Глава 6

 

Я отмокала в ванной почти час. Покинуть это царство неги и релаксации решилась, только когда вода практически остыла. И то лишь потому, что не нашла, где тут краны, или какое-то подобие ее подогрева.

Замотавшись в халат, я вернулась в спальню и обнаружила дожидавшуюся меня Анэрию. Горничная держала в руках книгу с золотым тиснением на обложке.

— Это вам приказал передать его высочество Линнелир, — отрапортовала она, кладя книгу на прикроватный столик. — А еще, что ужин будет через четыре часа. Поскольку ваша одежда… немного испачкалась, — девушка немного замялась, — я взяла на себя смелость подобрать несколько гостевых платьев. Они в шкафу.

Заминку девушки я интерпретировала правильно, попутно оценив и ее деликатность. Дело ведь было не только и не столько в грязи. Основная проблема состояла в том, что мои брюки и рубашка ну никак не вписывались в местную шикарную обстановку. Конечно, Линнелир, судя по первому впечатлению, не был сильно озабочен фактом соблюдения моды, но… Ужинать в присутствии, пусть и равнодушного к одежде, но все-таки принца, комфортнее, выглядя соответственно.

— Большое спасибо, Анэрия, — поблагодарила я. — Платья я попозже посмотрю, а сейчас просто хотела бы отдохнуть.

Девушка изобразила легкий книксен и, предупредив, что будет находиться в гостиной, выскользнула из спальни.

— Ну что ж, — пробормотала я, забираясь на мягкую кровать и притянув к себе книгу. — Начнем, пожалуй, восполнять информационные пробелы экскурсом в местную религию и божественные пантеоны.

Судя по написанному, изначальных или Верховных божеств в этом мире было трое: Темнейший, Светлейший и Двуликая богиня. От них произошли остальные боги, коих значилось довольно большое количество. Однако в отличие от привычных пантеонов, здесь боги делились на четыре стихийных Круга.

Самым сильным считался Круг Огня, в первой тройке богов которого, как я уже знала, числился Калионг. Кстати, ему здесь аж несколько страниц отводилось. И подробно рассказывалось о животворящем огне души, который Калионгу был подвластен. Я, правда, многих деталей не понимала, ибо в магии не разбиралась, но все равно осталась под впечатлением.

Следом шел Круг Воздуха, к которому принадлежала Ашшарисс. В книге она тоже упоминалась, но информации о Богине Вечернего ветра было не слишком много. Оно и понятно — по классификации она действительно числилась не слишком могущественной. В полную силу входила лишь по вечерам, да еще малочисленными летучими ящерицами — гашшарами заведовала. И только.

Ну а дальше описывались Круг Земли и Круг Воды. Информацию о них я лишь мельком пролистала, отметив, что упомянутый Калионгом покровитель местных короля и наследника — Заолир — один из трех сильнейших богов Земли.

Стало интересно, как сила богов каждого Круга соотносится с остальными. Например, вот этот Заолир — все равно ведь, получается, сильнее Шер? Даже если сам Круг Земли ниже уровнем? Или нет?

И почему вообще огонь считался самым сильным, а вода — самой слабой? Где логика?

В книге я пояснений не нашла, и на ужине решила эту информацию обязательно уточнить. Не понятно же.

Кстати, об ужине. За чтением я совсем потерялась во времени и понятия не имела, сколько его осталось. Пожалуй, чтобы не задерживаться, если что, стоило хотя бы одеться.

Я отложила книгу и направилась к шкафу. А, распахнув створки, уже не удивилась увиденному. Анэрия подобрала мне два наряда, и оба они идеально соответствовали моему понятию о средневековой придворной моде.

Первое платье оказалось насыщенного темно-синего цвета, с серебристой вышивкой по подолу и корсету. Декольте, хоть и неглубокое, было расшито россыпью мелких искристых кристалликов.

Предложенное мне на выбор следующее платье имело цвет дорогого красного вина. По атласной ткани шла отделка тонким золотым кружевом, а декольте имело куда более глубокий вырез, и украшать его должна была моя грудь.

В том, что оба платья подойдут по размеру, я почти не сомневалась. В конце концов, юбки длинные и достаточно пышные, а на спине и там и там — шнуровка, позволяющая подогнать мелкие нестыковки по фигуре. Теперь предстояло решить, как я хочу выглядеть. Более скромно или же сексуально.

Я задумалась. Красное, хоть и нравилось мне больше, все же, наверное, слишком вызывающее. А вот темно-синее вполне…

— Красное.

От уверенного женского голоса, раздавшегося за спиной, я едва не подпрыгнула. А, резко обернувшись, обнаружила в спальне Ашшарисс. Поскольку вроде бы причин для появления у богини не было, душу сразу охватили неприятные предчувствия.

— Шер? Что-то случилось? — с беспокойством спросила я.

— Знаешь, у меня раньше никогда не было жриц, — вместо ответа задумчиво произнесла она. — Ни одной. Только мужчины. Не нравились мне женщины. А сейчас вот, думаю, может и зря. В конце концов, девочкам всегда проще договориться. И воспринимаешь ты меня по-другому… — она вдруг, словно отвлекаясь от мыслей, мотнула головой и широко улыбнулась — В общем, я чего пришла-то. Я тут немножко подумала и решила тебе подарок сделать. Держи.

И протянула золотую цепочку, на которой висел большой, с голубиное яйцо, рубин, мягко переливающийся радужным светом. От такой красоты я аж застыла. И вот это… это мне?

— Бери, бери. А то они там все такие гордые и разряженные сидеть будут, — Шер с неудовольствием фыркнула. — Это обидно, даже я понимаю. Пусть лучше завидуют.

— Но…

— А еще это артефакт, — добавила она, не дав мне и слова против сказать. — Я, конечно, не большой специалист по артефактам. Признаться, это вообще первый артефакт, который я сотворила. Пришлось даже у Калионга помощи просить. Но, вроде бы, получилось неплохо. Теперь у тебя от ментальной магии защита сносная будет, чтобы кто попало не усыплял и не очаровывал, — сердито добавила Шер под конец. — А то повадились, понимаешь.

От последней фразы я очнулась и поспешно взяла кулон. Как бы там ни было, Ашшарисс права. Вещь не просто красивая, а действительно крайне необходимая.

Надев украшение на шею, я защелкнула замочек и с изумлением увидела, как тот сразу же пропал.

— Ну, не думаешь же ты, что такие вещи можно по рукам пускать? — хмыкнула Шер. — Артефакт только под тебя сделан. Пожизненно. Ну и ради твоей же безопасности, снимать его не рекомендуется. Если не захочешь, чтобы его видели — мысленно заставь кулон исчезнуть, да и все.

— Спасибо, — прошептала я, осторожно касаясь теплого камня. — Это потрясающая вещь.

— Пожалуйста, — богиня буквально лучилась от удовольствия. — Мне и самой нравится. Все-таки не зря я Калионга почти час мучила с просьбами помочь. В одиночку, конечно, мне еще потренироваться надо, чтобы что-то подобное сотворить. Ну да это уже не к спеху. Мальчики, думаю, не обидятся, у них и так все есть.

— Неужели Калионг расщедрился на помощь?

— Ну, у Калионга среди жрецов тоже раньше девочек не было. А ты так им восхищалась… удачно, — Ашшарисс хихикнула. — В общем, мне оставалось только чуть-чуть надавить на его гордость и самодовольство — и вот, результат. Всю внешнюю оболочку сделал он. Я только наполнила силой.

— Здорово! — вновь повосторгалась я.

— Ладно, одевайся, а я пойду, пожалуй, — заключила Шер. — Мне еще Алекса сюда заманить надо. А он — парень временами очень упрямый… н-да. В общем, удачки!

Она еще раз улыбнулась и исчезла в легком мерцании. Невероятная, все-таки, женщина. И действительно делает все, чтобы исключить малейшие непредвиденные ситуации.

Уж не знаю, как там другие боги поступают. Но одно могу сказать точно — теперь я своими глазами вижу, что с такой покровительницей действительно любой может радикально поменять свою жизнь.

Жаль только, повернуть время вспять Ашшарисс не сможет.

Ну да ничего. Завтра я все-таки попаду в свой родной мир. Пусть ненадолго: обещание, данное Арданэллиру, я нарушать не имею права. Сделка так сделка. Однако, я хотя бы смогу позвонить родным и попрощаться. Сказать, что… ну, например, уезжаю заграницу на длительные раскопки. А потом изредка буду просить Ардана, чтобы тот хоть ненадолго разрешал возвращаться и отсылать весточку. Ведь не совсем же он бесчувственный чурбан, должен пойти навстречу. Надеюсь.

Сердце тоскливо сжалось, но я тотчас сердито мотнула головой.

Не время грустить. Надо возвращаться к платьям.

— Красное, так красное! — пробормотала я и, вытащив нужный наряд из шкафа, приступила к одеванию.

Однако если влезть в платье мне удалось, то вот застегнуть и затянуть корсет — увы. Я честно пыталась, но спустя минут десять была вынуждена признать: в одиночку не справлюсь. Пожалуй, подобное не удалось бы провернуть даже девушке-змее из цирка. Так что пришлось признать поражение и звать Анэрию.

Девушка просьбе не удивилась. С четкостью профессионала она быстро затянула на мне платье и усадила на пуф перед зеркалом. Тут же, в ящиках туалетного столика обнаружились щетка для волос, множество шпилек, заколок и косметика. Разложив все это богатство, горничная поинтересовалась:

— Какую прическу желаете, мадемуазель Инга?

Поскольку о местной моде я понятия не имела, то просто предложила:

— Сделайте что-нибудь на ваше усмотрение. Вечернее, но не слишком вычурное.

— Как прикажите, — кивнула Анэрия и приступила к работе.

С волосами мы закончили быстро, после чего перешли к макияжу. Впрочем, и эта часть сборов не слишком напрягла мою помощницу, и спустя минут сорок я уже любовалась на себя в зеркало. Простая прическа и легкий макияж достаточно эффектно сочетались с пышностью и яркостью платья. Да и рубин на груди притягивал взгляд к декольте.

Я чувствовала себя невероятно привлекательной и, как любая женщина, уже предвкушала восторженные мужские взгляды. Впрочем, в следующий миг я вспомнила, что ужин будет проходить в компании двух замороженных дэйнатаров. И градус моих ожиданий резко снизился.

Но с другой стороны их сниженная эмоциональность — не повод расстраиваться. В конечном итоге, главное, что мне нравится, как я выгляжу. И не факт, что когда-нибудь представится возможность, еще раз увидеть такое отражение в зеркале.

От разглядывания своего образа меня отвлек громкий уверенный стук.

«Наверняка уже пора выдвигаться на ужин», — сообразила я и, надев стоявшие рядом со шкафом туфли, поспешила на выход. А успевшая вперед меня Анэрия уже открывала дверь.

На пороге обнаружился Арданэллир в строгом иссиня-черном камзоле, который выгодно подчеркивал мощную фигуру и белоснежные, заплетенные в сложную косу волосы. Дэйнатар скользнул по мне взглядом и задержался на глубоком вырезе.

«Проняло!» — мысленно восторжествовала я и присела в шутливом приветственном книксене.

— Неплохо, — в голосе Ардана, впрочем, не отразилось ни единой эмоции. — Надеюсь, реверансы ты делаешь на таком же уровне.

— Что, прости? — не поняла я.

— Мы идем на ужин к королю, — бесцветно пояснил он. — А монарха женщины приветствуют реверансом.

— Я знаю… Что?! К-как к королю? Зачем?

— Как зачем? — Арданэллир слегка изогнул бровь. — Я ведь здесь. Было бы странно, если бы Гарольд Сирский проигнорировал этот факт.

Ах да, точно. Арданэллир ведь у нас племянник короля дружественного государства. И дальний родственник по совместительству. Вот только меня-то зачем к семейному междусобойчику приплетать? Посмотреть на ходячую подставку для магической книжки захотелось?

От осознания этого стало вдвойне неуютно. Предложенную дэйнатаром руку приняла на автомате.

— Интересный кулон, — отметил Ардан. — Ашшарисс или Калионг?

Так вот отчего он на мою грудь косится! А я-то думала…

— И тот, и другая, — буркнула я, чувствуя, как в душе, оттесняя растерянность, все сильнее разгорается раздражение.

— Сильная вещь, — оценил Арданэллир. — Почему ты не рада?

А и впрямь, почему? Неужели меня действительно расстраивает то, что дэйнатар не оценил какое-то платье? Пф-ф! Да плевать я на мнение этого бледного типа хотела!

— У тебя избирательное внимание, — процедила я язвительно. — Мы идем на королевский ужин. С чего мне выглядеть счастливой?

— А что в этом плохого? — спокойно парировал Арданэллир. — Любая бы на твоем месте, напротив, была бы счастлива.

— Я — не любая. Я — это я.

Уголок губ дэйнатара на мгновение дрогнул в усмешке. Впрочем, комментировать мое заявление он не стал, просто молча повел вперед.

Ладно, так даже лучше. Я слишком хорошо воспитана, чтобы ругаться прилюдно. Тем более что людей в наполненных антиквариатом коридорах действительно прибавилось.

И не сказала бы, что все они куда-то спешили. Дамы в пышных платьях и драгоценностях, прохаживались, непринужденно болтая. Молодые девушки строили глазки мужчинам в расшитых серебром и золотом камзолах.

Среди них я почувствовала себя словно на маскараде. Или на съемках исторического фильма о каком-нибудь Людовике XIV. Впрочем, буквально через несколько минут эти ощущения отошли на второй план, а мне стало очень неуютно.

Потому что, на нас с Арданэллиром обращали внимание абсолютно все. На дэйнатара смотрели с любопытством и уважением, а дамы, как ни удивительно при его специфической внешности, еще и с восхищением.

На меня же высшее общество реагировало совершенно противоположным образом. Взгляды мужчин откровенно оценивали треклятое декольте, и только его. Даже несмотря на артефакт, я для них являлась лишь этакой куклой-довеском. Девочкой, которую великий агон какого-то там крыла выбрал для временного развлечения.

Женщины же и вовсе смотрели в мою сторону, не скрывая черной зависти. Кажется, будь их воля, меня бы разорвали на мелкие кусочки, чтобы не занимала вип-место рядом с Арданэллиром.

«И чего они в нем находят? — я сердито покосилась на предмет всеобщего обожания. — Характер отвратительный, да еще эти шрамы. Нет, понятно, что ночью их не видно, но неужели оно того стоит? Кстати… с какого черта я вообще об этом думаю?»

В этот момент дэйнатар каким-то чудом уловил мой взгляд и вопросительно изогнул бровь. Очень вовремя!

— Мне не нравится такое внимание, — буркнула я в ответ на невысказанный вопрос. — Все вокруг опять считают меня… кем не следует.

— С этим, увы, ничего поделать не могу, — откликнулся Арданэллир. — А вообще, радовалась бы, что им неизвестно, кто ты на самом деле. Когда узнают, будет еще хуже.

Я поперхнулась и мысленно вздрогнула.

— Да уж. Успокоил. Когда мы уже дойдем-то?

— Малая королевская столовая находится в первом крыле. Скоро будем на месте.

 

Ардан оказался прав, буквально через пару минут мы уже подходили к обсидиановой с золотыми насечками арке, которая уводила в новый, практически пустой коридор. Рядом с ней стояли несколько типичных гвардейцев в форме военного кроя, с мечами наголо. Тут же находился крупный мужчина с чеканной золотой цепью на шее и тонкой тростью в руках.

«Местный дворецкий, что ли?» — мелькнула мысль.

Догадка оказалась верной. Едва мы приблизились, мужчина поклонился и произнес:

— Агон, мадемуазель, прошу пожаловать за мной. Их высочества Джердан и Бернард уже прибыли. Его высочество принц Линнелир с супругой ожидаются.

После этого дворецкий чинно развернулся и пошел вперед, указывая нам путь.

— У Линнелира есть жена? — я с искренним удивлением посмотрела на Ардана.

— А ты надеялась, что нет? — неожиданно резко произнес тот.

Я мигом нахмурилась. Это на что намек сейчас был?

— Нет… в смысле, я ни на что не надеялась, — огрызнулась я. — Просто не ожидала, что у такого, как вы, может быть жена.

— Линнелир — не такой, как мы, — холодно напомнил Арданэллир. — Он полукровка. Но даже дэйнатары между собой заключают браки, и в этом нет ничего удивительного.

Очень хотелось ответить, что для таких ледяных бесчувственных чурбанов браки — либо формальность, либо нонсенс, но я не стала. В конце концов, меня порядки их «ангельской» расы мало волнуют. Гораздо интереснее, что это за принцы к королю прилагаются. И насколько братья Линнелира похожи на него.

Тем временем мы оказались рядом с большими бело-золотыми двустворчатыми дверьми. Услужливые лакеи тотчас распахнули их перед нами, и мы вошли в просторный, залитый светом хрустальных люстр зал.

По левой его стороне тянулась цепочка из восьми стрельчатых витражных окон, полускрытых золотыми портьерами. Беломраморный пол и расположенные по углам колонны искрились золотистыми прожилками. Всю правую сторону занимало огромное мозаичное панно, изображавшее удивительной красоты парк и королевский пикник. А по центру зала расположился длинный обеденный стол, накрытый кипенно-белой скатертью.

И это малая столовая? Боюсь представить, каких размеров тогда по здешним меркам большая!

Неподалеку от обеденного стола о чем-то разговаривали двое мужчин.

«А вот и принцы», — определила я и более внимательно присмотрелась к членам королевской семьи.

Первый — высокий и широкоплечий, с темными волосами и жесткими, словно отлитыми из бронзы чертами лица действительно чем-то походил на Линнелира. Правда, взгляд его льдисто-голубых глаз был более живым и, одновременно, давящим, властным.

На мощной фигуре принца красовалась строгая темно-синяя, с изумрудными вставками форма. Через левое плечо была перекинута расшитая серебром перевязь, на поясе пристегнут меч, а голову венчал платиновый обруч с одиноким крупным сапфиром.

Второй оказался так же темноволос и высок, но более изящен. Фасон его одежды полностью повторял форму брата, только с преобладанием бордовых и коричневых цветов, а в обруч на голове был вставлен тусклый рубин.

Но самое главное — лицо. Точеные черты принца притягивали своей совершенной красотой, а яркие фиалковые глаза и вовсе завораживали. Я никогда в жизни раньше таких глаз не видела! Пожалуй, в такого мужчину можно было бы влюбиться только из-за внешности. Даже не вспоминая о том, что он, к тому же, принц. Слава богу, у меня с самоконтролем все в порядке, и я ученый, а не романтик. Но все же интересно, сколько местных придворных дам от него без ума?

Дворецкий, тем временем, зычно сообщил о нашем прибытии, и Ардан подвел меня к парочке венценосных особ. Я присела в положенном книксене, попутно узнав, что принца-красавчика зовут Бернард, а его брата — Джердан.

Наследник престола на приветствие отреагировал вежливым кивком. А вот Бернард, быстро оглядев меня, промурлыкал:

— Добро пожаловать в Полуночный замок, мадемуазель Инга. Вы невероятно обворожительны, и этот цвет вам очень идет.

— Благодарю, — я даже слегка смутилась от такого внимания.

— Надеюсь, вас комфортно разместили? Возможно, остались какие-то пожелания?

Кажется, кто-то изо всех сил старался выглядеть радушным хозяином.

— Нет, все замечательно, ваше высочество, — заверила я, с легкой тревогой отмечая, что Арданэллир заметно помрачнел.

— Это замечательно, — Бернард, напротив, буквально лучился от удовольствия. — Но если вдруг что-то понадобится, можете сразу обращаться ко мне…

Договорить он не успел. Дэйнатар одним смазанным движением внезапно оказался между нами и ледяным тоном процедил:

— Даже не думай, Бернард. Она под моей защитой.

— Пф-ф, — нервно поморщился тот. — Я всего лишь проверял мощность ее амулета. С таким артефактом моя магия на нее все равно не действует. Чего злишься? Бери пример с девушки, она, в отличие от тебя, спокойно на это реагирует. Вы ведь не имеете ко мне никаких претензий, Инга?

— Нет, — ответила я настороженно, не совсем понимая, о чем идет речь.

Принц, что, только что колдовать как-то пытался?

— Вот видишь, — нервный взмах рукой, — она не в обиде.

— И, тем не менее, дальнейшие подобные попытки «проверок» я буду воспринимать как оскорбление Туманному королевству и прямой вызов лично мне.

Ух, ничего себе заявление!

Бернард аж дернулся, а Джердан впервые удостоил меня взглядом, в котором проскользнул интерес. Даже я, ничего толком не смысля в местных обычаях, понимала всю серьезность такого заявления. Готовность пойти на прямой конфликт с другим королевством ради какой-то там… не дэйнатарки?

Впрочем, о чем это я. Арданэллир просто следит за тем, чтобы не повредили ходячую подставку артефактной книжки.

Возникшую после слов дэйнатара неловкую паузу прервал громкий голос дворецкого, оповещающего, что прибыл его высочество Линнелир Сирский с супругой герцогиней Еленой Сирской.

Привычное имя резануло слух. Я обернулась как раз, когда в зал входил Линнелир в сопровождении миловидной светловолосой девушки, одетой в пышное платье жемчужного цвета. Рядом с казалось бы начисто лишенным эмоций, затянутым в черную форму мужчиной, она смотрелась какой-то особенно живой и солнечной.

«Странная пара», — мелькнуло в голове.

Елена смотрела на меня с интересом. Видимо, Линнелир уже сообщил ей, кто я такая. И вроде бы все в ней говорило, что девушка настроена доброжелательно, но едва она улыбнулась, мне неожиданно стало не по себе.

Спутница Линнелира чем-то неуловимо отличалась от всех присутствующих. Это беспокоило и заставляло нервничать. Что за глупое наваждение?

— Инга, знакомься, моя супруга Елена, — подойдя к нам, проговорил Линнелир. — Она тоже из твоего мира.

Попаданка? Как и я? Так это здорово!

— Очень приятно, — я улыбнулась, стараясь запихнуть подальше странное чувство дискомфорта.

Вот не вовремя оно, совсем не вовремя!

— Взаимно, — а вот ответная улыбка Лены, похоже, была совершенно искренней. Правда, в глазах ее неожиданно вспыхнули голубоватые искорки, добавляя мне нервозности. — Ты ведь тоже из России?

— Да, — кивнула я, все еще не в силах разобраться, что же со мной происходит.

Проблему решил, как ни странно, Арданэллир. Каким-то образом заметив мое состояние, он спокойно, с привычной прямотой сообщил:

— Инга, она светлый маг. Ты чувствуешь себя неуютно из-за конфликта вашей силы.

Улыбка Лены разом погасла, она растерянно посмотрела на мужа. Да и мне стало как-то стыдно за саму себя. Даже несмотря на то, что я не слишком поняла, в чем, собственно, проблема.

— Ардан, ты тактичен, как табирол, — слегка поморщившись, сообщил Линнелир, а потом пояснил нам с Леной: — Ваша магическая сила разной направленности. Темная и светлая энергия обычно стремятся к взаимному поглощению. Обычно такие проблемы решаются индивидуальными щитами, но на Инге его нет. Впрочем, он легкий, — принц перевел взгляд на меня, — позже научу. Это быстро.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я, ибо шарахаться от людей только по причине того, что у них магия другая, совсем не хотелось.

Лена, вроде бы, тоже успокоилась. Правда, поговорить нам больше не удалось: в малой столовой вновь раздался голос дворецкого:

— Его Полуночное величество, Гарольд Сирский Темнейший!

После чего в зал уверенной походкой вошел высокий, крупный мужчина лет пятидесяти на вид. Я тут же присела в реверансе, попутно отмечая сильное сходство короля с принцем Джерданом. Те же жесткие черты лица, те же цепкие, пронзительные голубые глаза. Правда, темные от природы волосы мужчины уже тронула седина, но, пожалуй, так он выглядел даже более властным и царственным.

Одежду его Полуночного величества украшала золотая вышивка, а поверх камзола была наброшена пурпурная мантия с меховой оторочкой. Голову же венчала платиновая корона с россыпью драгоценных камней.

Оглядев нас, Гарольд Сирский остановил взгляд на Ардане.

— Арданэллир Атрандир, — голос короля был глубоким и слегка рокочущим. — Мы рады визиту племянника Зариила Туманного в нашем доме. Надеемся, ваше пребывание здесь ничто не омрачит.

— Благодарю за гостеприимство, ваше величество, — с легким поклоном бесцветно откликнулся дэйнатар.

Король благосклонно кивнул и направился дальше. Лишь когда он занял положенное место во главе стола, я, наконец, смогла распрямиться. Коленки с непривычки слегка подрагивали. Все-таки изучать, будучи еще ребенком, в кругу семьи этикет — это одно, а демонстрировать знания на практике через много лет — совсем другое.

Присутствующие, тем временем, тоже начали занимать места. Причем, делали это весьма специфическим образом. По правую руку от короля сел принц Джердан, а рядом с ним Линнелир почему-то усадил Елену. Сам же, оставив жену, сел по левую руку от Гарольда Сирского. К Лене же двинулся Арданэллир.

А я? А мне куда садиться прикажете? За Арданом идти?

Спас меня Бернард. Принц неожиданно вновь оказался рядом и, одарив очередной теплой улыбкой, подхватил под руку.

— Вы ведь позволите мне загладить наше маленькое недоразумение и поухаживать за вами этим вечером, Инга? — промурлыкал он, увлекая меня на левую сторону и уверенно усаживая между Линнелиром и собой.

Такая компания меня вполне устраивала, так что я вежливо кивнула:

— Конечно.

И начался ужин. Воистину королевский!

Сначала прислуга предлагала различные закуски: канапэ с форелью и сыром, тарталетки с лососем, тонкие свернутые в трубочку вокруг нежнейшего кремового сыра ломтики копченого мяса.

На горячее подали баранью вырезку, запеченную под корочкой, с белым винным соусом, грибами и какими-то кисло-сладкими ягодами. Каждый кусочек мяса буквально таял во рту, и сдержаться от стона восхищенного гурмана было крайне трудно. Потом были какие-то гарниры, перемены блюд и столовых приборов…

В общем, к моменту подачи десерта, я чувствовала себя объевшимся, раздувшимся колобком. Причем не столько по причине того, что объедалась сама, сколько из-за заботы принца Бернарда. Он ведь действительно выполнял свое обещание поухаживать в полном смысле этого слова. И кроме того, что не упускал момента сказать мне комплимент, постоянно предлагал выбрать ту или иную закуску.

Это, особенно поначалу, жутко смущало, и отказываться я считала не вежливым. Вот и напробовалась.

Но вообще, стоило признать: если забыть о странном начале нашего знакомства, Бернард действительно оказался идеальным мужчиной. Он был безупречно вежлив, тактичен, предупредителен. Он оказался изумительным собеседником. Интересовался моим миром, выспрашивал подробности работы археолога. И искренне удивлялся, как можно без магии, просто на глаз, определять возраст вещей. В общем, полностью отвечал сказочному понятию прекрасный принц, за которого все принцессы переубивали бы друг друга.

Я сама не заметила, как разговорилась, отбросив недавнюю скованность. А когда к беседе подключилась Лена, и вовсе почувствовала себя почти комфортно. К тому же король отвлекся, о чем-то тихо переговариваясь с Джерданом. Линнелир, несмотря на отстраненный вид, и вовсе не воспринимался кем-то чужим. Видимо, сказалось действие татуировки Ашшарисс: коллега по жречеству, все-таки.

И только присутствие за столом ледяного, как айсберг, Арданэллира не давало полностью расслабиться. Хотя, может, это и к лучшему. Все-таки это не междусобойчик, а королевский ужин. Лучше об этом не забывать.

Я с сожалением вспомнила, сколько всего хотела разузнать. Да и с Леной неплохо бы пообщаться отдельно. А то от вопросов о своем попаданстве она старательно уходила. Видно было, при принцах не хочет эту тему затрагивать.

Что ж, надеюсь, хоть завтрак пройдет в более неформальной обстановке.

Наконец, ужин подошел к концу. Однако едва мы поднялись из-за стола, король вдруг обратился к Ардану:

— Раз уж вы здесь, Арданэллир, мы хотели бы обсудить некоторые моменты нашего дальнейшего сотрудничества.

— Разумеется, ваше величество, — тот кивнул, а потом посмотрел на меня, — но сначала я…

— Не беспокойтесь, мадемуазель Ингу провожу я, — с улыбкой перебил Бернард. И, видя, как глаза Ардана вспыхнули опасной ртутью, уже жестче добавил: — Если, конечно, вы мне доверяете, агон.

Формулировку я оценила. Несмотря на неприязнь, прямо заявить о недоверии к члену королевской династии союзного государства без веских на то причин Арданэллир просто не имел права. Понимал это и дэйнатар. Однако в отличие от меня он был опытным дипломатом и ответил, хоть и вежливо, но не менее однозначно:

— Полагаю, что третий в роду на Темнейшее наследие не совершит ничего, что могло бы заставить меня усомниться в нем и союзном королевстве.

Лично я и до этого момента не особо волновалась о том, что принц Бернард в течение нескольких минут пройдется рядом. Что в этом такого? А уж после такой завуалированной угрозы и вовсе беспокоиться перестала.

Зато его величество Гарольд Сирский слегка нахмурился. Явно понимая, что подобные слова были сказаны не просто так, он в упор посмотрел на сына и отчеканил:

— Не волнуйтесь, Арданэллир. С вашей спутницей ничего не случится.

— Пойдемте, Инга. Вы, наверное, уже мечтаете об отдыхе, — сразу же добавил принц Бернард и предложил локоть.

И вот почему, спрашивается, Ардан на него взъелся? Да, видно, что мужик прожженный ловелас. Ну так и я не романтичная девчонка, строящая себе воздушные замки. Прекрасно осознаю, что мне с Бернардом светит только рядом постоять, не более того. Да и вряд ли именно это стало причиной недовольства дэйнатара.

Простившись с его величеством и остальными, я приняла поддержку принца, и мы направились к выходу из зала. Обжигающий спину взгляд Арданэллира я чувствовала вплоть до того, пока за нами не закрылись двери.

Неужели он и впрямь считает этого принца настолько опасным? Да, Бернард вроде как пытался меня очаровать. Но потом сам же признал, что мой амулет полностью нейтрализует его магию. Да и столько заверений прозвучало о том, что больше подобное не повторится. После всего этого Бернард был бы просто ненормальным, если бы решился колдовать! Тем более в людных коридорах, где все нас откровенно разглядывают.

Хотя, судя по вновь полным ненависти взглядам окружающих дам, пожалуй, сделай Бернард попытку меня убить, женская сторона встретила бы ее аплодисментами…

— Вы так задумчивы, Инга, — отвлекая от размышлений, отметил принц. — Устали? Не понравился ужин?

— Ужин был замечательный, — вежливо откликнулась я, с трудом сдерживая нервозность. — И устала, да, если честно, очень. День сегодня был насыщенный.

— Наслышан. У вас очень стойкий и сильный характер. Мало какая девушка при виде туманных пауков не упала бы в обморок.

— Я просто настолько испугалась, что забыла это сделать, — пробормотала я. — Вообще я пауков даже в своем мире боялась. Маленьких. А тут такие…

Меня передернуло.

Принц тут же накрыл мою, устроившуюся на его локте ладонь своей, и слегка сжал.

— Не вспоминайте об этом. Думайте лучше о том, что все позади. Здесь вы в абсолютной безопасности. Что бы там ни вообразил себе Арданэллир из-за неприязни к нашему дому.

— А почему эта неприязнь вообще возникла? — заинтересовалась я. — Они ведь с Линнелиром друг друга практически ненавидят, оказывается.

— Верно, — Бернард улыбнулся. — Но здесь все очень просто: дэйнатары — весьма надменная раса, уверенная в своем полном превосходстве над всеми остальными. Этакие избранники богов. Они ведь появились только благодаря вмешательству свыше. Ну и, как результат, кровосмешение с обычными людьми у них не в почете. Полукровок они, мягко говоря, не любят, и подобными себе не считают.

— А Линнелир — полукровка…

— Да, — принц кивнул. — Причем, в отличие от Джердана, который пошел в отца, Лин, как вы сами видели, внешностью от дэйнатаров не отличается. Абсолютная копия. Разумеется, их это злит. Ведь они знают, что, несмотря на внешность, он наполовину человек. Ну а династический брак нашего отца с дочерью Заариила Туманного, правителя Туманного королевства, требует от них проявлять к братьям уважение. С Джерданом-то они более-менее смирились — все-таки будущий король, а вот Лин… с Лином все сложно. У него отвратительный характер, и при этом он один из сильнейших темных магов. У Арданэллира тоже характер премерзкий, и при этом он лучший убийца магов. Естественно, они хотят выяснить, кто же все-таки лучше, но причинить серьезный вред друг другу не имеют права. Зато соперничать — сколько угодно. Собственно, последние лет тридцать они этим и занимаются с переменным успехом.

— Ого! — я хмыкнула. — И сейчас, насколько я понимаю, успех на стороне вашего брата.

Мы, тем временем, завернули в гостевое крыло. Что приятно — безлюдное, где уже никто не кидал неприязненных взглядов. Так что сразу спокойнее стало, и интерес к разговору в такой обстановке еще больше разгорелся.

— Именно. Причем с большим перевесом, — подтвердил Бернард. — Поэтому Ардан и злится, несмотря на свое внешнее якобы равнодушие. И надуманными обвинениями и подозрениями выдает желаемое за действительное. Не верьте тем, кто говорит, что у дэйнатаров отсутствуют эмоции, Инга. Они просто очень хорошо умеют их скрывать и не считают достойным их проявлять по любому поводу. Но эмоции у них есть. Я, благодаря врожденным особенностям, как никто такие вещи чувствую.

— Врожденным? А ведь вы не…

Я замялась, не решаясь задать вопрос, но принц понял и так. И ответил:

— Нет, во мне нет крови дэйнатаров. У нас с Джерданом и Линнелиром разные матери.

— И у вашей матери потрясающие глаза, — вырвалось у меня само собой. Правда, я тут же смущенно потупилась и выдавила: — Извините. Просто в моем мире глаз такого насыщенного фиолетового цвета в принципе не бывает.

— Я знаю, — Бернард мягко улыбнулся. — Уверяю, в этом мире вы их тоже очень редко встретите. Этот цвет глаз напрямую связан с врожденным даром. Тем самым, который позволяет мне чувствовать эмоции.

— Интересный дар, — пробормотала я, внезапно сообразив, что и мои эмоции принц тоже наверняка читает.

И восхищение, и…

— Вы так мило смущаетесь, — мурлыкнул он. — Но не переживайте. Мысли ваши я точно прочитать не в состоянии. Ваш артефакт безупречен. Кстати, отрадно, что вы, как и я, предпочитаете рубины. — Отметил Бернард, скользнув взглядом… ну, формально, по артефакту.

— Вообще-то до недавнего времени я, как и любая девушка, предпочитала бриллианты, — отшутилась я, мысленно вновь проклиная излишне откровенное декольте. — Но дар Калионга несколько изменил мое мнение на этот счет.

— Как удачно, — вполголоса произнес принц. Впрочем, тут же, с легким весельем в голосе добавил: — Что ж, буду считать это знаком свыше, указующим на сходство наших душ. И не нужно рассматривать пол, Инга, мы уже пришли.

Я быстро подняла голову и увидела, что и впрямь нахожусь рядом с дверью в выделенные апартаменты.

— Спасибо, что проводили ваше вы…

Скользнувший по губам палец принца заставил меня замолчать.

— Не нужно. Ты вполне можешь звать меня просто по имени.

Ох, ничего себе заявление! С чего вдруг такая честь? Неужели так понравилась?

Щеки мгновенно вспыхнули. Я перевела растерянный взгляд на мужчину и мгновенно утонула в его нереальных фиалковых глазах. Они манили и завораживали, а тепло рук, которые как-то незаметно переместились на мою талию, пробуждало весьма откровенные желания. Может, виной тому долгое воздержание, а может, просто потому, что мужчина был сумасшедше красив. Но когда меня притянули вплотную, я не противилась.

— Ты удивительный, экзотичный цветок, Инга, — склоняясь надо мной и едва касаясь губ, прошептал Бернард. — Раскройся, девочка. Хочу тебя попробовать.

И, не дожидаясь ответа, поцеловал. Сначала мягко, нежно, добиваясь неосознанного отклика. А едва его получив, продолжил все более жадно, сильно, подчиняя. Зарываясь рукой в волосы, оттягивая голову назад и одновременно удерживая, чтобы даже попытки не сделала отстраниться.

Но я и не пыталась. Я горела и таяла.

Никогда в жизни меня так не целовали. Так, словно я была единственной, самой желанной женщиной на свете. Меня действительно изучали, ловили каждый вздох, каждую реакцию тела.

Постепенно губы мужчины соскользнули на шею, оставляя чуть влажную дорожку, лаская языком и прикусывая… весьма ощутимо.

Это отрезвило. Я дернулась, приходя в себя, и Бернард тотчас отстранился.

— Извини, цветочек. Ты так горишь… Увлекся.

В ответ не смогла и слова вымолвить. Смущение мгновенно опалило кожу огнем, а мысли будто подернулись легкой фиалковой дымкой. Казалось, что земля вот-вот уйдет из-под ног.

— Приятных снов, Инга, — легонько коснувшись губами моей руки, пожелал Бернард. — Надеюсь увидеть тебя завтра, бодрой и полной сил.

— Д-да, конечно, — выдавила я. — Доброй ночи.

После чего, забыв обо всех правилах этикета, быстро скрылась в своих апартаментах.

Оказавшись в гостиной, я устало облокотилась спиной о дверь. Дыхание, сбившееся во время поцелуя, никак не желало приходить в норму, а ноги буквально подкашивались.

«С ума сойти, какой мужчина! Такой не только спящую принцессу разбудит, но и мертвую поднимет».

— Мадемуазель Инга? — встревоженный голос горничной вернул меня в реальность.

Как оказалось, Анэрия все это время дожидалась меня. От вопроса «зачем», девушка даже удивилась.

— Как зачем? А помочь переодеться ко сну? Вы же с платьем одна не управитесь, — пояснила она.

И, вспомнив о профессионально затянутой шнуровке корсета, я поняла: да, не справлюсь. Тем более, сейчас, когда руки дрожат. Даже пытаться не стану.

Глубоко вздохнув, я оторвалась от своей подпорки и направилась к Анэрии. Та шустро избавила меня от платья и спросила, не нужно ли еще чего-нибудь. И только после заверений, что до утра уж мне точно ничего не понадобится, удалилась.

Я же быстро умылась и наконец-то забралась под одеяло, едва не постанывая от удовольствия. Как же хорошо-о-о! Теперь срочно спать! Погрузиться в приятную дрему, чувствуя, как сознание охватывает темнота и…

И тут неожиданно раздался громкий, уверенный стук в дверь.

Да что б его!

«Кто бы ты ни был, пошел бы ты на фиг», — мысленно пожелала я и перевернулась на другой бок.

Однако стук повторился. А потом повторился еще раз, сопроводившись весьма недружественным рыком дэйнатара:

— Инга!

Пришлось вставать и, поеживаясь от прохлады, идти в гостиную и открывать дверь.

— Чего тебе? — я хмуро уставилась на позднего гостя. — Я, вообще-то, уже сплю.

— Хотел узнать, как тебя проводили, — бесцветно сообщил Арданэллир.

Шевельнувшееся, было, раздражение тут же погасила очнувшаяся совесть.

«В конце концов, он ведь беспокоится. Пришел, наверное, едва освободился от короля».

— Нормально меня проводили, дошли без проблем, — сообщила я и, не удержавшись, зевнула. — Спасибо за беспокойство. Все в порядке.

Однако вопреки ожиданиям тот ответом не удовлетворился. Напротив, скользнувший по мне взгляд дэйнатара вдруг вспыхнул ртутью и остановился где-то в районе шеи.

— Синяк откуда? — леденючим голосом уточнил он.

У-у…

«А ведь это, похоже, когда Бернард меня… черт, там засос, что ли?»

— Не знаю. Ушиблась, наверное, — ляпнула я на автомате.

И тут же услышала резкое:

— Врешь.

От обвинения во мне вспыхнуло смущение, правда, почти тотчас сменившись злостью. Ну, вру. И что? Кто он такой, чтобы перед ним по любому поводу отчитываться? Какое ему дело до моей личной жизни, вообще?

— Вру, — вскинув голову, с достоинством признала я. — И имею на это полное право. Потому что по условиям сделки правду рассказывать не обязана.

— Инга…

— Послушай, Арданэллир, я ценю твою заботу и все такое. Но ко мне действительно не применяли никакого насилия и не пытались околдовать. Я жива и здорова. А еще очень хочу спать. Так что, если ты не против…

Дэйнатар оказался против.

Едва я попыталась закрыть дверь, ее перехватили, а в следующее мгновение втащили меня в комнату. Разумеется, войдя следом.

— Ардан! — только и успела я возмущенно пискнуть.

— Позже выспишься, — отрезал тот. — После того, как усвоишь некоторую жизненно важную для своей глупой головки информацию.

В сумерках освещаемой лишь одним небольшим светильником комнаты дэйнатар с сияющим ртутным взглядом и наполовину исполосованным шрамами лицом выглядел жутко.

— Ты хоть понимаешь, с кем связалась? И что тебя ждет?

— Ардан, я не девочка, — напомнила я нервно. — И не романтичная дура, которая мечтает о принце и замужестве.

— Да нет, как раз женится на тебе Бернард с удовольствием, — он неприятно усмехнулся уголком губ. — Ровно с тем же, что и Гардар. Или уже забыла того, от кого убегала? И по какой причине это делала?

Я вздрогнула. Злость на мужчину как-то резко начала пропадать.

— Но разве он уже…

— Знает, разумеется. О книге Азарвила знают все они, Линнелир такую информацию и не подумал бы скрывать. А ты по собственной воле…

— Да не было ничего такого! — воскликнула я и, оправдываясь, пробормотала: — Ну поцеловали меня, и что? В этом-то ничего страшного нет.

— Так в этом уверена? — холодно произнес Арданэллир. — Ты не знаешь этот мир, Инга. Бернард, как и его мать — са-ариин, тот, кто поглощает эмоции. Способность к очарованию и ментальной магии у него в крови. Как и способность вызывать и питаться эмоциями людей. Так что Бернарду в этом плане даже колдовать не надо. Если он захочет, женщины рядом с ним и так долго не проживут. Попросту выгорят от своих же чувств под воздействием его ферромонов. Все еще не страшно?

Страшно, блин! Еще как страшно!

Вспомнив собственную слабость и головокружение после поцелуев принца, я зябко обхватила себя руками. Кто ж знал, чем на самом деле это было вызвано!

«Хочу тебя попробовать… ты так горишь…»

Вот ведь! Он и впрямь, получается, меня пробовал! Самым натуральным образом! А инстинкты и ферромоны — не магия, как от них защититься?

— Гарольда Сирского от матери Бернарда защищала лишь клятва верности, принесенная ею на крови, — тем временем, все с тем же убийственным спокойствием продолжал дэйнатар. — А тебе, вроде бы, клятвы никто не приносил, если я не ошибаюсь. В другое время мне было бы плевать. Но не сейчас. Во-первых, у нас сделка, и ты вместе с книгой нужна Туманному королевству. Во-вторых, ты, как ни неприятно это признавать, спасла мне жизнь. Поэтому пока ты не научишься хотя бы более-менее сносно защищаться, ни к одному темному магу я тебя не подпущу. Разве что за исключением Линнелира. Как он мне ни противен, все же этот полукровка может научить тебя чему-то путному. Да и жрецы одного бога друг другу вреда не могут причинить.

Меня охватила горечь. А еще осознание собственной беспомощности. Арданэллир абсолютно прав — я совершенно ничего не знаю об этом мире. Сколько раз я уже могла погибнуть с момента попаданства? Счастье, что он рядом и со мной возится! Пусть и благодаря сделке, но только Ардану я могу доверять. Поэтому слушать надо только его.

— Спасибо, что объяснил, Арданэллир, — тихо произнесла я. — Я поняла.

— Я в присутствии короля поставил твою жизнь наравне со своей, Инга. Ты, вроде бы, не глупа. Очень надеюсь, что ты способна это оценить.

Дэйнатар продолжал меня отчитывать, но в данный момент имел на это полное право. Оставалось только соглашаться.

— Я ценю, Арданэллир.

— Понимаю, что противиться Бернарду тебе, необученной, было практически невозможно. И признаю, что с моей стороны опрометчиво было не предупредить тебя о вероятности подобного заранее. Но это не оправдывает твой отказ рассказать о произошедшем. Надеюсь, в следующий раз ты не станешь строить из себя гордячку, а сразу ответишь на все вопросы. Потому что от многого, что ты считаешь не важным, на самом деле может зависеть твоя жизнь.

— А принцу…

— Бернарду хватит одного твоего вслух озвученного «нет», — уверенно сказал Арданэллир. — Потому что все, что он делает — делает только по твоему согласию. Настаивать на своем после прямого отказа — значит, нанести оскорбление лично мне. Ты поняла, Инга?

— Да, Арданэллир.

— Хорошо, если так. — Ртутного блеска в глазах дэйнатара чуть поубавилось. Видимо, моя покорность его удовлетворила. — Отдыхай. Если что-то случится, не важно, что, любая мелочь, зови меня.

Послушно кивнула, мысленно раз в сотый обещая себе быть внимательной и послушной. Арданэллир открыл, было, дверь, собираясь выйти, но вдруг слегка нахмурился. А в следующее мгновение протянул ко мне руку и легко коснулся синяка на шее.

Я растерянно замерла, чувствуя, как по коже пробежало едва уловимое тепло. Впрочем, странное ощущение почти сразу исчезло. Дэйнатар развернулся и вышел в коридор.

— И не смей мне больше лгать, Инга, — не оборачиваясь, глухо произнес он. — Твоя ложь меня… злит.

Дверь за Арданэллиром закрылась, оставив меня в самых смешанных чувствах.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте