Глава 7

 

Просыпалась я с трудом. Слишком тяжелым и насыщенным был прошлый день, и организм не успел отдохнуть. Хотелось проваляться как минимум сутки, не вставая, но выбора у меня не было. Точнее, его не оставила вездесущая горничная Анэрия.

— Мадемуазель Инга, поднимайтесь, скоро подадут завтрак! — говорила девушка и легко трясла меня за плечо.

Первые минуты я, правда, делала вид, что ничего не замечаю, но она не отставала. Поэтому все же пришлось открыть глаза и заверить горничную, что я проснулась.

Сползала с кровати очень медленно, не желая покидать теплый приятный плен одеяла и подушки. А добравшись до ванной, обнаружила в зеркале сонное бледное отражение с припухшими мешками под глазами. Да-а, вот в каком виде нужно было принцу Бернарду показываться! А не с откровенным декольте расхаживать. Глядишь, и поостерегся бы целовать.

Умывшись и более-менее придя в себя, я вновь взглянула в зеркало и внимательно изучила шею. Но нет, за ночь синяк так и не проявился. Арданэллир действительно каким-то образом его убрал.

Этот факт я проверила еще вчера, сразу после ухода дэйнатара первым делом метнувшись к зеркалу. И не найдя и следа вульгарных последствий после поцелуя принца.

Тогда я не смогла сдержать облегченного и благодарного вздоха. Ведь из предложенных двух гостевых платьев ни одно не закрывало шеи, а ходить с подобной меткой на людях очень не хотелось.

Но зачем Арданэллир это сделал? Ведь совершенно не обязан был. В нашем договоре и слова о подобной помощи не говорилось, да и вообще. Пожалел? Нет, не похоже. Он ведь, наоборот, на меня злился.

«Наверное, это все же не ради меня, а для того, чтобы досадить Бернарду, — пришла к единственному логичному объяснению я. — Ясно же, что такой опытный мужчина, как принц, не забылся бы случайно. И синяком на шее меня специально наградил».

Н-да, вот ведь… и надо было так вляпаться! Чертово кольцо, одни проблемы от него!

Я со злостью принялась расчесывать спутавшиеся за ночь волосы.

Ничего. Сегодня я выполню свою часть сделки. Днем должен прибыть обещанный Ашшарисс вор, а после этого мы пойдем и ограбим мою теперь уже бывшую работу. Потом заберу артефактную книжку, вручу Арданэллиру и поселюсь под охраной в его Туманном королевстве.

И плевать на расу надменных ангелов, даже слова против не скажу! В этом мире на каждом шагу какие-то озабоченные маньяки, жаждущие моего тела в мертвом виде. А мне жить хочется. Подальше от Гардара, Бернарда и им подобных.

При мыслях о Бернарде внезапно вспомнилось, как Шер обещала красивого принца. Я вздрогнула. Вот он ведь, красивый принц! Но… но это что же, она ведь знала, что он может захотеть меня убить! Получается, специально к нему толкала? Чтобы убил неумеху, получил наследство, а богиня заполучила бы себе еще одного жреца-принца?

— Ну, я бы такому варианту развития событий не удивился. Ашшарисс — та еще расчетливая змеюка, — внезапно раздался у меня за спиной бархатный мужской голос.

В ванной!

Я резко обернулась. И, обнаружив довольно щурящегося Калионга, ошарашено выдохнула:

— О, господи!

— Он самый, — хмыкнув, подтвердил огненноволосый бог. — Во всяком случае, формально.

А я тут в одном коротеньком полотенце обернута!

— И что? Думаешь, удивить меня чем-то можешь? — он усмехнулся.

Н-да, и впрямь, о чем это я? Но почему он появился?..

Я вдруг поняла, что он ответил моим мыслям насчет Шер, и по коже пробежали мурашки. Неужели это правда?

— Нет. — Калионг слегка поморщился. — Как ни неприятно признавать, Ашшарисс просто так жрецами не раскидывается. Напротив, она в некотором роде проявляет неуместную к вам сентиментальность. Скорее, она бы сделала так, что Бернард действительно в тебя влюбился. Почему бы и нет, собственно? Ты довольно экзотична для здешних мест. А принцу тоже нужно когда-то жениться. Лично меня такой вариант, конечно, не сильно устраивает, но, пожалуй, готов пойти тебе навстречу. Ашшарисс права, со жрицами действительно в какой-то степени интереснее… Короче. Хочешь принца?

— Э-э, — от такого откровенного вопроса я опешила. — Вы знаете, я как-то не готова вот так, сразу… и вообще, это ведь не по-настоящему будет.

— Ой, тебя что, волнуют такие мелочи? — Калионг фыркнул, но почти тотчас нахмурился. — Надо же, и впрямь волнуют. Хотя… так даже лучше.

— Простите? — я окончательно растерялась.

— Я говорю, не хочешь Бернарда, не надо, — очнувшись, пояснил он. Потом в упор посмотрел на меня чуть прищуренными янтарными глазами и добавил: — И еще одно. Будь посдержаннее в недоверии к покровителям, Инга. В конце концов, ты уже в подчинении Ашшарисс, так что деваться тебе некуда.

Я сглотнула. Стало страшно.

— Ну, не дергайся, — голос Калионга смягчился. — Мне не нравится, когда ты боишься. Сказал же, никто тебя убивать не собирается.

— Сп-пасибо, — выдавила я, мысленно облегченно выдохнув.

— Вот, другое дело. Экая ты все-таки нервная. Еще не хватало, чтобы Шер мне вечером истерику закатила, что я ее жриц пугаю, — Калионг выразительно поморщился. — Ладно, заговорился я тут с тобой. Вот ведь артефакт Темнейший сотворил…

Он, прощаясь, махнул рукой и исчез во вспышке яркого пламени.

Я же по инерции провела расческой по волосам и замерла, осознав последние слова Калионга. Темнейший? Книгу Азарвила создал один из трех верховных богов?!

От изумления щетка выскользнула из рук и со звяканьем упала на пол.

Что-то мне как-то резко расхотелось брать этот артефакт в руки! Боюсь даже представить, что там внутри найти можно!

— Мадемуазель Инга! — раздался голос Анэрии и в дверь ванной настойчиво застучали. — Мадемуазель Инга! С вами все в порядке? Тут его светлость агон…

Голос горничной вдруг пискнул и прервался. Сразу вслед за этим раздался резкий удар, и «его светлость агон», отшвырнув куда-то в глубь спальни вырванную из косяка дверь, предстал передо мной лично. Мрачный, как сто демонов.

А я тут по-прежнему только в куцем полотенчике!

— Д-доброе утро… — ошарашено выдавила я, инстинктивно посильнее прижимая краешек полотенца к груди.

— Что у тебя случилось? — резко спросил Арданэллир.

— В смысле? — нет, я вправду не поняла. От столь эффектного явления в ванной второго мужчины за утро я как-то резко поглупела.

— Горничная сказала, что ты утром неважно выглядела, а здесь закрылась уже минут сорок назад. И сейчас тут что-то упало. Что?

— Так вон… расческа… из рук выпала, — тихо ответила я и указала на пол, находясь под впечатлением от такого проявления беспокойства.

— Слабость? Головокружение? Плохое самочувствие? — продолжал допытываться дэйнатар.

И ведь не признаешься ему, что Калионг в гости заходил! Тут еще и Анэрия, вон, бледная позади него стоит, выглядывает!

— Нет, это случайно, — пробормотала я, стараясь говорить максимально правдиво. — Слабость ну-у если только небольшая, но я просто не выспалась. День вчера был…

— Какой вчера был день, я знаю, — отрывисто прервал Арданэллир. — А с Бернардом, пожалуй, еще раз пообщаюсь. Лично.

Ох ты ж! Это он что, решил, я из-за воздействия принца Бернарда тут в полуобморочном состоянии нахожусь?

Я быстро замотала головой.

— Ардан, это не то, что ты думаешь!

— Оправдываться не нужно. Его оправдывать тоже, — отрезал дэйнатар. Потом окинул меня быстрым взглядом и, словно только теперь заметив, в каком я виде, добавил: — Собирайся, зайду через пятнадцать минут.

И, развернувшись, покинул ванную и спальню. Спустя пару мгновений хлопнула входная дверь.

— Да-а, весело денек начинается, — я в растерянности уставилась в зеркало. — Чего теперь, спрашивается, делать?

— Мадемуазель Инга, — робко подала голос Анэрия, — вам бы одеться?

— Одеться? Ах, да, точно, — спохватилась я. — Где там синее платье?

Горничная стрелой метнулась к шкафу, а в следующее мгновение меня уже упаковывали в очередной наряд. Причем с такой скоростью, будто девушка от произошедшего конфуза смущалась больше меня самой.

Интересно, кстати, с чего вообще Ардан ко мне в ванну решил вломиться?

— Анэрия, а когда Арданэллир пришел? — уточнила я.

— Минут десять назад, — ответила она. И, видимо, сообразив, к чему вопрос, сразу принялась объяснять: — Милорд спросил, как ваше самочувствие. А потом почему вы так долго собираетесь. И… мне казалось, что он прислушивался, и ему очень не нравилась тишина в ванной. Вы ведь… ну, шум воды давно уже прекратился, а вы все не выходили. А потом этот неожиданный резкий звук… а вы такая бледная утром были, что я подумала… ну…

— Ты подумала, что мне плохо, и я свалилась в обморок, — закончила я. — Понятно.

— Да.

— Не волнуйся, со мной все в порядке. Я просто… задумалась. И потеряла счет времени, — пояснила я, стараясь, чтобы голос выглядел спокойно.

Хотя, признаться, до спокойствия мне было далеко. Слишком уж все это выбивало из колеи.

Зато теперь стало ясно, что так встревожило Ардана. Видимо, Калионг на время беседы каким-то образом оградил ванную от любой прослушки. И даже острый слух дэйнатара не слышал абсолютно ничего. Конечно, тут подумаешь самое худшее.

Но как он ворвался! Я скосила глаза на все еще валявшуюся на полу дверь и вновь изумленно хмыкнула. С ума сойти, одним рывком дверь с петель сорвать! Вот это силища у мужика! Хотя он дэйнатар, а они намного круче людей. Н-да.

Надеюсь, Бернарда он не покалечит. Впрочем… вру. На самом деле, очень хочется, чтобы местной вариации инкуба поставили хотя бы синяк под глаз.

 

Арданэллир вернулся, как и говорил, ровно через четверть часа. Спокойный и привычно безэмоциональный. Едва скользнув по мне взглядом, вежливо предложил локоть и повел по коридору… к выходу из гостевого крыла.

— А мы куда? — заволновалась я.

— Завтракать, — коротко сообщил он.

Хм. Это я и так знаю. Волнует-то меня другое!

— Опять в присутствии короля?

— Нет.

Однако, мы сегодня на редкость общительны. Ну да ладно, главное, не к королю идем, и ладно.

Мы миновали знакомый широкий коридор, а когда завернули в круглую комнату с молочно-белым кристаллом, я узнала личное крыло принца Линнелира. Сразу стало легче. Такая компания для завтрака меня вполне устраивала.

Я приободрилась, и вдруг заметила, как к нам навстречу направляется сухощавая пожилая женщина в строгом сером платье. Двигалась она необычно: резковато, неестественно. Но не это было в ней самым странным. Незнакомка была окружена какой-то легкой темной дымкой!

По инерции я притормозила и чуть сильнее сжала руку Арданэллира. Тот отреагировал сразу же, повернув голову и вопросительно изогнув бровь. А женщина, тем временем, приблизилась, и невыразительным голосом произнесла:

— Добро пожаловать агон, мадемуазель. Его высочество уже ожидает вас. Пожалуйте за мной.

Арданэллир, впрочем, внимания на ее слова не обратил, по-прежнему требовательно глядя на меня. И несмотря на то, что женщина развернулась и направилась обратно по коридору, с места не сдвинулся.

Пришлось пояснить:

— Дымка.

— Какая дымка? — уточнил он.

— Ну-у… — я понизила голос и кивком указала на удаляющуюся прислугу. — Вокруг нее — темная дымка. Это нормально?

— Возможно. Для тебя, — ответил он, мигом успокаиваясь, и потянул меня вперед, за женщиной.

Однако на этот раз я сухим ответом не удовлетворилась.

— Что значит, «для меня»? И что вообще это значит?

— Инга, я не разбираюсь в особенностях зрения человеческих магов, — бесцветно ответил Арданэллир. — Но учитывая, что ты — маг смерти, а Гретхель — зомби, возможно…

— Зомби?! — некрасиво взвизгнула я, резко затормозив, и еще более некрасиво ткнула в женщину пальцем. — Она?!

В тот же миг ладонь странно нагрелась, и с руки сорвались тонкие мерцающие нити. Я и опомниться не успела, как они охватили идущую впереди служанку, налились темнотой и…

И та вдруг ссохлась, съежилась и осыпалась на пол черным пеплом.

Я открыла рот.

— Твою же мать, Инга! — почти простонал Арданэллир, вновь растеряв всю свою надменность и равнодушие.

В следующее мгновение из дальней двери выскочил встревоженный принц Линнелир. Секунду-другую, словно не в силах поверить своим глазам, смотрел на нас, а потом мученически выдохнул:

— Вандалы! Да у вас совесть есть, вообще?!

— Это не я, — тут же открестился Ардан. — Все вопросы к ней.

— Инга! — взгляд черных глаз принца метнулся ко мне. — Чем тебе Гретхель не угодила?!

— Извини-те, — пролепетала я и заоправдывалась: — Это… я не специально! Оно само! Я даже не знаю, почему! Я только пальцем на нее показала!

— Ты ведь образованная, вроде, девушка! Интеллигентная! Разве тебе не говорили, что пальцем на людей показывать невежливо?

— Говорили! Но то — люди! А это — зомби!

Я нервно дернула рукой, однако ее тотчас перехватил Арданэллир, рыкнув:

— Вот только руками в таком состоянии не размахивай. А то опять что-нибудь повредишь… не специально.

— Правильно. Так ее и держи, — ворчливо одобрил принц. — Счет я тебе после завтрака выставлю.

— Мне?! — поперхнулся Ардан. — С какой стати?

— А кому? Не ей же, — Линнелир хмыкнул. — Я, знаешь ли, свою служанку довольно дорого оцениваю. Сильно сомневаюсь, что у Инги найдется столько средств. И вообще, она под твоим присмотром находится.

Принц развернулся и исчез в столовой. Арданэллир отчетливо скрипнул зубами.

— Прости, — раскаянно глядя на злющего дэйнатара, прошептала я.

На меня бросили испепеляющий взгляд, а потом молча дернули в сторону открытой двери.

 

Завтракали мы втроем, не было даже Лены. Как пояснил в ответ на мой робкий вопрос Линнелир, она вставала очень рано и большую часть времени занималась какой-то нейтрализацией. Что это такое, я не поняла, а расспрашивать постеснялась. Выглядел принц все еще весьма недовольным.

Лишь когда дело дошло до чая, его высочество тяжело вздохнул, посмотрел на меня и с явной неохотой сказал:

— Ладно. Видимо, все-таки придется потратить на тебя время. По крайней мере, пока не появился наш ушастый приятель.

Не веря собственному счастью, я недоверчиво уставилась на Линнелира. Неужели не почудилось? И мне действительно хоть какие-то основы магии готовы показать?

— На многое не рассчитывай, — тут же отозвался тот. — Делаю это только ради того, чтобы Шер раньше времени жрицы не лишилась.

— А ты — доступа к книге Азарвила, — хмыкнул Арданэллир.

— Между прочим, и сам мог бы этим заняться, — огрызнулся принц.

— Зачем? — Ардан жутковато улыбнулся уголком рта. — Тебе не впервой с попаданцами нянькаться, да и вообще. Раз у нас договор о, как ты там сказал, взаимовыгодном сотрудничестве — сотрудничай. Я подумал и решил, что не против.

Фарфоровая чашка, с силой поставленная Линнелиром на стол, жалобно звякнула. И как не разбилась только? Однако к чести его высочества, вслух он не выругался, хотя, кажется, очень хотел. Просто встал и процедил:

— Пошли в лабораторию.

 

Поначалу, несмотря на общие опасения, проблем с обучением не возникло. Особенности концентрации и сдерживания собственной силы я усвоила достаточно быстро. Большая часть методик типа «вдохнул-выдохнул-представил-сосредоточился» уже была мне знакома. Да и в принципе никогда особых проблем с сосредоточением на чем-либо я не испытывала.

Простой щит ставить тоже научилась за пару часов. Он не особо отличался от того, против мошкары, который инстинктивно получился у меня в первый день попаданства. Различие было лишь в большей плотности структуры, да чуть более сложной визуализации, а не простого «я хочу».

А вот дальше… дальше начались сложности. Потому, что для наглядности объяснений основных магических действий Линнелир вытащил одну из своих книг. Нет, то, что там было написано, я понимала. Но как это было написано!

Латынь! Символика! Все это настолько напоминало наш мир и, одновременно, безумной смесью разных эпох отличалось от него. Мне дико хотелось во всем разобраться, понять, почему и как такое могло произойти, и сравнить понятия.

В общем, я то и дело отвлекалась от практики, предполагала, удивлялась и просила, почти требовала пояснений. А что вот это за знак? А каково значение этой закорючки?

На что принц со все возрастающим раздражением отвечал, объяснял символику, поправлял неверные значения. И, уверена, мысленно проклинал археологию в целом и меня в частности.

А Арданэллир сидел рядом и, откровенно наслаждаясь муками родственника, издевательски ухмылялся.

Обедали мы здесь же, в лаборатории, за здоровым столом-алтарем. То, что это — алтарь, я, кстати, опознала сразу же, но подробности о нем Линнелир рассказывать отказался. Только и выдал сухо, мол, алтарь стационарный, многофункциональный, темномагический. И все. Так что пришлось переключать тему. Благо, вопросов у меня хватало еще со вчерашнего изучения божественных пантеонов.

О них я речь и завела. Для начала поблагодарила Линнелира за познавательную литературу, а потом начала расспросы:

— А почему огонь у вас считается самым сильным?

— В смысле? — не понял принц.

— Ну, в книге, среди божественных пантеонов самым сильным считается Круг Огня. Почему? Почему не вода, например? Вода же может потушить огонь. И вообще, человек на 60% из воды состоит…

— Инга, а причем тут люди? — оба, и Линнелир и Ардан, одновременно удивленно изогнули бровь.

— Как — причем? — теперь уже не поняла я.

Объяснять, что удивительно, на этот раз взялся Арданэллир:

— Речь ведь о божественных пантеонах идет, Инга. А боги в истинной изначальной форме бестелесны. И в понятие «огонь», в том числе, входит и Огонь души. Огонь истинный. Именно он пронизывает любое существо и дает ему жизнь. После Огня идет Воздух, поскольку он так же практически нематериален и может присутствовать везде. Но он не настолько влиятелен и агрессивен, как Огонь. Еще на ступеньку ниже стоит Земля. Она материальна, а значит, уже ограничена. Ну а Вода последняя потому, что слишком сильно привязана к местности и окружающему миру.

— Ну, в воздухе, формально, вода тоже есть в каком-то количестве, — повспоминала я.

— В каком-то — да, — не стал спорить Арданэллир. — Но без тепла, то есть без частички Огня Вода не будет Водой. И количество этого самого тепла, то бишь, Огня, контролирует состояние Воды. Вода существует только, пока Огонь это позволяет.

— Как все сложно, — пробормотала я задумчиво. Такой концепции на порядок и доминирование стихий мне еще не встречалось. — А кто тогда сильнее? Средний бог Круга Огня, или кто-то из главной тройки богов ну-у, скажем, Земли?

— Земля, конечно, — вступил в разговор Линнелир. — Инга, первые тройки нельзя сравнивать с остальными божествами. Только между собой.

— Почему?

— Потому что у них имеются некоторые особые возможности, дарованные Верховными богами, — ответил принц. И, кивком указав на Ардана, добавил: — Например, умение оборачивать смерть вспять.

Точно! Вспышкой пронеслось воспоминание о разговоре Калионга с Ашшарисс. Слова огненного бога «Ты так в этом уверена? Или, быть может, ты уже в первой тройке Круга, и научилась воскрешать?»

— Н-да, Калионг крут, бесспорно. Его ни с кем и впрямь не сравнить, — признала я и вдруг ощутила как мягко, едва заметно потеплел на шее кулон.

Хм. Это кто-то там опять меня подслушивает? И доволен? На-адо же…

— Арданэллир, — я вопросительно посмотрела на дэйнатара, — а что ты получил от покровительства? Или это тайна?

— Не тайна, — откликнулся он. — Пламя души. Я чувствую его, оно ведет меня. Собственно, благодаря этому я и являюсь лучшим поисковиком в Королевствах.

— И убийцей магов, — припомнив слова принца Бернарда, тихо пробормотала я.

— И убийцей магов, — все же услышав, спокойно подтвердил Арданэллир. — Но как раз тут Калионг ни при чем.

— Разумеется, ни при чем, — едко прокомментировал принц. — Тебе всего лишь раз в пять усилили магический щит и позволили пополнять внутренний резерв за счет поглощения боевых заклинаний магов.

— Лучшим я считался и до принятия печати Калионга, — глаза дэйнатара опасно вспыхнули ртутью. — Твое нежелание это признавать — только твои проблемы, Лин.

Принц продолжать перепалку не стал. Только презрительно скривил губы на мгновение и нацепил на лицо привычное ледяное выражение.

Я же, услышав о печати Калионга, вспомнила мельком виденную на груди Арданэллира татуировку. Конечно, в тот момент меня больше волновало здоровье дэйнатара, да и вообще, ситуация в целом была напряженной. Так что разглядеть ее возможности не было.

Однако я все же помнила, что выглядела она довольно сложно. Не обычной анималистической картинкой вроде крылатой змеи на моем запястье, которую я уже успела разглядеть со всех сторон.

Эх, рассмотреть бы ее поподробнее! Это же настоящая символика бога! Да еще одного из сильнейших!

Но как уговорить этого надменного дэйнатара ее показать?

«Найду способ, — мысленно решила я. — Для начала попробую вечером подойти, когда никого рядом не будет».

А потом обед закончился, и мы вернулись к книгам и тренировкам.

 

Несмотря на обещание Шер прислать нам чудо-вора сегодня, тот почему-то задерживался. Даже на ужин мы отправились, все еще не имея о нем никаких вестей.

Зато в столовой на этот раз, к моей радости, обнаружилась Лена.

Правда, опять без конфуза при встрече у нас не получилось. Мы едва успели друг другу улыбнуться, как она вдруг чуть нахмурилась. И, словно от чего-то отмахиваясь, устало дернула рукой, а передо мной тут же заискрило.

Я и опомниться не успела, как оказалась прижата к Арданэллиру с переливчатой пленкой щита перед носом.

— Ой, — Лена отчаянно покраснела. — Извините… я случайно…

— Что это было? — запоздало выдохнула я.

— Тебя только что пытались нейтрализовать, — сухо ответил дэйнатар.

— Нейтрализовать?

— После тренировок ты слишком «фонила» темной магией, — пояснил мне Линнелир, спокойно подходя к Лене и целуя ее в висок. — А по отношению к Елене, как и к любому светлому магу, темная энергия агрессивна. Свет и Тьма стремятся к взаимному поглощению и нейтрализации.

— Агрессивна? — теперь уже ойкнула я и виновато посмотрела на землячку. — Тогда это, наверное, мне извиняться надо. Я же вообще без понятия была, что оно так может быть.

— Ерунда, — успокоил принц. — Просто приучи себя держать базовый щит постоянно. Собственно, это и к твоей безопасности плюс, и о подобных вещах больше не придется переживать.

— Ага, — я послушно кивнула, тут же мысленно вызывая к жизни этот самый базовый щит.

Только после этого Арданэллир, внешне по-прежнему холодный и отстраненный, изволил меня отпустить к столу. И я ощутила благодарность. Все-таки, как бы он ко мне ни относился, а защищает. На рефлексах.

Дальнейший ужин, впрочем, прошел вполне мирно. Мы с Леной вкратце поведали друг другу истории своего попаданства, потом посочувствовали друг другу, потом обсудили достоинства и недостатки двух миров.

В общем, получали от общения взаимное удовольствие… к неудовольствию двух находящихся за столом мужчин.

Нет, ни Линнелир, ни Ардан, не произнесли ни слова укора. И лица их оставались одинаково спокойными. Но один единственный перехваченный мною мученический взгляд, которым они обменялись, полностью выдал их отношение к нашей с Леной непрерывной болтовне.

Хотя переживать по этому поводу я и не подумала. Какое дело? Потерпят вечерок. Тем более что тема нашего разговора приблизилась к нынешним проблемам.

Едва Лена услышала, что я собираюсь сегодня ночью вернуться на Землю, да еще и в минимальном сопровождении, то изрядно помрачнела.

— Честно говоря, после того, что произошло в прошлый раз, я не считаю это хорошей идеей, — произнесла она, передернув плечами.

— Прошлый раз? — не поняла я.

— Понимаешь, до тебя к нам еще заглядывали попаданцы, — Лена улыбнулась. — И у последней, Ларисы, тоже были проблемы с магами. В том числе и в нашем мире. Они туда тоже пробираются. Раз за тобой тут охота идет, так и там может. Лин и… еще один сильный маг, там едва смогли от них отбиться.

Мигом вспомнился Гардар и толпа его наемников. А ведь я как-то не думала о том, что вся эта толпа может оказаться в моем мире!

Вздрогнув, я с надеждой покосилась на Арданэллира.

— Ведь ты же пойдешь со мной, да?

— Нет, — бесцветно сказал тот. — Дэйнатары не могут находиться в Ограниченном мире.

И вот тут мне стало действительно страшно. Даже возможность вернуться домой уже не радовала. Лучше находиться тут, но живой, чем похороненной на родине!

— Тогда как же… а если и вправду там меня уже ждут?! — пролепетала я.

— На данный момент о тебе ничего толком не известно. Вероятность засады крайне мала, — успокоил принц.

— Но ты ведь можешь присмотреть за ними, Лин? — уточнила Лена.

— В теории, могу, — ответил тот. — На практике — нет. Мое появление в Ограниченном мире тут же же засекут в Искристой обители. Это привлечет внимание светлых магов, а нам оно ни к чему. Сама понимаешь, как только они узнают, что я нахожусь рядом с тем самым музеем, о ключе Азарвила догадаются сразу. И повторится то, что произошло в прошлый раз, даже хуже. Потому что допускать появления кого-то подобного Азарвилу светлые не собираются.

Его высочество замолк, и наступила недолгая тишина. Все понимали риск, но так же и то, что идти надо. Чем больше времени проходит, тем выше вероятность обнаружения меня местными отмороженными прорицателями. И когда они во всеуслышание объявят о другом мире, опасность похода туда возрастет в разы.

— А вы уверены, что книгу нельзя открыть без ключа? — уточнила я на всякий случай.

— Нет, — Линнелир отрицательно качнул головой. — Даже эльф пытался. Не вышло.

— Эльф? — заинтересовалась я. — Несколько раз уже слышала упоминание об эльфах, но все как-то не получалось спросить. У вас тут реально эльфы есть? Настоящие?

— К сожалению. Как оказалось, еще не всех добили, — Арданэллир поморщился.

Я поперхнулась. Ну ничего себе отношение!

— Эльфы обладают невосприимчивостью к магии, — пояснила Лена. — Поэтому их в этом мире сильно не любят. И даже геноцид устраивали под лозунгом «эльфа не оставляй в живых».

Да-а, радикально тут у них вопросы национализма решаются…

— Слушайте, даже если так, все же ваш эльф не был наследником Азарвила, — поразмышляла я вслух. — А меня кольцо уже признало. Может, теперь я смогу открыть книгу, а кольцо пусть лежит где угодно?

— Хм. Это было бы удобно, — признал Линнелир. — Только как узнать, реально это или нет?

— Подойти к книге и попробовать открыть? — предложила я очевидное.

Однако принц отрицательно качнул головой.

— Все не так просто, Инга.

— Книга под охраной? Спрятана?

— Нет, она лежит в совершенно пустой и неохраняемой башне, — Линнелир поморщился. — Доступ туда есть кому угодно.

— И в чем проблема тогда?

— В том и проблема. Туда маги со всех королевств паломничество устраивают, в надежде все-таки ее взять. А уж теперь, когда стало известно, что у кого-то появился ключ, там и вообще толпа народа днюет и ночует. В надежде перехватить владельца.

— Ого! — представив, что там творится, я охнула.

Судя по вытянувшемуся лицу Лены, та тоже находилась под впечатлением.

— Н-да, идти — не вариант, — согласился и Арданэллир. — Пробиться — пробьемся, но если способ не сработает, внешность Инги и ее ауру считает куча народа. И за ключом в другой мир идти будет намного опаснее. Так что для начала надо быть уверенным, что книгу можно взять без ключа.

— Вот только откуда эту уверенность взять? — пробормотал принц.

— Так вроде Даннелион с Азарвилом плотно общался, — внезапно сказала Лена. — Он-то точно должен знать, открывал ли Азарвил книгу. Наверное, можно связаться с ним и спросить?

Лица Арданэллира и принца одновременно перекосило.

Даннелион? Я вспомнила, что уже слышала это имя. И даже видела картинку русоволосого герцога на магическом телевизоре, когда сидела в отдыхальне вместе с Арданом. Помнится, дэйнатар тогда еще и упомянул, что это жрец Ашшарисс.

— Так он ведь тоже один из жрецов Шер! — тут же озвучила я и обрадовано посмотрела на Арданэллира. — Ты ведь сам говорил. А значит, он нам не откажет в помощи. Давайте свяжемся?

Но ответного энтузиазма на лице блондина не возникло.

— Все вопросы к Линнелиру, — сухо отрезал он.

— Думаешь, мне с ним нравится общаться? — тут же огрызнулся принц.

— Ничего не думаю. Мне плевать, — процедил Арданэллир. — Но ты, помнится, в последнюю нашу встречу сильно радовался тому, что он выжил. И покровительница у вас одна. Вот и вперед, общайся.

Его высочество прищурился, явно желая ответить что-то не слишком лицеприятное, но сдержался. Вместо этого обратился к жене:

— Полагаю, разговор будет долгим.

— Тогда я, пожалуй, пойду спать, — понятливо откликнулась Лена и, воспользовавшись поданной мужем рукой, поднялась. — Удачных переговоров.

Глядя ей вслед, я не смогла сдержать завистливого вздоха. Мне-то об отдыхе можно было не мечтать: предстоящий разговор напрямую меня касался.

Когда Лена покинула столовую, Линнелир вновь обратился к нам:

— Пойдемте в кабинет.

Пришлось подняться и направиться за принцем к выходу. В конце концов, чем быстрее мы все выясним, тем лучше. А там, может, мне и впрямь не придется обворовывать бывшее место работы?

Правда, судя по реакции дэйнатаров, Даннелион тоже восторга от общения с ними не испытывал. Оставалось лишь надеяться на то, что отказать нам в информации герцог не сможет. Все-таки мы находимся под покровительством одной богини.

 

Кабинет его высочества находился недалеко, буквально через три двери. Мы вошли в просторное помещение с изысканной, даже, можно сказать, помпезной золоченой мебелью и расставленными вдоль стен книжными шкафами.

Главным в кабинете, естественно, был стол, широкий, с массивными креслами для посетителей и хозяина. Но садиться за него принц не спешил. Вместо этого он подошел к дальней стене, где висела большая, в человеческий рост пустая рама для картины.

Линнелир провел перед ней рукой, и пространство внутри рамы подернулось белесой дымкой. Ого! Так это местный аналог скайпа? Любопытненько!

Я с интересом наблюдала, как туман рассеивается, являя мужчину в строгой форме военного кроя. Брюнет коротко поклонился и представился:

— Нэстер Артэн, комендант замка его светлости герцога Даннелиона Арвирийского Темнейшего. Хорошего вечера, ваше высочество.

— Мне нужен Даннелион, — бесцветно произнес Линнелир.

— Его светлость уже изволят отдыхать. Я поставлю их в известность, — произнес мужчина и с новым поклоном исчез в белесой дымке.

Потянулись минуты ожидания. Одна, вторая, пятая… на седьмой я начала откровенно нервничать. Все больше казалось, что его герцогская светлость, узнав, кто хочет с ним поговорить, специально тянет время.

Но только я вознамерилась озвучить свои подозрения, как туман в раме вновь приобрел четкость. На этот раз перед нами появился тот самый русоволосый мужчина, которого я видела в плазме. Правда в отличие от фото, сейчас Даннелион Арвирийский был не в парадном костюме, а в одной рубахе и брюках. Кажется, его и впрямь только что выдернули из постели.

Увидев нашу компанию, он изумленно изогнул бровь.

— Линнелир Сирский и Арданэллир Атрандир рядом, и не пытаются друг друга убить? Надо же, какая неприятная неожиданность.

— У тебя и так удовольствий в последнее время предостаточно, перетерпишь, — голос принца по-прежнему оставался абсолютно безжизненным, только глаза чуть сузились.

— И что вам обоим от меня понадобилось в такое время? Со свадьбой поздравить решили? Так давайте быстрее, меня жена ждет.

— Ничего, подождет. За пару минут не остынет, — процедил Арданэллир, видимо, забыв, что не хотел вмешиваться в разговор.

Даннелион недовольно скривился и демонстративно перевел взгляд на принца.

— Лин, ладно Ардан, он на пол головы ассафаром покалеченный. Но у тебя-то у самого жена есть. Или вы вместе уже не спите?

— Вот это тебя точно никак не касается, — холодно откликнулся Линнелир.

— Тогда переходи уже к тому, что касается, — с раздражением потребовал герцог. — Ну?

— Азарвил.

— Опять?! — Лицо Даннелиона вытянулось. — Только не говорите мне, что этот старый хрен каким-то чудом ожил!

— Нет, хвала Темнейшему, — Линнелир мотнул головой. — Но информация о нем нужна. Точнее, о его книге.

— Пф-ф, — русоволосый герцог мгновенно расслабился. — И ради этого ты меня поднял? До утра подождать не мог?

— Нет, — отрезал принц. — Мне нужно знать, открывал ли Азарвил книгу после возвращения?

— У тебя точно что-то не то с мозгами. Променять жену на дохлого колдуна и его артефакт, это ж надо! Хотя у тебя и служанка-зомби, помнится…

— Дан, гашшара тебя пожри, ты меня и так бесишь! Не нагнетай еще больше! — Не выдержав, рявкнул Линнелир так, что я едва не подпрыгнула. — Просто ответь на демонов вопрос и катись с глаз моих!

Даннелион поморщился.

— Сразу видно, что вы родственники. Оба неуравновешенные, хоть и дэйнатары, — произнес он. — Выдохни, Лин. И, отвечая на твой вопрос, нет. Азарвил книгу без артефакта открыть не мог. Его это крайне злило, и он то и дело клял свою паранойю, из-за которой когда-то решился поставить такую защиту.

Мои надежды при этих словах рассыпались пеплом. Значит, в музей все-таки лезть придется.

— Еще что-то? — тем временем, уточнил Даннелион.

— Нет, — холодно откликнулся принц.

— Тогда передавай Лене привет от Ларисы. И больше так поздно не вызывай, лучше к жене сходи. Хороший секс, к твоему сведению, успокаивает.

Герцог взмахнул рукой, и изображение подернулось туманом, а после исчезло вовсе.

— Высокие у вас отношения, — чуть помолчав, оценил Ардан. — Сразу видно, коллеги. Жрецы-собратья, так сказать.

— Да пошел ты… — процедил Линнелир. — Р-родственник. Лучший убийца магов. Вот какого демона ты Даннелиона не убил, а?

— Могу спросить тебя о том же, лучший колдун, — не остался дэйнатар в долгу, возвращая шпильку. — У тебя за спиной поддержка из толпы светлых магов была, и что?

Я мысленно застонала, понимая, что эта пикировка грозит затянуться надолго. Но на счастье уже открывшего, было, рот для ответа принца прервал громкий стук в дверь. А потом появившийся на пороге гвардеец сообщил:

— Ваше высочество, эльф с сопровождением прибыли в Полуночный замок. Прикажете разместить у вас, или в гостевом крыле?

— Здесь, — мрачно откликнулся Линнелир. — И сразу сюда их ведите. Быстрее начнем, быстрее закончим.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте