Глава 6

 

Тайный проход в городской стене был замаскирован по высшему разряду. Причем, как утверждал Дан, не только обычными способами, но и магией.

— И как же ты его обнаружил? — удивилась я.

— Случайность и везение, — вглядываясь в узкий темный лаз, признался он. — На подходе к городу засек трех контрабандистов, которые тащили какие-то мешки и растворились прямо в стене. Подошел, часа два провозился, но все-таки открыл. Так, на той стороне тихо. Пошли.

Дан отстранился, пропуская меня вперед.

— А, может, лучше я следом? — неуверенно предложила я. Идти в неизвестность было страшновато.

Но Дан отрицательно качнул головой.

— Нет, дверь надо будет закрыть. Ты не сможешь. А вдвоем мы тут потом не развернемся.

— Ясненько. — Я тяжело вздохнула и вошла в темноту.

Впрочем, все вокруг почти сразу расцветилось оттенками серого, так, что я увидела даже трещины в камне. В первое мгновение я удивилась, а потом едва не хлопнула себя по лбу. Точно! Совсем забыла, что Ашшарисс от щедрот своих наградила меня ночным зрением!

Я приободрилась, и скрежет закрываемой за спиной двери восприняла уже совершенно спокойно. После чего бодрым шагом преодолела метров пятнадцать и уперлась в тупик.

— Конец пути, — сообщила я шедшему позади Дану. — Что дальше?

— А дальше будем дверь открывать, — сообщил тот. — Дай-ка…

Дан приблизился вплотную и, одной рукой обхватив меня за талию, прижал к себе, повернув чуть боком, чтобы максимально освободить пространство для маневра. Вторая его рука скользнула к стене, где-то в районе моей груди, и принялась что-то выстукивать в камне.

А я замерла, охваченная жаркой аурой его тела, вдыхая незнакомый, чуть терпкий мужской запах. Непривычные чувства. Смущение, робость, легкий страх и, одновременно, ощущение чужой уверенности и какого-то нерушимого спокойствия.

Черт, здесь действительно очень тесно! А еще душно. И как я раньше этого не замечала? Мне ведь дико не хватает воздуха! Вон как сердце забилось, явно от кислородного голодания! И вообще, наверное, это клаустрофобия развивается…

По счастью, в этот момент каменная плита перед нами отползла в сторону, и в туннель ворвался прохладный вечерний воздух. Я рванулась вперед, полной грудью вдыхая горьковатый аромат травы и пытаясь унять ушедшее в разгул сердцебиение.

— Лара?

— Клаустрофобия. Боязнь закрытых пространств, — отрывисто сообщила я, стараясь не глядеть на Дана. Так, во избежание.

Благо, тот уже потерял ко мне интерес и занялся закрытием и маскировкой тайного хода.

Я еще пару раз глубоко вздохнула и, немного успокоившись, огляделась. Тайный ход ожидаемо вывел нас далеко от городских ворот. Даже сейчас, когда клонившееся к закату солнце еще довольно хорошо освещало округу, я видела их с трудом, где-то у горизонта.

Здесь же, сразу за стеной примерно с километр тянулась полоса земли с жухлой травой, упираясь в темнеющую полосу леса. А вот дальше, за макушками деревьев, я увидела на наливающемся золотистыми оттенками небе бледно-голубое сияние.

— Портал? — уточнила я, оборачиваясь к подходящему Дану.

— Да, — подтвердил тот и добавил: — Я сейчас постараюсь накинуть маскировку, чтобы с городской стены нас не заметили, но не знаю, как долго смогу ее удержать. Так что надо побыстрее добраться до леса, а уж выходить к дороге будем потом.

Я согласно кивнула, и когда Дан широким шагом двинулся вперед, поспешила следом. Меньше всего мне хотелось отстать от мага и попасться кому-нибудь на глаза.

Несмотря на удобную обувь, бежать трусцой по земле, полной колдобин, рытвин и ссохшихся комьев земли, было трудновато. Не прошло и четверти часа, как избалованные ровными городскими дорогами ноги начали ныть. Но я старалась не обращать на это внимания и темпа не снижала. Лишь когда мы, наконец, оказались под защитой деревьев, и Дан остановился, я тоже позволила себе передохнуть.

— Глубоко в лес заходить не будем, — решил Дан. — Но и на дорогу сразу не пойдем, опасно. Возьмем чуть левее, и к дороге выйдем на пару километров дальше, рядом с первым поворотом.

Мой невольный сообщник выглядел усталым и хмурым. Впрочем, оно и не удивительно, учитывая, как долго Дану пришлось использовать магию.

Тем не менее, отдых был не долгим. Спустя пару минут мы снова отправились в путь. Опушка леса не выглядела особо заросшей, да и буреломов тут не встречалось. Но это абсолютно не мешало мне периодически спотыкаться. Если бы не своевременная поддержка Дана, чую, из леса бы я выбралась как с поля битвы в синяках и ссадинах.

— Спасибо, — поблагодарила я, когда нога в очередной раз проскользнула по укрывшемуся в траве корню, а Дан вновь удержал меня от падения.

— Не за что, — сухо отозвался тот.

Судя по отстраненному лицу мага и хмурой складке между бровей было понятно, что тот полностью погрузился в собственные мысли и действовал на рефлексах.

Все-таки Дан странный. Экстремист во всекоролевском розыске, который города рушил. Но в то же время не хам, не грубиян, и придерживает меня за локоть, чтобы я не расшиблась в этом лесу. Словно вежливость у него в крови. Если вспомнить, Дан даже в приступе раздражения предельно вежливо попросил не заставлять его нецензурно выражаться. Да и в нашем мире за Марьяной ухаживал как принц из сказки.

Конечно, тогда Дан преследовал свои цели, но вот сейчас, к примеру, ничто не мешало ему позволить мне самой справляться с мелкими неприятностями. А он поступал ровно наоборот. И видно, что это не притворство, просто Дан не может по-другому. Словно для него это нормально и естественно — помогать даме.

Натуральный интеллигент-аристократ. Правда, по совместительству маг-террорист. Впрочем, кто из нас без греха? У всех свои недостатки. Вспомнить того же Наполеона. Тот тоже города сжигал, а женщины его любили.

Я искоса, из-под ресниц взглянула на Дана. Даже внешне он на деревенского конюха или крестьянина не походил. Заостренные черты лица, тщательно собранные в хвост русые волосы, длинные пальцы… на которых явно не хватало какого-нибудь внушительного кольца-печати с родовым гербом.

Хотя это я что-то расфантазировалась. Красивых вежливых мужчин и в моем мире хватает, и даже без аристократических генов.

От наблюдения за Даном меня отвлек булькнувший живот. И я как-то сразу вспомнила, что ели мы достаточно давно, да и закончить не успели. Зато в сумке у меня припасены несколько сухарей и сыр.

— Давай перекусим, — предложила я спутнику, доставая съестные припасы.

— На ходу пожуем, — решил Дан.

После чего забрал пару сухарей, отправил предложенную половинку сыра в рот и вновь успел подхватить меня под локоть, не дав упасть.

Нет, все-таки насчет воспитания я права. Помогает он, не задумываясь.

А вскоре мы, наконец, оказались на нормальной дороге, и идти стало куда легче. Правда, радовалась я недолго. Ибо едва мы подошли к первому повороту, Дан замер на долю секунды, после чего скомандовал:

— В кусты!

И, не дожидаясь реакции, ухватил меня за руку, затаскивая в ближайший придорожный кустарник.

Пытаясь выяснить, что происходит, я всмотрелась сквозь ветви на дорогу. И ответ получила почти сразу же: буквально через минуту мимо нас пронеслась летающая грузовая платформа.

Подождав, пока она удалится на приличное расстояние, мы вылезли из кустов, но, как оказалось, ненадолго. За поворотом пришлось вновь нырять на обочину. Потом еще раз, и еще, и еще…

Когда в очередном «убежище» обнаружились крапива и репей, мои нервы не выдержали.

— Гадкие растения, — шипела я, отдирая от одежды колючие шарики. — Откуда посреди леса столько народа?!

— Как откуда? Это ведь дорога к порталу, — напомнил Дан. — По ней все торговцы и поставщики городских купцов ежедневно товары перевозят. И тут еще не слишком людно, между прочим. Вот рядом со столицей, например, вообще как на вашем МКАДе.

— О-о. — Я впечатлилась. — Тогда тем более не понимаю, зачем порталы строить далеко от города. В чем смысл?

— Безопасность.

— Зона отчуждения? Они у вас радиоактивные? — Почему-то именно эта мысль первой пришла в голову при воспоминании о свечении, которое они создают.

Однако Дан отрицательно качнул головой.

— Нет. В этом плане они совершенно безопасны. Но, во-первых, портал можно захватить и перебросить к любому городу свою армию. В этом случае до города захватчику придется еще идти, а это даст время стражам поднять магический щит. А во-вторых, уничтожение портала сравнимо с очень сильным взрывом, который обратит в выжженную пустыню все в радиусе нескольких миль.

— Фига себе!

— Да, приятного мало… в кусты!

С очередной командой Дан опять дернул меня на обочину.

— Чтоб их всех! — сквозь зубы выругалась я, услышав, что на этот раз под ногами что-то захлюпало. Что конкретно, выяснять не стала. Просто проводила злобным взглядом очередную повозку, и когда та растаяла в сумеречном лесу, побыстрее выбралась обратно на дорогу.

— Ничего, скоро окончательно стемнеет, и будет затишье, — успокоил Дан. — Ночью городские ворота закрываются, так что поставщикам нет смысла работать в это время.

— Хорошо бы. А то надоело уже прыгать.

— Мне, поверь, тоже. Но лучше так, чем если нас заметят. Тогда на нашей милой прогулке сразу можно будет ставить крест. Защитное поле любой платформы мои слабые молнии рассеет запросто.

— Да ты оптимист, — хмыкнула я. — Черт с ними, с молниями. У тебя ведь еще меч есть. Забыл?

— Меч? — Дан поморщился. — Не смешно, Лара. Атаковать нас будут магией, а меч от заклинаний помогает плохо от слова «совсем». Даже сейчас от людей мне проще обороняться магией. С мечом против мага только подготовленный воин может выйти, а я, знаешь ли, по другой части специализируюсь.

— Угу. По насыланию на города стихийных бедствий, помню. — Я закатила глаза. Если честно, чем больше длилось наше с Даном общение, тем больше я склонялась к мысли, что в новостях, рассказывая о нем, изрядно преувеличивали. — Ну и на кой черт тогда тебе меч? Зачем тратил на него деньги? Вон, и в отдыхальне, помнится, ты тоже к нему не притронулся.

— Я сказал, что магией обороняюсь от людей, Лара. А от нежити и тех же зомби, к примеру, в моем положении отбиваться удобнее мечом. Мертвое мясо от обычного огненного шара только обуглится, но нападать не перестанет.

— Зомби? — я сглотнула, вспомнив просмотренный сегодня выпуск новостей. — А что, мы можем столкнуться с зомби?

— В теории, возможно все, — «обрадовал» Дан. — Например, до кладбища мы еще не добрались. Конечно, после гибели Азарвила вероятность наткнуться на неупокоенное кладбище очень мала, но лучше заранее перестраховаться, верно?

— В-верно… А зачем нам добираться до кладбища? — заволновалась я. — Обойти мы его не сможем, что ли?

— Лар, кладбища в нашем мире очень большие, потому что расположены редко. С учетом опасности появления живых мертвецов, люди стараются минимизировать их количество, а те, что есть, располагать подальше от городов. Так что терять почти целый день на то, чтобы его обойти, смысла нет. Мы просто будем держаться недалеко от дороги, и все. Не переживай. Как я уже говорил, сейчас опасности нет.

— Ага… — слова Дана меня не особо успокоили. Даже наоборот. Мысль о том, что придется путешествовать ночью через кладбище, навязчиво крутилась в голове и изрядно нервировала. — Слушай, а о таком замечательном приспособлении, как крематорий, у вас тут не додумались еще?

— Нерационально. — Дан отрицательно качнул головой. — У нас слишком много магов. Мало ли, кто призраком с того света решит вернуться? Без тела уничтожить его будет проблематично.

— Еще и призраки. Обалденно, — выдохнула я и поежилась.

С каждой минутой, проведенной в этом мире, все больше казалось, что я попала не в фэнтези, а в мистический триллер. Или даже ужасы. Магия — магией, но вот ожившие мертвецы, кровавые ритуалы и прочая пакость не по мне. Хочу домой!

— На данный момент это осуществить невозможно. — Сообщил Дан.

Видимо, последние мысли я произнесла вслух.

— Крайне жаль, — буркнула я.

Солнце, тем временем, окончательно скрылось за деревьями, и лесная дорога погрузилась в темноту. Зрение вновь наполнило мир оттенками серого, а от прохладного ночного ветерка по коже пробежали легкие мурашки. Хотя, может, и не совсем от него. Или совсем не от него…

Резко выдохнув, я постаралась не думать о том, что вскоре придется идти мимо кладбища, и невольно ускорила шаг. Спасибо, хоть на дороге и впрямь больше ни одной повозки не появлялось.

— Не спеши, дыхание береги. Нам еще долго идти, — посоветовал Дан с усмешкой и задумчиво добавил: — Не понимаю я тебя. И чего в кладбище такого страшного?

— Как чего? Оно же клад-би-ще! С покойниками!

— И что? Ты уже минут десять по этому кладбищу идешь. Что-то особенное почувствовала?

— Как — иду?! Уже?! — взвизгнула я и быстро огляделась.

И сглотнула. Вокруг, среди деревьев действительно мелькали разнообразные надгробия. До этого, занятая своими мыслями, я просто их не замечала. И лучше бы не замечала и дальше!

Теперь же воображение, подхлестываемое страхом, рисовало картины одну другой жутче. То вылезающих из могил зомби, то полуистлевшие руки, хватающие меня из-под земли за щиколотки…

От последней мысли я едва не подпрыгнула и, не выдержав, нервно позвала:

— Дан!

— Чего? — Устало откликнулся он.

— Данчик, я боюсь.

— Глупости. Сказал же, все хорошо. Поверь мне хоть раз, а? Единственный, кого тут можно бояться, это я.

— Я тебе живой нужна, а им…

— А им вообще никто не нужен. Тут покойники, Лара. И я руку на отсечение даю, они в ближайшее время не восстанут. Уж такое я бы почувствовал.

Однако его слова мало успокоили. Так что я все равно шла и дрожала, а через пару минут не выдержала и вцепилась в его руку. Дан вздохнул.

— Эх, Ларка, Ларка. А в отдыхальне такая боевая была. Драться пыталась даже, — незлобно съязвил он.

— Так там противники были живы-ые! — буркнула я. — А тут… тут покойники!

В ответ на аргумент послышался тихий смех.

— Что ж ты так мертвецов-то боишься?

— Не смешно, Дан, — огрызнулась я. — Может, для вас тут это и привычное дело, а в моем мире каждый покойник — событие. У нас во дворе, когда мне семь лет было, поножовщину устроили. Одного из участников зарезали на моих глазах. С тех пор от вида трупов просто тошнит.

Я зябко обхватила плечи руками. Воспоминания об одной из мерзейших картин детства окончательно убили все настроение.

— Возможно, это было и неприятное зрелище, но не более того, — протянул Дан. — Но какое тебе, в сущности, дело до смерти чужих людей?

— Не чужих, — глухо ответила я. — Убитый, он… моим отцом был.

— Хм. А мать где? Помнится, Марьяна упоминала, что ты живешь с опекуном?

— Да, — я скривилась. — А где мать, и кто она вообще такая, я не знаю. Я даже не помню ее почти. Знаю только, что она исчезла, когда мне было около двух лет. Отец о ней предпочитал не говорить, а потом и вовсе некому рассказывать стало. После его смерти я жила с бабушкой и дядей-опекуном — младшим братом отца. Бабушка умерла три года назад. Больше родственников нет.

— Понятно. — Дан чуть нахмурился, а потом серьезно посмотрел на меня. — В любом случае, не бойся.

И от тона голоса, каким это было сказано, я почему-то стала успокаиваться. Я даже практически ему поверила… но неожиданно вдалеке увидела какое-то странное бледно-золотое сияние.

Ночью! На кладбище!

— Да-ан, — сглотнув, хрипло позвала я. — Вроде ты говорил, что тут все спокойно… тогда, что вон там, справа, такое светится?!

— Где? — Он недоуменно приподнял бровь.

— Там! — я ткнула пальцем в направлении света.

— Хм, не вижу. Интересно, — произнес Дан.

И, к моему ужасу, отправился прямо туда!

— Да-ан! — пискнула я. — А может, не надо?

— Если боишься, оставайся тут, — не оборачиваясь, откликнулся он.

Тут?!

Я быстро оглянулась и поняла, что нахожусь среди могил. Остаться здесь одной?! Да ни за что!

В три прыжка я оказалась рядом с Даном и вновь вцепилась в его руку.

Маневр встретили скептичным фырканьем, но мне было абсолютно все равно. Потому что мозг упорно рисовал картинки из фильмов ужасов, которые начинались со слов: «Подожди тут, ничего страшного здесь нет!»

В общем, отцепляться от мужчины я была не намерена. Дан шел уверенно, огибая надгробья с однообразными знаками у вершины и табличками с именами и датами. И чем ближе становилось сияние, тем больше меня охватывал страх.

— Дан, а может быть все-таки ну его? — жалобно простучала зубами я.

— Прекращай трястись. Насколько я вижу, впереди только старый склеп.

— С-склеп?

— Обычная старая каменная постройка. Никаких признаков нежити.

Я с сомнением посмотрела на спокойного как скала мужчину. Конечно, если судить по новостям, Дан мегакрут, и вообще. Но сейчас у него не было и половины той силы, что позволяла брать города штурмом! Вдруг его чуйка все же подводит?

Однако Дан не останавливался, так что выбора не было — приходилось идти с ним. А вскоре мы добрались до цели путешествия: внушительных размеров склепа из некогда белого мрамора. Ведущая внутрь массивная бронзовая дверь была заключена в портал из увитых вьюном колонн. А из щелей между ними исходил тот странный бледно-золотой свет.

— Отсюда сияние? — уверенно указал Дан на склеп.

— Ага, — я поежилась. — Теперь ты тоже видишь?

— Нет. Просто логично догадался, — он указал куда-то наверх.

Проследив за его рукой, я обнаружила под самой крышей знак, очень похожий на тот, который красовался на груди у старейшины Аскенвальда: солнышко, заключенное в круг.

— Знак Светлейшего, — сообщил Дан.

— Здесь? — я обвела удивленным взглядом соседние надгробья. На всех них красовалась заключенная в круг пентаграмма. Насколько я понимала, знак темных.

— Это могила светлого мага, — пожал плечами Дан. — Что тебя удивляет?

— Я полагала, что все они предпочитают жить в Искристой обители, и их могилы в хрустале выдолблены.

— Поверь, достаточно сильные светлые способны жить не только в своей обители. Ну и, соответственно, умирают там, где жили. Редкость, конечно, но удивляться тут нечему.

— И его труп не растащили на сувениры? — недоверчиво уточнила я.

— А кому нужен светлый после смерти? Вы приносите пользу только пока живы и в момент обряда жертвоприношения, — будничным тоном заявил Дан.

Меня аж передернуло. Снова вспомнилось, с кем меня связала судьба вместе с Шер во главе. А еще о том, какая толпа народа жаждет меня заполучить в свои руки. Оставалось радоваться хотя бы тому, что после моей кончины расчленять меня не станут. Впрочем… это вполне могут сделать в процессе.

— Так что ты видишь? — выдернул меня Дан из кошмарных фантазий.

— Ну, там, внутри, что-то светится, — неопределенно ответила я. — Из щелей свет идет, и все.

Однако мага мои слова почему-то воодушевили. Потерев руки, Дан уверенно шагнул к двери склепа.

— Пойдем, глянем, что там интересного помимо трупа лежит, — решил он. — Магией смерти и умертвиями оттуда точно не несет.

— Еще и внутрь заходить?!

— Ага, — подтвердил Дан. Потом слегка прищурился и добавил: — Кстати, открывать придется тебе. Без понятия, что там внутри лежит, но лежит оно там явно очень давно. Судя по датам на надгробиях, лет двести, не меньше. Светлый фон вокруг склепа весьма высок, и мне сейчас с ним лучше не сталкиваться.

Вспомнив, что случилось с Даном в отдыхальне после моего эксперимента с рассеиванием, я поняла, что он имеет в виду. С опаской посмотрела на двери, потом с надеждой на Дана, но судя по его виду, отступать тот не собирался. Поэтому я обреченно вздохнула и уточнила:

— Что делать?

— Просто открой. Для светлых этот фон не опасен.

Ну, надеюсь, что это и впрямь так. В конце концов, Дану я нужна живой, верно? Значит, в моей безопасности он уверен.

Успокаивая саму себя, я подошла к двери и взялась за медную ручку. Но не успела дернуть, как та сама собой неожиданно легко повернулась, и щелкнул замок. По двери пробежала радужная волна.

Я запоздало одернула руку и прытко отскочила назад, к Дану. И уже оттуда наблюдала, как дверь, скрипя петлями, открывается.

Черт! Лучше бы она осталась закрытой, и нам просто пришлось развернуться и уйти с этого кладбища!

— Так, а теперь ладони лодочкой соедини и направь в сторону склепа, — продолжил командовать Дан. — И представь, сильно представь, что стягиваешь силу на себя.

— Э-э… попробую…

Я уже усвоила, что самое главное в магии — хорошая концентрация. Поэтому, как могла, сосредоточилась и попыталась выполнить указание Дана. Первые пару минут, правда, ничего не происходило, зато потом ладони вдруг налились жаром, а от склепа ко мне потянулись переливчато-радужные лучи. Ох, каких усилий в этот момент стоило не поддаться эмоциям и не одернуть руки!

А вскоре в моих руках сверкал яркий солнечный шарик. Теплый, приятный и вызывающий какое-то удивительное чувство уюта. Даже при том, что находилась я по-прежнему среди мерзкого кладбища.

— Ух ты! Обалдеть! — восторженно выдохнула я.

— Молодец. А теперь вот это «обалдеть» отбрось, пожалуйста, осторожненько куда-нибудь подальше, — посоветовал Дан.

Расставаться с теплым шариком было жалко. Но я все же послушалась и тряхнула руками, мысленно отталкивая шарик от себя. Шарик стремительно рванулся прочь и… с жутким грохотом впечатался в попавшееся на пути надгробье!

Во все стороны брызнули осколки. Спасибо, что вовремя среагировавший Дан дернул меня к себе и укрыл магическим щитом! Сама я, стоя с открытым ртом от такой разрушительной деятельности, точно бы получила какие-нибудь увечья.

— Фига ж себе, — запоздало выдохнула я, все еще находясь в шоке.

— В следующий раз поаккуратнее будь, — отпуская меня, посоветовал Дан. — А сейчас пошли, у нас мало времени.

И направился к склепу. Чувствуя, как к горлу подступает противный тошнотворный комок, я вслед за ним переступила порог гробницы.

Воздух внутри склепа оказался относительно чистый, не затхлый. Видимо, щели были достаточно большими и давали доступ кислороду. Это было хорошо, иначе, уверена, меня бы прямо на пороге вывернуло. Потому что в центре небольшого запыленного помещения располагался беломраморный саркофаг, и свечение шло точнехонько из-под него. А это значило, что Дан наверняка захочет открыть крышку!

Меня передернуло, по телу пробежали противные мурашки.

— Альбус Транэр Светлый, — подойдя к саркофагу, прочитал Дан. — Упокоен в шесть тысяч сто двенадцатом году от Восхождения второй династии. Ну, как я и говорил — светлый маг, помер достаточно давно, чтобы превратиться в иссохший труп. И фонит явно отсюда, — резюмировал он и уперся руками в крышку.

Та со скрежетом поддалась и сдвинулась. Увидев охваченные сиянием пожелтевшие кости в истлевшей одежде, я скривилась.

— Фу какая гадость!

— Обычный покойник, — флегматично заявил Дан и, подцепив край тряпицы, которая раньше была балахоном, откинул в сторону.

На открывшейся грудине бывшего светлого мага обнаружился амулет со знаком Светлейшего. Почти такой же, какой носил старейшина Аскенвальд, только может чуть поменьше в размерах. Именно он и светился.

— А вот и наше сокровище. — Дан указал пальцем на амулет. — Бери его, и пошли отсюда.

— Но… — Мародерствовать никакого желания не было, и я упорно тянула время. — Слушай, я не могу. Это же труп! Не хорошо так поступать. Давай обойдемся и без этого кулона? Тем более, мы не знаем, кем был этот человек. Что, если после того как я прикоснусь к нему, на меня падет какое-нибудь проклятье? Я совсем не хочу помереть в этом склепе. Может, просто уйдем отсюда, а?

Дан тяжело вздохнул.

— Светлые на светлых проклятья не насылают, Лара. Для тебя это безвредно.

— Все равно это мародерство!

— Вовсе нет, — опроверг Дан и принялся объяснять: — Подумай сама: если бы артефакт не хотел, чтобы его забрали, мы бы сюда вообще не вошли. Да и свечение, которое ты видишь, лично мне больше всего напоминает призыв.

— То есть двери могли не открыться? — с сомнением уточнила я.

— Я тебе больше скажу, они были намертво запечатаны. Но тебе охотно поддались. Думаешь, этой штуке нравится тут валяться? Вас, светлых, и так мало, а в такой глуши и вовсе может еще лет двести никто не появится.

Я с сомнением посмотрела на труп, и снова скривилась от отвращения и страха.

— И все-таки я не понимаю, кто этот светлый? Такой знак я видела только у старейшины Аскенвальда в Искристой обители.

— Ну, могу предположить, что он мог быть каким-нибудь миссионером, или вообще жрецом самого Светлейшего. Какая разница? В любом случае теперь это просто кучка костей. Бери амулет, и пошли отсюда. Арданэллир у нас уже сидит на хвосте, а я сейчас не в той форме, чтобы встречаться с этим белым демоном лицом к лицу.

Это было даже представить противно, не то, что сделать, но мне не оставили выбора. В конечном счете, эта штука действительно могла пригодиться. Едва не отплевываясь, я протянула руку и двумя пальцами, стараясь не соприкоснуться с истлевшей одеждой или еще того хуже — костями, приподняла амулет.

Стоило мне его подхватить, раздался хруст, и шейные позвонки трупа буквально превратились в облако пыли, а артефакт вместе со всей цепочкой оказался у меня в руке. И, одновременно, исходившее от него бледно-золотистое свечение пропало.

— Я же говорил, что он тебя звал, — хмыкнул Дан. — Надевай.

— Надеть? — я брезгливо поморщилась. — Зачем?

— Затем, что у артефактов частенько побочное действие — хозяев защищать. Но темные артефакты тебе все равно не подойдут, только рассеиваться будут. А нейтральные еще поискать надо. Этот же — вот он, уже у тебя. Осталось только надеть и пользоваться.

Умом я понимала, что Дан прав, но… черт побери, эта штука висела на трупе! Я смотрела на золотое украшение и чувствовала, что меня сейчас стошнит. Чтобы надеть на себя подобное, мне как минимум нужен стакан водки. Половину пустить на дезинфекцию, вторую половину выпить для храбрости.

— Увы, но алкоголь тебе противопоказан, — раздалось в ответ, и я поняла, что размышляла о выпивке вслух.

— И где справедливость? — простонала я.

— Что ж поделать, такова природа вашей светлой силы, — Дан развел руками. — А за артефакт не переживай, эти вещички любят содержать себя в чистоте.

— Все равно противно, — заключила я и, внутренне содрогаясь, все же нацепила украшение.

Несмотря на опасения, ничего ровным счетом не произошло. Металл даже не нагрелся.

— Интересно, что он умеет делать? — задумчиво пробормотала я.

— Без понятия, — Дан принял вопрос на свой счет. — Я не артефактник, да и сами магические плетения сейчас вижу очень плохо. Но, думаю, со временем поймешь. А сейчас пошли отсюда.

Этому предложению я была только рада и выскочила из склепа сразу же. Дан последовал за мной. Но едва мы отошли на несколько метров, сзади раздался страшный грохот. Взвизгнув, я вцепилась в Дана, и обернулась. А потом почувствовала, как по спине пробежала липкая волна страха. Склеп обрушился!

— Какого черта? — охнула я и закашлялась, так как от взвившейся в воздух пыли засвербило в носу. — Почему он развалился?!

— Светлая магия перестала защищать это место, — как очевидную вещь сообщил Дан и пожал плечами. — А ты сама уже заметила, что тут довольно много темных захоронений. Поскольку за столетия камни слишком напитались светом, от резонанса с темной аурой кладбища они развалились.

Мамочки! Мне могло размозжить голову булыжником!

— Это нас тоже могло там завалить?!

— В теории, если бы мы задержались, да, — спокойно подтвердил Дан. — Но я следил за процессом разрушения, так что не переживай.

Гадость. Господи, какая же это мерзость.

— Ненавижу это место, — пробормотала я. — Ненавижу кладбища. Пошли отсюда.

И, ускоряя шаг, сама потянула Дана к дороге. Хотелось убраться отсюда как можно быстрее.

По счастью, больше никаких неожиданностей по пути не произошло. Спустя пару часов бодрой «прогулки» по ночной дороге, за очередным поворотом мы увидели раскинувшееся впереди плато, на котором высился огромный, сияющий бледно-голубыми сполохами Портал.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте