Глава 11

Проводив взглядом воодушевившуюся Лану, Наташа отправилась вместе с мужем к себе. Перспектива заниматься бумажной волокитой, мягко говоря, угнетала. Конечно, скорее всего, слова Анхайлига были в большей мере поводом не отпускать Наташу в купальни одну с инквизитором. Эта догадка в некоторой степени грела душу и позволяла надеяться, что не весь вечер будет посвящен турнирной бюрократии.
«Вот и Лане массаж пообещали, — думала Наташа, заходя в комнату: — Интересно, а мне поощрение за терпение и понимание будет?»
Девушка задумчиво и с ожиданием посмотрела на Анхайлига, но тот подошел к столу и принялся разбирать бумаги, сортируя их на несколько стопок. Каждая из пачек росла, и девушка начала расставаться с мыслью о приятном вечере в компании мужа.
«Похоже, все-таки, несмотря на подозрения, Анхайлиг не шутил по поводу отчетов», — поняла Наташа. И, сдержав тяжелый вздох, тоже подошла к столу.
— Какую часть сделать мне? — по-деловому уточнила она.
— Надо заполнить на завтра основные данные в формуляры, — откликнулся Анхайлиг и указал на одну из стопочек. — В качестве примера можешь взять вчерашние бумаги.
Наташа быстро просмотрела предложенные бланки, скривилась и пробормотала:
— Такое ощущение, что школы соревнуются не столько в магическом мастерстве, сколько в искусстве придумать лишние очень важные бумажки.
— Дело не в академиях и школах как таковых, к сожалению, — пустился в объяснения Анхайлиг. — Куда большую роль здесь играет заинтересованность правителей государств. А королевская канцелярия порой отличается особенной любовью к заверенным подписями и печатями бумагам. Когда на каждый шаг и чих члена команды требуется отдельное разрешение или подтверждение о необходимости данного чиха. А еще больше бумаг требуется, чтобы грамотно и никого не обидев написать возражения на обвинения прочих участников турнира.
— Какие еще обвинения? — не поняла Наташа и вопросительно посмотрела на мужа. — Нас что, уже кто-то в чем-то обвинить успел?
— Разумеется, — Анхайлиг кивнул. — И не единожды. Ну, хотя бы с той же «Драконовой слюной», которую Лана решила использовать на свой страх и риск. Но это еще ладно, порой обвинения крайне пусты и не обоснованны. Последнее было из разряда: «Вы вскрыли нашу кладовую с ингредиентами».
Наташа непроизвольно напряглась, ибо подобный грех за ними и впрямь числился. Анхайлиг легко уловил изменения в настроении жены и, подозрительно прищурившись, тут же уточнил:
— Я чего-то не знаю?
Увиливать было уже бесполезно, поэтому Наташа призналась:
— Эльфы напоили Лану и Розалию одним крайне неприятным зельем, которое не оставляет никакого магического следа. Доказать их вину мы не могли, поэтому решили просто нейтрализовать неприятные последствия отравления. Нам не хватало одного ингредиента, поэтому я попросила Адриана достать нужный корешок.
Под пристальным взглядом магистра некроманта Наташа окончательно сникла. Неужели проникновение заметили, и были доказательства их вины? Подставлять так мужа и команду абсолютно не хотелось.
— Наверняка вам для зелья потребовалось не больше пары грамм этого демонового корешка. Вернуть остальное на место не судьба была? — проникновенно уточнил Анхайлиг, после чего добавил: — Определить, кто именно проник в лабораторию, эльфы, к счастью, не смогли. И моих доводов им оказалось достаточно. Тем более с помощью этого корешка ничего кроме пары легких косметических зелий сделать невозможно, так что скандал раздувать не стали. Но в следующий раз лучше сначала посоветуйтесь со мной, прежде чем лезть в чужие закрома.
— Обязательно! — горячо заверила Наташа. — Прости.
— Куда ж я денусь. Прощу, — спокойно откликнулся Анхайлиг и вернулся к делам насущным. — В общем, заполняй формуляры. А я пойду, подпишу у главы делегации несколько бумаг и отправлю их в королевскую канцелярию.
— Как скажешь, — быстро согласилась некромантка и с готовностью села за стол.
Быстро поцеловав жену в макушку, Анхайлиг дал последнее напутствие:
— И без самодеятельности. Надеюсь, скоро вернусь.
— Угу, — тихо согласилась Наташа и углубилась в работу.
Правда, достаточно скоро однообразные формуляры начали вгонять секретаря заместителя главы Леорской магической Академии в самую настоящую тоску. Закончив с очередной «очень важной» бумагой Наташа откинулась на стуле и взглянула на часы. Для сна было еще рано, а для плодотворной работы уже поздно. Организм недвусмысленно требовал травяного отвара и отдыха.
Как-то неуловимо мысли девушки соскользнули на отдыхающих в купальнях адептах и расслабляющем массаже. Вот уж от чего Наташа сейчас точно не отказалась бы, так это понежиться под умелыми пальцами массажиста. Почувствовать как напряжение и усталость покидают мышцы, и остается только приятная расслабленность. После которой можно смело проваливаться в сон и не думать о всяких формулярах, бланках и прочих кошмарах.
Наташа почувствовала, что фантазии неуклонно превращаются в сон, и почти сдалась во власть дремы. Но внезапно клевание носом и темнота перед прикрытыми глазами сменились четкой яркой картинкой. Вместо своей комнаты она увидела, как Лана и Алеорн заходят в просторный зал. Практически тут же двери за ними захлопнулись, а в следующий миг помещение заволокло густым туманом.
Лана испуганно вдохнула и моментально начала хвататься за горло.
«Яд! — вспышкой пронеслось в голове у Наташи. — Яд, против которого не помогает магическая защита!»
Алеорн, способный продержаться без воздуха несколько минут, метнулся к витражному окну и с силой ударил по стеклу, но то, укрепленное заклинаниями, выдержало. Правда эльф не собирался сдаваться. Он тоже видел, как Лана бледнеет и теряет сознание.
Три удара. Дэйморцу потребовалось три удара, чтобы окно разлетелось на осколки, и в зал ворвался свежий воздух. Но для Ланы этого оказалось слишком много. Когда Алеорн поднимал девушку на руки, та уже не дышала.
Миг и картинка сменилась. Наташа увидела довольное лицо Ангелины.
Видение оборвалось столь же резко, как и началось. И только сейчас Наташа заметила, что до крови прикусила губу, а по щекам бегут слезы.
Не раздумывая ни секунды, она сорвалась с места и вылетела в коридор. Увидев стоящего неподалеку Адриана, Наташа на одном дыхании выпалила:
— Найди Ангелину. Она — предатель, — после чего не дожидаясь ответа телохранителя, побежала туда, куда вело ее внутреннее чувство.

Очередное зелье было перелито в несколько небольших пузырьков и убрано в сумку. Лана с удовлетворением посмотрела на проделанную работу и уже предвкушала скорый отдых и обещанный Алеорном массаж. Правда, оставался еще один тоник, который необходимо было оставить настаиваться.
Девушка начала собирать необходимые ингредиенты и когда недосчиталась одного, но очень важного растения, расстроено пробормотала:
— Вроде лист желчного каравка был в лаборатории. Придется все-таки идти.
— Раз надо — пошли, — отозвался Алеорн.
Лана уныло кивнула, но все же поплелась на выход. Массаж и отдых откладывался.
До лаборатории пара добралась без приключений. Полуэльфийка быстро нашла необходимый ей ингредиент и, ухватившись за локоть Алеорна, поторопилась обратно в свою комнату.
Но стоило им выйти из коридора с лабораториями, их неожиданно окликнул поднимавшийся с лестницы парень в темно зеленой мантии Северной Школы Травников.
— Магистр Латрент, желает с вами встретиться, — сообщил посланец и на вопросительный взгляд Ланы пояснил: — Он вас ожидает в зале этажом ниже. Вторая дверь справа.
— А по какому вопросу?
Парень неопределенно пожал плечами:
— Меня просили передать только это. Всего доброго.
После чего развернулся и ушел.
Отказываться от встречи поводов ни у Ланы ни у Алеорна не нашлось. Поэтому устало облокотившись на эльфа, ведьмачка последовала указанным травником маршрутом.
— Наверняка ему приспичило прямо сейчас выяснять мои дальнейшие планы… — задумчиво протянула Лана. — А я ведь даже толком не успела подумать, хочу дальше учиться или нет.
— У тебя есть еще пара минут для этого пока мы идем, — хмыкнул Алеорн. — Но я не вижу в этом особого смысла. Нагрузка у травников выше, а продолжать учебу ты можешь и в Леорской Академии.
— Значит, пока откажусь. Тем более, впереди диплом. Хотя… может туда на практику съездить?
— Вот и спросишь.
Спустившись на нужный этаж, пара вошла в небольшой круглый зал, уставленный скульптурами. Каменные цветы увивали колонны, ползли по потоку и если бы не серый цвет, их можно было бы принять за живые. Но кроме скульптур, колонн и цветов в зале больше ничего не было. И никого.
— Подождем. Возможно, магистр не предполагал, что мы будем так близко от места встречи, — спокойно проговорил Алеорн.
— Ага. — Лана зевнула и направилась к одной из скульптур, дабы рассмотреть ее получше.
Алеорн наблюдал за восхищенной девушкой издалека, за свою жизнь он и не такие интерьерные изыски видел. И дэйморца они не интересовали. Куда больше ему нравился строгий без излишеств интерьер Первого дома Айанор.
Внезапно в дверях у противоположного конца зала показалась запыхавшаяся Наташа.
— Алеорн! Уводи Лану! — выкрикнула некромантка.
Лана удивленно взглянула на перепуганную подругу. Чувство тревоги расправило крылья. Но расспросить Наташу подробней о причинах спешки Алеорн даже не подумал. Лана успела лишь сдавленно охнуть, когда ее резко подхватили на руки.
Мир перед глазами полуэльфийки знакомо смазался, а спустя мгновение они уже находились за пределами зала. И только теперь дрогнула, закрываясь, дверь. Быстро, но недостаточно быстро для ашер-тен.
Лана лишь краем глаза успела заметить клубы рванувшегося из каменных цветов тумана, и внезапно подавшуюся вперед, в зал, фигурку подруги.
И дверь закрылась.
Опустив Лану на пол, Алеорн в бессильной попытке изо всех сил ударил по отрезавшей их от зала каменной плите. Но та, зачарованная магией, даже не дрогнула.
— Демон, — процедил Алеорн.
— Где Наташа? — прошептала Лана и с надеждой посмотрела на дэйморца. — Мне ведь показалось? Она не…
— Она там. Ее толкнули.
— Где Голос? — раздался вдруг из-за спины бесстрастный голос Адриана.
Лана, затравленно глядящая на захлопнувшуюся дверь, обернулась и увидела инквизитора, который цепко держал шипящую и морщащуюся от боли Ангелину.
— За дверью, — сухо откликнулся Алеорн.
Как и зачем здесь оказался инквизитор, да еще с Ангелиной, Лана не понимала. Но сейчас это ее и не волновало. Необходимо было срочно узнать, что случилось с подругой!
— Да разнесите вы уже эту каменюку! — Чувствуя, что еще немного, и она окончательно запаникует, взвыла Лана.
— Это довольно сложно сде…
Алеорна прервал жуткий грохот, а в следующее мгновение каменная плита разлетелась на куски. Да с такой силой, что взрывной волной дэйморца и Лану отбросило к противоположной стене.

В первый момент, ощутив сильный толчок в спину, Наташа не испугалась: все еще переживала за Лану. Только по инерции сделала несколько шагов вперед, чтобы избежать падения. И лишь когда услышала за спиной стук а, обернувшись, увидела закрытую дверь, почувствовала, как по коже пробежали мурашки страха.
Она в ловушке!
Кто-то специально втолкнул ее в зал и запер, чтобы… чтобы…
Отчетливое, все нарастающее шипение подсказало ответ.
Наташа быстро огляделась и поняла, что зал стремительно заполняется густым ядовитым туманом. Да, Алеорн успел вытащить отсюда Лану, но вместо подруги кто-то, возможно из мести, решил отравить ее.
Осознав это, Наташа попыталась задержать дыхание, понимая, что спасение близко. Там, за дверьми, Алеорн и Лана, которые ее не оставят. Да и Анхайлиг наверняка почувствует опасность для ее жизни. Необходимо продержаться всего пару минут. Пару минут не дышать.
Но от быстрого бега слишком билось сердце, и организм требовал кислорода. Наташа держалась, как могла, казалось, вечность. Однако двери по-прежнему были закрыты, а Анхайлига почему-то все не было. Легкие горели все сильнее, и Наташа не выдержала. Сдавшись, она глубоко вдохнула приторно сладкий воздух. И лишь потом, когда перед глазами все поплыло, а ноги подкосились, увидела, как рядом скрутилась темная воронка портала.
Поздно…

Звук шагов гулко разносился по пустому коридору. Анхайлиг торопился разделаться с оставшимися бумагами. Благо, все необходимые подписи были собраны, все сообщения, не требующие специальной, защиты отправлены. Осталось лишь несколько внутренних отчетов, которые шли под грифом секретно и доставлялись лично в руки Ульриху.
Медлительность бюрократической машины порядком раздражала. Правда был и положительный момент: встречаться с Ангелиной сегодня не пришлось.
Тем не менее, Анхайлиг торопился скорее вернуться к жене. Конечно, Наташа осталась под присмотром инквизитора, который костьми ляжет ради ее защиты, но некромант все равно в полной мере мог доверять только себе. Возможное нападение, которое предвидела девушка, постоянно заставляло быть начеку.
Внезапно Анхайлига охватило чувство опасности. Сигнал пришел от одного из защищающих Наташу заклинаний.
«Знал, ведь знал же!» — некромант скрипнул зубами, практически мгновенно активируя портал переноса, но… тот не сработал.
Лютиэнская Академия была защищена от посторонних, не санкционированных местным архимагом, перемещений.
— Демон пожри их! — ругнулся Анхайлиг и начал быстро взламывать местную охранную систему.
Ночь придавала ему сил, а уж мысль о том, что жене грозит опасность, и вовсе заставляла работать с утроенной скоростью.
На то, чтобы разделаться с блокирующим перемещения плетением, Анхайлигу потребовалось не больше пары минут. Резкий росчерк руки, и черная спираль портала наконец-то перенесла некроманта в затянутый ядовитым туманом зал.
Магический щит вокруг него мгновенно засиял пурпуром, сигнализируя, что отраву задержать не может. На размышления Анхайлиг не потратил ни секунды. Заклинание «Иссушения» мгновенно уничтожило весь зараженный кислород, а следом зал тряхнуло магическое эхо, взрывной волной вышибая окна и двери.
Свежий воздух ворвался в помещение, а следом вбежали Алеорн, перепуганная Лана и Адриан, который волоком тащил шипящую Ангелину.
Все трое замерли в паре шагов от Анхайлига, склонившегося над лежащей на полу женой. Наташа почти не дышала, на лице ее не было ни кровинки.
Некромант что-то бормотал, но судя по напряжению и выражению какой-то неизбежности на лице, сделать ничего не мог.
И Ангелина, перестав вырываться, неожиданно хрипло рассмеялась.
— Это дайтерин! Лучшие ведьмаки господина делали этот яд больше года!
Лана вздрогнула. Что это за яд, магистр Литиция ведьмакам еще на первом курсе рассказала. Он являлся одним из самых сложных и, одновременно, самых страшных. Для того, чтобы создать его, требовалось почти шестнадцать месяцев и огромное количество ингредиентов, включая и весьма редкие. Но результат того стоил.
Этот яд полностью игнорировал магическую защиту и не имел противоядия. Жертва, вдохнувшая его, гарантированно умирала.
Лана стояла ни жива ни мертва. Время для нее словно остановилось, и даже собственного дыхания от поразившего ее шока она не чувствовала.
— Не может быть… — прошептала Лана, неотрывно глядя на белую как полотно подругу. — Наташа…
— Одной ногой у Мораны твоя Наташа! — С торжеством воскликнула Ангелина. — Пусть не ты, но хотя бы она умрет!
— Нет. Нет! — Лана хотела броситься к подруге, но Алеорн ее перехватил и прижал к себе.
— Анхайлиг! — пытаясь вырваться, закричала она. — Ты же некромант! Самый-самый! Ты должен ее вернуть!
Но Анхайлиг стенания племянницы не слушал. Он смотрел на жену, которую, несмотря на собственное слово, так и не смог уберечь. Ошибся. Глупец, пошел на поводу у Ульриха, хотя знал об опасности. Ведь предсказания его девочки сбываются всегда.
Всегда.
Что ж, хорошо, что отец был мудрее и предусмотрительнее его. На Наташе «Слеза Тьмы», и, значит, она будет жить. А он… за свою ошибку он готов заплатить любую цену. Даже такую.
— Адриан. Несмотря ни на что она должна жить, — обратился некромант к инквизитору.
Обычно бесстрастное лицо хранителя справедливости исказила гримаса боли. До этого момента он и не представлял, настолько бывает больно терять. Адриан лишь кивнул в знак того, что понял и все выполнит.
Анхайлиг с болезненной нежностью коснулся кончиками пальцев лица любимой, а в следующий миг ожерелье на шее Наташи вспыхнуло. Бледное, пугающее сияние на доли секунды охватило ее и некроманта, а потом девушка сипло вдохнула и закашлялась, приходя в себя.
Одновременно с этим Анхайлиг упал. Жизни в нем не было.

Наташа падала в темноту. Дышать становилось все труднее и труднее, а скорость падения все больше и больше, и она чувствовала — дно уже близко. И где-то там, на дне, ее уже ждет Морана. Неизбежность. Абсолютная Тьма, которую Наташа приняла несколько лет назад по воле Анхайлига. По воле своего мужа.
«Не успела проститься с ним. Жаль…»
Последняя мысль, затухая, пронеслась в ее голове… и вдруг тьма сменилась яркой вспышкой, а в легкие ворвался живительный кислород!
Закашлявшись, Наташа инстинктивно приподнялась на локте и открыла глаза, понимая, что абсолютно здорова.
Жива.
Она жива!
Счастье охватило девушку. Значит, Анхайлиг успел! Спас ее!
Взгляд Наташи скользнул по залу, выискивая мужа, желая обнять, поцеловать, поблагодарить за спасение…
И застыл на его безжизненном теле.
— Нет, нет… — сипло, не веря собственным глазам, прошептала девушка и, дернувшись к Анхайлигу, обхватила ладонями его лицо.
Но чуда не случилось.
Ожерелье выполнило свою главную функцию — сохранило жизнь носителя. В обмен на жизнь того, кто его дарил.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте