Глава 8

В помещении царил полумрак, а воздух был настолько пропитан благовониями, что дышать казалось практически невозможно. Наташа стояла у стены и отстраненно смотрела в сторону единственного тусклого источника света. Его загораживало большое кресло, кроме очертаний которого ничего больше разглядеть не получалось, поэтому девушка решилась и медленно приблизилась.
А, обойдя предмет мебели, Наташа испуганно вздрогнула и замерла. В кресле сидела она сама! С книгой, страницы которой и создавали неровное освещение!
Наташа судорожно огляделась и с ужасом осознала, что находится в той самой комнате, из которой сбежала три года назад. Сердце припустило как загоняемый заяц, и без того затрудненное благовониями дыхание стало перехватывать. Наташа вновь посмотрела на свою копию и вдруг заметила, что между ними все-таки имелась разница. Девушка в кресле была лет на десять старше.
«Неужели это будущее, и меня снова вернут в этот кошмар?!» — промелькнула паническая мысль.
— Не может быть, — сдавленным шепотом заверила себя Наташа.
Голос Сульхи, до этого бесстрастно перелистывающая книгу, отвлеклась от чтения и в упор взглянула на Наташу. В глазах женщины не отражалась никаких эмоций, но абсолютно безучастный взгляд приковывал к полу и пугал куда сильнее.
— Твоя жизнь, его смерть. Много смертей. Жаль тебя. Но когда все умрут, ты вернешься. Вернешься, чтобы подарить верховную жрицу, — бесцветно произнесла она.
Тяжесть и духота вокруг после этих слов стали нестерпимыми.
— Нет… нет! — попыталась выкрикнуть Наташа и… проснулась.
За окном стояло хмурое утро, и накрапывал дождь.
«Сон. Просто сон», — Наташа облегченно выдохнула и дрожащей рукой утерла испарину со лба.
Однако успокоиться быстро не вышло. Кошмар упрямо не желал уходить, то и дело всплывая яркими картинками воспоминаний. Книга. Ее повзрослевшее лицо. И, главное, набатом звучащие в голове слова о возвращении и смерти. Все это пугало и требовало действий.
Благо, Анхайлиг, которому хватало для сна трех часов, уже не спал, а сидел за столом спиной к ней и разбирал какие-то очередные бумаги. Если бы он заметил состояние, в котором проснулась Наташа, расспросов было бы не избежать.
Только осознание того, что разговора на эту тему она не выдержит, помогло Наташе взять себя в руки и на пожелание обернувшегося Анхайлига «доброе утро» ответить улыбкой.
В гнетущем состоянии девушка поднялась с кровати и принялась одеваться.
К чему был этот сон? Предчувствие? Действительно ли она видела саму себя через много лет?
Вспомнилась комната, в которой Наташа провела большую часть жизни, и светловолосый инквизитор со своими желаниями вернуть ее, чтобы возлечь.
Наташу передернуло. Нет, такого будущего она не хотела. Не хотела, чтобы кто-то погиб и не хотела возвращаться. Какие вообще могут быть смерти? Уж книгу-то девушка помнила до сих пор. Нет там никаких смертей! И Анхайлиг и остальные живы.
А значит, это был просто кошмар. Все живы, и она не вернется обратно.
Наташа решительно поджала губы, но внезапно вздрогнула, вспомнив еще одну деталь из сна: собственную отстраненность.
То самое состояние, в котором она пребывала раньше, вчера охватило ее вновь. Именно в том состоянии Наташа тянула Адриана на танец и танцевала с ним.
Пусть отчасти это было вызвано ее подсознательным желанием отвлечь Анхайлига от общения с Ангелиной, но… лишь отчасти! Грент все побери, получается, действиями девушки вновь руководило нечто свыше?
А это значит… что это значит? Что такова воля Сульхи? Богиня не оставила ее даже несмотря на то, что Наташа уничтожила книгу? И… и это богиня толкает ее в руки к инквизитору?
Пусть не к Святому, а к Адриану, какая разница? Это лишь значило, что от прикосновения к Голосу Святой инквизитор сохранил бы здравый рассудок, а Адриан нет. Только поэтому обычным инквизиторам запрещались физические контакты.
И тогда получает объяснения и недавняя улыбка другого Святого инквизитора. Он радовался тому, что Голос оставила рядом с собой Судию. Он хотел жрицу и намеревался ее получить.
Но тогда она и впрямь не зависит от самой себя. Никогда не зависела.
«Но я не хочу! Я — против!»
Наташа в панике сжала пальцы, а потом глубоко вздохнула, заставляя себя успокоиться.
Нет, если бы это было решение богини, вряд ли бы Наташа вообще находилась здесь. С богами не поспоришь. Понимание этого давало надежду на то, что такой судьбы можно избежать. Вот только что-то в ней все же реагирует на инквизиторов. А, значит, необходимо быть вдвойне осторожной и внимательнее за собой следить.
«Конечно, хорошо бы вообще не допускать контактов с инквизиторами, но при желании они меня везде достанут, разве только…»
Мысли о родовом замке герцогов Террано сами пришли в голову. Золотая клетка…
Выбрать ее или рискнуть и остаться, просто не подпуская инквизиторов близко? В конце концов, на ней «Слеза тьмы» и защита Анхайлига.
— Ната? — окликнул муж, когда девушка в очередной раз «зависла», глядя в зеркало. — С тобой все в порядке?
— Да, — Наташа нашла в себе силы вновь улыбнуться и добавила: — Просто переволновалась. И переживаю за нашу команду.
— Не волнуйся, ничего с ними не случится. Пойдем, уже пора.
Наташа кивнула и, подхватив папку с документами, поторопилась выйти.
Адриан уже привычно занял место за ее спиной, но теперь это вдвойне нервировало.
В гостиной уже все собрались. Адепты активно готовились к предстоящему первому кругу боев. Адор и Велерад обсуждали варианты двойной атаки, Розалия нервно вычерчивала в воздухе обрывки целительных знаков. Лана же перебирала свои заготовки и рассовывала по маленьким кармашкам в специальной сумке, вполголоса повторяя порядок, в котором лежат зелья. Полуэльфийке необходимо было знать, где какое зелье лежит, и при необходимости быстро его достать. Ведь это была ее единственная возможность помочь команде.
— Доброе утро! — бодро поприветствовал Анхайлиг, и все как по команде вскочили со своих мест и развернулись к магистру. — Надеюсь настроение у всех боевое.
Все с готовностью кивнули и по жесту Анхайлига отправились в сторону столовой. Разговоров никто не заводил. Леорцы были предельно собраны, да и все основные моменты уже обсудили. Осталось лишь претворить планы в жизнь и победить.
Занятая самоуспокоением Лана лишь за завтраком обратила внимание, что Наташа излишне бледна и практически ничего не ест. Разом вспомнив, что вчера и подруга и Анхайлиг отчего-то слишком рано ушли, Лана нахмурилась.
— Ты чего какая бледная? Не спала? Или случилось что-то? — наклонившись к Наташе, тихонько спросила она.
— Да нет, спала. Все хорошо. Просто переживаю, — вздохнув, выдавила Наташа.
— Мы всех порвем. Я надеюсь… — горячо заявила Лана, стараясь и себя убедить в этом.
Дальше разговор не пошел. Каждая из девушек вернулась к своим мыслям. А под конец трапезы Анхайлиг обратился к сидящей напротив Сушке:
— Магистр Палима, не забывайте, вам предстоит следить за нашей командой, пока я буду участвовать в судействе.
— Конечно, магистр Анхайлиг, — откликнулась сухощавая целительница.
— Тогда пойдемте, узнаем, кто первый выступит против нас.
Некромант поднялся и подал Наташе руку. Остальные тоже не заставили себя ждать. И уже спустя несколько минут команда разделилась. Анхайлиг увел Наташу сразу в зал, где должен был проходить турнир. А все остальные отправились в одну из аудиторий, находящуюся недалеко от места предстоящего сражения.
Участникам команды необходимо было дождаться, когда в зале соберутся зрители, и все будет готово для жеребьевки. Адар воспользовался этим и устроил внеплановый совет. Снова перебрали основную схему расстановки во время боя. Все-таки от привычных спаррингов один на один тут предстояло думать не только об ударе противника, но и о том, чтобы не задеть товарища.
За инструктажем время пролетело незаметно, и Лана практически не успела попереживать. Но на пути к залу у полуэльфийки начали дрожать коленки. Правда она усиленно боролась с неуверенностью, ибо знала, что ни к чему хорошему это не приведет.
Еще на подходе по доносившемуся гулу стало понятно: там аншлаг. И, войдя в зал, Лана смогла убедиться в этом воочию. Свободных мест на высоких трибунах, которые теперь тянулись вдоль стен, не оказалось. Первые ряды были отведены для прибывших делегаций. Там же Лана практически сразу заметила Наташу.
При появлении леорской команды некромантка подбадривающе улыбнулась и активней захлопала в ладоши. Лана в ответ помахала ей рукой. Все-таки было безмерно приятно, что в тебя кто-то верит. Но практически тут же полуэльфийка наткнулась взглядом на Ангелину. Блондинка тоже присоединилась к аплодисментам, всем своим видом показывая, что переживает за участников.
«Прямо, главная наша болельщица», — скептично заключила полуэльфийка и скользнула взглядом по судейству, которое восседало отдельно и намного ближе к отведенной для боя площадке.
В центре восседал глава местной академии Ларниидэль, по правую руку от него находился Анхайлиг. Некромант особых чувств по отношению к происходящему не выказывал. Впрочем, адепты Леорской академии и так были осведомлены о всей возложенной на них ответственности.
Пройдя в центр зала, леорцы остановились рядом с уже прибывшими карминцами и травниками. Следом за ними стали подходить и остальные. Последними в зале появилась светлоэльфийская команда, сорвав буквально приветственный шквал.
— Да, моральной поддержки болельщиков нам точно будет недоставать, — протянул Веледар.
— Мне вот лично хватает хмурого Анхайлига для максимального желания победить, — пробормотал Адар.
— Думаешь, за проигрыш заставит отрабатывать? — тут же напряглась Розалия.
— Уверен, что замучает дополнительными занятиями до самых экзаменов! — подлил масла в огонь Сиртан.
Лана предпочла промолчать. Дополнительными занятиями ее точно было не испугать, а вот проигрывать действительно не хотелось. Ведь это был шанс доказать всем, что она достойна быть лучшей!
— Приветствую всех присутствующих, — начал архимаг Ларниидэль. — Сегодня начинается первый этап турнира, в котором команды каждой сборной проведут по два боя. Этот этап продолжится и завтра, а по его завершению две слабейшие из команд покинут соревнование. В следующий тур пройдут только четыре команды. Определение пар противников мы решили предоставить случаю, и для этого наши прорицатели перенастроили «Шар Прозрения».
Повелительный жест, и в центр зала пара ребят в темно-синих балахонах выкатили круглый столик с большим хрустальным шаром. Внутри артефакта клубился туман и то и дело вспыхивали искры.
— «Шар Прозрения» наши прорицатели настроили на случайный выбор. И сейчас мы увидим первые пары соперников! — сообщил Ларниидэль.
Туман в глубине шара закрутился вихрем, а спустя мгновение над артефактом начали вспыхивать символы. В ряд выстроились крупные изображения гербов всех шести участвующих школ. Серебряный дубовый лист школы травников; Косы образующие круг Леорской академии; звезда, оплетенная странным растением, которая обозначала светлых эльфов; каледонский круг, разделенный на четыре сектора, в каждом из которых красовался символ одной из стихий; меч, перекрещенный с молнией, академии Карминии; и увенчанный короной ромб академии Дэлатерита.
Миг, и гербы выстроились в турнирную таблицу. Получалось, что первый бой проведут карминцы и сборная травников, следом за ними стояли герба Леорской академии и Лютиэна. И завершали первую половину турнирного дня команды Дэлатерита и Каледонии.
— Итак, начнем! — торжественно заключил местный архимаг и продолжил: — Первыми на ринг вызываются Сборная Северной и Южной Школ Травников, против них выступит команда Карминской Академии!
Названные участники остались в центре зала и встали друг напротив друга. Остальные отошли к трибунам. Напряжение вокруг было настолько ощутимо, что казалось, от него уплотнился воздух, и стало тяжело дышать.
Впрочем, возможно, подобная реакция была только у Ланы, для которой в силу специализации травники были соперниками номер один. В то же время ей было очень интересно, используют ли они какие-нибудь зелья или же сделают упор лишь на ступор.
Но то, что произошло после команды «Начать бой!», оказалось полной неожиданностью для всех. Травники в едином порыве извлекли из сумок по пузырьку и разбили себе под ноги. Доля секунды и все пять членов команды растворились в воздухе! При этом даже магическое зрение не различало, где теперь находятся травники.
— Это что еще такое? — ошарашено выдохнул Адар и посмотрел на Лану.
— Зелье невидимости, — заворожено ответила девушка и пробормотала: — Карминцам крышка.
Зелье не только делало травников невидимыми, но и скрывало звук их шагов. Пятерка карминцев стояла и прислушивалась, но — увы, засечь травников не получалось. Пара выпущенных наугад молний тоже улетели в пустоту. А спустя несколько мгновений благодаря заклинанию ступора карминцы превратились в садовые скульптуры.
— Победа за сборной Северной и Южной школ травников! — громко возвестил председатель судейства.
Под общие аплодисменты победители раздавили по еще одной склянке и вновь стали видимыми.
— Лана, скажи, что у тебя есть какой-нибудь проявитель невидимого, — обреченно попросил Адар.
— Откуда ему взяться? — нервно пискнула полуэльфийка. — Зелье невидимости создается в течение недели! А его оборотное еще дольше! И это очень сложные зелья, я не уверена, что способна их воспроизвести, даже будь у меня в руках учебник…
— Я же говорила, что от нее никакой пользы, — хмыкнула Розалия.
— Посмотрим, сколько ее будет от тебя, — не осталась в долгу Лана.
— Девушки! — одернула спорщиц Сушка. — Не время решать свои внутренние проблемы.
Глубоко вздохнув, Лана предпочла прислушаться к совету магистра и сделала вид, что Розалии вообще не существует.
— Адар, я подумаю, что можно сделать с этим зельем невидимости, — заверила она капитана команды.
Тот в ответ лишь утвердительно кивнул. А спустя мгновение по залу пронеслось:
— Следующий бой: команда Леорской Академии магии против команды Лютиэна!
Сердце у Ланы чуть не выскочило из груди, застучав с удвоенной скоростью. Отступивший на время невроз взялся за девушку с новой силой. В голове роились сотни мыслей, но главенствовала среди них одна: «Держаться ближе к Сиртану!»
Когда Лана выходила на площадку для сражения, то усиленно прокручивала в голове все, что говорил некромант на последней тренировке. Поэтому с первого раза встала там, где положено, чем заслужила одобрительный кивок от Сиртана.
По сигналу судьи команды подняли щиты. Лана тут же перешла на темное зрение и в очередной раз порадовалась плотности магического плетения, которое создает некромант. Такое с одного удара не пробить. Пожалуй, у них был реальный шанс выиграть и отомстить светлым эльфам за все обидные слова.
Вот только противники тоже проигрывать не намеревались.
Слепящие молнии Адара и Велерада с треском рассекли воздух и рассыпались искрами, встретившись с защитным периметром эльфов. Впрочем, никто из элементалистов не удивился, мгновенно начиная выплетать новые заклинания. Лана наблюдала за происходящим, высунувшись из-за плеча некроманта. Девушка нервно кусала губы и всеми фибрами души желала, чтобы ее команда вышла победителем.
Эльфы ждать следующего удара не стали. Они одновременно резко взмахнули рукой и дружно замерли, стараясь не потерять концентрации. В тот же миг земля под ногами леорцев дрогнула.
— Сиртан! — взвизгнула Лана, взглянув на пол.
Плитка под ногами начала трескаться и оттуда с неимоверной скоростью полезли гладкие коричневые корни. Первые, самые мелкие из них, ткнулись в щит некроманта и отпрянули. Но в кишащем клубке, который рвался наружу по велению магов Земли, виднелись и куда более крупные представители флоры.
— Отступаем, — скомандовал оценивший обстановку Адар, и выверенный на тренировке строй распался.
Наташа наблюдала за маневрами команды и нервно закусила губу, когда сокурсники перегруппировались. По едва уловимому знаку капитана Розалия отправила в бой свой фирменный «Молот Света». Против светлых эльфов — заклинание не особо эффективное, но вызванная им яркая вспышка оказалась хорошим отвлекающим маневром. Одновременно с этим элементалисты ударили по корням огнем.
Пораженные корни тотчас обуглились и осыпались пеплом, но извивающихся растений было чересчур много. Взметнувшиеся вверх и стороны они словно змеи устремились к своим жертвам.
— Ай! — вскрикнула целительница и буквально тут же была заключена в непроницаемый растительный кокон.
— Демон, — ругнулся Сиртан и бросил вперед тщательно подготовленное проклятье.
Часть ростков перед ним почернели и опали, но на их место тут же пришли новые. Лана сама не поняла, в какой момент мир для нее замедлился, но она четко видела, как к их тандему поползли противные лианы. Решение созрело моментально, одним рывком она дернула своего защитника назад. И вражеская растительность промахнулась.
— Гады! — тем временем взревел Велерад и, потеряв интерес к очагу проблем, направил свою атаку на эльфов.
Вот только стоило элементалисту отвернуться от нападающих корневищ, как он тут же оказался в коконе.
— Стоим до конца! — рявкнул Адар и выпустил по корням очередное заклинание.
Однако все, что они могли — только отбиваться. Проклятье Сиртана уничтожило еще пару вьющихся врагов, но скорости, с которой парни скашивали ростки, было не достаточно.
Корни снова метнулись к Лане и Сиртану. Взвизгнув, полуэльфийка отскочила в сторону и лишилась защиты. Лианы словно почувствовали это и ринулись к беззащитной девушке. Запоздало сообразив, что сделала глупость, Лана попыталась уклониться от ростков, но одна подсечка под колено и бой для нее закончился. Буквально за секунду полуэльфийка оказалась в темноте душного кокона, куда не доносилось ни звука.

Когда Лану поймали, Наташа непроизвольно прикрыла рот ладонью. Конечно, это был всего лишь турнир и подруге, как и всем остальным, не грозила опасность. Но сердце Наташи все равно сжалось от кольнувшего страха. Вновь вспомнился ночной кошмар.
«А, может, все-таки рассказать о нем Анхайлигу? — всерьез задумалась она. — Вне сомнения, он вернет команду в Леорию, и все точно останутся живы».
Да, это будет означать проигрыш. Да, все таким решением будут недовольны. Но зато живы!
Наташа покосилась на сосредоточенного мужа и окончательно утвердилась в своем решении: «Расскажу. Обязательно расскажу».

Тем временем, практически следом за Ланой в объятия корней отправились и Сиртан с Адаром. Парни порядком вымотались, и им в одиночку справиться с заклинанием эльфов оказалось не под силу.
Когда на площадке остались только эльфы, судьи провозгласили их победителями, а к проигравшим поспешили местные целители. Корни легко отпустили своих жертв, те в свою очередь стремились отдышаться. Впрочем, никто из леорцев не пострадал и к отведенной ложе для команд они ушли на своих двоих.
— Я же говорила, что вы ни на что не способны. Только языком молоть, — хохотнула вслед знакомая эльфийка.
Лана непроизвольно заскрипела зубами. Они должны были выиграть! Но удача почему-то предпочла поддержать противников. Сиртан против корней мало что мог противопоставить, а элементалистам явно не хватало сил, чтобы охватить все корни разом. «А я вообще стояла столбом, как обуза!» — ругалась на себя Лана.
Разговаривать не хотелось. Обсуждать проигрыш тем более. Лана полезла в сумку, дабы раздать всем тонизирующие зелья и внезапно наткнулась взглядом на крайнюю перевитую красным колбу. «Демон, как я могла забыть про «Драконову слюну»!» — мысленно застонала Лана и дала себе зарок в следующий раз так не опростоволоситься.
Тем временем на площадку вызвали следующих участников. Каледонцы, которые волей случая расположились рядом с леорской командой, бросали на соперников пренебрежительные взгляды и надменно улыбались.
— Гады, радуются, что им слабаки достались, — хмуро глядя на «синих», проговорил Адар и залпом выпил выданное Ланой зелье.
Остальные тоже медлить не стали. Одной ведьмачке поддержание сил не требовалось, ибо она ничего не потратила. Досада от собственной беспомощности снова начала шевелиться в душе Ланы, расстраивая куда сильнее, чем проигранный бой.
— Началось, — отвлекая девушку от грустных мыслей, проговорил Алеорн и, ухватив ту за плечи, развернул к центру зала.
Лана тяжело вздохнула, но эльф был прав. Стоило сконцентрироваться на предстоящем сражении противников и выяснить, кто из них на что способен. Вот только этот бой оказался не намного длиннее, чем между травниками и карминцами. Команда «синих» быстро вывела из строя соперников и столь же гордо и надменно вернулась на свое место.
— Пара воздушников, один огневик и пара водников, — подвел итог о составе каледонцев Велерад.
— Справимся, — заверил Адар.
А вот Лана уже не была уверена в подобном заявлении. Если они проиграли магам Земли, что говорить о тех, кто владеет более опасными стихиями?
После того как всех пострадавших осмотрели целители, глава академии Лютиэна вновь поднялся и проговорил:
— Перед тем как объявить перерыв, давайте узнаем, какие сражения нас ждут во второй половине дня!
По его кивку прорицатели снова активировали шар, и картинка, проецируемая над ним, сначала расплылась, а после отразила новую турнирную таблицу. Увидев список, Лана нервно сглотнула. Против них выступят травники, исчезающие в мгновение ока. Травники! Казалось бы, сейчас ей представился случай реабилитироваться за свою глупость в бое с эльфами. Вот только в голову ничего стоящего не приходило.
Тем не менее, на выходе из зала, полуэльфийка быстро обратилась к Адару:
— Не теряйте меня. Я в лабораторию. Попробую что-нибудь придумать для следующего боя.
— Мы надеемся на тебя, — откликнулся парень.
Промычав невнятное «угу» в ответ, Лана поторопилась в выделенное ей рабочее помещение.

Объявленный перерыв Наташа решила использовать с максимальной пользой и, подорвавшись со зрительского места, поспешила к судейской трибуне. Когда она увидела Анхайлига, тот переговаривался с другими коллегами. Но это девушку не остановило: Наташа знала, что не заметить ее муж не сможет. Действительно, спустя секунду тот уже обернулся и, что-то сказав другим судьям, поторопился навстречу.
— Ната, что-то случилось?
— Да, я хотела тебе рассказать…
— Магистр Анхайлиг, нам требуется ваша подпись на турнирной ведомости, — перебивая Наташу, позвал находившийся неподалеку статный эльф с кипой бумаг.
— Через минуту она у вас будет, — заверил местного секретаря некромант и снова обернулся к жене. — О чем ты хочешь рассказать?
Наташа неловко и быстро посмотрела по сторонам. Вокруг постоянно крутился народ.
— Я бы хотела поговорить наедине, — призналась она.
— Магистр Анхайлиг! — На сей раз в разговор вклинился один из вельских делегатов. — На связи Вельский дворец и его величество Ульрих Первый хочет с вами переговорить.
Анхайлиг резко выдохнул и, кивнув делегату, быстро проговорил:
— Сейчас не получится, извини. Но вечером обязательно поговорим, — после чего поцеловал Наташу в висок и удалился вслед за мужчиной в расшитом камзоле.
Наташа недовольно выдохнула. Но изменить ничего не могла, поэтому смирилась с необходимостью отложить рассказ на вечер. Развернувшись к выходу, девушка направилась в столовую. Надо было съесть хоть что-нибудь.

Когда дверь в лабораторию за ней и Алеорном закрылась, девушка нервно зарылась пальцами в кудри и закрыла глаза. В голове было пусто, лишь крутился один вопрос: «Что можно сделать полезного за пару часов?»
Алеорн пронаблюдал за усиленной мыслительной работой девушки и, подойдя ближе, положил руки ей на плечи. Мужские пальцы умело разминали напряженные мышцы, заставляя расслабиться. И уже спустя пару минут Лана буквально плыла в приятных теплых волнах наслаждения.
— Ну, что-нибудь придумала? — тихо поинтересовался дэйморец у млеющей Ланы.
Та глубоко вздохнула и проговорила:
— Нет. Их не видно. Не слышно. Они неуловимы.
— Я бы не был так пессимистичен, — хмыкнул Алеорн. — Вес-то они не потеряли, и следы оставляют. Во всяком случае, для меня их местоположение тайной не являлось — тепловые оттиски хорошо видно.
— Но я — не ты, — пробормотала Лана. — Такого видеть не могу, не говоря об остальных ребятах. А следы… там мраморный пол, на нем трудно оставить следы. Хотя…
Полуэльфийка внезапно встрепенулась и, выскользнув из приятных заботливых рук, полезла в свою сумку. Пришедшее ей на ум зелье было не сложным, но как всегда требовало концентрации и собранности.
Алеорн спокойно отошел в сторону, чтобы не мешать. Темный эльф наблюдал за действиями Ланы и гнал от себя мысли, что этот турнир и бои могут быть опасны. Когда девушку поймали в кокон, первым желанием было вырвать ее оттуда и вырубить всех, кто посмел причинить ей боль. Вот только это привело бы к дисквалификации команды, а подобного допустить было нельзя. Если Лана и простила бы, то Анхайлиг точно нет.
Зачем Ульриху потребовалось подвергать пусть и косвенной, но опасности Ланатиэль, Алеорн не понимал до сих пор. И теперь ему, лучшему в Дэйморе бойцу, приходилось наблюдать со стороны за тем, что творится на арене и надеяться лишь на щит адепта-некроманта и везение Ланы. Это раздражало.
— Алеорн, открой окно, а то сейчас начнет вонять, — вырвал его из раздумий голос Ланы.
Ведьмачка даже не повернула головы, чтобы проследить за выполнением своей просьбы. У нее имелась куда более важная задача: Лана отсчитывала капельки желтоватой настойки. Последний ингредиент и капельки должны были быть не больше игольного ушка. Девушка настолько сосредоточилась, что не замечала окружающее пространство.
— Ну, долго еще?! — неожиданно раздался строгий громкий голос.
Лана вздрогнула и только чудом не опрокинула весь пузырек в миску с зельем. Удержав от падения концентрат, она резко развернулась и воскликнула:
— Да вашу ж Лиссу! Какого?.. — и столь же резко прикусила язык, осознав, кого собралась послать известным и не близким маршрутом.
Анхайлиг недобро прищурился и выжидательно уставился на хватающую ртом воздух полуэльфийку.
— Скоро, — визгливо воскликнула Лана и сипло попросила: — Только не пугайте больше. Иначе ремонтировать придется не потолок, а меня.
Последнее прозвучало на грани слышимости.
— У тебя пять минут, — сухо бросил магистр и вышел, прикрыв дверь.
Лана тяжело вздохнула и взглянула на практически готовое зелье.
— Интересно, а успокоительного я себе успею сделать?
— Вряд ли, — расстроил ее Алеорн. — Скоро второй круг боев начнется и к их началу все команды должны присутствовать в полном составе. Нам надо поторопиться, чтобы не дисквалифицировали.
Спорить Лана, понятное дело, не стала. Быстро доделав зелье, она подхватила сумку и поторопилась в зал, где с минуты на минуту должен начаться новый этап турнира.
— Ну? — вопросил Адар, стоило полуэльфийке подойти.
— Есть зелье, — заверила девушка и быстро продолжила полушепотом: — Зелье размягчит пол и предаст ему консистенцию мокрого песка. Мы сможем ориентироваться по следам травников.
— Сколько продлится такой эффект?
— Минут пять-семь, — прикинув, ответила Лана. — В теории, времени должно хватить, но чем быстрее вы с ними разберетесь, тем лучше, сами понимаете.
— Ясно, — коротко ответил капитан и вернулся к наблюдению за площадкой, где уже встали друг напротив друга карминцы и делатерийцы.
Ничего сверхъестественного не случилось. Команда Карминии легко одержала верх, но радовалась, будто победила не аутсайдеров турнира, а самую сильнейшую команду. Лана от подобной реакции поморщилась: «Карминцы, что с них взять?»
А вот бой каледонцев и эльфов приковал всеобщее внимание. Две лучшие на данный момент команды сошлись не на шутку. «Синие» с невероятной ловкостью уворачивались от лиан, вовсю используя магию замедления и заморозки. И, в добавок, успевали бросать в ушастых боевые заклинания. Правда, в итоге ожесточенного противостояния, пусть и с потерями со своей стороны эльфы все же победили, но никто не сказал бы, что победа досталась им легко.
Окончание этой битвы публика встретила шквалом аплодисментов. Но Лане уже было не до реакций местных фанатов и антифанатов. Куда больше девушку заботил предстоящий бой, успех которого зависел в большей степени от нее.
— Удачи, — пожелал Алеорн и, подбадривая, сжал хрупкие плечи девушки.
Лана серьезно кивнула и направилась вслед за товарищами в центр зала. Расположение членов команды Адар менять, естественно, не стал. Лана по-прежнему должна была следить за боем из-за плеча Сиртана. Единственный ее ход должен был быть в начале и зависел не от магии, а от меткости и силы броска.
— К бою! — провозгласил судья.
В тот же миг Леорская команда укрылась щитами, а травники вновь испарились.
«Время пришло!» — Лана глубоко вздохнула и решительно выхватила зелье из сумки. Несмотря на волнение, рука полуэльфийки не дрогнула и четко направила пузырек под ноги противникам. Раздался звон разбитого стекла и по мраморной плитке пополз белый полупрозрачный туман. Пара секунд и требуемый эффект был достигнут!
Пол под ступнями травников размягчился и продавился, оставляя хорошо видные следы.
— Вижу! — радостно провозгласил Адар и первым ударил по ближайшему из противников.
Грохот и яркая вспышка оповестили всех о точном попадании, а на полу появилась продавленная область, очертания которой напоминали лежащего человека.
— Минус два! — отсчитал Велерад и направил свое заклинание в следующего травника. Тот явно пытался закрыться и уклониться от удара, но не успел.
Остальные невидимки попытались сменить свое местонахождение и перегруппироваться, но предательский мрамор выдавал каждое их движение. Травники не сдавались, видимо надеясь успеть и закончить свою атаку, но Сиртан оказался быстрее.
— Попались, — недобро усмехнулся некромант и бросил в сторону противников одно из своих любимых проклятий.
Черный туман прокатился по полу и, взяв в кольцо оставшуюся тройку травников, исчез. Доля секунды и те, ослабленные и дезориентированные, присоединились к своим товарищам на полу.
— Победа за командой из Леорской Академии! — провозгласил судья и на площадку тут же выбежали сопровождающие группу травников магистры.
Пока травникам возвращали видимость и помогали целители, Лану буквально давили в дружеских радостных объятьях. Даже Розалия не сдержала эмоций и похвалила ведьмачку. На свое место команда возвращалась буквально сияя, и недовольные взгляды окружающих их не заботили.
После того как все участники вернулись в строй, глава эльфийской альма-матер провозгласил:
— Подведем итоги сегодняшнего дня!
«Шар Прозрения» вспыхнул, высвечивая в воздухе таблицу первенства.
— Лидерами первого дня становится команда Магической академии Лютиэна! — озвучил архимаг Ларниидэль, даже не пытаясь скрыть гордость за своих адептов. — Команды Северной и Южной школ травников, Каледонской и Леорской магических академий идут вровень. И на последнем месте по результатам боев находится школа Делатерита. Что ж, ситуация весьма интересная и неоднозначная. Завтра будет новый день и новые бои, а сегодня всем желаю хорошего отдыха!
После слов председателя судейства все потянулись на выход. Первыми зал покинули команды. Сушка призвала к порядку развеселившихся леорцев и с абсолютным спокойствием велела следовать в отведенную команде башню. Лишь в гостиной адепты позволили себе вновь предаться безудержной радости.
— Я же говорил, что у нас лучшая ведьмачка! За час такое полезное зелье своять! Просто молодчина! — Адар еще раз дружески похлопал Лану по плечу.
— Да ладно, это было не сложно, — слегка слукавила смущенная Лана.
Реакция товарищей ей была безумно приятна.
— Рано радуетесь, — раздался голос Анхайлига и веселье моментально оборвалось. — Турнир только начался. И, скажу вам, неблестяще.
— Но один бой мы выиграли… — не сильно уверенно возразил Адар.
— Да, поэтому я вас всех не гоню в тренировочный зал прямо сейчас, — смилостивился некромант. — Кстати, магистр Палима, поменяйтесь с Ланой комнатами. Ей потребуется больше времени на изготовление зелий. Того, что отведено регламентом турнира, явно не достаточно. А разгуливать по ночам до лаборатории и обратно — не дело.
— Конечно, магистр Анхайлиг, — спокойно согласилась целительница и направилась в свою комнату паковать сумки.
Лана проводила женщину изумленным взглядом. Еще больше времени на зелья! Но у нее практически не осталось ингредиентов, о чем Лана поспешила сообщить некроманту.
— Составишь список, Миратриэль предоставит, — отмахнулся тот. — И давай уже сразу делай все необходимое, а не сбегай вместо обеда. Насколько я помню, концентрат для тоников настаивается несколько часов, так что вся ночь в твоем распоряжении. Поставишь, и спи рядом. Тут, а не за столом лаборатории.
— Угу, — тяжело вздохнула полуэльфийка и поплелась в свою комнату.
Но куда более грустной оказалась Розалия. Видимо девушка представила все прелести проживания со старой перечницей в одной комнате, и Лана теперь виделась самой лучшей соседкой из возможных.
Наташа с улыбкой проследила за реакцией девушек и поторопилась к Лане. Зайдя в комнату вслед за ведьмачкой, она поспешила обнять подругу и поздравить с удачным боем.
— Эх, зато теперь мне придется делать зелья круглосуточно, — печально вздохнула Лана.
— А ты взгляни на это с другой стороны, — хитро подмигнула ей Наташа. — У тебя теперь будет отдельная комната. Где никто тебе не помешает быть рядом с Алеорном!
Лана на мгновение застыла, а потом ее лицо расплылось в довольной улыбке. Да, это то, что она действительно хотела! Быть вместе с любимым и не переживать, что в самый неподходящий момент кто-то их потревожит!
— Смотрю, ты наконец-то оценила свое новое положение.
— О да-а-а, — протянула Лана и крепко обняла подругу. — Турнир перестает быть ужасным!
С таким веселым настроением, девушки упаковали вещи полуэльфийки и перенесли их в комнату, недавно принадлежащую Сушке. Показав Алеорну, как стоит составить столы, чтобы расположить там свой походный набор зельевара, Лана села составлять список необходимых ингредиентов. Ничего особенного она туда не заносила — понимала, что от «эльфийских щедрот» все равно мало чего достанется. Но Анхайлиг все равно список придирчиво перепроверил. Мол, мало ли, внесешь что-нибудь запрещенное судейством, и команду дисквалифицируют.

Ужин прошел в благостной атмосфере. Лишь под конец внимание леорцев привлекло странное оживление в команде Карминии.
— Что это они так всполошились? — проговорил Адар, наблюдая за тем, как вся команда соперников вскакивает с мест и торопится на выход.
— Не знаю, но я бы проследил, — внес предложение Сиртан.
Несмотря на это торопиться никто не собирался. Спокойно доев ужин, леорская команда поднялась со своих мест и под предводительством Анхайлига покинула столовую. Однако когда команда подошла к главному холлу академии, магистр некромант резко остановился. Здесь толпилась не только делегация Карминии, но и представители всех команд.
Ошарашенные леорцы оглядывались в поисках причины такого столпотворения. Внезапно двери распахнулись, и на пороге появился Аларик принц Карминский во всей своей красе и парадном, расшитым рубинами и золотом, костюме.
— Только его тут не хватало, — зло процедил Анхайлиг и резко оглянулся на Лану. — Ни слова, ни взгляда, ничего, что даст Аларику понять, будто ты его узнала! — Прошипел он. — Иначе можешь попрощаться с памятью.
Девушка нервно сглотнула и, кивнув, во все глаза уставилась на наследника карминского трона. Огненноволосый красавец приятно улыбался всем присутствующим. Его янтарные глаза и правильные черты лица притягивали взор, и отвести взгляд казалось уже не возможно. Лана сама не заметила, в какой момент затаила дыхание. Но едва поймала себя на мысли, что всерьез восхищается этим мужчиной, разозлилась и сжала зубы.
«Я его не помню. Ничего не знаю, и вообще он меня мало интересует! Хотя теперь я, пожалуй, знаю, почему на помолвку согласилась», — мысленно хмыкнула девушка и уже спокойнее взглянула на своего все еще формального жениха.
Аларик же благосклонно принимал приветствия и беззастенчиво флиртовал со всеми красавицами вокруг. Лана видела, как он целует руку одной из встречавших эльфиек, и стоит слишком близко, чтобы списать это на необходимость или протокол.
Потом была девушка из команды Карминии. Необычная брюнетка буквально приклеилась к царственной особе, что-то щебеча. Реагировал на сию вольность Аларик не то что благосклонно, а даже чересчур поощрительно!
«Зараза, да он вообще не переживает, что у него вроде как есть невеста!»
— Можно я его удушу? — тихо прошипела Лана, негодуя от подобного пренебрежения к собственной персоне и бессовестности принца. — Такие гады жить недостойны!
— Лана! Конспирация! — так же тихо напомнила Наташа.
Полуэльфийка в очередной раз стиснула зубы и пару раз глубоко вдохнула. Занятая собственными переживаниями она не заметила, что Алеорну очень не понравилась ее реакция.
— Лучше уйти, — сухо проговорил он.
От тона, которым были произнесены эти слова, у Ланы по спине пробежали нервные мурашки, а в голове вспыхнуло осознание: все очень не хорошо. И надо лучше сдерживать свои эмоции, иначе придется всерьез объясняться со своим единственным и неповторимым мужчиной.
— Поздно, — столь же сухо откликнулся Анхайлиг. — Нас уже заметили.
И действительно, делегация во главе с Алариком уже уверенно приближалась к леорцам. Лана непроизвольно напряглась и прикусила губу.
— Сестра! Я так рад встрече! — провозгласил Аларик, когда приблизился, и ухватил Наташу за руку. — Столько лет прошло после того как нас разлучили. Ты очень изменилась, выросла, похорошела.
— Да, я тоже… рада, — не без запинки ответила некромантка и даже не выдернула руку, когда новоявленный брат решил ее поцеловать.
— Герцог, могу заверить, вам достался самый драгоценный из рубинов Карминии, — обратился принц к стоящему рядом Анхайлигу.
— Я в этом не сомневаюсь, ваше высочество, — спокойно откликнулся магистр и выудил руку жены из цепких пальцев Аларика.
Лана наблюдавшая за «воссоединением семьи» успела даже забыть, что у нее важная миссия «не проколоться», когда взгляд принца буквально впился в нее. Полуэльфийка по инерции удивленно уставилась на него в ответ, что было в данной ситуации пожалуй лучшей реакцией.
— А это члены вашей команды? — задал риторический вопрос Аларик и приблизился на шаг к якобы страдающей потери памяти невесте. — Я полагаю, вы одна из талантливейших магичек на этом турнире.
Комплемент достиг своей цели, и Лана, сама от себя не ожидая подобного, вспыхнула от смущения. Поэтому даже не сообразила, в какой момент ее кисть оказалась в руке принца. Поцелуй тыльной стороны ладони обжог и длился куда дольше, чем положено. От осознания этого по телу девушки пробежали толпы взбудораженных мурашек.
«Конспирация! Конспирация! Я не должна реагировать! — уговаривала себя Лана. — К тому же недавно он так же целовал руки другим!»
Вспыхнувшая вновь в душе злость помогла ей собраться, но ненадолго.
— Я был бы бесконечно рад, если бы вы составили мне компанию в прогулке по великолепной академии Лютиэна, — тем временем промурлыкал Аларик. — Наверняка за те пару дней, что вы здесь находитесь, вы уже узнали самые интересные места.
Что ответить, Лана не знала. Вообще-то, она ничего не видела, но отказать коронованной особе в прямой просьбе было подобно самоубийству. Да и не так бы поступила обычная девушка, вдруг обласканная подобным вниманием!
Наташа нервничала не меньше. Затравленно обведя зал, она неожиданно увидела приближавшуюся к ним Ангелину. Вот уж с кем точно не стоило пересекаться во избежание! Поэтому, прерывая общее молчание, решительно обратилась к брату:
— Аларик, я, пожалуй, пойду отдыхать. День был тяжелым.
— Конечно, сестренка. Желаю приятных снов, — благосклонно согласился принц.
Быстро кивнув, Наташа вцепилась ледяными пальцами в руку Анхайлига и потянула мужа прочь из зала. Тот недоуменно приподнял бровь, не понимая такой спешки.
— Ты обещал мне разговор, — нервно прошипела Наташа первое, что пришло в голову.
— Это так срочно?
— Да!
И в этом утверждении Наташа теперь была уверена на сто процентов. Необходимо было убираться прочь из Лютиэна. Прочь от Аларика и от Ангелины. Любым способом. Если для этого необходимо напугать Анхайлига кошмаром — она это сделает.

Лана затравлено взглянула вслед удаляющейся подруге и вновь на свою плененную кисть. Не прошло и секунды, как рука Аларика скользнула на талию полуэльфийки, приближая Лану на совершенно неприличное расстояние. Дыхание у девушки сбилось, а сердце застучало так, словно стремилось пробить грудную клетку.
— Так все-таки как насчет небольшой экскурсии? — едва ли не мурлыкая, вновь спросил Аларик.
Лана сглотнула и уже открыла рот, чтобы наплевать на этикет и отказаться, сославшись на собственную несостоятельность, когда спасение пришло, откуда не ждали.
— Ваше высочество, боюсь, у членов команды не было времени, чтобы настолько хорошо узнать дворец, — раздался рядом чарующий голос Ангелины.
— Правда? Очень жаль, — протянул принц и все-таки отступил от Ланы, обратив свой взор на блондинку: — В таком случае, может быть, вы мне поможете, леди…
— Ангелина, — откликнулась красавица и тут же добавила: — С величайшим удовольствием, ваше высочество.
Лана даже не сразу поняла, что может уходить, ошарашено глядя на флиртующую парочку. «Боги, почему я мечи в Академии оставила?! Сейчас бы кое-что кое-кому отсекла!» — зло думала она.
Резкий рывок и хватка на запястье горячей мужской руки вернули Лану в реальность. Алеорн быстро развернул девушку в сторону лестницы и уверенно повел прочь. Спустя миг они уже затерялись в толпе, а потом Лана осознала, что висит на мужском плече, скрытая маскировкой.
«Допрыгалась…» — мелькнула в кудрявой голове мысль. Но придумать, чем оправдываться, и за что конкретно, Лана не успела.
В мгновение ока она оказалась в своей новой комнате. Щелкнул замок, и Алеорн не самым нежным образом сгрузил ношу на кровать.
Несмотря на то, что он по-прежнему ничего не говорил, Лана как-то совершенно отчетливо поняла: Алеорн крайне недоволен. И он видел, что ей понравились прикосновения Аларика.
Лане хотелось броситься любимому на шею, но холодный взгляд, которым одарил ее Алеорн, остановил девушку. Наверное, следовало что-то сказать, но полуэльфийка терялась в догадках, с чего начать и за что оправдываться. Поэтому обреченно выдохнув, спросила:
— Что не так? Я старалась не выдать себя и не показать, что все прекрасно помню.
— Правильно, только уподобляться другим… девушкам, не стоило, — холодно проговорил Алеорн.
От такого сравнения Лана нервно передернула плечами. В конце концов, несмотря на легкую слабость, ее желания все-таки сильно разнились с целями прочих облюбованных принцем женщин.
— Я просто не знала, какими словами сказать ему «нет», — глухо призналась Лана. В горле стоял комок слез, и говорить было крайне проблематично, но останавливаться она не собиралась. — Простая ведьмачка, категорично отказывающая принцу, это слишком подозрительно. Неправильно. И, знаешь, никогда бы не подумала, что буду благодарна Ангелине за ее пронырливость и желание ко всем подмазаться.
В зеленых глазах Алеорн увидел боль и сожаление. Он прекрасно видел, что Лана была как и всегда честна с ним. Однако неприятное чувство сомнения, которое появилось еще при встрече Ланы и Аларика, не давало покоя и злило. Вправе ли принцесса, лишенная памяти, отвечать за свои чувства и слова? Ведь когда-то она дала свое согласие на помолвку, и чем девушка руководствовалась на тот момент, оставалось тайной.
И тут Лана, не выдержав молчания и недосказанности, порывисто подскочила с кровати и обняла стоящего рядом мужчину. Единственного, кого боялась потерять.
Внезапное чувство горечи притупило все остальные эмоции Алеорна. Разум говорил, что надо оставить Ланатиэль, но он не мог уйти, не мог отдать ее другому!
— В следующий раз уходить надо быстрее, — выдохнул Алеорн и обнял девушку в ответ.
— Угу, — всхлипнула та, стремясь прижаться еще сильнее.
Приподняв лицо девушки и вынуждая смотреть в глаза, Алеорн провел подушечкой большого пальца по ее щеке.
От прикосновения по телу Ланы пронеслась болезненно приятная волна мурашек и она невольно прикрыла глаза, каждой клеточкой впитывая эти ощущения.
Склонившись над ней, Алеорн поцеловал чуть солоноватые губы. И Лана ответила, жарко, со всей свойственной ей страстью. Нет, она его не потеряет и не отпустит.
Девичьи пальчики ловко преодолевали препятствие из пуговиц в единственном желании прикоснуться к горячей коже, почувствовать, как перекатываются напряженные мышцы. Но Алеорн оказался куда более нетерпеливым. Мантия Ланы слетела в одно мгновение, застежки рубашки были безбожно оторваны. Когда горячие ладони скользнули по обнаженной нежной коже, Лана напрочь забыла про свои потуги избавить любимого от одежды.
Стон вырвался из груди, и девушка неожиданно осознала себя лежащей на кровати, прижатой сильным и самым желанным мужчиной. Алеорн медлил, наблюдая, как Лана в порыве страсти закусывает губу и изгибается ему на встречу.
— Ты только моя, — хрипло проговорил мужчина.
Лана согласно застонала, желая, чтобы он выпил ее всю без остатка и воскресил, подарив невероятное блаженство.
Резкий толчок и полуэльфийку охватило невероятное наслаждение, оттесняющее все на второй план. Алеорн больше не сдерживался, желая обладать несносной девчонкой, и каждый ее стон был доказательством его власти над ней.
Девичьи ногти безжалостно впивались в стальные мужские плечи, оставляя глубокие царапины. По телу эльфа прокатилась крупная дрожь, а в следующий миг поцелуи стали нежными и невесомыми. И Лана будто ослабла, даря в ответ не менее ласковые прикосновения. Весь мир в тот момент заключался в их взаимных объятиях, лучше любых слов заверяющих, что они принадлежат только друг другу.
В какой момент Лана провалилась в сон, она не ощутила.

А Наташа, тем временем, нервно мерила шагами комнату, дожидаясь возвращения Анхайлига. Когда четверть часа назад она рассказала мужу о своем сне, реакция некроманта была точно такой, как и предполагалось. Анхайлиг моментально помрачнел. И, сообщив, что не собирается рисковать и оставаться в Лютиэне, не мешкая, отправился общаться с Ульрихом о снятии команды с турнира.
«Теперь все будет хорошо, — пыталась успокоить себя Наташа. — Мы вернемся домой, и никакое пророчество этому не помешает».
Вот только хмурый вид вернувшегося через некоторое время мужа пошатнул это утверждение, и Наташа внутренне напряглась, ожидая новостей.
— Ульрих резко против, — едва сдерживая злость, с порога сообщил Анхайлиг. — Без точных данных он даже слушать ничего не хочет о возвращении команды обратно в Леорию. Мол, раз у нас есть шанс победить, то упустить его из-за туманных, не подкрепленных солидными прорицателями предположений, мы не можем. К тому же тут еще и Аларик…
— А он-то тут причем? — бессильно простонала Наташа.
— Изначально принц приехал поддержать свою команду. Но увидев невесту, уже успел доложить будущему тестю, что в полном восторге от Ланатиэль и хочет посмотреть, как она сражается на турнире! — Анхайлиг даже скривился, пересказывая этот момент разговора.
— Вот только Лана совсем не в восторге от подобных смотрин, — напомнила Наташа, тоже помрачнев.
— Думаешь, это кого-то заботит кроме вас? — с сарказмом уточнил Анхайлиг и устало произнес: — В общем, Ульрих напрочь отказался выводить команду с турнира, а без его разрешения я, увы, бессилен. Единственное что он предложил — прислать дополнительную охрану. Сам я обязан остаться, чтобы проследить за командой и Ланатиэль. Но тебя готов завтра же отправить в Леорию под защиту «Кровавого карателя». Только скажи, что у тебя есть хоть какие-то подробности предстоящего покушения. И как скоро оно может случиться?
Наташа задумчиво посмотрела на мужа. Нет, уехать и оставить всех дорогих ей людей здесь в неведении, откуда придет опасность, она не могла. А никакой конкретной информации у девушки пока не было и предчувствий по этому поводу тоже.
— Подробностей у меня нет, да и в ближайшее время я опасности не ощущаю, — выдавила она. — И… одна в Леорию возвращаться не хочу. Рядом с тобой мне спокойнее.
Анхайлиг в сомнении изогнул бровь.
— Уверена?
— Да. Лучше мне остаться здесь, возможно будут еще видения. К тому же, в моем сне ни о месте, ни о времени событий не было ни слова. Может, действительно они не связаны с турниром.
— Хорошо, — нехотя согласился некромант. — Хотя мне все это сильно не нравится. Впрочем, как и вся эта затея с турниром.
— Знаю. И если вдруг я что-то еще почувствую, сразу тебе скажу, — пообещала Наташа.
Уверенность, с которой она заверяла мужа, что ничего страшного в ближайшее время не случится, давалась ей с большим трудом. На душе непрестанно скребли кошки, и даже заснуть от этого удалось далеко не сразу: Наташа всерьез опасалась увидеть еще один кошмар. Но, по счастью, никаких снов ей так и не приснилось.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте