Глава 10

 

Разумно предположив, что зелье будут делать в том же здании, где находится выход из портала, я устремилась прямиком туда. Все внутри замерло от напряжения и ожидания. Что там сейчас происходит?

Но выйдя на нужную улицу, я не увидела ровным счетом ничего. Тишина и спокойствие. На мгновение даже расстроилась: неужели ошиблась? Светлые убежали куда-то еще? А Дан делает зелье в другом месте?

Но все же проверить и выяснить все следовало до конца. Поэтому я пошла дальше, к знакомому зданию. И вдруг, шагах примерно в сорока от него словно переступила какую-то незримую черту.

На мгновение все перед глазами расплылось, а потом мир вокруг изменился. И то, что я увидела, ввергло меня в шок!

Видимо это было какое-то маскирующее заклинание, ибо никаким спокойствием тут и не пахло. Уши разом заложило от грохота автоматов, а глаза ослепило вспышками.

Нужное мне здание было накрыто темным куполом. На его крыше виднелись две фигуры: выпрямленная с белыми как снег волосами вне сомнения принадлежала принцу Линнелиру, а сгорбленная над каким-то столом — явно Дану.

И вот этот купол пытались пробить сразу человек сорок в белых балахонах. Причем большая часть из них предпочитала работать не магией, а автоматами. А кое-кто держал в руках даже нечто вроде базук!

Их поддерживали стрелки с соседних домов. Под массовым обстрелом купол шел разводами, но пока держался. Однако я понимала, что удерживать защиту такого размера даже такому крутому магу, как его высочество, на одном личном резерве долго не удастся.

На мгновение удивилась — зачем закрывать все здание? Почему бы не защищать только самих себя? Но потом догадалась: если автоматы еще не особо опасны, то базуки-ракетницы вполне могут значительно его повредить, и тогда принц и Дан попросту провалятся вместе с крышей.

Интересно, сколько по времени делается это зелье? И как я могу помочь?

Вариант напрашивался только один — как-то отвлечь хотя бы половину народа и дать Линнелиру небольшую передышку. Но каким образом? Ведь это чистейшее самоубийство!

Я быстро огляделась. Для начала необходимо было найти убежище. Таковое обнаружилось сразу: серый, припаркованный на обочине микроавтобус. С другой стороны очень удачно находилась стена дома, так что на какое-то время укрыться от чужих глаз вполне реально.

«Ну, амулетик, не подведи!» — мысленно взмолилась я своей иномирной защитке.

Если она сработает, как надо, то меня никто не заметит.

Словно в ответ амулет потеплел, и меня окутало знакомое бледно-золотистое сияние. Что ж, будем считать это приглашением к работе.

Я глубоко вздохнула, свела руки лодочкой и сосредоточилась, как могла, собирая в ладонях силу. И та, медленно, неохотно, но повиновалась. В руках сначала слабо, неуверенно, но с каждой секундой все ярче разгорался золотистый шар. Ну же! Ну!

А теперь…

Завидев впереди группу, в которой были аж две базуки, я решительно запустила шар им под ноги. Сияющей ракетой тот рванулся в указанном направлении, а спустя мгновение врезался в дорожное полотно.

Господи, как же шарахнуло! Круче, чем граната! От грохота зазвенело в ушах, во все стороны брызнули куски оплавленного асфальта и щебенки. Людей, которые находились на том месте, отбросило взрывной волной, а стрельба вокруг резко прекратилась. Видимо, нападающие растерялись и теперь спешно пытались найти причину взрыва.

Черт, я и сама растерялась не меньше, хотя именно я это и устроила!

Впрочем, осознание собственной крутости не лишило меня здравого смысла. Я сжалась за микроавтобусом, мысленно вновь взывая к своему амулетику и надеясь, что в нем еще достаточно заряда, чтобы продолжать защищать меня.

«Эх, жалко, эти сволочи светлые, — промелькнуло в голове, — я бы их еще со своим ромашковым полем познакомила!»

Но — увы. Нападающие вновь вернулись к обстрелу купола.

Блин, когда там эти колдуны уже зелье доделают?

Я сжала зубы и принялась за создание второго шарика. Он, правда, получился поменьше и потусклее, а тепло от амулета на шее почти исчезло. Но взорвался мой магический снаряд, в итоге, тоже весьма неплохо.

Правда на этот раз, кажется, я выдала свое местоположение. Микроавтобус, за которым я пряталась, пробили сразу несколько очередей.

В этот миг весь боевой настрой окончательно спал, и я перепугано съежилась за задним колесом.

Ы-ы-ы! Мамочки! Ну почему я такая дура? Откуда этот идиотский героизм вылез? Меня же тут убьют сейчас! По-настоящему!

Но когда я уже готова была сорваться на банальнейшие слезы, рядом взвился темный смерч и появился Дан.

— Ко мне, Лара. Живо! — отрывисто рыкнул он.

Не споря, я прыгнула к магу. В следующее мгновение тот расчертил в воздухе пылающий символ и на наших противников обрушился огненный шторм!

Людей, которые находились на дороге, буквально смело вместе с машинами. Я потрясенно открыла рот, а Дан, уже поднимал руку, направляя на ближайшую крышу, где засели стрелки. Легкий щелчок, и с его пальцев сорвалась цепь слепящих ветвистых молний. Миг, и часть крыши с грохотом обрушилась, пробивая обугленный асфальт.

И в этот момент я поняла, что никто не приукрашивал силу и опасность Дана ни на йоту. Поняла, почему за него назначена такая сумасшедшая награда. Дан оказался чистым стихийником разрушителем. И то, что он делал сейчас, я чувствовала, являлось далеко не пределом возможностей. Такой и впрямь целые города разрушить может!

Где-то справа, кажется из каких-то окон, затрещала запоздалая автоматная очередь. Воздух рядом с нами чуть сгустился, задерживая пули и привлекая внимание Дана. Правда маг даже смотреть в ту сторону не стал. Только раздраженно, словно избавляясь от надоедливой мухи, взмахнул рукой, и от сильнейшего порыва ветра зазвенели, лопаясь, стекла. А потом с каким-то зубодробительным скрежетом стали покрываться трещинами стены.

Блин! Да что ж это за терминатор-то?!

«Даннелион, хватит развлекаться. Бери девчонку, и уходим. Личные резервы не бесконечны, да и действие зелья скоро закончится», — раздался вдруг в голове бесцветный шепот.

Пока я соображала, что это такое может быть, рука Дана скользнула на мою талию, и нас охватил темный вихрь. В следующее мгновение мы уже стояли на крыше дома рядом с принцем Линнелиром. Беловолосый колдун тотчас открыл портал, пропуская нас в «Шахматный» зал Полуночного замка.

Выбрались!

Я облегченно вздохнула, но, как оказалось, зря. Потому что, едва переступив границу, Дан резко развернул меня к себе, и я столкнулась с чернющим давящим взглядом.

— Ты что там делала, ненормальная? — сразу набросился на меня маг. — Решила самоубийством жизнь окончить?

— Не кричи! — Пискнула я, хотя от грозного вида Дана стало откровенно страшно. — Я вам помогала, между прочим!

— Помогала? Да тебя там едва пулями не нашпиговали по самую макушку!

— Но не нашпиговали же! — заоправдывалась я. — Ты сам сказал, у меня защитный амулет. И он сработал!

— Ты и твой амулет… — Дан вдруг осекся и пошатнулся.

Давящая аура пропала, меж бровей мага появилась знакомая хмурая складка. Теперь рядом со мной стоял не всесильный колдун-разрушитель, а бесконечно усталый мужчина.

— Дан? — забеспокоилась я, мигом забыв о ссоре. — Срок действия зелья истек?

— Да.

— Как-то недолго оно работает. Совсем недолго, — пробормотала я, понимая, что с таким раскладом Дану будет весьма непросто.

Всего три дозы зелья, каждое из которых действует не более десяти минут. И много в таких условиях навоюешь? Тут-то, в отличие от моего мира, маги и резерв восполнить могут, и длительную осаду устроить…

Нет, права я была. Дану просто необходима хоть какая-то помощь!

— Переживу, — тем временем, раздраженно процедил маг. — А ты чтобы больше так не подставлялась!

— Не подставлюсь. — Заверила я. — И ты за этим проследишь. Потому что я пойду с тобой.

— Что?

Дан, кажется, собственным ушам не поверил. Зато я приняла решение окончательно и уверенно повторила:

— Я пойду с тобой к Колодцу Мрака.

— Сдурела?! — Он аж поперхнулся. — Тебе нельзя туда! Колодец тебя поглотит и не подавится.

— Значит, у входа подожду, — я упрямо поджала губы.

— Зачем тебе это надо? Сиди и прячься.

— Дан, ты несколько раз меня спасал. Я обязана отплатить тебе хоть как-то.

— Да чем ты мне поможешь, ненормальная?

— Да всем! Ты же беспомощен! Даже врата перенастроить сам не сможешь без моей крови. А тратить зелье на такие мелочи — глупо. Его и так мало. Зато я уже боевое заклинание знаю, и раны перевязать могу, если что.

При напоминании о беспомощности, Дана аж перекосило. Но самообладание у него было на уровне.

— Как хочешь, — выдохнул он. — Но я предупредил. Умрешь — сама будешь виновата.

— Заметано.

— В любом случае, ближайшие пару дней выходить в Ограниченный мир точно нельзя. — Добавил Линнелир. — Там сейчас толпа и местных стражей правопорядка, и светлых магов, разгребают последствия учиненного разгрома.

— Что за разгром? — полюбопытствовала, входя в зал, Лена. Впрочем, едва заметив меня, тут же улыбнулась: — Ой, Лара! Ты откуда? Передумала?

— Помогала она. Помощница. — Рыкнул Дан недовольно.

— Брось, Лариса неплохо их отвлекла, — отметил Линнелир.

— Глупо и бессмысленно.

Мне, если честно, после таких слов даже немного обидно стало. Я все-таки действительно старалась и пользу принесла. Даже принц это признал. А Дан какого-то черта упрямится.

— И это вместо благодарности, — я недовольно посмотрела на него. — Между прочим, я могла вместо этого на юг уехать. К солнцу, морю и песку.

— Так и ехала бы, — с досадой бросил Дан.

— Бесчувственный неблагодарный чурбан!

— Да о тебе же беспокоюсь, дура!

— Сам дурак самонадеянный. — Огрызнулась я. — Был бы умным, не подставился бы под светлое проклятье.

Лена хихикнула. Дан заскрипел зубами. Однако продолжить пикировку нам не дал Линнелир.

— Хватит, — сказал он. — Пойдемте отсюда. Это не самое лучшее место для выяснения отношений.

— Было бы чего выяснять, — фыркнула я и, вздернув голову, направилась к выходу.

— Так что там вы натворили то? — переспросила у Линнелира Лена.

— Не мы, а наш «дорогой» гость, — чуть поморщившись, поправил принц. — Даннелион настолько вдохновился возвращенной силой, что испепелил половину улицы и разнес к Темнейшему несколько прилегающих к нашему зданий.

— Всего два, — буркнул «дорогой гость». — И не так чтобы очень сильно.

— Ого! — изумленно выдохнула Лена.

— Это в нашем мире было бы не очень сильно, — сообщил Линнелир. — А в Ограниченном магии нет. Там их перестраивать и реставрировать несколько месяцев будут. Ручками, Даннелион. Ручками.

— Да и плевать, не моя проблема, — отмахнулся тот и криво усмехнулся: — Пусть счет на ремонт выставляют. Если найдут.

Линнелир понимающе хмыкнул, а вот я, услышав о поисках, вдруг вспомнила кое-что важное.

— Слушайте, — я с беспокойством посмотрела на колдунов. — Я разговор случайно подслушала, и там Марьяна со своей подругой говорили, что через какой-то кристалл узнали, где я могу быть. Каким образом? Вы, вроде, утверждали, что меня амулет защищает.

— Вещи твои у них остались? — уточнил принц и после моего утвердительного кивка развел руками. — Вот видимо благодаря этому какой-то инструмент предсказания и использовали. Не переживай, любое предсказание дает только возможную область поиска. Даже если светлые и узнают что ты в каком-то городе или примерном месте, то не будут ориентироваться в точном времени. Ну а тебя напрямую не почувствуют, как раз из-за артефакта.

— А-а, ну ладно, — мне полегчало.

В этом случае просто нужно будет внимательно смотреть по сторонам, и только.

За разговорами мы дошли до крыла Линнелира и вновь разместились в малой столовой. Гретхель забрала мои вещи, принесла чаю, каких-то булочек и печенек. И как-то так уютно вдруг стало, так спокойно. Черт, а ведь еще утром я думала, что уже этого места не увижу.

«Кажется, зря я не взяла платье…»

Едва промелькнувшая в голове мысль была практически мгновенно поймана и изничтожена на корню. Мое пребывание в Полуночном замке еще ничего не значит. Уже через несколько часов, с рассветом мы с Даном отсюда уйдем, а по очередным лесам-полям только в вечерних туалетах и расхаживать, ага.

Мысленно ругаясь сама с собой, я услышала звук открывающейся двери. Подняла голову, отвлекаясь от булочки и чая, но вместо ожидаемой Гретхель увидела, что в столовую вошел высокий мощный мужчина. Его черты лица чем-то напоминали Линнелира, только были более жесткими и словно отлитыми из бронзы. А темно-каштановые волосы удерживал платиновый обруч с крупным сапфиром.

Мужчина окинул нас хмурым взглядом пронзительных льдисто-голубых глаз и произнес:

— Значит, это все-таки правда.

В его голосе легко угадывалось недовольство и угроза. Однако Линнелир никак на нее не отреагировал.

— Темной ночи, Джердан, — спокойно поприветствовал он. Потом обернулся к нам с Даном и представил: — Мой старший брат Джердан Сирский.

Ого! Перед нами еще один местный принц!

Правда, пока я соображала, стоит ли из уважения к монаршей персоне встать, Джердан совсем невежливо рыкнул:

— Лин, ты сдурел — укрывать преступников?

Не. Пожалуй, посижу. А если будет возможность, вообще под стол заберусь.

— А у нас проблемы? — лениво откликнулся Линнелир.

Впрочем, тотчас нахмурился, едва услышал ответ брата:

— Именно! И поскольку обычно решаешь их ты, мы с отцом никак не ожидали, что ты можешь их создать.

— Конкретнее?

— Только что из Искристой обители ноту протеста прислали. Мол, какого демона мы помогаем объявленным в межкоролевский розыск преступникам и особо опасным магам, осужденным на смертную казнь.

— Потяни до утра. Завтра их тут уже не будет.

— Лин…

— Не могу я не помочь, у меня руки связаны!

— Кем?

— Шер.

— Хм. И зачем ей этот неудачник? Хотя… — принц скосил глаза на меня и уточнил: — Та самая светлая девственница?

И он туда же!

Я со стоном обхватила голову и пробормотала:

— Кажется, я начинаю жалеть, что не приняла предложение Марьяны и Лация. Там бы о моей чертовой девственности только человека три-четыре узнало, а не весь мир.

— Лар, — Лена сочувственно положила ладонь на мою руку, — ну у них тут этикет такой, долбанутый.

— Угу. Только мне от этого не легче, — скривилась я и зло посмотрела на принцев. — Вот скажите мне, если я с кем-то наконец пересплю, ваши отмороженные прорицатели тоже об этом в новостях сообщат? И тоже будут на весь мир обсуждать, кому же дала эта светлая уже-не-девственница?

— Не хотелось бы вас расстраивать, но — увы. Да. — Подтвердил Джердан на полном серьезе.

— Офигенно.

— Знаете, мы, пожалуй, делами займемся, а вы тут посидите, — решил Линнелир, поднимаясь. — Гретхель вам еще сладкого для настроения принесет. — Потом посмотрел на Дана и добавил: — Пошли, Даннелион. Придется тебя отцу предъявить.

Мужчины вышли, и мы с Леной остались вдвоем.

Мысленно махнув на них рукой, я вернулась к чаю и булочкам. А что? Все равно больше пока сделать ничего не могу. Но расслабиться вновь мне не дали. Лена, проводив задумчивым взглядом троицу, вдруг хитро прищурилась и полюбопытствовала:

— Так почему ты все-таки вернулась, Лара? Неужели Даннелион все-таки тебе понравился? Хоть немножко?

— Нет, — поспешно буркнула я. Но потом поняла, что мне не верят, и, поморщившись, добавила: — Возможно. Совсем чуть-чуть. Блин, Лена, он ведь… мы ведь когда познакомились, Дан за подругой моей ухаживал! А меня из дома выставил посреди ночи!

— Это за какой подругой? За той ненормальной светлой, что ли? За Марьяной?

— Да! И после этого, думаешь, мне приятно? — обиды в голосе скрыть не смогла. Поэтому плюнула на все и продолжила жаловаться, слишком хотелось высказать наболевшее за эти дни. — Пойми, я ему интересна только из-за своего дурацкого физиологического бонуса. Пусть Дан и симпатичный мужчина, даже прямо скажем, красивый, но плевать он на меня и какие-то чувства хотел. «Лара, ты девственница? Какая удача, давай поженимся», — передразнила я под конец и нервно поставила на стол чашку.

— Н-да, это неприятно, конечно, — согласилась Лена и слегка нахмурилась. — Но мне кажется, ты все же не совсем права. Если бы Даннелион и впрямь с тобой не считался, то, поверь, он бы тебя не отпустил. Я знаю характер и повадки черных магов, Лара. Я их тут уже за полгода навидалась более чем достаточно. Они чертовы эгоисты до мозга костей. Берут то, что нужно, и не особо беспокоясь о чужом мнении и последствиях. Так что я бы скорее ожидала увидеть тебя в клетке. А Даннелион дал тебе выбор. Отпустил. И до сих пор пытается уберечь.

— Уберечь? — я недоверчиво фыркнула.

— Конечно, — серьезно подтвердила Лена. — Он ведь действительно беспокоится, что ты можешь пострадать во время похода к Колодцу Мрака, и что могла пострадать при сегодняшней стычке со светлыми.

— Еще бы. Ведь тогда бы он лишился драгоценного сосуда с кровью, — буркнула я.

— Нет. Ты упрямишься, и я понимаю причины, но все же дело не в этом. Ты ведь сама понимаешь, что Даннелиону хватит и этого зелья, чтобы дойти до Колодца. А там — либо он освободится от светлого проклятья и вернет свою силу, либо погибнет, и так же не будет нуждаться в зелье. Он заботится, Лара. Как умеет, по-своему, но тем не менее. Поверь, со стороны это хорошо видно.

— Хотела бы я в это верить, — пробормотала я еле слышно.

Однако Лена каким-то образом услышала и с улыбкой сообщила:

— Даже темные маги способны оценить характер и душу.

— Это ты сейчас Линнелира имеешь в виду? — догадалась я. — Как вы вообще познакомились-то?

— О, это долгая история, — Лена прищурилась от воспоминаний. — Когда я увидела его в первый раз, то вообще перепугалась…

И стала рассказывать. За время ее повествования я опустошила две чашки и от переживаний сгрызла почти все принесенное Гретхель печенье. А еще поняла, что легко отделалась. У меня такой жизнерадостности и веры на то, чтобы выжить и удержать лицо, каждую секунду ожидая смерти, точно не хватило бы. Понятное дело, что такой характер произвел на принца впечатление!

И тем более непонятно, что в таком случае мог оценить во мне Дан. Пока что он только ругается и ругается — явно моим поведением не доволен.

Да и к черту Дана! Зачем вообще я поддалась мыслям о нем? Рада за Лену, и что у нее все хорошо. Но у меня совсем другая ситуация!

От мрачных размышлений отвлекла неожиданно распахнувшаяся дверь. Возникший на пороге худощавый стражник тотчас остановился взглядом на Лене и на одном дыхании выпалил:

— Герцогиня! Хранитель Донован зовет, в одиннадцатом крыле прорыв!

— Иду. — Та подскочила, а потом обернулась и хитро улыбнулась. — Хочешь со мной?

Во мне тотчас вспыхнул интерес. Первой реакцией, разумеется, было сказать «да». Однако осторожность все-таки возобладала, заставив уточнить:

— А можно? В смысле, это не опасно?

— Нет. Прорыв локальный я уже чувствую. Одиннадцатое крыло недалеко, сейчас ночь, так что народу никого. А тебе, раз к колодцу пойдешь, стоит потренироваться.

— Тогда да, конечно, — я согласно кивнула и поспешила за ней.

Тренировки мне и впрямь нужны.

По пути Лена ненадолго забежала в одну из комнат, а появилась оттуда со здоровым белым посохом в руках. Примерно таким, какой я видела у Донована.

— До сих пор исполняю обязанности светлого хранителя, — в ответ на мой удивленный взгляд сообщила она. — И, чувствую, это еще надолго. Раз Аскенвальд такой скотиной оказался.

И мы побежали по коридорам. Потом по лестницам. Потом опять по коридорам. Я даже запыхаться начала: и это называется «недалеко»?

А вот Лена даже к концу пути по-прежнему выглядела бодрячком, и это притом, что она с тяжелой палкой была.

— Хорошая физическая подготовка, — оценила я.

— Ты бы тут побегала с мое, тоже выдерживала бы такие кроссы запросто, — хохотнула та, наконец-то замедляясь.

Только теперь я обратила внимание, что мы миновали высокую резную арку из черного мрамора и двинулись по длинному, прямому как стрела пустому коридору. А впереди нас уже ждал одинокий сэр Донован. Правда на этот раз посох в его руках сиял интенсивным фиолетовым светом. Из усыпанного кристаллами навершия в расположенную рядом с хранителем дверь бил тонкий луч.

Издалека мне показалось, что Донован пытается ее таким образом изничтожить, но когда мы подошли ближе, я увидела, что дверь кто-то вынес и до него. А исходящее из посоха сияние создавало своеобразный барьер между комнатой и коридором.

— Элена? Лариса? Вы вместе? — с легким удивлением поприветствовал нас хранитель.

— Мы решили, что Ларе не повредит немного практики, — пояснила Лена. — Вы ведь не будете против?

— Нет, конечно, нет, — заверил Донован. — Проблема не настолько серьезна, чтобы была какая-то опасность.

— И что у нас тут?

— Смотрите сами, — он кивком указал на дверь, предлагая приблизиться.

Мы подошли ближе и заглянули внутрь. И я не сдержала полного отвращения комментария:

— Какая ж мерзость!

Когда-то здесь была хорошо обставленная гостиная. Дорогая вычурная мебель, обитые алым и золотым бархатом диваны и кресла, тяжелые хрустальные люстры…

Теперь же все это было покрыто слоем склизкой зеленой субстанции, по которой бегали две пурпурные многоножки длиной метра в полтора каждая. Завидев нас, они бросились к выходу и, отвратительно вереща, забились о тонкий мерцающий защитный барьер.

— И откуда эта пакость? — задумчиво уточнила Лена. — Вроде недавно обход делали, и крыло нелюдное, гостевое.

— Угу. — Подтвердил сэр Донован. — Именно поэтому его и выбрали очередные две клуши, чтобы сделать приворот.

— На красавчика? — Лена понятливо хмыкнула.

— На него, на кого ж еще.

— Что за красавчик? — заинтересовалась я.

— О, это младший брат Лина, принц Бернард Сирский, — пояснила Лена и выразительно закатила глаза. — Действительно очень красивый мужчина, и при этом с доставшимся от матери по наследству даром магического очарования. За ним тут почти все придворные дамы Полуночного замка бегают.

— Вау, — оценила я описание очередного высочества. — Хотелось бы на такую красу неземную вживую посмотреть.

— Не советую, — Лена качнула головой. — В реальности он весьма циничный тип. И не против заполучить кровь светлой. А уж если узнает, кто ты на самом деле…

— Поняла, — тут же отреагировала я. — К черту принца. Говори, что делать.

— Ага. Сэр Донован, а разрешение на необратимую элиминацию этих двух, — Лена кивнула на многоножек, — уже получено?

— Оно не требуется, — хранитель махнул рукой. — Их рода не приближены к трону, поэтому достаточно и моего решения. Вернуть глупышек точно не удастся, так что уничтожаем.

— Понятно.

А я только теперь сообразила, что эти две мерзкие многоножки еще недавно были людьми. Живыми молодыми девушками.

К горлу подкатил комок тошноты. Какое тут все-таки идиотское фэнтези!

— Все, что ты сейчас видишь — последствия неудачного применения темной магии. Собственно, это все — темная магия и есть, — тем временем, начала пояснять Лена. — И наша задача состоит в том, чтобы используя изначальное противопоставление тьмы и света, тут «убраться». По умному — нейтрализовать. Потому что для нас, светлых, это намного проще сделать, чем темным разгребать. Если им для очистки последствий собственной магии необходимо прилагать усилия, то нам необходимо только сосредоточиться на положительной эмоции. Представить что-нибудь хорошее, активировать таким образом светлую энергию, и просто направить ее туда.

— Ага, это я уже пробовала, знаю, — я вспомнила бой в отдыхальне и охотно сосредоточилась на ромашковом поле.

Для лучшей концентрации положила руку на медальон, и тот откликнулся слабым теплом и покалыванием на кончиках пальцев. Вторую руку вытянула в сторону проема. Старалась, как могла. Даже несмотря на легкую усталость. Очень уж хотелось на магов впечатление произвести.

И это мне удалось!

После двухминутного сосредоточения комнату залило золотистое сияние, и вся расползшаяся по ней гадость, включая заверещавших многоножек, стала стремительно таять. Стараясь не терять концентрацию, я дождалась, пока помещение полностью не обретет нормальный вид, и только потом расслабилась… зря.

Ровно в тот же момент оставленная без надзора сила хлынула из медальона потоком. Руки аж заломило от жара, а сияние в комнате полыхнуло нестерпимо ярким золотом. Прошло несколько мгновений, прежде чем я, опомнившись, смогла остановить этот акт радикального «очищения». А когда сияние погасло, с вытаращенными глазами уставилась на обугленные стены и мебель.

Да ни фига ж себе! Это ж во сколько раз солнечный артефакт усилил мою разрушительность, которую не так давно на себе опробовал Дан? И… это во сколько же мне обойдется компенсация нанесенного ущерба?!

Я сглотнула и медленно обернулась к магам, мысленно готовясь к головомойке. Лена и Донован, в свою очередь, медленно перевели ошарашенные взгляды с комнаты на меня. А потом, вместо ожидаемой ругани, Лена вдруг широко улыбнулась и, хлопнула меня по плечу.

— Здорово, Лара!

И, что еще более удивительно, хранитель Донован ее поддержал!

— Мадемуазель Лариса, это великолепно! Вы уверены, что не хотите остаться у нас? — вопросил он, потирая руки и совершенно не возмущаясь актом моего вандализма. — Если немного доработать концентрацию, то из вас выйдет замечательный светлый хранитель Полуночного замка. Обещаю выбить полную неприкосновенность и весьма солидную зарплату!

Однако-о… даже приятно, черт побери.

Правда, на предложение пришлось ответить отказом.

— Спасибо, сэр Донован, но я обещала Дану помочь. Мы завтра замок покидаем.

— Вы все равно подумайте. Я не тороплю. Может, позже решитесь.

Признаться, перспектива работы в Полуночном замке, даже после истории Елены, выглядела неплохой. Ведь я-то буду полноценным хранителем, а не временной «заглушкой». С гарантированной неприкосновенностью. Да и помогут мне всегда, если что. В общем, всяко лучше, чем в моем мире от светлых прятаться.

— Может и решусь, — не стала отрицать я, мысленно пообещав самой себе обязательно подумать об этом варианте после того, как вернусь из Колодца Мрака.

«Если вернусь».

Я вздрогнула, но тут же сердито прищурилась.

Так! С чего вдруг такие мысли упаднические? Разумеется, вернусь! Я ведь в сам темный источник не полезу, только в сторонке постою. Это Дану волноваться надо, а в моем случае никаких «если» и не предвидится!

Самовнушение, что приятно, в кои-то веки подействовало. В крыло принца я вернулась уже спокойная и довольная собой.

Линнелира и Дана, что и не удивительно, еще не было. Но так как усталость уже навалилась всерьез, и спать хотелось слишком сильно, дожидаться их не стала. Сразу простилась с Леной и отправилась спать. Благо, вчерашняя комната тут все еще условно «числилась» за мной.

А новости, какими бы они ни были, я узнаю и завтра.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте