Наталья С. Жильцова

Я тебя ненавижу

 (промо-кусочек рассказа)

Туман… перед глазами все плывет. И обвинения Астаниэля, и грозный голос матери-атары сливаются в какой-то невнятный шум. Мать что-то спрашивает, требует, указывает на жмущуюся к нему эльфийку…

Что она хочет? Что они все хотят?

Ариабет с трудом провел рукой по лбу. Хотелось спать.

— Ты опозорил наш дом!

Вскрик матери отозвался в голове гулким эхом.

Кто опозорил? Он? Почему?

Вопроса задать Ариабет не успел. Пока он собирался с силами, почувствовал рывок, и светлая эльфийка отлетела в сторону. А затем лишь вбитые намертво рефлексы позволили уклониться от сверкающего клинка… брата?!

«Астаниэль пытается меня убить?» — молнией пришедшее осознание немного отрезвило, и помогло понять происходящее. Однако заторможенное тело по-прежнему находилось под влиянием какого-то зелья.

«Я не успею увернуться».

Казалось, само время на миг замедлилось, позволяя увидеть неумолимо приближающийся клинок брата…

И внезапно, словно из ниоткуда возникшую впереди высокую темную фигуру.

Рука Астаниэля запоздало дрогнула, пытаясь скорректировать и обвести удар, но поздно. Меч поразил вампира, и лишь потом, по наклонной, вошел в Ариабета.

Боль! Ощущение пронзившей легкое стали, собственный хрип и вкус крови во рту. Чернота перед глазами…

Внезапно все отступило.

Дыхание вновь выровнялось, сознание обрело кристальную ясность.

Ариабет выпрямился, уже окончательно понимая, во что втянул его брат. Но надежда оправдаться еще была. Вот только…

— Ты вмешался в поединок, Артур! — прошипел Астаниэль. — По какому праву?

— Он не умрет, — бесцветно ответил архивампир. — Я дал ему слово.

— Слово?! — атара третьего дома Даэрон задохнулась от гнева и с перекошенным лицом уставилась на собственного, еще недавно любимого сына. — Мало того, что ты привел в наш дом светлую эльфийку, ты еще и посмел связаться с вампиром?!

Ариабет глубоко вздохнул.

— Мать… — начал он, но та не пожелала даже слушать.

— Дважды опозоривший дом Даэрон! Ты мне не сын! Ты должен умереть!

— Он не умрет, — повторил Артур жестко. — Каждому, кто попытается его убить, я лично оторву голову.

Ариабет взглянул на того, кто вернул его к жизни. По правой щеке архивампира тянулась кровавая полоса, оставленная мечом Астаниэля. И на миг железное самообладание экзекутора темному эльфу отказало, всколыхнув в душе жгучую, сильную ненависть. Ненависть к собственному старшему брату.

«Подумать только, меня защищает вампир. А тот, кому я доверял, жаждет моей смерти…»

— Нейский клинок, — сообщил, глядя на Артура, Астаниэль. — Даже на тебе рана затянется не сразу, а шрам так вообще останется на долгие годы. И ради кого подставлялся? А ты… — Астаниэль перевел полный презрения взгляд на брата. — Ты настолько жалок, что сам за себя не можешь постоять. И тебя спасает даже не эльф, а вампир. Считаешь, ты достоин титула мужчины нашего дома? Лучше бы ты погиб с честью, изгой.

Ариабет заскрипел зубами. Лишь рука Артура, с силой сжавшая его плечо, удержала эльфа от того, чтобы броситься в бой.

— Забирай его, Артур, — процедил Астаниэль. — Но знай, что при первой же возможности мы все равно убьем его.

Одно резкое движение, и обезглавленная эльфийка упала на пол.

Дикая волна боли прошла по оплетавшей грудь и руку татуировке, словно выжигая ее изнутри, и Ариабет пошатнулся. А в следующее мгновение вызванный архивампиром портал, перенес их в небольшую грязную комнатку какой-то таверны.

— Ари? — В обычно равнодушном голосе Артура послышалось беспокойство. — Ты там опять помирать не собираешься?

— Нет. Но зря ты спас меня, — бесцветно произнес эльф. — Моя жизнь теперь много хуже смерти.

— Жизнь никогда не может быть хуже смерти, — сообщил архивампир. — Уж поверь мне, я это точно знаю.

— Меня предал собственный брат. От меня отвернулся дом. У меня нет будущего, — Ариабет с горечью посмотрел на него. — И как прикажешь теперь жить?

В глазах Артура полыхнули ультрамариновые огоньки. Он мрачно усмехнулся и отрезал:

— Живи местью.

 

Ариабет резко открыл глаза. Сон. Всего лишь сон-воспоминание давних событий. Давненько ему не снилось кошмаров…

В последнее время жизнь, несмотря на все давешние злоключения, наладилась. А вот несколько лет назад Ари даже не надеялся на такую благосклонность судьбы, поэтому и взывал к Моране, в надежде на ее помощь.

Но, как говорится, юмор у богов специфический, а дороги далеко не прямые. Сестра пресветлой Двайны взяла с эльфа слово оберегать наследницу Велиара. При этом не просто охранять девушку, но и втереться в доверие.

Для бывшего экзекутора четвертого Дома подобная просьба не показалась чем-то сложным. Главное, что в итоге он мог сохранить свою жизнь, чтобы со временем попробовать отомстить, как и советовал Артур.

Тень была крайне доверчива, и к помогавшему ей в учебе Ари достаточно быстро привязалась. И все бы шло хорошо, но юная некромантка как магнит притягивала к себе неприятности. В ходе очередного нападения пришлось спасать ее, практически жертвуя собственной жизнью. И кто бы мог подумать что Тень даст Моране слово лишь бы вытащить своего спасителя с того света?

В итоге к необходимости защищать девушку прибавилась вполне прямая обязанность как старшего брата. Но богине этого показалось мало, и она в качестве бонуса часть эмоциональности Тени перекинула на Ари. Конечно, это бесило. Он потратил всю жизнь на то чтобы убить в себе всякие эмоции, но в один «прекрасный» момент все пошло насмарку.

Впрочем, даже с этим Ариабет научился жить, и, как оказалось, так было даже лучше. Никогда среди своих соплеменников он не чувствовал искреннюю заботу о себе или просто радость.

Даже когда связь с сестрой исчезла, отказываться от этого Ари не решился, и учился чувствовать сам.

Судьба вообще после знакомства с Тенью совершала всевозможные кульбиты и выверты. И невероятным поворотом вывела его к тому, что он имел сейчас: новый Дом и новых родственников. Точнее брата.

Кто бы мог подумать, что Алеорн элдер первого Дома темных эльфов Айанор окажется кровным родственником? Разве что мать Ариабета, но она, и весь Дом Даэрон были уничтожены. Да и родство вскрылось далеко не сразу.

Вспомнив, как решился раскрыть Алеорну полученную от архивампра информацию, Ари усмехнулся. Столько переживаний было до этого разговора! А в итоге получил от старшего брата довольную усмешку и заверение, что теперь покой Ариабету будет только сниться. Ох, как Алеорн его гонял!

Счастье, что на эти несколько дней старший братец отбыл с делегацией, устроив Ари внеплановые выходные.

Не торопясь, он спустился в малую столовую. Раннее утро давало надежду на то, что позавтракать удастся в одиночестве, а потом можно будет…

Надежды и мечты разрушил торопливо приближающийся звук шагов. Ариабет изумленно перевел глаза на дверь, как раз тогда, когда в столовую ворвалась Ланатиэль.

Кучерявая полуэльфийка и по совместительству жена Алеорна славилась хотя и добрым, но взбалмошным характером. Как ее терпел сам Алеорн, Ари понятия не имел. Но сам всегда старался держаться на расстоянии, чтобы случайно не пострадать от очередной какой-нибудь ее авантюры. Воображение-то у Ланы было весьма буйное.

Вот и сейчас, глядя на возбужденно-восторженное лицо полуэльфийки, Ариабет приготовился к худшему. И уже не удивился, когда девушка выпалила:

— Я придумала, как улучшить «драконову слюну»!

Только мысленно вздохнул и тактично предложил:

— Лана, а может, ты свои эксперименты отложишь на время? Пока Алеорн не вернется?

— Ты что! — возмутилась Ланатиэль. — Он вернется, и все эксперименты пойдут коту под хвост. И вообще, на мне защита, мне ничего не будет!

— Ага, а вот наш Дом может пострадать.

— Я аккуратно! И вообще, на лаборатории защита стоит мощная!

— На Академии, помнится, тоже защита была, но потолок ты все равно обрушила, — фыркнул Ариабет и тут же заслужил негодующий взгляд.

— Мне этот потолок теперь до старости будут вспоминать?

— Хорошо, могу вспомнить южную галерею, которую ты в позапрошлом году чуть не спалила, пытаясь «всего лишь немного модифицировать» растущий там плющ.

Лана тяжело вздохнула.

— Ну, это вообще случайность. Зато если бы выгорело, там бы такие цветочки красивые росли! И, главное, ядом плевались в посторонних!

— Так оно и выгорело, — отметил Ари. — В самом прямом смысле слова.

— Один — ноль, — признала Ланатиэль. — Эх, вот как тут развиваться молодому зельевару? Такими темпами я так до магистра никогда не дотяну! Вернется Алеорн, надо будет потребовать возвращения в школу травников.

— Требовать у кого? У архимага школы травников? Помнится, он лично подписал приказ о твоем отчислении за побег из школы. Это официально. А неофициально — за твой непомерный энтузиазм. Хрен он тебя обратно возьмет, и мы оба это прекрасно знаем.

— Угу, — Лана грустно вздохнула. — Злые все. Никто меня не любит.

— А как же Алеорн? — усмехнулся Ариабет.

— Два — ноль, — полуэльфийка, сдаваясь, подняла руки. — Тебя не переспоришь.

— Конечно. Я ведь старше и опытнее.

— Ну ничего. Вот женишься, отыграюсь.

— Не дай бог! — тут же поморщился он. — У меня столько нервов нет, чтоб жениться!

— Ариабет? Ты начал задумываться о женитьбе? — раздался вдруг у дверей новый голос, и в столовую вошла атара первого Дома темных эльфов Шалия Айанор. — Это правильно. Твой траур уже вышел.

— Эм-м… вообще-то я, наоборот, не хочу, — осторожно поправил Ариабет.

— А это не важно, — Шалия улыбнулась. — Главное, что хотя бы в принципе задумываться начал и произносить это слово.

— Ты попал, — довольно прошептала Ланатиэль и добавила, уже громче: — Ну, мне пора полить свои травы в оранжерее. И урожай собрать. И посмотреть, что дети делают… в общем, всем приятного дня!

И умчалась из столовой в неизвестном направлении.

Атара проводила девушку недовольным взглядом, но потом вновь повернулась к темному эльфу.

— Кстати, я ведь именно поэтому тебя и искала, — произнесла она. — Со мной связался артефактник, который делал для тебя браслет. Ты можешь его забирать.

— Конечно, атара.

Ариабет был совсем не против развеяться. Поэтому, быстро доев, вскоре уже покинул первый Дом.

 

Меладир, столица темных эльфов, являлся, пожалуй, самым огромным городом во всех королевствах. Одни только огороженные территории Домов занимали многие мили, а ведь был еще и центр. С торговыми зданиями, зданиями правления, жилыми и ремесленными кварталами.

В один из таких кварталов Ариабет сейчас и направлялся. Его браслет делал артефактник Сарион, известный мастер, старик даже по меркам темных эльфов. Несмотря на то, что Сарион формально числился в первом Доме, жить он, как и все, кто был связан с торговлей, предпочитал отдельно. Когда три месяца назад вышел срок его траура, они с Шалией уже посещали его, так что дом Ариабет помнил.

Артефактник его уже ждал. Он лично вручил Ари коробочку темного дерева и пронаблюдал, как тот надевает браслет. Потом сделал легкий надрез на руке, активируя артефакт кровью, и удовлетворенно поцокал языком:

— Идеальная связка.

Ариабет и сам это чувствовал. Чувствовал забытое за долгие годы легкое тепло, которое откликалось в родовой татуировке, оплетающей его грудь и левую руку. Когда-то он уж и не надеялся вернуть его…

— Господин Ариабет?

Артефактник, видимо, обеспокоенный непонятным молчанием заказчика, решил напомнить о себе.

— Да… да, благодарю, Сарион, — Ари мотнул головой, отбрасывая воспоминания. — Вы действительно хороший мастер.

Больше не задерживаясь, он быстро расплатился и вышел на улицу. Все. Добро пожаловать обратно в полноценную жизнь.

Сразу возвращаться в первый Дом не хотелось. В конце концов, такое событие стоило отпраздновать.

Нет, пить Ариабет не собирался. Пока не собирался. Этим он займется позже, в компании Алеорна. А вот расслабиться и отдохнуть в специально для этого предназначенном заведении вполне можно уже сейчас.

 

Здание самого известного и эпатажного из заведений подобного рода снаружи ничем примечательным не отличалось. Обычное пятиэтажное строение из темного камня с узкими матовыми окнами. Разве что у входа висела небольшая медная табличка с надписью «Таи-лашесс. Дом развлечения и расслабления».

Зато внутри это место полностью оправдывало и свою высокую репутацию, и запредельные цены. Пройдя по небольшому, выложенному бархатно-синим и золотым мрамором коридору, Ариабет оказался в просторном сумеречном зале. Огромных размеров помещение по краям было разделено витражными перегородками на приватные зоны. В каждой из них располагался полукруглый, оббитый бархатом диван и невысокий столик из черного дерева.

То тут, то там, из стен били небольшие фонтанчики. Струи бегущей воды касались маленьких бубенчиков в чашах, создавая мелодичные переливы, предназначенные расслабить клиента. Кроме этих звуков в зале, несмотря на присутствующих гостей, стояла практически абсолютная тишина: каждая из зон закрывалась шумопоглощающим заклинанием.

По широкому проходу между зонами прохаживались девушки в откровенных нарядах. Они разносили напитки и закуски, притормаживая у столиков с расположившимися за ними мужчинами и интересуясь, не нужно ли гостям что-нибудь еще. При этом без смущения наклоняясь так, чтобы была возможность заглянуть в декольте и в полной мере оценить его содержимое.

После подобных демонстраций многим таким соблазнительницам предлагали остаться за столиком. А чуть позже эльфийки провожали клиентов на верхние этажи, где располагались отдельные номера.

Стоило Ариабету сделать шаг в зал, как рядом тут же появилась одна из местных хостесс в облегающем серебристо-синем подобии платья.

— Ариабет Волтарон терре Айанор, — с улыбкой грудным голосом поприветствовала она. — Какая неожиданная честь. Мы рады, что вы выбрали наше заведение для отдыха. Что желаете? Массаж? Приятный отдых? Экзотика?

— Все сразу, но по очереди, — откликнулся Ариабет.

— Позвольте, я вас провожу, — томным голосом предложила красавица и подхватила Ари под руку.

Естественно, сопротивляться он не собирался и охотно последовал за активно виляющей бедрами девицей в зону отдыха. Опустившись на диван, Ариабет заказал себе выпить и приготовился выбирать себе лучшую… ну, официально, скажем, массажистку.

Лениво щурясь, он разглядывал дефилирующих по проходу девушек. Одну, другую, третью… и внезапно напрягся.

Потому что в зале показалась она.

Изящная темная эльфийка с точеными чертами лица идеальной фигурой и высокой грудью, которую подчеркивал весьма откровенный корсет. В глазах девушки застыло выражение холодной надменности, но она имела на него полное право.

Она выделялась. Она была прекрасна и притягательна настолько, что другие эльфийки рядом выглядели лишь жалкими серыми подобиями. Окружавший девушку ореол желания будто разливался в воздухе, заставляя оборачиваться даже тех мужчин, которые сидели к ней спиной.

И смотреть. Смотреть только на нее, не смея подойти. Потому что с первого мгновения становилось ясно: выбирает здесь она. И только она.

Темная эльфийка медленно, царственно оглядела зал… и выбрала. Ариабет, не в силах оторвать взгляда, смотрел, как девушка приближается к нему.

— Привет, сладкий, — мурлыкнула она. — Ты ведь не будешь против моей компании?

— Нет. — Он и сам не заметил, как голос стал хриплым.

А вот эльфийка заметила и слегка улыбнулась. Провела кончиками пальцев по его скулам, очерчивая ноготками лицо, заставляя мигом вскипеть кровь.

— Я тебе нравлюсь, Ариабет? — в ее вопросе не было ни капли кокетства, лишь спокойная уверенность.

— Ты совершенство. — Он не посмел бы ответить по-другому.

Потому что перед ним действительно стояло совершенство. И тело сходило с ума от желания ею обладать. Лишь краем сознания Ариабет отметил легкие алые сполохи в глазах незнакомки, но не обратил на это особого внимания.

Точнее, попытался обратить, и сознание даже почти вспомнило, что эти сполохи означают, но…

Но в этот момент девушка уверенно взяла его за руку и потянула к себе.

— Меня зовут Дэльсор, сладкий, — прижавшись к нему, выдохнула она в губы. — И сегодня я буду твоей. Цени свое потрясающее везение, Ариабет.

Как в тумане он пошел за Дэль. Поднялся по лестнице, зашел в номер, окно которого было плотно занавешено, а освещение давали лишь свечи, расставленные в строгом порядке. Кровать по центру, на которую его резко толкнули, чем-то напомнила украшенный алтарь…

«Любовная магия матерей», — мелькнула запоздалая догадка, но тут же погасла.

Какая разница?

Важным сейчас была лишь склонившаяся над ним Дэльсор. Ее пальчики, стягивающие одежду. Губы, ласкающие его грудь и спускающиеся ниже…

Ариабет не мог и не хотел ей противиться. Магия матерей буквально спеленала его, заставляя подчиняться только инстинктам и желать эту женщину. Взять ее, наполнить собой до предела.

А темная эльфийка, словно ощутив, что сдерживаться он больше не может, рывком поднялась к лицу. Красные сполохи в глазах Дэльсор притягивали, полураскрытые губы манили и не допускали отказа. И Ари впился в них с жаром, страстью, полностью отдаваясь во власть желания. Руки скользили по бархатистой коже, чувствуя каждый изгиб ее тела, сжимали упругие груди и ягодицы.

Тихий шепоток:

— Сегодня я твоя, Ариабет.

И рассудок окончательно его покинул.

Улавливая каждый стон, каждый отрывистый вздох, Ари погружался в нее, жестко, самозабвенно, забирая все, что предлагало податливое тело. И отдавая себя, всего, без остатка…

Чтобы потом обессилено откинуться на лежанке, пытаясь собрать самого себя воедино.

— Ты невероятен, — мурлыкнула Дэль, соскальзывая с лежанки и сыто потягиваясь. В отличие от него, после столь бурного времяпрепровождения эльфийка выглядела едва ли не более бодрой, чем раньше.

Дэльсор провела ноготками по его груди, заставив застонать. Хотя Ариабет уже и понимал, что им самым натуральным образом воспользовались, сопротивляться этой женщине даже сейчас не хотелось.

— Не зря я тебя выбрала, еще раз убеждаюсь. Когда атара умрет, я буду одной из тех, кто борется за ее место. И твой ребенок зачтется неплохим бонусом.

— Ребенок? — он слегка нахмурился.

— Разумеется, — Дэльсор самодовольно улыбнулась. — Думаешь, мы просто так с тобой тут почти час развлекались? Я беременна, и я это уже знаю.

Эти слова сработали не хуже ледяного душа. Мигом забыв о слабости, Ариабет вскочил и мрачно уставился на темную эльфийку. Та, впрочем, даже бровью не повела, только рукой лениво махнула.

— Чего подпрыгнул? Полежал бы, тебе сейчас отдыхать надо.

— Какого демона ты…

— Ой, не злись. Ну поимела я тебя, и что? Разве было плохо? Ну будет у меня ребенок…

— Мой ребенок!

— О, нет, красавчик, — мигом посерьезнела Дэльсор. — Вот ребенок — мой. И только мой. Он будет принадлежать второму Дому. Так что спасибо за развлечение и за потрясный генотип, а я пошла…

— Дэльсор-р!

Ариабет мгновенно перехватил эльфийку за талию, прижимая к себе. Однако остатки магии влияния сыграли против него: тело, почувствовав желанную женщину, мгновенно сообщило об этом самым выразительным образом.

— Оу, у тебя еще остались силы? — Дэльсор хмыкнула. — Я под впечатлением. Ну же, сладкий, не противься.

— Дэльсор, я хочу равные права, — Ари скрипнул зубами.

— А я — не хочу, — мурлыкнула та и начала легонько целовать его грудь. — Ариабет, не будь букой, отпусти меня сам. Не заставляй выпивать твою силу досуха, ведь восстанавливаться придется намного дольше. Какая тебе разница, по сути? С этим ребенком все будет хорошо, обещаю. Он у меня первый, вдвойне оберегать стану. А ты женишься когда-нибудь, и родят тебе еще. М-м?..

Мягкий толчок в грудь, и он обессилено падает обратно на лежанку.

— Дэль…

— Отдыхай, сладкий, — темная эльфийка склонилась над ним и, не удержавшись, легко поцеловала.

— Дэль… — Ариабет придержал девушку, не давая окончательно отстраниться. — Скажи хотя бы, тебе было хорошо со мной?

Дэльсор слегка изогнула бровь.

— Ты хочешь признания, Ари? — насмешливо полюбопытствовала она.

— Я хочу услышать от тебя всего лишь одно искреннее «да».

— М-м, как романтично, — эльфийка чуть прищурилась, а потом выдохнула в губы: — Да, милый. Да.

Внезапно ее запястья коснулось что-то прохладное, и раздался щелчок.

— Что?!

Как ужаленная, Дэльсор отскочила от Ари и уставилась на надетый на запястье браслет.

Свадебный браслет темных эльфов!

Мгновение теплого чувства тотчас смыл океан удивления и злости.

— Что за… Ты! Да как ты вообще посмел?! Да ты хоть знаешь, кто я, отмороженный ты эльф?!

— Знаю. Мать моего ребенка, — медленно поднимаясь, отчеканил Ариабет. — И за этот месяц ни у кого в том не останется сомнений. Так что забрать его ты не сможешь. А после совершеннолетия он сам решит, в каком Доме находиться.

— Ты!!!

Глаза Дэльсор пылали пурпуром, однако Ариабет на ярость темной эльфийки отвечал все тем же хладнокровием.

— Не понимаю, чем ты недовольна, — отметил он. — Ты же сама тут оказалась.

— Оказалась! Потому что охотилась на тебя! — взвыла Дэльсор.

— Ну, вот, считай, что поймала, — Ари уже насмешливо улыбался. — Я в твоем полном распоряжении. Как и заказывала, радуйся.

— Да я… я жизнь тебе испорчу!

— Испортить жизнь тому, кто был экзекутором Дома, вряд ли удастся. И, кстати, в твоем положении волноваться не стоит. Для ребенка это вредно.

Из груди девушки вырвался бессильный рык.

— Н-ненавижу! Я тебя ненавижу!

— Ну, месяц не такой и долгий срок. Уж потерпи как-нибудь, — посоветовал Ари с издевкой. — А сейчас, будь любезна, оденься, и пойдем. Представлю тебя атаре.

Рассказ полностью можно найти здесь: e-text

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте