Глава 7

Из-за невозможности оставить работу над зельями Лана пропустила обед и теперь ни о чем другом кроме плотного ужина думать не могла. Влетев в столовую, полуэльфийка быстро нашла взглядом своих и поспешила к раздаче. «Еда, еда, еда! Вкусная еда!» — мысленно приговаривала Лана и взяла поднос.
Вот только быстро набрать еды не получилось. Оказалось, что сборная команда светлых эльфов степенно и с большой тщательностью выбирала себе блюда.
Особенной придирчивостью отличалась девушка в ярком голубом платье свободного кроя и толстенной сложной косой пшеничного цвета. Салаты ей не нравились своей заправкой, гарниры казались скучны и не интересны. И, о боже, она вегетарианка и на мясо смотреть не может.
Лана еле сдерживалась, чтобы не поторопить эльфийку, и буквально сверлила ее взглядом. Не выдержав, ведьмачка потянулась за одной из тарелок с салатом и неожиданно столкнулась руками с капризной девицей, которой тоже приглянулась именно эта порция.
— Аккуратнее! — возмутилась эльфийка. — Разве не видно, что я еще не выбрала?
— Вижу. И если вы планируете еще долго разбирать местные изыски, то прошу пропустить меня вперед, — огрызнулась Лана.
Эльфийка окинула ее полным отвращения взглядом, каким недавно глядела на мясо, и, фыркнув, отвернулась. Лана же, мысленно послав ушастую приму куда подальше, посмотрела на повариху и с улыбкой вопросила:
— А что у нас сегодня на ужин? Дайте всего, и побольше!
Женщина, видя как у Ланы предвкушающе горят глаза, расщедрилась и даже кусок отбивной выбрала самый большой. После придирчивой блондинки полуэльфийка казалась ей самым благодарным клиентом. Лана в долгу не осталась, поблагодарив кухарку и сделав искренний комплимент местной еде. Только после этого она подхватила поднос и направилась к членам своей команды.
Народа в столовой, как и за завтраком, находилось немного. Ужинали тут только участники турнира, и было достаточно тихо. Именно поэтому Лана услышала обрывок разговора команды «хозяев поля»:
— Похоже, Леорская академия принимает всякий сброд, если учесть, что сюда они привезли самых лучших. Ни ума, ни силы, ни вежливости.
Лана аж споткнулась, благо Алеорн поддержал за локоть.
— Не обращай внимания, — тихо посоветовал невидимый эльф.
Ведьмачка была согласна с такой позицией, но настроение услышанное оскорбление подпортило. И обидно стало не только за себя, но и за родную Академию.
— Ты чего какая расстроенная? — поинтересовалась Наташа.
— Ну, не очень приятно слышать, что мы сброд бесталанный.
— Мы? — удивилась Розалия. — Думаю, разговор шел только о тебе.
— Я тебя расстрою, о, непревзойденная, — скривилась Лана. — Но эльфы говорили обо всех нас и о нашей Академии.
За столом повисло недолгое молчание. Парни дружно переглянулись и очень хмуро посмотрели на команду эльфов. Те в свою очередь ответили леорцам взглядами, полными презрения.
— Тоже мне знатоки. По мне так Карминцы куда слабее, — протянул Веледар.
— Не могу, не согласится, — заключила Розалия. — Хуже, пожалуй, только каледонцы со своей униформой.
— А причем тут их форма? — удивился Адар.
— Возможно и ни при чем. Но нам заведомо хуже, ибо определить, кто из них какой магией владеет, до первого их боя не сможем.
— Тогда, получается, что форма — это хорошо? — подначил целительницу элементалист.
Та лишь поморщилась и заявила, что никогда в жизни не променяет форму целителя, которую носит с гордостью, на что-либо другое. Впрочем, от Розалии никто идти на такие жертвы и не требовал. Ребят больше занимало обсуждение соперников и их вероятных возможностей. В себе леорцы после прошедшего дня плодотворных тренировок были абсолютно уверены.
Лана внимательно прислушивалась к их рассуждениям и непрестанно вертелась, находя глазами очередной объект обсуждения. Надо сказать, что подобным занимались практически все. Правда, находились команды на приличном отдалении друг от друга, а общались вполголоса, так что в столовой сохранялась относительная тишина.
— Хватит вертеться, ешь, — наконец одернула подругу Наташа.
— Не могу я спокойно сидеть, когда со всех сторон косые взгляды, — буркнула Лана, но все же вернулась к поглощению ужина.
— Полагаю, стоит привыкать. Мы все соперники, все хотят победить.
Лана понимала, что подруга права, но радости это не прибавляло. Зато возросло желание всем доказать что их команда лучшая, несмотря ни на что. Подобные мысли, похоже, посетили каждого и благодаря этому на какое-то время команда действительно сплотилась. И когда подошел Миратриэль и напомнил о вечернем торжественном открытии, Розалия неожиданно спросила:
— Лана, у тебя вечернее платье есть?
— Да, а что?
— Мы обязаны блистать на этом вечере. Чтобы конкурентки из других команд удавились от зависти еще до начала поединков! В Наташе я не сомневаюсь, а за тобой прослежу и прическу сделаю.
— Эм-м, — ошарашено протянула Лана.
Но ее ответного согласия целительнице не требовалась. Розалия кивнула каким-то своим мыслям и решительно поднялась из-за стола, а вскоре уже выходила из столовой.
Проводив ее взглядом, Лана жалостливо посмотрела на Наташу и прошептала:
— Боюсь, после «присмотра» Розалии от меня останутся рожки да ножки. Надо как-то отмазаться от нее.
— А тебе не кажется, что это шанс подружиться? — намекнула некромантка.
— Эх, надолго ли эта дружба?
— В любом случае вам сейчас нужен хоть какой-то мир, хотя бы на время.
— Ладно, твоя правда, — нехотя признала Лана и предпочла перевести тему: — Кстати, а где Анхайлиг с Сушкой? Почему ты одна?
— Отчет для Ульриха составляют, — Наташа поморщилась. — Они сразу после окончания тренировок засели, чтобы успеть до вечернего бала. А меня отпустили поужинать и подготовиться.
— А-а, понятно. Слушай, а эта белобрысая, как там ее, Ангелина…
— Давай не будем о ней вспоминать, ладно? — вежливо, но твердо оборвала Наташа подругу.
— Не вопрос, — тотчас согласилась ведьмачка. — Но если что, ты меня знаешь. Я такого наготовить могу, у-у!
— Спасибо, Лан, но не нужно, — Наташа слабо улыбнулась. — С Анхом мы поговорили и… в общем, через несколько дней мы просто вернемся в Леорию, и все. Ты давай, доедай уже, нам поторопиться надо, а то опоздаем.
Полуэльфийка спорить не стала и, быстро дожевав гарнир, поднялась со своего места. Бодрым шагом подруги добрались до выделенного их делегации этажа и разошлись по своим комнатам.

Влетев в помещение, Лана обнаружила, что Розалия уже мучается с застежками платья. Корсет никак не хотел поддаваться и правильно затянуть его у целительницы не получалось. Пронаблюдав за ее мучениями, Лана вздохнула и решительно подошла к девушке.
— Давай, помогу.
Розалия лишь кивнула в знак согласия и развернулась спиной. Спустя несколько минут кремовое платье сидело на целительнице как влитое. Та облегченно вздохнула и проговорила:
— Теперь твоя очередь терпеть!
Тихонечко пискнув, Лана обреченно сдалась на милость соседки. Впрочем, ничего страшного, вопреки страхам полуэльфийки, не произошло. Даже наоборот, ее довольно-таки быстро упаковали в вечернее платье из алого атласа, после чего целительница весьма профессионально уложила пепельные кудри Ланы в замысловатую прическу.
Из комнаты Лана выходила, предвкушая восхищенные взгляды, и особенно того, который принадлежал Алеорну. Все-таки из всех бальных платьев он сам выбрал именно это, яркое, элегантное, но не вычурное, и с фигурным декольте. И получила желаемое. Алеорн окинул девушку довольным взором и улыбнулся:
— Великолепно выглядишь.
От этих слов Лана, казалось, еще больше «засияла». Впрочем, Розалия сияла не меньше, принимая комплименты от подошедшего Велерада, и даже положила свою руку ему на локоть, подтверждая, что на вечер они идут вместе.
Показавшаяся в холле Наташа, как и надеялась Розалия, тоже не подвела. Темно-зеленое платье сидело на ней идеально, а декольте, оставлявшее плечи и шею открытыми, подчеркивало белую кожу и бриллианты «Слезы Тьмы».
Но девичье стремление поразить всех своей красотой разделяли не все. Магистр Памира надела простое строгое платье и собрала волосы в тугой пучок. Да и Анхайлиг от мантии отказываться не пожелал.
«Кажется, единственный шанс увидеть Анхайлига в камзоле я упустила три года назад», — мысленно констатировала Лана.
Некромант окинул разряженных адептов неожиданно тяжелым взглядом и произнес:
— Понимаю, что вы рассчитываете повеселиться, но не расслабляйтесь. Не думаю, что соперники откажутся от возможности вывести кого-либо из строя еще до начала турнира. И ведите себя прилично, не поддавайтесь на провокации. Кодекс турнира подразумевает исключение всей команды за неспортивное поведение. Подобного допустить нельзя. В общем, в неприятности не влипать и не создавать. Понятно?
Дружный кивок всех членов команды подтвердил, что сказанное усвоено и принято к сведению.
— Вот и славно, — Анхайлиг удовлетворенно хмыкнул. — В таком случае пойдемте. Церемония будет проходить в турнирном зале, так что советую дорогу к нему запомнить.
Некромант подхватил Наташу под руку и направился к выходу из гостевого холла. Остальные поспешили следом.
То ли потому, что опять был вечер, то ли просто потому, что в этой части Академии никто больше не жил, но по дороге леорцам никто не встретился. Так они и дошли до больших двустворчатых дверей. А когда те открылись, адепты не сдержали восхищенных вздохов.
— Нехило эльфы развернулись! — присвистнул Велерад, за что на него тут же шикнула Сушка.
Зал был огромен. Помимо привычных разноцветных магических светлячков, развешенных повсюду в невероятном количестве и составленных в замысловатые узоры, в зонах отдыха с диванчиками были разбиты мини-сады с фонтанчиками. Там даже травка росла вместо привычного пола, а стены украшали небольшие водопадики и живые цветы, пробивающиеся прямо из камня.
Правда, долго любоваться удивительным зрелищем леорцам не дали. Навстречу команде вышел Миратриэль в расшитом камзоле.
— Рад приветствовать, — поздоровался он. — Скоро начнется торжественная часть. Делегация вашего государства уже прибыла. Пойдемте, я провожу вас к месту, где будет проходить представление команд.
Услышав о вельской делегации, Наташа непроизвольно напряглась. Встречаться с Ангелиной никакого желания не было. Однако Анхайлиг уже коротко кивнул и направился вслед за эльфом, потянув за собой и жену.
Вельской делегации выделили почетное место рядом с возвышением-сценой. Они находились там все вместе: несколько мужчин в дорогущих, расшитых золотом одеждах, и Ангелина в обманчиво простом черном облегающем платье. Девушка настраивала какой-то кристалл и, казалось, ничего не замечала вокруг… кроме Анхайлига. Едва увидев некроманта, она расплылась в улыбке и присела в положенном книксене. Вследствие чего все узнали, что у платья присутствует вызывающее декольте и вырез до середины бедра.
— Да это издевательство, — еле слышно выдохнула Лана.
Наташа непроизвольно скрипнула зубами, стараясь побороть глупое желание кинуть в бывшую любовницу мужа парочку проклятий. Повода-то официального не было. К тому же, защита блондинки была непреодолима для ее магии.
Настроение жены Анхайлиг не мог не заметить. Он наклонился к ушку Наташи и тихо заверил:
— Официальная часть много времени не займет.
В ответ девушка лишь слегка кивнула. Пожалуй, это единственное, что ее сейчас успокаивало. В остальном пребывание на торжестве для Наташи стремительно теряло свою прелесть.
Спасибо, хоть сразу к делегации они подходить не стали. Миратриэль отвел команду в другую сторону, а вскоре между леорцами и вельцами встали группы из Карминии и Лютиэна.
Только после этого Наташа почувствовала некоторое облегчение, хотя взгляды, которыми соперники одаривали команду Леории, были полны пренебрежения и превосходства.
— Не турнир магов, а серпентарий. Интересно в команды отбирали по принципу самого скверного характера? — тихо прошипела Розалия.
— Было бы здорово, — хмыкнул Адар. — В таком случае у них точно не осталось бы ни единого шанса на победу.
Продолжить свою мысль элементалист не успел: на сцену вышел пожилой эльф в безразмерной изумрудной хламиде. На груди у него висел внушительных размеров медальон с изображением какого-то кустарника, оплетающего звезду.
— Рад приветствовать всех собравшихся на открытии международного турнира магических академий! — глубоким хорошо поставленным голосом произнес он. — Мое имя — Ларниидэль, я ректор академии Лютиэна. И я несказанно горд, что именно наша академия выбрана для проведения турнира. Это воистину знаменательное событие. Надеюсь, что всем вам здесь понравится, и вы оцените наше гостеприимство.
— О, да, уже оценили и еще как, — тихо прокомментировал Веледар.
Элементалист выразительно покосился на светлоэльфийскую команду, за что получил два гневных взгляда сразу и от Сушки и от Анхайлига.
— А теперь позвольте вам представить судейскую комиссию, — продолжал, тем временем, Ларниидэль. — Представитель от королевства Каледонии — уважаемый магистр Санилин…
Ректор оглашал судей турнира, и поименованные под вежливые аплодисменты поднимались к нему на сцену. Когда прозвучало имя Анхайлига, тот отпустил Наташину руку и тоже направился к коллегам.
Некромантка провожала его взглядом и нервно поджимала губы.
«Всего несколько дней и все вернется на круги своя», — мысленно успокаивала она себя.
После судей настал черед наблюдателей. Теперь на сцену поднялись и их делегации. Естественно среди прочих оказалась и Ангелина. Наташа невольно скривилась. Даже знание о том, что Анхайлигу до бывшей пассии дела нет, Наташиной злости не уменьшало.
— Уже завтра начнутся первые турнирные бои, — закончив называть имена и титулы, наконец подвел итог ректор. — А сейчас, господа адепты, отдыхайте и веселитесь!
С его последними словами в зале заиграла музыка и все моментально оживились. Эльфийская команда практически мгновенно смешалась с толпой. Приезжие какое-то время держались вместе, но после тоже разбрелись. В центре зала организовали танцпол, на котором стали собираться пары.
— Пойдемте, осмотримся, — предложил Адар и вместе с Сиртаном двинулся вглубь толпы.
Практически вслед за товарищами двинулись и Розалия с Веледаром. Парень пригласил девушку на танец. Впрочем, Лане благодаря Алеорну тоже не грозило остаться стоять в стороне, но оставлять подругу в одиночестве было неудобно.
— Наташ, а Анхайлиг долго будет с вражескими делегатами общаться? — уточнила она.
— Не знаю. Но надеюсь, недолго, — ответила некромантка и бросила хмурый взгляд в сторону, где крутились представители всех стран участниц.
Где-то там находился ее муж и… Ангелина. И, несмотря на все здравые рассуждения и факты, отделаться от желания придушить соперницу Наташа по-прежнему не могла. «Демоново видение из прошлого! Знаю, что Анху на нее наплевать, и все равно переживаю!» — мысленно корила себя девушка.
Впрочем, Наташа прекрасно понимала, что ее безосновательные волнения — не повод лишать подругу праздника. Поэтому предложила:
— Лан, иди, танцуй. Я уверена, что скоро вся рутина закончится и мы к вам присоединимся.
— Правда? — недоверчиво уточнила полуэльфийка и, получив в ответ утвердительный кивок, с радостью отдала руку Алеорну.
Глядя вслед удаляющейся парочке, Наташа невольно загрустила, а мысли снова вернулись к отсутствующему рядом мужу и крутящейся рядом с ним блондинке. Спрашивается, почему Ангелина там, а она, Наташа, тут? Ведь в отличие от остальных адептов она не участница турнира а, можно сказать, административное лицо. Секретарь личный, все-таки! А Анхайлиг оставил ее здесь.
«Нет, понятно, что, скорее всего он не хотел, чтобы Ангелина лишний раз попадалась мне на глаза и нервировала, — куснув губу, рассуждала Наташа. — Но так, в одиночестве, еще хуже!»
Хотя, формально, одинокой некромантка не была. Рядом с ней уже привычно стоял инквизитор. В обычной одежде он ничем не отличался от обычного человека.
Некромантка задумчиво взглянула на точеные, равнодушные черты лица Судии и неожиданно даже сама для себя поинтересовалась:
— А вы умеете танцевать Адриан?
— Инквизиторы не танцуют, — бесцветно откликнулся он.
Что ж, этого и следовало ожидать. Хотя…
— Я знаю, что инквизиторы не танцуют, — Наташа упрямо посмотрела на блондина. — Я спрашивала, умеете ли вы?
— Да.
Короткий ответ Адриана словно открыл в некромантке какую-то неведомую дверцу, подхлестнув эмоции и адреналин.
— Тогда пойдемте! — решительно выдохнула Наташа и, схватив инквизитора за руку, потянула в центр зала.
Она и сама не смогла бы объяснить, что толкнуло ее на подобное безрассудство, но сейчас это казалось практически единственно правильным действием. Желание танцевать настолько охватило Наташу, что ни на что больше она не обращала внимание. Ни на ощутимо вздрогнувшего от ее касания Адриана, ни на его мгновенное сопротивление, которое почти тотчас сменилось покорностью. Напротив, покорность сейчас воспринималось Наташей как должное — иного она бы и не потерпела.
Когда они оказались среди других пар, Адриан, как и положено, обнял Наташу за талию и повел в танце. Уверенно, профессионально и одновременно бережно. Она чувствовала жар его рук, возможно даже излишне сильный, но разве это имело какое-то значение? Главным был танец. И Наташа полностью отдалась музыке, движению, ритму, отстраняясь от всех недавно одолевавших ее неприятных мыслей.

Не заметить такую пару, как Наташа и светловолосый Судия, Лана не могла, несмотря на всю свою увлеченность танцем и крепкими объятьями Алеорна.
— Ого! — удивилась Лана. — А Анхайлиг сцену ревности не устроит?
— Ревновать к инквизитору? — скептично хмыкнул Алеорн. — У этих парней напрочь отсутствуют эмоции.
Лана на мгновение задумалась над тем, насколько присуща Анхайлигу беспочвенная ревность с учетом того, что на улице уже глубокий вечер? Впрочем, дойти до каких-либо выводов не успела. Алеорн внезапно сменил рисунок танца и закружил полуэльфийку в два раза быстрее.
От неожиданности Лана ойкнула, а спустя миг уже весело смеялась и не думала ни о чем, кроме приятных мужских объятий и очередной вереницы шагов и поворотов.

Как только в зале заиграла музыка, и толпа зашевелилась, разбредаясь по залу, Анхайлиг собрался вернуться обратно к леорской команде. Оставлять адептов без присмотра было чревато, да и Наташа его ждала. Но у самого спуска со сцены его неожиданно окликнула Ангелина. Сделать вид, что он не заметил, и просто уйти Анхайлиг не мог: вокруг были и другие делегаты. Поэтому пришлось остановиться и выслушать девушку.
Ангелина, увидев холодное и сосредоточенное лицо мужчины, ничуть не расстроилась. Даже больше, она предполагала такое, но отказываться от задумки не собиралась.
— Магистр Анхайлиг, я хотела с вами обсудить несколько организационных вопросов, — мягко произнесла она, подходя на максимально близкое расстояние.
— Каких же? — сухо поинтересовался некромант, чувствуя знакомый аромат духов.
Запах этой женщины буквально обволакивал, заставляя погружаться в прошлое и вспоминать. Тьма мгновенно откликнулась на мысли Анхайлига, негласно напомнив, что Ангелина до сих пор идеально подходит для утоления жажды. Но сдержать это влечение удалось, а само его наличие откровенно разозлило.
— Я составляю отчет для его величества, и мне необходимы характеристики на участников вашей команды. А еще очень хотелось бы услышать ваши рекомендации по настройке кристалла-передатчика, — перечислила Ангелина и вибрирующим полушепотом добавила: — Мой господин.
От подобного, давно казалось бы забытого обращения Анхайлиг едва заметно вздрогнул. Ангелину подобная реакция обрадовала: он не забыл! А, значит, есть шанс снова оказаться рядом с мужчиной, который навсегда завладел ее разумом.
Глядя на Анхайлига снизу вверх, Ангелина с выдававшей возбуждение легкой хрипотцой продолжила:
— Я знаю, что вам нужно, господин. Я смирилась с сложившейся ситуацией и готова отдать вам всю себя на любых условиях. Никто ничего не узнает, даже ваша жена.
Звук ее голоса, горящий взгляд и призывная, подавшаяся вперед поза — все кричало о желании. Анхайлиг буквально физически чувствовал фанатичную зависимость Ангелины от него. Пожалуй, в этом была и его вина — некромант всегда получал то, что хотел, и не терпел непослушания. А Ангелина провела с ним достаточно долгое время, чтобы привязка стала действительно сильной.
И, происходи этот разговор днем, возможно, Анхайлиг испытал бы легкую жалость или сочувствие к бывшей любовнице. Но… сейчас была ночь. И Тьма в его душе, которую Ангелине удалось пробудить, ощущала лишь удовлетворение. Некромант был достаточно разумен, чтобы не идти на поводу у жаркой блондинки, но ему нравилось слушать.
Только упоминание о Наташе заставило Анхайлига инстинктивно взглянуть в зал в поисках жены. Огненно-красные волосы он заметил сразу… и в тот же миг пришел в ярость.
Его жена, его собственность танцевала с инквизитором! Блондин обнимал Наташу за талию и кружил по залу. А ведь три года назад один светловолосый Судия уже пытался ее забрать!
Тьма окончательно завладела Анхайлигом. Только не жажда была тому виной, а захлестнувшее некроманта бешенство. От мгновенного перемещения к танцующей паре некроманта сдержало лишь большое количество народа вокруг. Эльфы могли пострадать, а отголоски здравого смысла кричали, что лишние проблемы с соседним королевством ни к чему.
Взгляд почерневших глаз мужчины Ангелина встретила с неприкрытой радостью, готовая отпраздновать свою победу. Но противореча ее ожиданиям, Анхайлиг леденящим голосом проскрежетал:
— Мне не требуется ни твое смирение, ни ты сама. Организационные вопросы поможет решить магистр Палима. Я попрошу ее к тебе подойти.
После чего резко развернулся и быстрым шагом направился к сухощавой целительнице. Сушка находилась неподалеку от сцены.
— Магистр Палима, подойдите к Ангелине, у нее есть вопросы по составу нашей команды, — рыкнул Анхайлиг, едва приблизившись.
Тон его был настолько жутким и непререкаемым, что женщина только перепугано кивнула и поспешила к растерянной Ангелине. Анхайлиг же, уже ничем не сдерживаемый, уверенно двинулся к своей жене.

А Наташа полностью растворилась в танце, благо Адриан оказался действительно хорошим партнером. Даже его молчаливость и отстраненность казались девушке плюсом. Можно было просто наслаждаться музыкой, ритмом, парить…
— Ты удивительно танцуешь, родная.
Низкий, бархатисто-мягкий голос заставил Наташу резко остановиться. Обманчиво мягкий!
Едва она вскинула голову и увидела биение Тьмы в глазах стоящего рядом мужа, как сердце мгновенно застучало быстрее. Вне сомнения, Анхайлиг был дико, непередаваемо зол. В любое другое время Наташу бы это как минимум встревожило, но не сейчас. Находясь в каком-то странном отстраненном состоянии, она в ответ улыбнулась и сделала легкий благодарный книксен.
— Ты мне льстишь. В том больше заслуга Адриана.
— Никогда бы не подумал, что инквизиторы танцуют, — отметил Анхайлиг. Тон его голоса несмотря ни на что оставался ровным.
— Не танцуют, — беспечно подтвердила Наташа. — Но это не значит, что они не умеют.
— Вот как? Занятно. — Анхайлиг перевел взгляд на застывшего рядом с женой инквизитора и, резко помрачнев, процедил: — И давно ли ты стал мальчиком на побегушках?
— Любой приказ Наталии должен быть исполнен незамедлительно, — бесцветно откликнулся Судия. — Мнение окружающих не имеет значения. Ничто не имеет значение, кроме нее.
И тут с Наташи словно пелена спала. Ушла та непонятная отстраненность, девушка окончательно вернулась в реальность. А после этого взглянула на происходящее по-новому и ужаснулась. Анхайлиг, готовый убить инквизитора прямо сейчас, в шумном зале — полбеды. Что-то произошло и с самим Судией!
Внешне он по-прежнему выглядел как обычно, но его слова «приказ Наталии»… До этого момента в глазах любого инквизитора она всегда была обезличенным Голосом Сульхи! Так почему сейчас он выделил именно ее?
Догадка молнией вспыхнула в голове Наташи, осветив недавнее воспоминание-разговор.
«Нельзя прикасаться… сходим с ума… по вам».
Взгляд девушки медленно опустился на собственные руки. Руки, которыми она самолично тянула Адриана на танцпол. Руки, которыми обнимала его плечи во время танца. И в душе Наташи всколыхнулась паника.
«Этого не может быть! Не может! Так не бывает! — лихорадочно забилось в ее голове, перемежаясь с единственным вопросом: — Что делать? Что теперь делать?»
Ответ на этот вопрос, прерывая затянувшееся молчание, озвучил Анхайлиг:
— С делами я разобрался. Если ты больше не желаешь танцевать, мы можем уйти.
И, несмотря на вежливую формулировку, проскользнувшие в голосе некроманта непререкаемые стальные нотки лучше любых слов подчеркивали: выбора нет.
Впрочем, сейчас Наташа и сама была рада покинуть шумный зал. Слишком во многом надо было разобраться, включая и собственное отчего-то невероятно беспечное поведение.
— Да, конечно, — согласно кивнула она, делая шаг к мужу. — А остальные…
— За остальными присмотрит Палима, — отрезал тот.
После чего взял Наташу за руку и, рывком притянув к себе, еле слышно добавил:
— Никогда больше не делай так, Ната. Никогда. Хотя бы ради окружающих.
— Анх, я…
— Даже желая показать мне, что ты чувствовала, глядя на Ангелину.
— Но я не…
Горячие пальцы скользнули к ее губам, заставляя замолчать.
— Пожалуйста, молчи. Сначала мы уйдем отсюда туда, где никого нет. Туда, где я не смогу после твоих слов случайно кого-нибудь убить.
Наташа сглотнула. Она как никто другой знала, чем может окончиться вспышка гнева жреца Мораны. Поэтому, послушная и тихая, безропотно направилась вместе с Анхайлигом к выходу.
«Что он предполагает услышать? — едва поспевая за быстрым широким шагом мужа, размышляла она. — Что это была месть ему на Ангелину, чтобы ревность вызвать? Да, пожалуй, ревность хотелось тоже. Но все же не это основное».
Наташа и сама терялась в догадках о том, что заставило ее решиться на такой поступок. Однако, как только они добрались до гостевой комнаты, первые же слова Анхайлига все расставили по местам.
— Я понимаю, почему ты так поступила, — едва закрыв дверь, с какой-то усталостью произнес он. — И, признаю, для того чтобы привлечь мое внимание, это оказался довольно действенный метод. Понимаю, что ты волнуешься, когда я общаюсь с Ангелиной. Но, Ната, я ведь уже говорил — мне не нужна она. И общение наше с ней будет только формальное, не более того. Обещаю тебе, слово тебе даю. Что еще ты хочешь услышать, чтобы успокоиться?
— Анх, я все поняла.
— Днем ты тоже так сказала. А в результате, сейчас я едва не сорвался. Ты хоть понимаешь, сколько народа могло пострадать?
— Анх, это был просто танец…
— Просто? Сейчас ночь, демон ее раздери! Я чужие эмоции кожей ощущаю! И, да, я рад, что хотя бы для тебя это был просто танец. Только поэтому я еще и не отправил к Моране этого… бывшего инквизитора. — Последнее Анхайлиг буквально выплюнул.
— Почему бывшего? — Не поняла Наташа.
— Эмоции. Говорю же, я чувствую их. Чувствую его тягу к тебе. Он полностью утратил хладнокровие, а такие в инквизиторах не задерживаются, — хмуро сказал Анхайлиг. — Кстати, быть может, и впрямь его убить сейчас? Тогда ему хотя бы не придется подвергаться процедуре изгнания и Карающей Длани. Этот вид смерти, говорят, весьма мерзок…
— К-как смерти? — охнула Наташа и ошарашено села на кровать. — Адриана убьют? Он же… он… из-за меня?
— Мне жаль, — некромант развел руками. Потом поморщился и добавил: — Хотя лгу, не жаль. Да, он умрет. Если не от моей руки, так от своих собратьев.
— Но он не может умереть! Он должен жить!
— Зачем?
Жесткий короткий вопрос застал Наташу врасплох. Ответить на него она не могла ни при каких обстоятельствах. Ибо, как бы Анхайлиг ни прислушивался к ее мнению, род Антеро он ненавидел.
— Прости, — Наташа опустила глаза. — Но я не могу этого сказать.
Некромант резко развернулся и подошел к окну, а потом со злостью ударил кулаком о подоконник.
— В этом нет ничего, что касалось бы нас, клянусь, — быстро проговорила она. — Это… это другое. Пожалуйста, поверь мне.
— А у меня есть выбор? — глухо произнес Анхайлиг. — Поверю. Я всегда верю тебе. Но то, что рядом с тобой находится этот тип, меня бесит.
— Прости. — Повторила Наташа и, подойдя, обняла напряженную спину мужа.
— Трогать я его не буду, раз тебе так важно. Но за инквизиторов решать не могу.
Пальчики девушки нежно, успокаивающе заскользили по его плечам.
— Я решу. Что-нибудь придумаю. Потом. — Прошептала Наташа. — Все потом. А сейчас обещаю хорошо себя вести. Очень хорошо. Так, как ты захочешь…
Горячие руки подхватили девушку прежде, чем она завершила фразу.

Полуэльфийка готова была танцевать, не переставая, но чувство жажды и слегка уставшие ноги диктовали свои условия. Поэтому, как только раздались последние аккорды музыки, Лана в сопровождении Алеорна поспешила к фуршетным столам, где уже находилась большая часть ее команды. Правда, ребята не праздновали, а отчего-то суетились вокруг Розалии.
—Что случилось? — подойдя, сразу уточнила Лана.
— Помнишь ту эльфийку в столовой, которая над нами хихикала? — откликнулся Адар, пока Розалия спешно оттирала с руки крем от пирожного. Лана уверенно кивнула и парень продолжил: — Сцепилась с Розалией, сначала словесно, а потом «нечаянно» под локоть пихнула. В итоге вот.
— Нет, вы только подумайте, эта… эта… мымра ушастая еще обвинила меня в нерасторопности и неуклюжести! — Возмущенно прошипела целительница.
— Да, дела. Чую, нарвется она… — протянула Лана.
— О, вельцы снова вляпались, — хохотнули рядом.
Команда в едином порыве обернулась к шутнику. Им оказался один из каледонцев.
— Вы смотрите, они умеют не только строем ходить, но еще и вякать по отдельности, — скучающе протянул Адар.
— Вякают слабаки, а мы в отличие от вас сильнейшая команда, — не остался в долгу каледонец.
— Ой, бросьте, вам всем лучше молчать, ибо победа наша! — неожиданно в разговор вступил один из карминцев, которые тоже подтянулись к столам с угощениями. Тощий рыжеволосый парень указал на брошь у себя на груди: — И это ее символ, который нам вручил сам принц Аларик Карминский.
Брошь представляла собой фигурку обнаженной девушки, держащей в руках пламя. К слову, огненные всполохи были инкрустированы мелкими рубинами. Как оказалось у всей карминской команды имелись подобные украшения.
— Правда? — саркастически протянула Лана, не сдержавшись. — И это говорят те, у кого в академии факультеты в урезанном виде и постоянно наших магистров просят на стажировку? И, кстати, подобную порнографию, — Лана ткнула пальцем в значки, — выставить в качестве символа победы мог только его высочество Аларик. Видимо от частых постельных утех совсем чувство вкуса потерял.
— Это хамство переходит уже всякие границы! — негодующе воскликнула эльфийка, которая видимо сильно любила оттенки синего, ибо дневное синее платье она сменила на небесно голубое бальное. — Я была наслышана о том, что темные эльфы могут сказать бестактность. Но вельцы в целом явно их перещеголяли.
— Знаете, уважаемая, у меня хотя бы хватает такта не влезать в чужие разговоры без приглашения, — осадила Лана. — И не обсуждать степень воспитанности некоторых особо непревзойденных светлых эльфиек, которым, видимо, доставляет удовольствие подначивать окружающих на склоки.
— Что?! А не боишься за свои слова ответить?
— Нет, не боюсь. Так как ты хочешь опозориться — сейчас или на турнире?
— Тебе меня не победить, слабачка!
— Поправочка, я — ведмачка! Одна из лучших на факультете. И как ты заметила еще и на половину темный эльф, так что фингал тебе обеспечен, садоводчица.
Пока Лана была поглощена перепалкой с карминцами и эльфийкой, скандал с каледонцами тоже набирал обороты. Адар и Веледар уже боевито сжимали кулаки и были готовы затеять заварушку прямо в бальном зале. Впрочем, каледонцы были не менее взбешены.
— Карналиэль, не стоит уподобляться противникам и ронять престиж своей страны, — раздался внезапно рядом холодный властный голос.
Накал страстей в одно мгновение спал. Продолжать перепалку в присутствии одного из эльфов в магистерской мантии не рискнул никто. А эльф коротким взмахом руки указал на выход, и, повинуясь жесту своего магистра, помрачневшая команда Лютиэна безропотно направилась к дверям. Только любительница синих платьев, та самая Карналиэль, не удержалась и на прощание надменно бросила: «Увидимся на турнире!»
— Соглашусь с коллегой, — обратился к каледонцам подошедший высокий русоволосый мужчина. — Думаю, на сегодня с вас достаточно развлечений.
И повторил жест эльфийского магистра.
После того, как отбыла и эта команда, у фуршетного стола на какое-то время воцарилась тишина. Первыми ее нарушили карминцы.
— Мы запомнили каждое слово, каждое оскорбление, — обратился тощий парень к леорцам. — И за каждое вы ответите.
— Не переживайте, у нас тоже память хорошая, — сообщил Адар. — И ответим, и новых добавим. Тетрадочки возьмите, записывать придется.
Глаза тощего гневно прищурились. Однако продолжить перепалку не удалось: один из стоящих рядом карминцев дернул его за рукав и выразительно указал куда-то в зал. Повернувшись в ту сторону, Лана заметила пристальный взгляд карминского магистра, обращенный на них.
— Турнир нас рассудит! — процедил тощий, и быстро нырнул с приятелями в толпу.
Когда соперники удалились, Лана наконец-то добралась до заветного стакана с водой. Пока она пила, леорская команда вовсю обсуждала произошедшее. Каждый уже нашел себе команду, с которой хотелось расправиться побыстрее.
Когда к столам подходили представители команды травников, разговоры утихали и все непроизвольно напрягались. Но травникам, казалось, вообще дела не было до окружающих. Мимо они проходили молча, словно леорцы — пустое место.
— Этим наваляем в последнюю очередь, хотя своим высокомерием вымораживают, пожалуй, куда сильнее остальных, — прокомментировал Велерад.
— Кстати, а где Анхайлиг или хотя бы Сушка? — спохватился Адар, оглядевшись по сторонам.
Лана и остальные последовали его примеру, но так никого и не углядели. Это было по меньшей мере странно, ибо за их поведением изначально сбирались следить весьма пристально.
— И вправду… — пробормотала Розалия.
— Наташи тоже не видно, — добавила Лана. — Может, случилось что?
— Анхайлиг увел ее полчаса назад, — не проявляясь, на ухо ей сообщил Алеорн. — И, судя по всему, он был зол из-за ее танца. Сильно зол.
Полуэльфийка тихонько ойкнула. Потом обвела взглядом своих сопартийцев и решительно сообщила:
— Знаете, как хотите, а я пойду, пожалуй, отсюда. Еще не хватало и вправду куда-то вляпаться и получить от Анхайлига головомойку. У него и так характер паршивый, а уж если там действительно что-то случилось… в общем, я — спать.
Как ни удивительно, но на сей раз разумность доводов Ланы признали абсолютно все, даже Велерад. Попасть под горячую руку Анхайлигу было действительно страшно, тем более что они уже успели отличиться, и информация о стычке вполне могла дойти до ушей магистра. А потому уже через несколько минут леорская команда в полном составе и добровольно покинула зал.

Вокруг царили тишина и покой, но только в душе сидящего за столом мужчины ничего подобного не наблюдалось. Он нервно постукивал пальцами по столешнице и глядел на мутное даль-зеркало, которое служило едва ли не единственным средством связи с внешним миром.
Время приближалось к полуночи, но отчета от основного исполнителя все не поступало.
— Да сколько же можно? — в раздражении бросил в сторону зеркала мужчина.
И то неожиданно ожило! Зеркальная муть дернулась и отобразила невысокую фигуру, закутанную в черный плащ.
— Наконец-то, — вместо приветствия воскликнул мужчина и подался вперед в нетерпении: — Ну, рассказывай.
— Ланатиэль, как и было запланировано, прибыла на турнир, — раздался глухой до неузнаваемости голос собеседника — тот явно использовал артефакт изменения речи. — Но приблизиться к ней пока что нет никакой возможности.
— Причины?
— Вокруг постоянно крутится большое количество народа. Охранников оказалось двое, да и Анхайлиг бдит.
— Что еще за второй охранник? — зацепился за неожиданную информацию мужчина. — Мне никаких сведений о нем не давали.
— Не знаю, с виду обычный человек, но аура у него странная и чувствуется сила. Так что к простым телохранителям точно не отнести. Прибыл вместе с леорской командой. Наш контакт о нем не знает. Утверждает, что тот появился буквально перед вылетом из Леории. Формально он числится прикрепленным к жене Анхайлига, но по поведению магистра заметно, что сам бы он этого человека не нанял. Так что это вполне может быть маскировкой.
Мужчина нахмурился, что-то прикидывая в уме. Сложившаяся ситуация требовала уточнения и, при необходимости, корректировки плана. Вынашиваемая два года месть не могла закончиться ничем только из-за того, что он не учел какую-то мелочь. Тем более первый пункт был исполнен на все сто процентов, и принцесса теперь была там, где нужно.
— Хорошо, тогда пока наблюдайте. У нас еще есть время, и я найду способ избавиться от излишней охраны.
Фигура склонилась в почтительном поклоне и проговорила:
— Как прикажете, мой господин.
После чего зеркало вновь подернулось мутью и изображение исчезло. Мужчина довольно откинулся в кресле и сцепил руки на затылке. «Скоро, очень скоро можно будет праздновать победу!» — самодовольно заключил он и улыбнулся. Два года подкупа советников и королевских приближенных начали приносить свои плоды.
Королей удачно столкнули лбами в бессмысленном споре, Ланатиэль с легкой руки первого советника теперь была далеко от академии и непробиваемой защиты. Ну а охрана — не такое уж и непреодолимое препятствие, чтобы из-за нее расстраиваться.
Нет, теперь все должно было пойти как по накатанной! И месть наконец-то свершится.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте