Глава 3

 

Туннель оказался коротким. Сделав всего в несколько шагов, я оказалась в круглом, всего метра два в диаметре помещении. Его хрустальные стены уходили куда-то на невообразимую высоту, а потолок почему-то отсутствовал. Вместо этого надо мной виднелся маленький пятачок затянутого облаками неба.

— Вот тебе и источник. Какой-то натуральный, блин, колодец, — разочарованно пробормотала я.

Лишь пол здесь был густо испещрен какими-то символами, намекая, что «колодец» не совсем обычный. Да в толще хрустальных стен виднелись какие-то странные вкрапления интенсивно сияющих ультрамарином кристаллов.

— Радиоактивный колодец, — сделала я новый вывод и, хмыкнув, попыталась ковырнуть одну из блестяшек пальцем. Увы, неудачно.

Волнение и легкий страх, которые я испытывала заходя сюда, постепенно затихали. Ну не ощущалась в этом месте торжественность и масштабность предстоящего действа.

Интересно, как вообще будет проходить этот обряд? Может, в полдень знаки засветятся и из-под земли что-то появится? Ведь источник где-то тут, под землей.

Кивнув сама себе, я постаралась встать ровно по центру «колодца». Ну, мало ли, не замечу начала обряда и пропущу. Из-за такой мелочи не хотелось бы. Тем более, по утверждению старейшины Аскенвальда обряд должен был начаться уже очень скоро. Прямо в полдень.

Кстати, когда там этот полдень-то?

Я вновь посмотрела на небо, но ничего кроме еще больше потемневших облаков не узрела. Вот те и раз. Надеюсь, мой обряд завершится раньше, чем дождь пойдет? А то тут даже укрыться негде.

Внезапно словно по какому-то незримому повелению прямо над «колодцем» облака разошлись, и в глаза ударил яркий солнечный луч.

— Да что б его! — я моргнула и запоздало прикрыла глаза рукой.

А потом увидела, как солнечный свет быстро спускается по шероховатым хрустальным стенам, вспыхивая на гранях множеством радужных переливов, и восхищенно вздохнула. Красотища! Настоящая природная магия!

Интересно, что будет, когда солнце встанет прямо над колодцем?

«Полдень уже близко», — вспомнились вновь слова Аскенвальда.

Полдень.

Так это, что, обряд начался?!

От осознания и всплеска адреналина сердце мгновенно заколотилось как сумасшедшее. Затаив дыхание, я радостно следила, как радужное сияние охватывает «колодец» все больше и больше, касается пола…

И в тот же момент стены «колодца» разом вспыхнули ярчайшим светом, заставляя зажмуриться и закрыть глаза ладонями, чтобы не ослепнуть.

Одновременно я вдруг почувствовала, что тело стало неметь, а по коже пробежали сотни иголочек. Началось!

Что там Аскенвальд говорил? Открыться источнику? Так вот она я, открыта, думаю о хорошем и позитив…

Резкая, обжигающая боль в груди оборвала все позитивные мысли, и я задохнулась криком. А потом по телу пошла волна дикого, невозможного жара, буквально сводя с ума. Не в силах стоять на ногах, я рухнула на пол, чувствуя, как мышцы содрогаются в конвульсиях.

Какой это светлый источник?! Это ад! Я в аду и горю в нем!

И его надо принять с чистой душой и открытым сердцем?!

Да мне сейчас это сердце из груди выжжет!

Я кричала непрерывно, срывая голос.

Я кричала, не понимая, за что мне эта дикая боль. Ведь ее не должно было быть! Ведь они обещали, что все пройдет хорошо! Ведь я светлая! Я — открыта! Я чиста…

Боль исчезла так же резко, как появилась.

Одновременно угасло и слепящее сияние. Осталась только я, скорчившаяся на полу, не веря, что все наконец-то закончилось. Меня трясло. Некоторое время я даже пошевелиться не могла — боялась, что вернется боль. Лишь лежала, тяжело дыша, и впитывала кожей прохладу хрусталя.

Только через пару минут я решилась и осторожно перекатилась на другой бок.

Боли не было.

Кажется, все действительно закончилось. А я жива и здорова, как и было обещано. Хотя… мне, помнится, много чего было обещано!

Уняв дрожащие мышцы, я с трудом поднялась и протерла влажные от слез глаза. Потом мрачно оглядела ненавистный «колодец». Кажется, пора отсюда убираться и всерьез пообщаться с теми, кто меня сюда упек, наврав с три короба.

Скрипнув зубами, я, пошатываясь, направилась на выход. А, дойдя до преграждающей путь стены, постучала по ней кулаком, отчего по хрусталю пробежала сеточка голубоватых искр, и сипло, но громко потребовала:

— Откройте!

Дверь, что приятно, тотчас отползла в сторону, и я ввалилась в комнату к Аскенвальду и Марьяне.

— Лариса! Я так рад! — едва меня завидев, старейшина тотчас устремился навстречу. — Как вы себя чувствуете?

— Да офигенно! Хорошо, что вообще хоть что-то чувствую! — прохрипела я со злостью. — И это, мать вашу, легкий обряд? Это, по-вашему, называется «почувствовать небольшой дискомфорт» и «испытать удивительные ощущения»?!

— Пожалуйста, не волнуйтесь. Да, мы несколько уменьшили возможные…

— Несколько?!

— Хорошо, значительно. Но только ради вашего же спокойствия!

Я открыла рот, собираясь высказать этому старому хрычу все, что думаю насчет его заботы о моих нервах, но пошатнулась от слабости. Все-таки после болевого шока мышцы изрядно перенапряглись, да и подташнивало.

— Ларка, ты только в обморок не падай, дыши глубже! — Маша мгновенно оказалась рядом и подхватила меня под руку.

— Не дождетесь, — процедила я, но несколько глубоких вдохов все же сделала.

— Марьяна, отведи Ларису в комнату отдыха, — распорядился Аскенвальд. — А я, пожалуй, как ты и советовала, поговорю с Лацием. Девочка и впрямь из другого мира, да к тому же устала. Подождем до вечера.

— Конечно, — та кивнула, а потом вновь встревожено посмотрела на меня. — Идти сможешь? Или помочь?

Сообразив, что помощь, скорее всего, будет заключаться в магическом «пеленании» моего тела и переносе по месту назначения, я мгновенно сообщила:

— Сама дойду.

К счастью, Марьяна спорить не стала и, по-прежнему поддерживая, повела меня к выходу.

Впрочем, слабость отступила довольно быстро. В знакомую комнату с книжными шкафами я заходила уже уверенно, и не нуждаясь в помощи. Даже успокоилась немного. Ровно до того момента, как Маша, прикрыв дверь, не выдохнула:

— Я так счастлива, что все получилось! Я, конечно, верила и надеялась, что все пройдет хорошо, но переживала страшно! И даже винила себя. Но, прости, это было необходимо.

И такое в ее голосе облегчение слышалось, такая радость, что я мгновенно напряглась. Не может человек так сильно извиняться из-за обычной мелочи вроде легкого приукрашивания обряда. Нет, тут явно что-то более серьезное!

Взгляд сам собой переместился к все еще лежащей на столике у дивана книге. Вспомнилось о том, что в ней писалось о каре для того, кто с нечистым сердцем или помыслами войдет в источник. О собственных сомнениях в том, что это вообще безопасно, дикой боли…

— О чем ты? — осторожно уточнила я. — Что значит, «пройдет хорошо»? И что, могло пройти плохо?

— Ну, понимаешь, ты ведь не первая, и… с теми, кто приходил из вашего мира, случались неприятные казусы… — Марьяна замялась.

Я почувствовала, как в жилах леденеет кровь.

— Хочешь сказать, я там могла умереть?!

Она потупила взгляд, и эта реакция сказала больше, чем тысяча слов. Эти ненормальные маги на смерть меня отправили!

— Так почему не предупредила, черт тебя дери?! — яростно взвыла я. — Я сдохнуть могла в вашем дерьмовом колодце! Сдохнуть! И это, по-твоему, «простой обряд»?! Почему ты смолчала?!

— Лара, Лар, успокойся, — Маша виновато посмотрела на меня. — Просто обряд действительно был необходим. К тому же мы были практически уверены в успехе, и, видишь, все действительно прошло хорошо. И ты была спокойна и радостна, а это при единении с источником самое важное. Но если бы ты знала, что можешь умереть, ты бы нервничала и переживала, и мало ли что могло произойти…

— Да ничего бы не произошло! Я не самоубийца! Я бы туда даже не сунулась!

— Лар…

— Да иди ты… подруга, — я резко выдохнула и села на диван.

Я была зла. А еще было дико обидно. Все эти люди, к которым я впервые в жизни почувствовала такие теплые эмоции, просто меня обманывали, глядя прямо в глаза. И простить подобное я не могла.

Да, мне повезло, и чертов обряд я прошла. И на том спасибо. Но доверия к местным колдунам больше не будет. Я буквально кожей ощущала, как вновь закрывается та «раковина» недоверия к миру, которую Маше удалось на время приоткрыть.

— Не обижайся. — Марьяна, тем временем, присела рядом и успокаивающе обняла меня за плечи. — Ведь все закончилось удачно. Теперь впереди только обучение. Ты ведь хотела стать магом, вспомни. И ты станешь. Все хорошо.

— Хорошо, — эхом повторила я, хотя мысленно была с ней в корне не согласна.

Все. Хватит слепой веры в чудо. Раз меня здесь уже однажды использовали «в темную», так и в любой момент повторить могут. Теперь нужно все тщательно выяснять самой. От и до.

— И сколько же до меня людей здесь погибло?

— Зачем тебе это сейчас, Лар?

— Хочу знать. Сколько? — Упрямо повторила я.

Марьяна тяжело вздохнула, но все же стала рассказывать.

— Когда мы впервые обнаружили в вашем мире потенциальных светлых магов, то очень обрадовались. Ведь это, казалось, была замечательная возможность восполнить наши ряды. Для начала мы решили быть осторожными и взяли в обитель маленького ребенка. Здесь он воспитывался вместе со всеми, а потом удачно прошел обряд. Но детей, сама понимаешь, так просто не отдают. Да и потенциальных светлых мало. Так что мы решили приводить всех, кого найдем. Взрослых. И вот тут начались проблемы. — Подруга погрустнела. — Все пять попыток провести обряд со взрослыми потенциальными светлыми из вашего мира оказались провальными. Ни один из пришлых не выжил. Это было очень странно и непонятно — ведь ребенку-то удалось! Но мы все же не убийцы, и потому проект по восполнению количества светлых за счет иномирян заморозили. А недавно произошло невероятное. Помнишь мы в разговоре с Лацием упоминали об Елене?

Я кивнула.

— Так вот, эта девушка тоже из ваших. Как она оказалась в обители — история долгая, но, уверяю, Елена шла сюда по собственной воле и уже готовая к смерти. Однако вместо этого совершенно неожиданно для всех смогла пройти обряд! Сначала мы не поняли причину такого везения, ибо ничем от предыдущих претендентов она не отличалась. Но после оказалось, что отличие все же существовало. В отличие от тех пятерых Елена оказалась девственницей. Учитывая то, что все воспитанники Искристой обители так же проходят обряд невинными, и ребенок из вашего мира тоже являлся таковым, сделать выводы не трудно. По указанию старейшины Аскенвальда мы разморозили проект, чтобы проверить эту догадку. И, как видишь, оказались правы, — завершила Марьяна с гордостью. — Так что теперь мы можем искать потенциальных светлых в вашем мире совершенно спокойно. И если они еще невинны — пополнять ими наши ряды. Это же здорово!

Возможно, в какой-то другой момент меня бы эта речь и впечатлила, но не сейчас. Не тогда, когда я чувствовала себя использованной «в темную». Жертвой эксперимента, подопытным кроликом, которого даже не спросили, а хочет ли он являться таковым.

Ну да ничего. Память у меня долгая. Выучусь магии, и только меня тут и видели.

— О, да. Замечательно, — процедила я. — И когда приступят к моему обучению?

— Ну, общий учебный год начнется через пару месяцев, но до этого тебе будет необходимо узнать общие сведения о здешнем мире, истории, обустройстве и прочих мелочах, — начала перечислять Марьяна. — Так что сегодня отдохнешь, проведешь ночь с лишенцем, а с завтрашнего дня уже засядем с тобой в библиотеку.

— Э-э как проведу ночь, прости? — Не поняла я. — С кем?

— С лишенцем, — повторила уже бывшая подруга. — Тебя ведь необходимо лишить девственности. Вот, у нас есть для этого специально обученные люди — лишенцы.

В первый момент показалось, что я ослышалась. Потом, что что-то не так поняла. А когда полностью осознала, что это не шутка и не слуховая галлюцинация, то обалдело выдохнула:

— Чего?! Маш, ты сдурела?! Я не собираюсь ложиться в койку незнамо с кем!

— Ну почему незнамо с кем? С Лацием, например. Помнишь, мы его встретили сразу по прибытии в Обитель? Он очень хотел…

— Да плевать, что там хотел этот мужик озабоченный! Маш, я не собираюсь лишаться девственности в ближайшие… короче, спать с кем-либо я буду только по любви! Ты хоть сама понимаешь, насколько твое предложение дико звучит?

— Лар, да это в твоем мире непривычно, но в нашем — это норма, и правила безопасности. Это необходимо сделать, причем сразу же после обряда. Понимая, что для тебя это непривычно, мы отложили ваше общение с Лацием до вечера, чтобы тебе было комфортнее. Но и только. Без обряда тебя темные маги уничтожат. Если будучи потенциальной светлой ты еще не представляла для них особого интереса, то за светлой девственницей будут охотиться абсолютно все. Мы не можем допустить, чтобы ты попала к ним в руки.

— Но я не хочу! — взвыла я.

— Как это «не хочу»? — Марьяна нахмурилась. — Это обязательно и это не обсуждается. Светлые маги…

— Пошли вы со своей магией! — перебила я. — Все, наелась! Возвращай меня домой! Немедленно!

— Нет. Ты никуда отсюда не выйдешь, пока не лишишься девственности.

— Да черта с два! Очень даже выйду! — Я резко развернулась, и хотела было сделать шаг к двери, как вдруг…

— А ну стоять! — рявкнула Марьяна и меня вновь развернуло силой, как тогда, в ее квартире.

Только на этот раз простым поворотом она не ограничилась. Я даже пальцем пошевелить не могла, застыв в воздухе. А Марьяна стояла напротив, сверкая взглядом, и больше ничем не напоминала ту добрую улыбчивую девушку, которая познакомилась со мной в институте несколько месяцев назад.

— Теперь слушай меня. Внимательно, — прорычала она. — Я уже говорила, но видимо до тебя плохо дошло. Так вот, повторю: светлые маги, которые сохранили невинность, очень лакомый кусок для темных. Бесценный. Наша кровь, наше сердце, мы сами — все это может послужить для мерзейших темных обрядов. Понятно? Поэтому из обители никто и никогда не выходит невинным. И ты не выйдешь, ради твоей и нашей безопасности. Ты — светлая. А, значит, обязана подчиняться законам Искристой обители. Мы пошли тебе навстречу и, зная об особенностях твоей тонкой душевной организации, не стали устраивать встречу с лишенцем сразу же. Но ночью — будь любезна!

И вот теперь мне стало страшно. Очень.

Глядя на Марьяну, я понимала, что та абсолютно, фанатично уверена в своей правоте. И что она без сомнений подложит меня под мужика просто потому, что так по местным обычаям надо.

На ее стороне сила, а я, необученная, даже воспротивиться не могу!

И что делать?

Смириться с подобным, даже несмотря на страшилки о темных магах, я не могла. Причем сразу по нескольким причинам. Во-первых, лечь в постель с незнакомым мужиком для меня в принципе было дико и нереально, а во-вторых…

Во-вторых, из-за прошлого. Был в нем и такой отвратительный момент как попытка изнасилования. Слава богу, неудачная. Но с той поры я не могла даже думать о том, чтобы ко мне прикасался какой-нибудь посторонний мужчина.

Понимая, что это ненормально, я, конечно, пробовала перебороть этот психический барьер. Несколько раз даже честно пыталась с кем-то познакомиться и сблизиться. В клубы ходила, думала, там получится расслабиться. Но, увы, свой внутренний страх так пересилить и не смогла.

И, что самое мерзкое, Марьяна об этом знала! Знала, но требовала!

Необходимо было срочно что-то придумать, потому что иначе я рисковала встретиться с кошмаром прямо сейчас. Поэтому титаническим усилием взяла себя в руки и постаралась изобразить на лице самое смиренное выражение, выдавив:

— Я поняла. Пожалуй ты права, Маш. Конечно, я не хочу погибнуть от руки темного мага.

— Вот и замечательно, — Марьяна чуть успокоилась и улыбнулась. — Рада, что в тебе вновь заговорил голос разума.

— Угу, — выдохнула я. — Может, отпустишь меня на пол? Висеть в воздухе не слишком удобно.

Отказывать Марьяна не стала, и в следующий миг я вновь обрела контроль над собственным телом. Слава богу!

Так. Теперь нужно выиграть время, чтобы хоть как-то оттянуть момент встречи с их лишенцем.

— Послушай, — я постаралась говорить как можно убедительней. — Маш, ведь ты понимаешь, что для меня интимные отношения… несколько сложны и проблематичны? Дай мне хоть какое-то время привыкнуть к этой мысли.

— Так у тебя есть время до вечера, — «обрадовала» Марьяна. — Не переживай, это, конечно, больно в первый раз, но зато потом будет хорошо. Да и мужчины-лишенцы у нас профессионалы своего дела. Вот Лаций очень опытный. Тебе даже понравится, как он доминирует, обещаю. Ну а старшие пронаблюдают, чтобы все уж точно прошло успешно. Если тебе очень страшно, хочешь, я буду рядом?

— В смысле? Групповуху предлагаешь, что ли?! — вытаращилась я на нее, чувствуя, что вновь теряю с таким трудом обретенный контроль.

— Нет, что ты. Мы уважаем право друг друга на личную жизнь, поэтому будем только смотреть.

Еще лучше! Успокоила, называется! Мало того, что меня насильно заставляют с мужиком переспать, так еще и целой компанией собираются смотреть на процесс?! Дикость! Натуральная дикость!

От того, чтобы прямо сейчас наброситься на бывшую подругу и не попытаться выцарапать ей глаза, меня удержало лишь чувство самосохранения. Я прекрасно понимала: еще одна попытка агрессии, и меня вновь спеленают. Причем в следующий раз уже не выпустят.

— С-спасибо за беспокойство, — процедила я. — А теперь можно я побуду одна? Морально подготовлюсь.

— Конечно, — Марьяна кивнула. — Отдыхай. И не беспокойся, уверена, все пройдет замечательно. Хочешь, ближе к вечеру Лаций ужин тебе принесет романтический для настроения? Подобные вещи весьма сближают.

— Буду только рада.

Я попыталась из последних сил выдавить благодарную улыбку, но, кажется, получился только какой-то звериный оскал. Правда, Марьяна на это внимания не обратила — поворачивалась к дверям.

— Вот и хорошо, я передам, — заверила она и вышла.

Наконец-то!

Чтобы уж точно не попасться никому на глаза и уединиться, я влетела в ванную и захлопнула за собой дверь. И лишь тут, оставшись одна, я, обуреваемая гневом и бессильно сжимая кулаки, уставилась на свое отражение.

Подумать только! Эти психи хотят подпихнуть меня под мужика! Причем еще и прилюдно! А сами будут наблюдать за процессом! Вуайеристы чертовы. Извращенцы! Сектанты!

И времени на то, чтобы как-то выкрутиться, у меня лишь несколько часов.

Но как? Как можно выбраться из этой чертовой обители? Из этого лабиринта, защищенного магией от любого проникновения извне. С единственной охраняемой комнатушкой, где даже не дверь на улицу, а лишь заклинание телепорта? Телепорта, которым я не владею.

С губ сорвался стон.

Выхода не было. Вообще.

— Господи, — прошептала я, хотя до этого момента была неверующей. — Господи Иисусе, помоги мне.

— Ну, я, конечно, не ваш Иисус, — внезапно мелодично откликнулись из-за спины, — но если тебе не принципиально…

Я резко обернулась и в очередной раз решила, что у меня галлюцинации. Рядом, в закрытой изнутри ванной комнате, стояла молодая брюнетка в легком сиреневом платье весьма откровенного покроя. Только в отличие от обычных людей глаза ее сияли нереальным зеленым светом, а зрачки были вытянутыми, как у ящерицы.

— Ты кто? — сглотнув, просипела я. — И как тут очутилась?

— Хм, еще одна устойчивая. Надо же, — пробормотала незнакомка, а потом, словно опомнившись, широко улыбнулась и сообщила: — Можешь звать меня Шер.

— И кто ты такая, Шер?

— Ну, вроде ты — девушка сообразительная, должна бы сама догадаться.

И я догадалась. Вот как только вспомнила, кого только что звала, и как откликнулась незнакомка, так и сообразила.

— Э-э… богиня?! — выдавила я. — Ты… вы… что, правда? Настоящая?

— Ага, — легкомысленно подтвердила Шер. — Извини, паспорта при себе не имеется, визитки тоже кончились, так что придется поверить мне на слово.

И я почему-то поверила. Даже несмотря на то, что сам факт подобной встречи невероятен и практически нереален. Просто при взгляде на зеленоглазую незнакомку никаких других вариантов и в мыслях не удерживалось.

Это не розыгрыш и даже не магия.

Она действительно богиня. Реальная богиня! Уму непостижимо!

— Брось, — Шер фыркнула. — Экая впечатлительная. Вроде бы ты уже о нашем пантеоне в книжке читала, чему еще удивляешься?

— Да как-то… понимаешь… те… читать-то — одно, а вживую видеть — совсем другое, — с запинками пробормотала я.

— Что ж, в таком случае, советую побыстрее постичь мое присутствие своим умом, и поговорить о деле.

— О деле? — Да, признаюсь, в этот момент собеседник из меня был изрядно отупевший.

— Ты просила о помощи, — с легким раздражением напомнила богиня. — И я могу помочь.

— Как помочь? В смысле, мне? Зачем? То есть, почему? — я окончательно запуталась в собственных вопросах и замолкла.

— Хм, раньше ты выглядела более решительной и стрессоустойчивой, — задумчиво протянула Шер. — От посещения источника еще не отошла, что ли? Впрочем, не важно. Ты выбраться из обители хочешь, или нет?

— Хочу! — опомнившись, воскликнула я. — Очень хочу! А вы можете мне помочь?

И посмотрела на богиню уже с надеждой.

— Официально, вообще-то, нет. — Шер развела руками. — Понимаешь, если бы ты приняла мое покровительство, то еще как-то могла бы. Но с вами, светлыми, это проблемно. Я хоть и двуликая, но все же больше по темным магам специализируюсь. Поэтому взять тебя под опеку не получится, и публично воззвать ко мне ты тоже не сможешь. Так что путь для тебя отсюда только один — через магический портал.

— Значит, вы его можете создать?

— Ну-у, понимаешь, с этим тоже небольшая проблема, — Шер поморщилась. — Я, видишь ли, пока еще довольно слабая богиня. И чтобы сделать портал, даже мне надо очень сильно постараться. А тут еще барьеры защитные… в общем, здесь точно не получится. Надо пробираться в комнату переноса.

Вот тебе и помощь божественная. Разочарование одно.

— Нереально, — я отрицательно покачала головой, чувствуя, как последние остатки надежды умирают в судорогах. — Тут лабиринты переходов, и даже если получится, и я никого не встречу по дороге, там охрана! А я еще не маг, колдовать не умею.

— Это как раз не проблема, — Шер широко улыбнулась. — Колдовать умею я.

— Э-э? — Вот теперь я вообще перестала что-либо понимать. — Вы же только что сказали, что помогать мне нельзя.

— Верно. Напрямую нельзя. Но есть еще один способ. Незаметный для остальных.

— Какой?

— Предоставь мне временный контроль над своим телом. И я без проблем тебя выведу.

— Чего? Какой еще контроль? — уточнила я с опаской.

— Полный, — мурлыкнула Шер и «добила»: — По-вашему это называется одержимость.

Я буду одержима богиней?! Еще не легче!

— Простите, но нет, — резко отказалась я. — Душу не продаю, тело тоже.

— Хм. Вроде, я уже сказала, что душу твою получить не представляется возможным, — напомнила Шер. — А тело — так это ненадолго, и в твоих же интересах. У меня, знаешь ли, свое есть, и другого не надо.

Вот только аргументы эти я восприняла скептично и решения не изменила.

— Я, знаете ли, уже тут согласилась в своих интересах один обряд пройти. И сейчас никому не верю.

— Что ж, как хочешь. В таком случае через пару-тройку часов встретишься с Лациусом, — Шер равнодушно пожала плечами. — Вообще, даже не знаю, чего ты ломаешься. Хороший же вариант — романтика, цветочки, конфетки, вино… Хотя нет, выпивку вам, светлым, нельзя. Ну, значит, просто секс на большой удобной кровати. Безо всякой одержимости и в полностью здравом рассудке. Правда, бонусом несколько зрителей присутствовать рядом будет, но в принципе во время процесса уже плевать, кто там смотрит…

Я застонала и обхватила голову руками. Едва в голове вспыхнула описанная богиней картинка, к горлу подкатил комок тошноты.

— Ну так что, я пошла? — уточнила Шер.

— Нет, погодите, — решилась я. — Черт с ним, лучше стать одержимой, чем такое. Там я точно с ума сойду.

Глаза богини радостно вспыхнули.

— Вот и умничка. — Похвалила она. — И не волнуйся, это временно.

— Что мне нужно делать? — обреченно спросила я.

— Просто не мешай. — Ответила Шер а потом рывком шагнула ко мне и… в меня!

Тело моментально онемело. Я по инерции попыталась дернуться, чтобы ухватиться за что-нибудь и не упасть, но ни одна мышца даже не шевельнулась. Впрочем, на ногах я по-прежнему стояла уверенно. Тело просто не желало подчиняться!

Меня охватила паника, но даже всплеск адреналина не помог хоть немного вернуть контроль над самой собой. Как бабочка в клетке я билась, металась в собственной голове, более чем когда-либо понимая, что чувствуют бесплотные духи.

«Прекрати нервничать, мешаешь. Все идет просто замечательно. Потерпи немного, и окажешься на свободе», — раздался в голове голос Шер.

Богиню, судя по довольным ноткам, вся сложившая ситуация абсолютно устраивала. Вот только я ее чувств не разделяла. Хотелось получить назад возможность влиять на все происходящее. А то вдруг…

«Никаких «вдруг»!» — пропела богиня и направила мое тело к двери.

Ощущения — непередаваемые! Словно ты — герой компьютерной игры. Марионетка. А любым твоим действием управляет невидимый кукловод. И, да, это страшно, противоестественно и отвратительно.

Но мои чувства никого не волновали. Шер, или, как неожиданно подсказало подсознание, Ашшарисс, уверенно шла моими ногами по извилистым коридорам, словно у нее в голове встроенный GPS-навигатор имелся. Хотя чему я удивляюсь? Она богиня!

Мы поднялись на несколько уровней, не встретив ни души. Но даже богине, как оказалось, везение вечно не улыбается. Повернув в очередной коридор, мы почти столкнулись с одним из обитателей Искристой обители.

Темноволосый парень в белом балахоне удивленно уставился на нас и открыл рот, желая что-то спросить, но Шер ему такой возможности не дала. Моя рука совершила едва уловимый взмах, и я ощутила, как по пальцам пробежало странное покалывание. Воздух между нами подернулся зыбкой дымкой, а в следующую секунду парень закатил глаза и мешком осел на пол.

Даже не проверив его состояние, Ашшарисс сразу двинулась дальше.

«Надеюсь, она его не убила», — эта мысль холодком пробежала по спине. Да, конечно, светлые тут далеко не пушистые зайчики. Но калечить кого-либо, а уж тем более убивать, у меня желания не было!

«Да не переживай, очнется через пару часиков», — смилостивилась богиня.

На душе сразу стало легче. Сон — это только сон, и ничего больше.

Только этим я и успокаивала себя в последующие несколько раз, когда Шер «укладывала» очередного местного жителя «отдохнуть».

Все коридоры обители были похожи друг на друга, так что я, как и при путешествии с Марьяной, в какой-то момент полностью потерялась: где мы находимся, правильно ли идем?

Пришлось окончательно уступить воле богини и уповать на то, что все это не зря. В конце концов, главное — сбежать от лишенцев!

«Сбежим, сбежим», — заверила Ашшарисс.

В ее мысленном голосе мне почудилась легкая усталость. Видимо, и ей этот поход нелегко давался.

Спустя некоторое время мы оказались в тупике перед массивными окованными дверьми. Их я узнала сразу: именно такие вели в зал для телепортов. Правда, сейчас вокруг них светилась весьма подозрительная багрово-малиновая аура. Явно магическая и опасная.

Здесь Ашшарисс ненадолго замерла, а я почувствовала, как в руках накапливается необычная, почти физически ощутимая сила. Казалось, если бы мне сейчас дали подкову, я бы ее как обычную сушку разломила. Воздух вокруг нас заискрил от напряжения.

«Так вот как ощущается магия», — осознала я и даже дыхание затаила.

«Запомни цвет, — внезапно посоветовала Шер. — Красный — высший класс защиты, смертельно опасный. Увидишь такую — держись от нее подальше».

А потом, вопреки собственным же словам, схватилась за ручки и одним резким рывком распахнула двери. Что-то сверкнуло, грохотнуло, запахло озоном.

«Мамочки!» — перепугано взвизгнула я, а богиня уже стремительно входила внутрь.

Стражи отреагировали мгновенно. В едином порыве они вскинули руки… а в следующий миг дружно повалились на пол, не в силах преодолеть сонное заклинание Шер.

Правда, сама Ашшарисс тоже оказалась не в лучшей форме. Из моей груди вырывалось тяжелое, свистящее дыхание, руки ощутимо подрагивали. Но едва я забеспокоилась, в голове послышалось раздраженно-высокомерное:

«Не переживай. Сил у меня еще достаточно, я все рассчитала».

Богиня расчертила в воздухе витиеватый символ, который вспыхнул и преобразился в голубоватое сияние портала.

И шагнула вперед.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте