Глава 1

 

— Инга Валерьевна! — Голос профессора Стравинского застал меня на пороге лаборантской. — Как хорошо, что вы еще здесь!

Угу. Кому хорошо, а кому и не очень. Вот уже по оживленному тону старичка понятно: хочет нагрузить очередной внеплановой работой.

Нет, свою работу я, конечно, любила. Но не настолько, чтобы опять полночи переводить очередную «сверхважную» стопку статей по археологии от наших коллег из какой-нибудь Индии. Статьи вполне и до завтра подождать могут, а домой хочется уже сейчас.

И пусть меня там никто не ждет. Время-то уже почти девять вечера, а за окном — темень и холодрыга.

Мысленно с досадой помянула тот момент, когда впервые согласилась задержаться и помочь профессору в срочной работе. Это было около года назад, когда после института я только-только устроилась лаборантом в экспертную лабораторию при музее. Должность не хлебная, однако с хорошей перспективой. Три года стажа плюс хорошее впечатление от начальства — и должность младшего научного сотрудника, считай, в кармане. Разве плохо для того, кто решил посветить себя науке?

Вот я и старалась производить хорошее впечатление, выполняя работу со всей тщательностью и старанием. Профессор остался доволен. Даже более того, прознал о моих планах и любви к археологии. И, не иначе как почувствовав родную душу, решил взять надо мной шефство. Правда специфически: загружая кучей непрофильных, но важных для него вещей. Зачем? А для всестороннего развития. Ибо «вы просто обязаны стать блестящим специалистом, голубушка»!

Причем с каждым разом для этого «всестороннего развития» приходилось задерживаться все дольше и дольше. В последний раз с переводом вообще, вот, полночи просидела.

И, несмотря на все уважение к Стравинскому, это начало изрядно напрягать.

— Слушаю, Вениамин Игоревич, — с дежурной улыбкой обернулась я к старику, твердо решив на этот раз под каким угодно предлогом отказаться от любой его просьбы.

— Мне тут любопытнейший образец доставили сегодня из хранилища на исследование, — тут же перешел к делу профессор. — Кольцо из отделения египетской культуры. Полдня с ним возился, и хотел бы, чтобы вы, голубушка, тоже взглянули. Занятнейшая вещь с любопытной надписью. Видимо, какому-то служителю культа принадлежала.

— Я не сильна в древнеегипетском, Вениамин Игоревич, — напомнила я.

И невежливо зевнула.

— Я тоже не Жан Франсуа Шампольон, голубушка, — Стравинский даже не обратил внимания на такой ненавязчивый знак о том, что собеседнику вообще-то хочется спать. — Да это и не важно. Взгляните, — и он протянул мне листок с увеличенным сканом внутреннего ободка кольца.

Что оставалось делать?

«Хорошо хоть, в свою лабораторию подземную не тянет. Не спускаться в этот подвальный бункер», — мелькнула мысль. Но тут же пропала, едва я увидела надпись.

— Хм. Латынь в египетской экспозиции?

— Именно, голубушка, именно. Более того, это не все странности. У меня на руках есть свежайший масс-спектральный анализ, и он указывает, что кольцу всего около шестисот лет. В общем, к Египту находка не имеет никакого отношения.

Однако я энтузиазма профессора не разделяла.

Нет, находка интересная, спору нет. Но таких, и даже более древних вещей в музее и хранилище полно. А то, что кольцо оказалось не там где положено, вполне нормальное объяснение имеет.

— «Я владею силой, я говорю с богами», — вслух перевела я латынь. — Вениамин Игоревич, ну понятно же, что произошла какая-то ошибка при распределении экспонатов. И кто-то просто положил один из них не туда. Мы-то тут причем?

— А притом, голубушка, что, по данным музея, у них просто нет такой вещи.

— Как так? — вот эта информация действительно меня удивила. — А сопроводительный лист…

— Ни-че-го, — со значением повторил Стравинский. — В архиве нет ни одного документа, ни единого даже упоминания о кольце.

— Да как вообще подобное могло случиться?

— Не знаю, голубушка. Они там у себя всю документацию перерыли, но информации по данному экспонату не нашли. И это притом, что неучтенных вещей в музее, сами понимаете, тоже быть не может. Сначала подумали, было, что это какая-то имитация кого-то из сотрудников, но даже беглый осмотр показал, что кольцо довольно старое. Вот и отправили его нам на экспертизу, узнать, что это вообще такое. А сейчас пришли данные исследования, и я изрядно удивился. Это действительно старинная вещь. Но она не значится ни в одном каталоге. Невероятно, но факт.

— Заня-атно, — протянула я, полностью соглашаясь с таким утверждением.

— Хотите взглянуть?

Черт, кажется, плакала моя кровать в одиночестве. Ибо…

— Разумеется!

Профессор Стравинский тотчас развернулся и поспешил обратно по коридору к лестнице. Я следом за ним.

«Все-таки пришлось спускаться в подвалы».

Впрочем, сейчас этот факт уже не вызывал протеста, наоборот. По лестнице и на лифте я спускалась охваченная интересом. А в ярко освещенную лабораторию профессора Стравинского входила бодро. При входе, правда, пришлось немного задержаться, чтобы надеть халат. Я-то уже домой собиралась, когда профессор нагнал, так что успела свой в шкаф убрать. Хорошо хоть пальто еще не надела.

Попутно взглянула в зеркало и перекрутила поплотнее резинку на волосах. Они у меня мамины: скользкие, иссиня-черные. В общем, как у любой японки или кореянки. Перешли по наследству, даже несмотря на отца — типичного представителя европеоидной расы.

Впрочем, ничего плохого о собственной внешности сказать не могу, никогда на нее не жаловалась. Только вот резинки на волосах держались преотвратно.

Пока я приводила себя в порядок, профессор успел достать из сейфа кольцо. И едва я подошла, протянул неопознанный артефакт мне.

— Вот, Инга Валерьевна, смотрите.

Кольцо оказалось крупное, старое, сделанное под мужскую руку. И довольно лаконичное: из полоски золота, увенчанной кристаллом мутного хрусталя, с вырезанной на нем рогатой оскалившейся черепушкой какого-то животного.

Даже по внешнему виду я поняла, что к Египту это украшение уж точно никакого отношения не имеет. И, с любопытством взяв в руки, вгляделась во внутреннюю сторону ободка. Ага, вот она, эта надпись на латыни:

«Ego scio Vis, loquar deos» — «Я владею силой, я говорю с богами».

Оптимистичная надпись. Вдохновляющая. Пожалуй, профессор прав: кем бы ни был хозяин кольца, он явно принадлежал к жрецам или колдунам.

И откуда же оно взялось?

— Неужели нет никаких версий, как оно в хранилище оказалось? — я в задумчивости куснула губу.

— Вообще-то одна версия есть, — признал Стравинский. — Но она довольно оригинальная.

— Какая?

— Там, где его нашли, до этого находилась египетская мумия. И ее недавно каким-то образом украли. Несмотря на сработавшую сигнализацию, вора так и не поймали и мумию не нашли.

— И зачем кому-то мумия? — недоуменно пробормотала я.

— Не знаю, голубушка. В миру хватает извращенцев. Кстати, как раз через пару недель в том же зале одного такого извращенца и задержали. Говорят, голый был, в бинты замотанный. И как только пробрался-то через охрану?

— Фу! Ну и ужас! — я хихикнула. Но тут же вернулась на серьезный тон. — И что? Думаете, у того вора из кармана колечко выпало?

— А как иначе это объяснить? — профессор пожал плечами. — Сначала одно место ограбил, потом к мумии пришел. Вполне возможно. И, во всяком случае, логичнее, чем предположить, что в музей прислали неучтенный артефакт. Ну или то, что призрак хозяина нам его подбросил.

— Да, пожалуй, — согласилась я, внимательно разглядывая кольцо.

Я была ученым и скептиком, а потому в призраков и прочую мистику не верила. У появления кольца в музее должно быть какое-то разумное объяснение. Неужели действительно выпала у вора из кармана? Или из мумии, которую он похищал?

Нет, нереально. Откуда бы взяться кольцу у мумии? Каждую археологическую находку тщательно исследуют. Так что если только кольцо каким-то мистическим образом не скрывалось от осмотра, включая рентген, его бы обнаружили уже давно.

Нет, мумия ни при чем. Я мотнула головой, но тем не менее, все-таки уточнила:

— А они связывались с египетской экспозицией в Каире, или откуда там к нам ту мумию доставили?

— Связывались, конечно, — Стравинский кивнул. — И не только с ними. Со всеми, с кем мы имели в последнее время дело. В музее уже второй месяц документы сверяют.

— И действительно ничего похожего?

— Ничего.

— Удивительно, — окончательно признала я.

— А я о чем говорю! — Профессор довольно потер руки.

— И что от нас требуется?

— Как обычно, голубушка моя. Будем делать для артефакта документы, раз их нет. Полное описание, паспорт, данные исследований. А потом вернем в музей уже на законном основании. Я сегодня тут посижу еще, а завтра утром отдам вам бумаги на обработку. А то вы, наверное, уже устали и спать хотите.

Хм. Вот сейчас уже точно не хочу. После таких-то новостей!

Но, тем не менее, отказываться не стала и кивнула. Хотя было даже немного жаль, что придется уходить. Отдавать удивительное кольцо не хотелось.

Еще когда я поступала в институт, надеялась поездить по раскопкам и совершить открытие. Как и почти каждый из ребят. Уверенная в том, что именно мне повезет, и откопаю аналог Трои как минимум. Ведь столько мест на планете не изучено! Наверняка для меня что-то, да осталось.

Даже с родителями из-за выбора профессии поссорилась, особенно с отцом: он хотел, чтобы я на юриста училась, а не на какого-то там археолога. Поддержала меня только бабуля, но она вообще на мистике, фен-шуе и наших восточных корнях помешана, так что прагматичные родители ее не воспринимали всерьез.

В общем, я поступила. В пику всем, и уверенная в своей правоте.

Но чем дальше, тем больше стала понимать, что прав-то как раз был отец. Ничего я не найду. Это нереально, и таким везением я не обладаю.

Нет, мне по-прежнему нравилась выбранная профессия. Я не особо страдала от того, что большую часть времени приходилось либо читать теоретические изыскания, либо сидеть в лаборатории, практикуясь в описании и датировании глиняных черепков и костей. Не разочаровалась, как многие из сокурсников. Только в чудеса верить перестала.

И тут вдруг такая находка!

— Пойду за кофе схожу. Вам принести?

— Нет, спасибо. Я сейчас уйду уже, — отказалась я.

Профессор вышел. Тяжело вздохнув, я положила кольцо на стол. Эх, вот так, даже такое значительное событие и то по большей части проходит мимо меня.

Я загрустила, а потом с какой-то шальной мыслью взяла кольцо вновь. А что? Хоть разок примерю! Буду потом рассказывать, как надевала на палец раритетную неопознанную древность.

Кольцо было крупным, так что пришлось нацепить на указательный палец. И все равно оно чуть болталось.

Я вытянула руку вперед и неожиданно ощутила исходящее от кольца легкое тепло. Хотя, может это просто воображение разыгралось от легкого возбуждения. Эх, чудить так чудить! Изобразим таинственного хозяина-жреца полностью.

Пару раз кашлянув, чтобы настроиться и сделать голос пониже, я медленно с выражением продекламировала вычитанную на латыни надпись:

Ego scio Vis, loquar deos!

И, не удержавшись, хихикнула.

Вот только смех тотчас угас, ибо… кольцо вдруг полыхнуло ярко алым и стало резко нагреваться.

— Что за… — растерянно пробормотала я, понимая, что это уже далеко не фантазии.

Потом, опомнившись, резким рывком сорвала пугающую вещь с руки и сразу же, шипя от боли, отпустила. Раскалившийся перстень, звякнув, упал на лабораторный стол. Правда, камень мгновенно полыхнул вновь и из него в мою сторону потянулись ярко-алые лучи.

— Мамочки! — взвизгнула я, пытаясь отскочить подальше, однако не удалось.

Сияние успело окутать меня быстрее, и кровь буквально вскипела от дикого жара. Меня словно огненный вихрь охватил, наполняя силой каждую клеточку тела…

Внезапно, нарушая эту связь, пространство вокруг исказилось. Пол под ногами в буквальном смысле слова превратился в черную воронку, и я с воплем провалилась куда-то вниз.

 

Падение было недолгим, но закончилось весьма болезненно. Меня как следует тряхнуло, так, что к горлу подкатил комок тошноты, а в глазах затанцевали звездочки, после чего швырнуло на землю. Пребольно ударившись копчиком, я взвыла, но почти тотчас осеклась, ибо слезящиеся глаза узрели… лес!

Меня окружал самый настоящий чертов лес! Травка, солнце и зеленые деревья!

В душе мгновенно всколыхнулась паника. Что за чертовщина?!

Титаническим усилием вернув себе остатки самообладания, я зажмурилась и сжалась в комочек. А потом медленно, для самоуспокоения, дрожащим голосом произнесла:

— Этого не может быть, Инга. Ты — ученый, ты должна осознать, что это галлюцинация. Ты упала в лаборатории и ударилась головой. Сильно. Сейчас ты подышишь, и все пройдет.

И начала дышать. Глубоко, размеренно. Всем сердцем надеясь, что вот-вот услышу шаги возвращающегося профессора Стравинского, или еще лучше — его обеспокоенный голос. Однако вместо этого предатели-уши транслировали мозгу шелест деревьев и пение птичек, кожа — касание теплого ветерка, а нос — запах травы и сырой земли.

Нет, не буду открывать глаза. Не бу-ду. Буду упорно сидеть и ждать, пока врачи вернут меня в привычную реальность. Я отказываюсь воспринимать эту галлюцинацию. Отказываюсь воспринимать шум леса и писк комарья над ухом. И…

И тут эта мелкая сволочь тяпнула меня за руку! Больно и весьма реалистично, напрочь разрушив всю стройную систему самоубеждения. Сердито зашипев, я инстинктивно прихлопнула наглую комарину, а потом с неожиданно воцарившейся в голове холодной ясностью поняла: влипла. Не знаю, как такое возможно, но факт. Все вокруг — самая настоящая реальность.

Я застонала и обхватила ладонями голову.

Все чертово кольцо виновато! И мое глупейшее поведение! Померить, видите ли, древность захотелось, да еще изображать из себя неизвестно кого, декламируя вслух всякие надписи! Действительно, достойно кандидата в серьезные ученые!

Выбирайся теперь неизвестно откуда! Хотя…

От неожиданной мысли отчаяние резко отступило, а я аж подпрыгнула с земли.

Черт побери, а ведь это же, как ни крути, открытие! Мирового масштаба! Если я смогу повторить подобное перемещение на глазах у коллег и с соответствующей аппаратурой, это же… это нобелевка минимум!

Азарт ученого захватил меня полностью. Неожиданные, невероятные перспективы будоражили так, что захотелось взвизгнуть от восторга. Мне повезло! Нереально, сумасшедше повезло! Это круче Трои, это несравнимо вообще ни с чем!

Эх, жаль, телефона нет! Был бы мобильник, можно было бы вызвать службу спасения. А так придется спасаться самой. И желательно побыстрее, ведь кольцо в лаборатории осталось. Мало ли, кто-то еще о его свойствах узнает? И мое открытие перехватит.

Ну уж нет! Этого нельзя допустить!

Я нервно куснула губы и заозиралась по сторонам, вспоминая занятия по ориентированию на местности. Благо в институте на них был особый упор, ибо что это за археолог, который не может юг от севера отличить?

Несмотря на то, что полуденное солнце практически висело над головой, стороны света определила быстро. Осталось лишь решить в какую сторону идти. Конечно, желательно в ту, где люди, но без карты местности выбор любого направления — что игра в рулетку.

Пока я решала, куда топать, вновь была укушена очередной писклявой мошкой. И, плюнув, отправилась на восток — лес-то все равно без единого просвета.

В отличие от заснеженной Москвы здесь было хоть и сыро, но тепло. Поэтому в рубашке, брюках и тонком белом халате я чувствовала себя достаточно комфортно. Единственное, ногам в зимних сапогах оказалось жарковато. Впрочем, для похода по мокрой траве и выпирающим отовсюду корням, подобная обувь все равно подходила куда лучше, чем мои рабочие туфли. Так хоть можно быть уверенной, что за ногу никакая местная гадина не цапнет.

Даже проваливающиеся во влажную землю каблуки не мешали радоваться, что я успела переобуться. И жалеть, что нет перчаток и какого-нибудь шарфа, ибо звенящая мошкара не оставляла ни на секунду. Эти мелкие упыри кружили вокруг и бросались на все незащищенные участки кожи, норовя тяпнуть то в руку, то в шею, то в макушку. Прихлопнешь одного — его место тут же занимали новые.

— Москитола на вас нет! — не выдержав, ругнулась я вслух.

Радостный и даже, можно сказать, торжествующе-язвительный многоголосый писк был мне ответом.

Продолжая отмахиваться, я ускорила шаг. Скорей бы уже выйти хоть куда-нибудь! Не может ведь этот лес продолжаться вечно?

Я в очередной раз огляделась, чтобы понять, не сбилась ли с намеченного курса, и вдруг неподалеку, справа, заметила клочки тумана. Белесые сгустки рваными лоскутами скользили по земле, то сливаясь друг с другом то вновь разлетаясь под порывом легкого ветерка.

Наблюдение заставило нахмуриться. Хм. Вроде бы для тумана еще рановато. Обычно он появляется либо на рассвете, либо на закате. Присмотревшись к необычному явлению природы внимательнее, я неожиданно поймала себя на странном желании оказаться как можно дальше отсюда. По спине прокатилась тревожная волна мурашек, а интуиция буквально требовала держаться подальше от белесых клочков.

Та-ак. Даже если это паранойя разыгралась, лучше перебдеть.

Я уверенно повернулась к туману спиной и дальше решила идти на север. Все равно двигаюсь наугад, так почему бы не поддаться на уговоры внутреннего голоса? Да и здравый смысл намекал, что бродить в тумане — удел ежиков из мультфильма, а не адекватных людей, которые хотят побыстрее добраться до цивилизации. Ведь уже через пару-тройку часов туман вполне мог стать настолько густым, что и ориентироваться станет невозможно.

Однако выбранное новое направление тоже оптимизма не принесло. Мошкара не пропадала, а в лесу собиралась вечерняя прохлада. От сырого воздуха одежда стала влажной и неприятно липла к телу.

Снова с досадой вспомнила мобильник, оставшийся в сумке. С его помощью я смогла бы узнать, в какой части света нахожусь. Спасателей вызвать. GPS включить. А так — иду непонятно куда, непонятно где… Единственное, что могла сказать: лес лиственный, и я где-то на юге. Спасибо хоть не на северный полюс забросило!

Не знаю, сколько километров я прошла, но к вечеру ноги ныли и буквально отказывались двигаться. При этом лесу не было ни конца, ни края. Отгонять мошкару тоже устала, и все чаще кровососы добивались своего и больно кусали. Это вконец расстроило, и я, не выдержав, зло заорала:

— Да чтоб вам! Отстаньте от меня, наконец!

После чего от души махнула рукой, в какой-то глупой, но отчаянной попытке желая избавиться от навязчивых насекомых навсегда. В тот же момент с пальцев неожиданно слетел сгусток огня и ударился в землю неподалеку, а меня охватила прозрачная, чуть мерцающая сфера.

— Твою ж!..

От неожиданности и шока я аж подпрыгнула.

Это еще что такое?!

Я обалдело посмотрела на собственные руки, на странный барьер, отделивший меня от надоедливых мошек и снова на руки. Происходящее не укладывалось в голове и с точки зрения рационального научного подхода не объяснялось.

Ведь я только что продемонстрировала реальность существования феномена пирокинеза — возжигание огня! Это не считая какой-то сферы, защищающей от насекомых! Но откуда взялись такие способности? Неужели колечко превратило меня в мутанта вроде тех, что в фильме «Люди Икс» были?

Глубокий вдох и долгий выдох. Так, кажется, пора признать, что парапсихология все-таки не лженаука. И заодно в магию и буддийских монахов со сверхспособностями поверить. Вернусь домой — стану популярнее Кашпировского. Все призы с шоу «Битвы экстрасенсов» мои.

Главное вернуться.

Я обеспокоенно взглянула на вечернее небо. Еще немного, и окончательно стемнеет. А, значит, придется как-то устраиваться на ночлег в лесу. Нехорошо, ибо кроме мошкары тут может что-то и посерьезнее водиться. Так задремлешь, и не проснешься вообще. Защитка-то магическая непонятно как работает, и сколько продержится.

Вот, кстати, интересно, а что я еще умею? И есть ли среди вновь обретенных способностей что-нибудь, что поможет мне выбраться из этого царства флоры к людям? Хотя бы аналог ясновидения какой-то?

— Говорю с богами… — пробормотала я себе под нос, вспоминая надпись на кольце.

Хм. А, может, и вправду у какого-нибудь высшего разума прозрения попросить?

Колечко, которое попало ко мне в руки, явно к жреческим обрядовым относилось. Стало быть, хозяин бывший, с богами точно общался. Значит, надо попробовать и мне. В конце концов, получится — хорошо. Не получится — больше терять времени не стану, и начну выбирать место для ночевки.

Изучая археологию, я достаточно много времени уделяла различным религиозным культам, их атрибутике и обрядам. Ведь большинство ценных находок и исторических артефактов в той или иной степени были связаны с религией. Поэтому знала, что главное в любом обряде — концентрация. Любая молитва в большинстве своем именно на это и была направлена.

Что ж, надо постараться на время забыть о том, что я неверующий скептик, и как следует помолиться. Жаль, конечно, что ни одной молитвы не знаю, но буду исходить из того, что концентрация и искреннее желание связаться с высшими силами это компенсируют.

Итак! Сложив ладошки у груди, я закрыла глаза и постаралась максимально сосредоточиться. А потом четко и уверенно произнесла:

— Господи Иисусе, взываю к тебе! Укажи мне, заплутавшей, дорогу к людям!

И замерла, ожидая результата.

Вот только результата не было.

Прошла минута, другая. Ничего. Ни единого виденьица, ни единого даже самого маленького знака свыше. Лишь легкое касание вечернего ветерка.

Стройная теория, в которую я почти поверила, рассыпалась на глазах. Но это было не честно! Должно было сработать! Должно!

На третьей минуте ожидания я не выдержала и, сердито куснув губу, выдохнула:

— Да что не так-то?!

— Может, аминь забыла сказать? — внезапно вежливо подсказал сзади женский голос.

В диком-то лесу?!

Взвизгнув и от неожиданности подскочив на добрых полметра, я резко развернулась. И ошарашено уставилась на непонятно откуда появившуюся темноволосую девушку в развевающемся сиреневом платье весьма откровенного кроя.

— И чего вы все время этого Иисуса поминаете? Неужели в Ограниченном мире такой выбор скудный? — поразмышляла она вслух, а потом, будто опомнившись, широко улыбнулась. — Впрочем, не важно. Я ведь тебя услышала.

Шок! Натуральный и окончательный! Неужели… неужели передо мной реально стоит самая настоящая богиня?!

— Ага, — тотчас подтвердила та, хотя вслух я не произнесла и слова.

— А… э… — еле выдавила я. — А вы… простите?..

— Ашшарисс, — правильно поняв недосказанный вопрос, представилась богиня. — Богиня Вечернего ветра, покровительница гашшар. Но ты, так и быть, можешь звать меня Шер, не обижусь.

Шер… Ашшарисс… странно, вроде бы я лекции по мифологии не прогуливала, но такое имя слышала впервые. Хотя, может, это просто от стресса все позабывала?

Но все же интересно, кто она? Откуда?

Я прокашлялась и вежливо уточнила:

— Подскажите э-э Шер, а вы из какого пантеона будете? Шумеро-аккад? Ацтеки? Месопотамия?

— О, значит, выбор-таки у вас имеется, — непонятно чему обрадовалась богиня и отрицательно качнула головой. — Нет, тут таких пантеонов никогда и не было.

— Как это?

— А вот так, — Ашшарисс пожала плечами и, подмигнув, убила новостью: — Ты сейчас в другом мире находишься.

Меня переместило в другой мир?! Вот этот лес и все вокруг — иномирное?!

Я, едва ли не открыв рот, стала озираться по сторонам, чувствуя, что такими темпами точно сойду с ума. Магия, боги, другой мир! И все это на одну меня! Да тут не только нобелевку, тут памятник при жизни получить можно! Если только…

— А как мне домой попасть?

— Гм, — Шер поморщилась и потерла переносицу. — Как бы тебе так сказать-то, чтобы не расстроить… видишь ли, никак.

— В смысле?! — недоверчиво уставилась я на нее. — Я же как-то сюда попала!

— Попала, — согласилась богиня. — Видимо способности к магии пробудились, а маг ты сильный. И, что самое паршивое для тебя — темный. А сильным темным магам в вашем Ограниченном мире находиться нельзя. Совсем. Вот тебя и вышвырнуло оттуда сюда, к нам.

— Как вышвырнуло?!

— Ну, как-то так, — Шер выразительно пнула острым носком туфельки лежащий рядом с ней камешек. — Сработала защитная система вашего мира.

— Но там же мой дом! Там родственники, работа!

— Сочувствую тебе и соболезную родственникам. Теперь твой дом здесь.

В душе от этих слов все оборвалось. Как это — я не могу вернуться? Что значит, мой собственный мир меня пинком под зад… из-за какого-то кольца! На глаза аж слезы набежали. Нет, это невозможно!

— Я должна попасть обратно! Каким угодно способом!

— Ну-у, как вариант, можешь найти ограничитель магии, — поразмышляла Ашшарисс. — Это артефакт такой. Дорогой и очень редкий, кстати. Он связывает силу темного мага на какое-то время. Потом найти очень сильного колдуна, который откроет портал в твой мир. А таковых тоже немного, и забесплатно они не работают. В общем, если все это выполнишь, то некоторое время, пока хватает зарядки артефакта, сможешь находиться в Ограниченном мире. Но при этом чувствовать себя с ограничителем на шее будешь отвратительно. Хотя, если честно, не понимаю этого. Кто же по доброй воле от магии отказывается?

— Я!

В этот момент я действительно была готова отказаться от чего угодно, лишь бы вновь оказаться дома. К черту нобелевку, к черту все эти сверхспособности и другие миры!

— Странная. Хотя все вы из Ограниченного мира странные, — резюмировала Шер. — Ну да ладно. Вернемся к делу: ты просила о помощи.

— Да. — Я поспешно кивнула. Теперь, когда пусть и небольшой, призрачный шанс вернуться домой появился, мозг лихорадочно принялся рассчитывать варианты. — Мне нужно выбраться к людям, для начала. А дальше найти какого-то сильного мага, и, как вы сказали, ограничитель. Да?

— Ну, насчет ограничителей — увы, артефактов в карманах не держу, — богиня развела руками. — А дорогу указать, это ничего сложного.

Шер протянула руку, и в ее раскрытой ладони вдруг сверкнул широкий браслет с изображением какой-то монструозной свернувшейся ящерицы с крыльями.

— Вот, бери. Наденешь, заключим договор на крови о моем покровительстве, и все будет.

— Покровительстве?

— Ну да. Ты принимаешь меня как свою богиню, вручаешь свою жизнь, а я с удовольствием забочусь о твоем благополучии.

Ничего себе предложеньице! Договор на крови… Что-то прямо сделку с дьяволом напоминает. Продай душу, а я тебе плюшки. Страшно как-то!

И пусть как ученый до этого момента я в существование души не верила. Но, раз уж на то пошло, я и в богов, магию и другие миры не верила! А вот — пожалуйста. Полный комплект.

Нет, больше глупостей я не совершу и поспешных решений принимать не стану.

Я отрицательно качнула головой и как можно тактичнее — с богиней все-таки разговариваю — сказала:

— Извините, но я на такой обмен не готова. Не хочу обижать, но поймите меня правильно. Подобные предложения нужно принимать, будучи уверенной в себе и полностью понимая последствия сделки. К сожалению, во мне такого понимания пока нет.

— Н-да. Проблемка. — Шер на мгновение нахмурилась, но потом вновь улыбнулась, а браслет исчез во вспышке. — Знаешь, а ладно. Я понимаю твои страхи, у вас все-таки мир Ограниченный… похоже, во всем. Но ты мне нравишься, поэтому я тебе и так помогу. В конце концов, я — богиня прогрессивная, могу разок и отойти от принципов. А дальше уж сама решишь. Мнение переменишь — позовешь, услышу. Мы, девочки, всегда можем договориться.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я, ибо уже и не надеялась на что-то. Все-таки богине отказала.

Какой-нибудь наш Зевс Громовержец или та же Гера, меня бы вообще за дерзость покарать могли.

— Говорю же, я — прогрессивная, — снова прочитав мои мысли, хихикнула Шер. — Был бы на моем месте кто другой… Впрочем, ладно. Тебе пора.

Ашшарисс внимательно огляделась и слегка нахмурилась.

— Та-ак, — протянула она. — Далековато тебя, конечно, забросило. Прямо к границе с Туманным королевством.

— Туманным? — я вдруг вспомнила те жутковатые плотные космы, виденные днем.

— Да, да, именно из-за них название и прижилось, — подтвердила Шер, похоже, читавшая мои мысли. — Тут огромные леса и большая часть таким туманом затянута. Правильно, что ты туда не пошла. Там такие пауки водятся! Выше меня ростом. Туман сети маскирует, но даже и без того влипнуть можно. Сверху такая махина прыгнет и голову не хуже моей гашшарки с одного раза оттяпает.

Меня замутило. Пауков я с детства боялась, даже самых маленьких. Так что от одной мысли о близости таких тварей затошнило, и холодный пот прошиб.

— Да не переживай, поблизости их нет, — успокоила богиня. — Во всяком случае, пока что.

Блин! А мне тут ночь сидеть!

— Ну вот за ночь могут и доползти, конечно… — что-то прикидывая в уме, протянула Ашшарисс и вдруг решительно заявила: — В общем, знаешь, что, давай-ка я тебя просто поближе к какому-нибудь городку перемещу. А то вправду сожрет кто-нибудь, и наше плодотворное сотрудничество закончится, так и не успев начаться.

Она взмахнула рукой, и пространство рядом с нами замерцало, принимая форму бледно-лилового овала с меня ростом.

— Ого! — выдохнула я под впечатлением.

— Портал магический обыкновенный, — покровительственно сообщила Ашшарисс. — Делаешь шаг и оказываешься в милой рощице неподалеку от городских ворот.

Интересно, а это не опасно? И какие ощущения будут при переходе? И вообще…

— Да что ж ты подозрительная такая, — в голосе богини послышалось легкое раздражение. — Это безопасно и абсолютно неощутимо. Давай уже, иди, а то скоро последний торговец уедет, и в город до завтра уже не попадешь.

— Торговец?

— О-о-о… да иди уже!

Сообразив, что еще немного, и меня просто здесь с пауками под боком оставят, я опомнилась. Быстро протараторила еще одно «спасибо» и, глубоко вздохнув, шагнула в портал.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте