в какие горы я не хотела, а потому намеревалась следовать плану Андре — молчать и меньше нервничать в надежде, что дар не разовьется. Хотя, учитывая легкость, с которой я «подключалась» к разговорам за закрытыми дверями, шансов было мало.

Отвлекая от мрачных мыслей, усилился дождь, и я метнулась обратно под навес здания управления. Легкое пальто, не рассчитанное на столь плотный контакт с влагой, изрядно подмокло, даже блузка под ним, и то отсырела.

«Еще простыть не хватало! Правильно говорят — от спешки один вред! Что стоило захватить зонт или хотя бы шляпку?» — корила я себя, с надеждой вглядываясь вдаль, в ожидании запаздывающей машины.

— Кара? Почему ты еще здесь?

От внезапно раздавшегося совсем рядом голоса Себастьяна Брока, я чуть на месте не подпрыгнула. Верховный судья, умудрившийся подойти незаметно, стоял буквально в паре шагов.

— Машину жду, а она опаздывает, — неуверенно ответила я и, зябко поежившись от порыва ветра, хлюпнула носом.

— Ты вымокла вся. Подброшу тебя до академии, — решил Себастьян.

Вот только после его слов о желании изучить меня, заперев в горах, в одну машину с Верховным судьей садиться было страшно. Я нервно качнула головой и попыталась отказаться:

— Не стоит утруждаться, сама доберусь.

— Сама ты сейчас замерзнешь и окончательно простынешь, — отметил он. — Ты уже вся дрожишь.

А на площадку, практически перед нами, уже приземлился черный флайвер, аналогичный тому, который я так лихо протаранила несколько недель назад.

Я сделала шаг назад, намереваясь все же уклониться от любезного предложения. Но Себастьян подхватил меня за руку и непререкаемо подтянул к машине. После чего открыл дверь и усадил на заднее, оббитое черной кожей, сидение.

Пока мужчина обходил флайвер, чтобы занять место с другой стороны, я трусливо мечтала выпрыгнуть из машины. Останавливала лишь мысль о том, что такой побег будет выглядеть странно. Да и шансов сбежать от Себастьяна, реши он меня догнать, не было. Так что через несколько мгновений мы взлетели.

— Думаю, тебе стоит снять пальто. Оно мокрое, в нем ты не согреешься, — привычно спокойным тоном предложил Себастьян.

Пальто из легкой шерсти действительно напиталось влагой, и тонкий верх платья под ним, в результате, тоже. Чувствовать отсыревшую ткань было неприятно, поэтому я, вняв разумному предложению, аккуратно его стянула. И тут же услышала:

— Хм. Пожалуй, я увеличу обогрев.

Поле чего Себастьян коснулся зеркальной панели, расположенной рядом с сидением.

«Надо же, какой заботливый! — мелькнула мысль. А за ней и вторая: — С чего бы вдруг?»

Я невольно посмотрела на него, желая понять причину. И почти тотчас об этом пожалела!

Мужчина созерцал лиф моего платья, который предательски прилип к телу, откровенно обозначив тонкое кружевное бюстье и все, что находилось под ним.

Согрелась я моментально. Даже жарко стало. Очень жарко. А еще резко захотелось снова натянуть на себя мокрое пальто.

Вредная память тут же услужливо подсунула картину нашего поцелуя около логова хаосита. Оставалось надеяться, что полумрак, царивший в машине, скрыл румянец на горящих щеках.

— Для чего ты приезжала? — внезапно спросил Себастьян.

Очень вовремя! Возможность переключиться на другую тему пришлась весьма кстати.

— Ники и Лил в больнице. А посещения возможны только с разрешения Андре… господина Старшего Следователя, — сбивчиво пояснила я. — Вот я и понадеялась допуск получить.

— И как? Получила? — голос Верховного судьи по-прежнему оставался бесцветным.

— Нет, — я вздохнула. — Господин Травесси отказал.

— Причина?

— Он слишком разозлился из-за всего произошедшего. Сказал, что нам с Сайрусом нужно держаться от них подальше, чтобы не вовлекать в неприятности. Но это ведь несправедливо! — я не выдержала и, вскинув голову, вновь посмотрела на Верховного судью. — Да, мы виноваты, но сейчас девчонки в больнице совсем одни. А, может, им требуется что-то? Личные вещи, да хоть зубные щетки!

Сейчас, глядя прямо в льдистые голубые глаза, я желала хотя бы какой-нибудь поддержки. Чтобы он не ругал, а понял…

— Возможно, — задумчиво произнес Себастьян и потянулся к лежащему на боковом сидении портфелю.

Выудив два небольших зеркальца, Верховный судья сжал их в ладонях, отчего его на миг окутало знакомое серебристое свечение. После чего протянул зеркала мне.

— Держи. Это допуски для тебя и Дантерри. Андре я предупрежу.

— Спасибо! — я радостно схватила зеркала и слегка коснулась его руки, благодаря за помощь.

От прикосновения Себастьян вздрогнул. Его глаза полыхнули, обжигая странной чужой жаждой… чего-то.

Разом вспомнились подслушанные слова о желании запереть меня в Аландорских горах. Я замерла, осознав, что сейчас как никогда близка к исполнению этой угрозы. Но обошлось.

— Не за что, — глухо произнес он, отворачиваясь к окну и сжимая подлокотник.

В салоне установилась тишина. Себастьян смотрел куда-то вдаль, а я с опаской косилась в его сторону и гадала, доберусь ли до академии, или Верховному судье откажет его хваленое спокойствие.

Однако провести остаток пути как на иголках не хотелось, так что уже через несколько нервных минут я решила попытаться отвлечься разговором. Тем более, была хорошая возможность узнать кое-что из «первых рук».

— Простите, Ваша честь, а можно вопрос? — набравшись храбрости, рискнула я.

Pages: 1 2 3 4

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте