Глава 13

 

Проснулась я от того, что мне неожиданно предоставили полную свободу, но вместе с этим забрали все то тепло, что согревало и убаюкивало ночью. Недовольно поерзав, я поняла, что Арданэллира в кровати нет.

«Хм, и куда он делся?» — открывая глаза, озадачилась я и увидела, что дэйнатар уже скрывается за дверью в ванную комнату.

В последний момент успела еще раз оценить мощное, мускулистое тело племянника короля Туманного королевства и смущенно куснула губу. В голове всплыли картины вчерашнего вечера, и от воспоминаний по телу прокатилась будоражащая волна. Мышцы мгновенно отозвались неприятной ломотой, сообщая, что не готовы продолжать веселый марафон удовольствий, который им вчера устроила хозяйка.

Однако даже несмотря на это, губы растянулись в улыбке. Кто бы мог подумать при нашей первой встрече, что все так обернется? Тогда, глядя в полыхающие ртутью глаза беловолосого демона, я и предположить не могла, что буквально через несколько дней буду плавиться в его объятиях.

Пока я предавалась воспоминаниям, Арданэллир, уже одетый, вышел из ванной. И, на ходу закатывая рукава рубашки, направился ко мне.

— С добрым утром, — поприветствовала я и потянулась, разминая мышцы в намерении встать.

Но неожиданно меня такой возможности лишили, уверенно выудив из-под одеяла и подняв на руки. Ойкнув, я инстинктивно обхватила его шею руками и прижалась. И лишь потом недоуменно посмотрела на Ардана.

— С добрым, — откликнулся тот и понес меня в ванную.

А там уже ждал мраморный бассейн, заполненный водой и ароматной пеной. Арданэллир аккуратно опустил меня в теплую воду и отступил на шаг.

Надо же! Вот это сервис!

— Ты сегодня заботлив, — не могла не отметить я растерянно.

— Я всегда забочусь о том, что считаю своим, — спокойно ответил он.

Кажется, у меня вспыхнули щеки. Захотелось даже в ванную с головой погрузиться.

— Может, тебе в архиве помочь? — кое-как справившись с эмоциями, перевела тему я.

— Нет, — Арданэллир отрицательно качнул головой. — Ты ни нашу, ни эльфийскую письменность не поймешь. А отвлекать будешь.

— Я? Отвлекать?

Удивленная таким предположением, я резко села. А дэйнатар выразительно оглядел мою, уже не скрытую пеной грудь, и уверенно кивнул.

— Да, ты. И, да, отвлекать.

Тут уже и полная дура поняла бы, что он имеет в виду!

— А-а-э… хорошо, — выдавила я, поспешно погружаясь обратно. — Ну, тогда удачных поисков.

В ответ Ардан лишь кивнул и покинул ванную.

«Мог бы и поцеловать», — промелькнула мысль. Впрочем, принимая во внимание отмороженность всех дэйнатаров, вряд ли в их культуре романтичные поцелуи при встрече и расставании существуют как вид. Ну да это мелочи.

Понежившись некоторое время в пенной воде, я с удовольствием отметила, что мышцы полностью расслабились. После чего завернулась в пушистый халат, оставленный для меня на диванчике у стены, и вернулась в спальню.

Быстрый взгляд на заправленную кровать, и губы тронула улыбка. Меня ждало чистое белье и новое платье, а рядом с одеждой лежал листок с недорисованной татуировкой.

«Забочусь о том, что считаю своим».

Воспоминание о словах Ардана вызвало смущенную улыбку и, одновременно, чувство благодарности. Сколько бы раньше не говорили «ты моя девушка», но никто не вел себя подобным образом.

Вот только надолго ли?

Я сердито куснула губу, отгоняя неприятную мысль, однако та была довольно настойчива. «Он ничего тебе не обещал, даже наоборот, поклялся, что не сделает тебе предложения. По твоему, между прочим, требованию. Хотя дэйнатар, да еще с таким отношениям к неравным бракам, в любом случае не женился бы».

Улыбка на губах угасла. Мотнув головой, я резко выдохнула. Не хочу об этом думать. Не сейчас. Разберусь позже, когда решатся насущные проблемы.

Быстро одевшись, я подхватила исчерченный листок и отправилась к себе.

В гостиной уже ждал завтрак. Быстро разделавшись с рыбой и фруктовым десертом, я углубилась в изучение татуировки Арданэллира. Да, нарисовала я ее не всю, но даже эта часть будоражила сознание.

Чувствовалось, что, на первый взгляд, хаотичное переплетение символов из различных культур, от шумеро-аккада и до буддизма, все же имеет какую-то структуру. Но какую? И действительно ли они означают то же, что и в моем мире?

— Хм, а неплохо нарисовала. Хотя и немного неточно.

Внезапно раздавшийся за спиной мужской голос вернул меня в реальность. Я резко, испуганно обернулась и увидела Калионга.

На этот раз огненный бог был одет почти по-восточному, в расшитую безрукавку и атласные шаровары цвета спекшейся крови. Его рубиновые волосы были рассыпаны по широким рельефным плечам. Красив, очень красив, в этом ему не откажешь.

С последними мыслями надменные губы Калионга дрогнули в одобрительной полуулыбке, а медальон на груди потеплел. Разом вспомнив, что моя голова для бога как открытая книга, я смущенно потупилась и пробормотала:

— Извините.

— Не извиняйся, мне твоя реакция понравилась, — снисходительно сообщил тот. — Как и твой интерес. Пожалуй, я даже не против, чтобы ты написала обо мне монографию.

Я нервно сглотнула. Вот же! И вроде как величайшее разрешение получила, и в то же время попробуй что-то напутать! Характер у Калионга тяжелый. Что не так — потом костей не соберешь…

Огненный бог поморщился.

— Брось, девочка, я вполне способен понять, нарочно ты что-то делаешь, или случайно.

Ах, да, он же мысли читает! Мысли… которые надо учиться держать под контролем! Привыкать к подобным визитам и радоваться, что теперь есть возможность у первоисточника узнать подробности его божественной метки. Что я и сделала, попросив:

— А вы не покажете, где я ошиблась?

— Вот, — Калионг указал на несколько символов в верхней части листка. А потом провел рукой, и на бумаге вместо моих каракулей возникло полное, законченное изображение.

— Ого! Спасибо! — выдохнула я и пробормотала: — Теперь бы разобраться во всем этом.

— Ничего сложного, — откликнулся Калионг. — Каждая Божественная печать передает лик бога. Но у многих богов нет материальной формы, которую человек мог бы, узрев, распознать. Поэтому дается развернутое описание. Надпись означает полное имя бога, а картинки-символы — подчиненные ему стихии, силу и возможные способы влияния.

«Целая биография», — мысленно сравнила я.

— Можно и так сказать, — усмехнулся Калионг.

Я задумчиво взглянула на свое запястье.

— А Шер, получается…

— Да, — подтвердил догадку он. — Ашшарисс двулика, поэтому в этом плане ей проще. Истинная суть передается анималистичным изображением. Ну и для вас, жрецов, легче. Обычный браслет куда проще надеть, чем поставить печать.

— Ардан говорил, это был сильный удар, — повспоминала я.

— Да, для физического тела касание бога в истинном обличии может оказаться не слишком приятным, — Калионг кивнул. — Тем более Арданэллир находился в таком состоянии, что мне было не до церемоний. После пришлось его сразу к жизни возвращать.

— Он умирал? — я охнула. — Как? Почему?

Меня наградили новой снисходительной полуулыбкой.

— О, это занятная история. Что бы ни говорила Шер, я не столь безучастен к событиям в мире смертных. Особо интересные моменты мое внимание привлекают. Собственно, Арданэллир в одном таком принимал активное участие.

— И какое? — не скрывая неподдельного интереса, уточнила я.

— Он в одиночку проводил зачистку на границе Туманного и Сумеречного королевств. В то время сильный маг Ларициус Бэркаф решил слегка подвинуть границы сумеречников. И, надо сказать, ему это практически удалось. Он даже занял достаточно выгодную позицию в укрепленном форте. Великолепная защита и сотни воинов гарантировали ему время на создание одного очень мощного заклинания. Сильнейшие маги Сумеречного королевства собрались, чтобы пробить охранный купол, вот только по расчетам переместить внутрь периметра получалось только одного. Тогда они обратились к дэйнатарам за союзной помощью, и те предоставили им своего бойца. Угадай, кто это был?

Я даже гадать не стала, просто выдохнула:

— Безумец.

— Отнюдь, — опровергнул мое утверждение бог. — Шаг, конечно, отчаянно рискованный, но Арданэллир действительно лучший воин. И со своей задачей справился. Правда, ему пришлось пробиваться через полчища людей, а после лицом к лицу встретиться с Ларициусом. Знатный был бой.

Калионг на мгновение замолчал, придаваясь приятным воспоминанием. Н-да, все мужчины одинаковые: лишь бы посмотреть, как народ друг другу морды чистит.

— Конечно, выжить у Арданэллира шансов было мало, но мне понравилось его упорство и уверенность. Даже когда в предсмертной агонии Ларициус активировал экстренный портал, и туда затянуло Ардана, швырнув в ледяные горы, прямо к логову ассафара.

— Ассафар? — уточнила я, вспоминая, что шрамы на лице Ардана именно его творчество.

— Именно. Это огромная, крайне агрессивная зверюга.

В голове, словно сам собой, вспыхнул яркий образ этакого йети метров пяти высотой, с густой шерстью, огромными когтями и клыкастой пастью.

Я вздрогнула.

— Естественно, защищая свою территорию, он напал на Арданэллира, — продолжал Калионг. — А тот и так был далеко не в лучшей форме. Признаться, я не думал, что ему удастся убить ассафара, это в принципе нелегко сделать. Но Арданэллир меня удивил: справился, хотя и пропустил удар когтями. Яд ассафара смертелен, так что о выживании не шло и речи. Но о смерти Ардан не сожалел. Душу такого сильного воина терять не захотелось, поэтому я предложил ему сделку. И даже в полумертвом состоянии в голове этого мальчишки еще мелькнула мысль, стоит ли соглашаться!

Я закашлялась. Знаю, конечно, что Арданэллир — упертый тип, и не жаждет находиться у кого-то в подчинении, но чтобы настолько! Что ж, кажется, теперь ясно, почему исцелив Ардана, Калионг оставил шрамы.

— Нет, Инга, ты не права, — огненный бог посерьезнел. — Я не настолько мелочен.

— Но тогда почему? — не поняла я. — Что в этом сложного?

— По условиям договора, душа и тело принимаются в таком состоянии, какое есть. Раны я исцелил, но шрамы остались. Арданэлиир, кстати, и не просил от них избавления. Он, знаешь ли, считает эти шрамы напоминанием о собственной промашке. Да и вообще, не вижу, чтобы у Арданэллира были проблемы с женщинами. Вот тебе есть какое-то дело до того, как он выглядит? — он неожиданно хитро прищурился.

А я задумалась. Ведь и впрямь, если поначалу я постоянно цеплялась взглядом за шрамы, то сейчас уже не замечаю эту внешнюю особенность Ардана. По мне он и так был красив. Тот же Бернард при всей своей идеальной внешности и вполовину не так притягивал, как Ардан. В дэйнатаре чувствовался какой-то внутренний стержень, сила, уверенность.

— Что и требовалось доказать, — усмехнулся огненный бог.

— Спасибо, что объяснили, — поблагодарила я. — И… что вообще разговариваете.

— Это занятный опыт, — откликнулся Калионг. — Только, Инга, поменьше распространяйся о наших разговорах. Вчера упоминание об этом, конечно, пришлось весьма кстати, но тем не менее.

Я смутилась. Не из-за вчерашнего разговора, разумеется, а из-за того, что за ним последовало. И от осознания того, что Калионг все знает. Нет, он бог, конечно, но для меня-то все равно выглядит как мужчина!

— Ты так мило смущаешься, — тут же отметил он. — Не переживай, подсматривать мне удовольствия не доставляет. Хотя эмоциональный фон был приятен.

Щеки буквально вспыхнули. Черт, кажется, я сейчас самосожгусь! Или умру на месте!

— Вряд ли. Но даже если умрешь, воскрешу, — тут же заверил Калионг с явным удовольствием в голосе. А потом вдруг резко приказал: — Посмотри на меня.

Противиться не смогла и тут же вскинула голову. И, столкнувшись с пылающим янтарным взглядом, вдруг почувствовала, что кровь вскипела, а меня охватило желание. Сильное, дикое, неконтролируемое.

С губ сорвался стон.

— М-м, — Калионг наклонился ко мне почти вплотную и глубоко вдохнул. — Да, теперь, пожалуй, понимаю, почему Шер прилипла к своему эльфу. Такие яркие и чистые эмоции… жаль, что ты обычный человек. Рядом со мной быстро сгоришь.

Не в силах сдвинуться с места, я стояла и неотрывно смотрела на него. В висках глухо пульсировала кровь, дыхание участилось. А Калионг, прикрыв глаза, буквально дышал мной. Несмотря на то, что ко мне огненный бог не прикасался, я все равно каждой клеточкой чувствовала его жар.

Впрочем, долго это не продлилось. Янтарные глаза открылись, и Калионг нехотя отстранился. Вот только мое тело, будто в трансе, качнулось за ним.

Надменные губы дрогнули в понимающей улыбке, однако он отрицательно качнул головой.

— Нет, девочка, живой ты мне нужнее. Отдыхай.

И исчез во вспышке яркого пламени.

Только теперь я обрела над собой контроль и смогла пошевелиться. Коленки подрагивали, в груди царила пустота. Словно из меня за эти пару минут выпили, выжгли все эмоции.

Пошатываясь, я подошла к дивану и буквально рухнула на него.

 

Чтобы вынырнуть из забытья, в которое отправилось в какой-то момент сознание, потребовалось достаточно много времени. Окончательно прийти в себя я смогла только ближе к обеду.

— Вот тебе и божественное влияние. Все соки выпил и свалил, — пробормотала я.

И, вытащив из стола стопку бумаги, начала неспешно записывать все, что смогла расшифровать и узнать от Калионга. Раз даже огненный бог работу одобрил, надо сделать все в лучшем виде.

За этим увлекательным занятием я, никем не отвлекаемая, спокойно просидела до вечера. А, вновь поужинав в одиночестве, поняла, что Арданэллир, похоже, так ничего и не нашел. Вот только почему он не заглянул, как вчера? Решил сидеть в архиве до победного конца?

— Скажите, а Арданэллир так и не появлялся? — поинтересовалась я у собирающей посуду горничной.

— Его светлость агон несколько минут назад прошли в свои покои, — спокойно ответила она.

— Спасибо, ясно, — протянула я.

Хотя на самом деле, ясного было мало. Вчера-то он сразу заглянул, а сегодня… с чего бы это Ардану меня игнорировать? Какие-то дела появились? Или в пыли перепачкался и решил сначала душ принять?

Я дождалась ухода горничной и, решив наведаться к дэйнатару сама, выскользнула в коридор. Однако подходя к двери, заметила, что та прикрыта не плотно, а потом дернулась, услышав знакомый женский голос:

— Я бесконечно по вас соскучилась.

Моментально обратившись в слух, я прильнула к щелке, в надежде увидеть происходящее. И такая возможность представилась, но…

Лучше бы я ослепла!

Потому что в гостиной стояли Ардан в расстегнутой рубашке и прильнувшая к нему Талисия. Дэйнатарская красавица была в телесного цвета платье самого откровенного фасона, с открытой спиной и разрезами до бедер.

— Я устал Талисия, — ответил Арданэллир.

Правда, отстраняться от бывшей любовницы, нежно скользнувшей изящными пальчиками по его торсу и татуировке, не торопился.

«А такая ли она и бывшая?» — промелькнула горькая мысль. Мне-то вон как пришлось уговаривать Ардана хотя бы показать рисунок божественной метки! А Талисии можно ее лапать по-всякому!

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте