Глава 5

Утром я с трудом оторвала голову от подушки. Усталость брала свое: сложно одномоментно впихнуть в голову знания о предметах, которые нормальные студенты изучали в течение трех лет. Но выбора не было. Чтобы соответствовать своему новому образу, приходилось спешно штудировать учебники, законы и заклинания, не выученные своевременно.
Усилием воли я все же поднялась и заставила себя собраться на занятия. Завтрак, правда, опять пропустила — слишком долго это самое волевое усилие перебарывало сон и лень. Ну да не в первый раз, на обеде побольше съем.
На занятие по специализированной магии я шла с твердым намерением уподобиться губке, впитывающей живительную влагу знаний. Рванула на себя дверь аудитории… и замерла на входе.
В первый миг мне показалось, что я вошла в помещение, наполненное собственными копиями. Внешнее сходство, конечно, было условным, но вот одежда была скопирована точно. В аудитории сидели, ходили, стояли, болтали, смеялись человек тридцать студентов, одетых в серые мантии моего фирменного покроя и украшенные кристаллами Островски всех оттенков серого. А на их шапочках колыхались белоснежные, серебристо-серые и прочие разновидности перышек, радовавших глаз формой, пушистостью и плотностью оперения.
Узрев меня, стоящую на пороге, однокурсники разразились приветственными аплодисментами.
— Карочка! Лапушка! — подлетел ко мне парень, из-под круглой шапочки которого до плеч струились прядки темно-каштановых волос, оттенявших слишком золотистый, чтобы быть натуральным, тон. — Я Нантий, но для тебя просто — Нетти! — восторженно провозгласил он, восторженно глядя на меня подведенными медово-золотой подводкой глазами.
— Э-э… очень приятно, — растерянно пробормотала я.
— Нам всем тоже очень, очень приятно! Ты — наша королева! Кара Великолепная! — защебетал хлыщ. — Позволь, памятное селфи?
И выхватил из кармана магофон элитного бренда «Томато», с выложенным на крышечке надкушенным помидором из рубинов. Сверкнула вспышка, а потом окончательно обалдевшую меня подхватили под локоть и потянули к большому столу. Оттуда мне уже с энтузиазмом махали столь же эпатажные юноши.
— А что, собственно, происходит?
— Как что? Ты сделала это! Сбросила иго кошмарных правил, одевающих нас в убогие серые тряпки! — радостно провозгласил Нантий.
Со всех сторон летели воздушные поцелуи от студентов, мимо которых я проходила, с трудом переставляя ноги и пытаясь оправиться от шока.
Едва сев на скамью, я тут же оказалась в кольце худощавых парней, одетых в рубашки модных в этом сезоне розового и ало-фиолетового цветов. Наброшенные поверх узкие мантии с вырезами на боку ничуть не мешали разглядывать брендовые вещи. Удлиненные волосы моих однокурсников были профессионально оттенены более темными прядями, а брюнеты и шатены, радовали глаз сверкающей платиной и ослепительным золотом. Картину завершали тонкие ниточки усиков, наманикюренные руки и изящные туфли, с узкими носами.
Подходящие к нам девушки блистали кристаллами мантий, а кое-кто даже умудрился наклеить эти украшения на лицо.
— О-о-о! — жеманно выдохнул один из гламурных парней, указывая на мои туфельки. — Это же Аггуччини из последней коллекции! Кака-а-я прелесть!
Окружающие тотчас закивали.
— А кружево, кружево! Это же Шиншель! Ты просто королева, птичка моя! — закатил глаза мой сосед справа. — Богиня вкуса!
— Икона стиля! — Поддержал Нетти.
В кармане мантии звякнул магофон, и я, нащупав, достала его из кармана.
Рядом раздался восторженный визг:
— У-у-у-а-а-у! Это великий день! Мои глаза видят «Вертур»! О-о, ну дай же мне до него дотронуться! — и в мою руку вцепился темноволосый парень, со стрелками на глазах, выложенными из черных кристалликов.
Тотчас вся толпа, чуть не уронив меня со скамьи, ринулась к моему магофону, восторженно стеная и жеманно прижимая к немужественной груди ухоженные руки, с унизанными кольцами пальцами.
— А… нам ничего не будет за это? — отмерла я, осматривая курятник из всех оттенков серого.
— Благодаря тебе — нет! — восторженно ответил Нетти и обратился к товарищам: — Соратники?
Сокурсники тотчас с самым серьезным видом взяли в руки новехонькие уставы Академии и открыли их на нужной страничке, заложенной закладками со сверкающими стразами. Потом одновременно подняли книги вверх, демонстрируя готовность идти в борьбе за красоту и гламур до конца.
Я мысленно застонала. Если после этого преподаватели Академии сожгут меня на костре, их даже мой папа оправдает.
— А еще мы решили, что защитники — это братство, и мы должны быть сильны! Мы должны уметь защищать себя! — с изрядной долей пафоса произнес Нетти, закончив рассматривать мой магофон. — Мы собрали общее собрание курса и приняли непростое решение!
— К-какое? — выдавила я, нервно отмечая, как все вокруг замерли, преисполнившись серьезностью момента.
— Мы должны учиться! — огорошил парень. — Отныне на факультете защиты запрещены прогулы и невыученные задания. У провинившегося отбирают косметику на неделю! — по рядам «соратников» пронесся вздох ужаса. — Если бы не ты, Кара, мы бы и дальше прозябали в наших страшных мантиях и без единственного огонька кристалла. Ты спасла нас из ужасных лап серости! И мы поняли, что знание — это сила!
После таких слов, мне даже приятно стало: ведь и впрямь, спасла от несправедливости. Сподвигла наш факультет учиться. И доказала, что и защитники что-то могут! Да мне действительно собой гордиться надо!
Мысленное самолюбование прервал скрип открывающейся двери и последовавший за ним звук падения твердого предмета. Мы обернулись. На пороге аудитории стоял профессор Дорм, из рук которого выпал учебный визариум.
Профессор в ужасе рассматривал наш серебристый птичник, мгновенно рассредоточившийся по аудитории и склонившийся в положенных поклонах.
— Что. Это. Такое?! — громко произнес профессор, обводя аудиторию взглядом, в котором читалось что угодно, кроме одобрения. — Вы не на вечеринке, а в учебной аудитории! Будьте добры, соответствовать правилам Академии!
Худощавая брюнетка, на щеке которой сверкал узор из красных камешков, подняла руку и уверенным, громко поставленным голосом произнесла:
— При всем уважении, профессор, мы ничего не нарушаем.
— Мне лучше знать, нарушаете вы или нет! — рыкнул Дорм.
Однако, настырная студентка не впечатлилась.
— Если вы полагаете, что нами нарушен устав Академии, могу я узнать, какая именно статья и какого параграфа? — девушка с вызовом посмотрела на преподавателя. — Насколько мне известно, есть лишь один раздел, определяющий требования к форме факультета защиты и его требования соблюдены нами в полном объеме.
Лицо пожилого профессора пошло красными пятнами.
— Что? Вы хотите сказать, что знаете, как выглядит устав Академии? — выдохнул он.
Однако в ответ на злобно-издевательский вопрос, в воздух тотчас взметнулись руки с зажатыми в них увесистыми томами устава Академии.
Злющий профессор несколько раз судорожно втянул носом воздух, а затем стрелой вылетел из аудитории.
Студенты радостно загомонили, но радостные речи прервал серьезный голос Нетти:
— Соратники, мы выиграли сражение, но не войну. Приготовьтесь, сейчас противник приведет подкрепление.
И радостные разукрашенные лица вновь нахмурились, становясь суровыми борцами за прекрасное. А мне, честно, захотелось заползти под парту и переждать все подальше от преподавательских глаз.
Нетти оказался прав. Не прошло и пары минут, как в аудиторию влетел профессор Дорм в сопровождении декана факультета судейского дела — профессора Атальгрина, скривившегося при виде нашего безобразия, и декана факультета Защиты Тилгора, который схватился за сердце, узрев неповторимое великолепие своих студентов.

Pages: 1 2 3

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте