Глава 5

После всех дневных «марафонов» по составлению зелий засыпала Лана в тревожном состоянии. А отголоски последнего зачета по ингредиентам, которые приходилось выискивать на полках кладовой под диктовку Власа, ее продолжали мучить даже во сне. Пробуждение же началось с осознания катастрофы.
— Демон! Я не собралась! — Возопила Лана и в панике подскочила с кровати, но тут же замерла, увидев рядом со шкафом плотно упакованную походную сумку.
Она точно помнила, что вчера вернулась поздно и оставила сборы на раннее утро. Поступок, который сейчас не выспавшейся девушке казался крайне опрометчивым. Но откуда же тогда взялась сумка?
Мелькнувшая догадка заставила Лану обернуться и в полной мере оценить насмешливый взгляд поднявшегося следом Алеорна.
— Я тебя обожаю, — сообщила она и, подойдя к любимому, привычно пробежалась пальчиками по завиткам родовой татуировки эльфа.
После чего тяжело вздохнула и уткнулась в его грудь. Предстоящий турнир нервировал и пугал. Мысли снова вскочили на любимого коня, который катал только по кругу, и от этого неуверенность в своих силах только возрастала.
Алеорн, почувствовав нервное состояние Ланы, нежно провел рукой по обнаженной спине девушки и, остановившись на изгибе бедра, сильнее прижал ее к себе.
— Успокойся. Смысла в переживаниях никакого. Только растратишь силы, которые потребуются в бою.
— Я пытаюсь, — пробормотала полуэльфийка. — Но что если у меня опять ничего не получится, и из-за меня проиграют все?
— Ничего. Это будет общий провал. Команда на то и собирается, чтобы компенсировать слабости друг друга. Все будет хорошо, — заверил Алеорн и легко коснулся губами кудрявой макушки.
Подняв голову, девушка взглянула в его глаза и впервые за утро улыбнулась. Не поверить в слова этого потрясающего мужчины не получалось. Даже усомниться казалось невозможным.
Лана потянулась к властным и в тоже время нежным губам, сгорая от желания быть как можно ближе. Прикосновение, и мир ненадолго исчез, оставив лишь наслаждение от жарких поцелуев.
Когда реальность вернулась, Лана глубоко прерывисто вздохнула и призналась:
— Не хочу никуда, мне тут с тобой хорошо.
— Ну, мы же вместе едем, — усмехнулся Алеорн и напомнил: — К тому же кто-то мечтал полетать на драконе.
Да, были такие идеи. Единственный полет, который помнила Лана, прошел в достаточно нервной обстановке, и насладиться им в полной мере не удалось. Зато на этот раз был шанс!
— Жаль, погладить его не удастся, — хихикнула Лана и змейкой вывернулась из объятий.
Вылет предстоял уже скоро, и необходимо было одеваться.
На сборы, благодаря предусмотрительности Алеорна, девушка потратила не больше четверти часа. Она даже успела перекусить парочкой баранок, запихнув остальные в сумку «на дорожку».
Спускаясь в холл, Лана очень нервничала, но все же нашла в себе силы приветливо улыбнуться и поздороваться с уже собравшимися там сокурсниками. Но в ответ не получила ровным счетом ничего. Лишь Розалия удостоила полуэльфийку недовольным взглядом и констатировала:
— Смотрю, совесть тебе не присуща.
— Что ты имеешь в виду? — зло прищурившись, вопросила Лана.
— На твоем месте я бы уступила место более достойной подруге, — пояснила Розалия надменно. — Все здесь летят на турнир из-за своих заслуг и способностей. И только ты — по блату.
— Вот как? Считаешь, я слабее других?
— Зачем мне что-то предполагать? — целительница равнодушно пожала плечами. — Недавние тренировочные поединки всем все наглядно продемонстрировали. От Элиры, хоть я ее и не люблю, на турнире было бы куда больше пользы. Она хотя бы ступором владеет.
В ответ Лана лишь скрипнула зубами. Вообще-то, она много чего хотела сказать, но, к сожалению, большинство слов не отвечало нормам приличий. А веские доводы в собственную защиту никак не хотели вязаться в предложения от накрывшего сознание гнева.
— Кандидатов утверждали архимаг Виттор и магистр Анхайлиг. Вы сомневаетесь в их компетенции? — Неожиданно раздался рядом голос Алеорна, а когда Лана обернулась, тот уже был видимым.
Помимо воли по губам полуэльфийки скользнула улыбка. То, что за нее вступились, было бесконечно приятно.
Розалия же, увидев темного эльфа, в первое мгновение изрядно побледнела. После чего, так и не найдясь с достойным ответом, признала поражение:
— У меня нет на это права.
Правда, гордо вздернуть подбородок и с независимым видом отойти в сторону ей это не помешало.
Лана довольным взглядом проводила целительницу и тихо поблагодарила:
— Спасибо.
— Мелочи, — откликнулся тот. — А тебе бы надо получше держать себя в руках и не реагировать так остро на подобные высказывания. Ты сама себе цену знаешь, вот и будь выше этого.
Слова Алеорна были разумны, и Лана согласно кивнула. Только вслух согласиться с ним не успела — в холле, сопровождаемая адептом-целителем, появилась магистр Палима.
Одна из нравоучительниц с целительского факультета полностью соответствовала своему прозвищу «Сушка». Причем не только внешне, будучи поджарой и морщинистой, но и характером. По слухам, прогульщиков на ее занятиях никогда не было, ибо казалось, легче умереть и воскреснуть, чем потом отработать хоть один пропуск.
Адептов с целительского факультета магистр Палима муштровала нещадно. Но ладно бы только их! Нередко от ее нравоучений доставалось и другим, тем, кто не вовремя попадался Сушке на глаза.
Сама Лана с этой женщиной, хвала Лиссе, раньше не сталкивалась, но была весьма наслышана. А раздавшийся со стороны Розалии тихий жалобный стон полностью подтверждал правдивость этих слухов. В общем, предстоящая поездка с каждой минутой все больше теряла свою прелесть.
Тем временем, магистр Палима приблизилась и быстро оглядела всех присутствующих. Чуть дольше остальных ее взгляд задержался на Лане и Алеорне, однако никаких вопросов не последовало.
— Доброе утро, адепты, — вместо этого поздоровалась магистр и обратилась к сопровождавшему ее целителю: — Можешь быть свободен, Дарим.
Парень с видимым облегчением поставил тяжелую сумку Сушки на пол и поспешил удалиться. Магистр проводила его взглядом и снова повернулась к боевой пятерке.
— Адар, будь любезен помочь мне с вещами, — произнесла она.
Элементалисту ничего не оставалось, как согласно кивнуть и подхватить сумку Палимы.
После появления целительницы завести хоть какой-нибудь разговор уже никто не пытался. Лана буквально физически чувствовала общее напряжение. И напряженность возросла еще больше, когда в холле появился Анхайлиг.
Две объемные сумки с вещами, что удивительно, он нес сам. Причем судя по сосредоточенному лицу, это некроманта не беспокоило, и думал он вообще о чем-то другом. Шедшая рядом с Анхайлигом Наташа тоже почему-то хмурилась. Лишь сопровождавший их незнакомый светловолосый мужчина выглядел абсолютно спокойно.
«Хм, кто это?» — Лана могла бы поклясться, что в Академии его ни разу до сегодняшнего дня не видела. Просто потому, что такое бесстрастное выражение на симпатичном лице и застывший, будто неживой изумрудный взгляд, она бы точно запомнила.
Лана удивленно взглянула на Наташу и еле заметно махнула рукой. Некромантка на приветствие ответила слабой улыбкой.
— Бодрого утра, магистр Палима, адепты. Рад, что никто не опоздал, — поприветствовал Анхайлиг. — Надеюсь, и вся остальная поездка пройдет без происшествий.
Магистр обвел придирчивым взглядом вразнобой здоровающихся с ним адептов и задержался на Лане. Та широко улыбнулась, демонстрируя свое согласие с надеждами некроманта и словно заверяя, что она — самая безобидная из всех присутствующих. Однако в ответ получила лишь скептичный прищур.
Впрочем, вслух свои сомнения Анхайлиг никак не прокомментировал. Вместо этого коротко скомандовал:
— В путь.
И двинулся к выходу из Академии.
Остальные не заставили себя ждать, и спустя пару минут все вышли на крыльцо. Несмотря на то, что солнце уже слегка окрасило небо в сероватый цвет, на улице было достаточно темно. А еще — скользко: за ночь весеннюю слякоть подморозило. Магистры практически одновременно вызвали по светящемуся шару, чтобы команда добралась до стоящей у ворот телеги, не боясь споткнуться или оступиться.

До Восточных ворот доехали быстро. Здесь Анхайлиг приказал всем дожидаться его на площади, а сам вместе с Наташей направился в небольшую сторожку. Спустя пару минут они вышли оттуда в сопровождении Погонщика. Тот осмотрел «туристическую» группу и, кивнув, предложил загружаться.
Лана старалась держаться ближе к Наташе, поэтому на драконе ей удалось расположиться рядом с подругой.
— Утро выдалось невероятно «добрым», — косясь назад, пробормотала Лана.
— Не могу не согласиться, — повторяя ее маневр, подтвердила Наташа и нервно передернула плечами.
Дракон плавно набирал высоту. Правда полюбоваться видами не получалось из-за темноты и общей нервной атмосферы, окружающей девушек. Лане казалось, что сидящие за ними мужчины непрестанно сверлят им спины взглядом. Да и любопытство тоже не давало покоя.
Какое-то время летели в тишине. Лана усиленно боролась со своим любопытством, но оно все же оказалось сильнее. Поэтому, придвинувшись поближе к Наташе, полуэльфийка заговорщически тихо спросила:
— А кто это? — и выразительно скосила глаза, намекая на сидящего за ними бесстрастного блондина.
Наташа наклонилась вплотную к подруге и прошептала на самое ухо:
— Инквизитор.
— Кто?! — взвизгнула Лана и, поперхнувшись, закашлялась.
Дабы не привлекать излишнего внимания остальной команды, Наташа постучала полуэльфийке по спине и быстро пояснила:
— Он тут в качестве охраны, вчера вечером появился. Причем изначально не один. Инквизиторы вообще хотели целой толпой меня оберегать, едва удалось отмахаться.
— Но что нужно инквизиторам от тебя? Им же ни до кого дела нет! — все еще изумленная донельзя прошипела Лана. — Понимаю, конечно, что ты тоже принцесса, но разве для Судий это важно?
— Я… — Наташа запнулась, сообразив, что, несмотря на множество совместных тайн и все пережитое, никогда раньше не рассказывала подруге о том, кем является. Такие вещи не рассказывают. Поэтому пришлось соврать: — Я не знаю. Но, видимо, сейчас важно по какой-то причине.
— Н-да, дела. — Лана покачала головой. — И как на это отреагировал Анхайлиг?
— Разозлился. — Некромантка тяжело вздохнула. — Сильно разозлился. Но выбора было. Точнее, теоретически выбор был — оставить меня в Академии, но Анх не захотел. Поэтому пришлось согласиться.
Девушки вновь дружно посмотрели назад. Алеорн и инквизитор тихо разговаривали. Из коротких фраз, долетевших до ушей подруг, выяснилось, что мужчины договариваются о сотрудничестве, дабы не помешать друг другу в случае чего.
Лана слегка нахмурилась, эти переговоры полуэльфийке не нравились. Конечно, она не забыла об идущей за ее головой охоте, но спустя пару лет страх за свою жизнь почти удалось побороть. И вот теперь он вдруг зашевелился вновь, отчего по спине пробежали холодные мурашки, а ладони стали влажными.
«Не стоило соглашаться на эту поездку, — укорила Лана сама себя. — Даже несмотря на приказ отца. Надо было закатить скандал, порыдать в балахон Виттора, в конце концов…»
— Все будет хорошо, — заметив изменившееся выражение лица подруги, заверила Наташа.
— Угу, — согласно промычала Лана в ответ, и продолжать скользкую тему не стала.
В конце концов, вполне достаточно того, что никаких страшных предчувствий у прорицательницы нет. Поэтому можно вернуться к делам насущным, а именно повторить составы зелий, которые необходимо будет сделать по прибытию. Кудрявая достала из сумки листок со списком и стала перепроверять, все ли запомнила.
Вот только выбранный способ отвлечься спокойствия не принес. Пробегаясь взглядом по строчкам с составами и названиями, Лана, напротив, нервничала все сильнее. Правда, теперь по другой причине. Предчувствие собственного провала постоянно жгло душу и заставляло вновь и вновь воспроизводить в голове порядок действий во время приготовления эликсиров.
Настроение окончательно испортилось, и вскоре Лана уже начала путать самые банальные вещи. Вдобавок захотелось есть. Сдавшись, полуэльфийка запихнула бумаги обратно в сумку и, достав припасенный «сухой паек» предложила Наташе:
— Будешь?
Подруга, лениво разглядывающая облака, кивнула, и девушки дружно вгрызлись в баранки.
— Как думаешь, у нас есть шансы победить? — Решилась озвучить свои сомнения Лана.
— Почему бы и нет? — Наташа накрутила на палец огненно-красный локон. — Вы знаете, кто из вас что может или не может. Как бойцы, вы довольно сильные. Единственное, что настораживает — настроения в команде, — она выразительно посмотрела в сторону Розалии.
Сидевшая неподалеку целительница этот взгляд почувствовала и обернулась. На лице ее отразилось пренебрежение и обида. Доля секунды, и Розалия резко отвернулась.
Лана тяжело вздохнула. Да, с такими соратничками не повоюешь.
— Не куксись, — успокоила Наташа. — Шанс действительно есть. Да и вообще, на этом турнире свет клином не сошелся. Выиграем — хорошо, нет — и боги с ним.
— Мы должны победить! — горячо заявила Лана. Потом подумала и с надеждой добавила: — Раз ты сказала, что шанс есть.
Наташа в ответ лишь улыбнулась и вновь обернулась к сидящим сзади мужчинам. Анхайлиг, который прекрасно слышал разговор девушек, картинно закатил глаза, демонстрируя свое отношение к возможным шансам и настроению Ланы в целом.
— Даже наше начальство в нас не верит, — заметив это, окончательно упала духом полуэльфийка.
— Брось, ты ведь знаешь характер Анха. Бравурные речи не по его части, только критика, — дипломатично напомнила Наташа. — Зато после победы он первый вас поздравит.
— Скорее, будет расписывать, как и где я облажалась. В подробностях, — пробормотала Лана уныло.
— Не думай об этом, — посоветовала Наташа и указала на небо. — Лучше отвлекись и наслаждайся полетом, пока есть такая возможность.
Последовав совету подруги, полуэльфийка подняла голову и огляделась. А потом почувствовала, как плохое настроение само собой покидает ее, вытесняясь удивительными ощущениями парения, свободы и простора.
«И впрямь, чего волноваться раньше времени? — подумала Лана. — Тем более, когда вокруг такая красота?»
И со свойственной ей легкостью полностью переключилась на более приятные вещи.
Дракон мерно махал крыльями, с невероятной скоростью преодолевая поля, леса, какие-то деревеньки. А полуэльфийка восхищалась то облаками, то раскинувшейся внизу широкой лентой реки, то искрящимися снежными шапками гор.
Наташа тоже радовалась полету. Все-таки это было невероятно. Пару лет назад некромантка-прорицательница впервые видела, как взлетает покрытая чешуей махина. Эмоции, которые испытала тогда девушка, были невероятными. Но они не шли ни в какое сравнение с теми, что охватили Наташу сейчас. Ведь теперь она летит!
Правда, под вечер эмоциональное перенапряжение свело все силы к нулю, и девушки дружно уснули. Конечно, полноценным сном такую дрему назвать было сложно, поэтому от первого ощутимого прикосновения глаза подруг распахнулись.
— Подлетаем, — пояснил разбудивший их Анхайлиг.
Лана от такой чести в первое мгновение перепугалась и резко села, показав, что готова ко всему. Наташа же позволила себе потянуться и лениво оглядеться.
В эльфийской столице Лютиэна стоял глубокий вечер. Всполохи от заката едва освещали узкую полоску неба над самым горизонтом, поэтому разглядеть, что находится внизу, было сложно. Правда, отчетливо виднелись огни города, но и только.
Дракон-экспресс сделал небольшой поворот, забирая немного правее, в Драконью лощину, освещенную менее ярко. Еще несколько мощных взмахов крыльями, и огромный ящер плавно пустился на землю.
Несмотря на темное время суток, их ждали. Едва команда спустилась на землю, к ним подошла небольшая делегация встречающих: несколько светлых эльфов во главе со статным блондином с пронизывающим взглядом и жесткими чертами лица.
Блондин быстро осмотрел прибывших и обратился к Анхайлигу:
— Приветствую, магистр Анхайлиг. Меня зовут Мератриэль Элькорсил, я заместитель главы магической академии Лютиэна и ответственный за прием и размещение участников турнира. Как вижу, вас прибыло несколько больше, нежели объявленное ранее количество.
— Приветствую, Мератриэль, — эхом откликнулся некромант. — Да, вы правы. В последний момент нам пришлось сделать некоторые изменения состава. Но они незначительны, не волнуйтесь. Наталья, — представил он взятую под руку девушку, — моя жена и по совместительству секретарь. Кроме того, по пожеланию Ульриха Вельского, группу сопровождают двое охранников.
— Хорошо, — кивнул Мератриэль и с легким поклоном поприветствовал слегка растерявшуюся Наташу: — Рад вашему визиту миледи Террано. — После чего произнес изначально заготовленную фразу: — Дамы и господа, добро пожаловать в Лютиэн. Прошу следовать за нами.

Следовать, как оказалось, пришлось недалеко. Совсем скоро сквозь деревья стала проглядывать хорошо освещенная городская стена из белого камня. А после нескольких минут хода по мощеной дороге, взору леорцев предстали и ворота. Большие, крепкие, но в то же время изумительно красивые, со сложной ажурной оплеткой.
Эти ворота Лана и Наташа, как и остальные члены команды, проходили с предвкушением. И ожидания их не обманули.
Лютиэн оказался прекрасен.
Здания из белого мрамора словно стремились в небо каждой своей линией, изгибом, заставляя поднимать глаза вверх на витые шпили. Дома подсвечивались небольшими магическими огнями, окрашивали своды и декоративную лепнину в разные краски, словно оживляя их. В этом волшебном городе вечерней темноте не оставалось и шанса.
Но больше всего удивляли периодически встречающиеся арки живых цветов, парящие, казалось, сами по себе, в воздухе.
— Ого! Это как это? — едва завидев первую из них, ошарашено выдохнула Лана.
— У нас обучаются сильнейшие элементалисты Земли. Но по-настоящему оценить их работу вы сможете на территории академии, — обернувшись, снисходительно пояснил Мератриэль.
После чего вновь повел леорцев одному ему ведомой дорогой.
Впрочем, совсем скоро они свернули на широкую прямую улицу, которая упиралась в очередные высокие кованые ворота, за которыми возвышался практически дворец. Пятиэтажное здание из белого мрамора поражало своими размерами и красотой. Множество башен и шпилей украшали изогнутую крышу, а большие светящиеся витражные окна придавали «дворцу» легкость и воздушность.
Пятерка адептов одновременно остановилась, разглядывая удивительное строение, а Адар и Велирад не сдержали восхищенного присвиста.
— Магическая академия Лютиэна, — с гордостью произнес Мератриэль, оценив реакцию сопровождаемых им молодых магов.
Пройдя за ворота на территорию местного магического учебного заведения, Лана действительно поняла, что здесь находятся лучшие маги Земли. Ухоженные деревья, клумбы, какие-то невероятные декорации из живых цветов и лиан вместе создавали ощущение сказки. Нереальной, но очень красивой.
«Да-а, нашим с мелкой оранжерейкой до местных элементалистов, как до горных вершин», — мысленно протянула Лана и продолжила любоваться творившимся вокруг растительно-магическим совершенством.
Как и остальные, восторгалась окружающим великолепием и Наташа. Она вдыхала свежий, чуть сладковатый от цветочных ароматов воздух, смотрела по сторонам, и понимала, что с поездкой ей повезло. Пусть даже в сопровождении инквизитора, но прилететь сюда стоило.
Миновав наконец сказочный двор, леорцы преодолели несколько широких ступеней и вслед за Мератриэлем вошли в просторный, хорошо освещенный холл академии. Кроме магических шаров, источником света здесь являлся расположенный на дальней стене невероятный по размерам витраж богини Аллатиэль.
Прародительница всех эльфов взирала на прибывших с мягкой улыбкой. Благодаря искусной подсветке ее изображение выглядело настолько реалистично, что, казалось, богиня вот-вот шевельнется, или произнесет приветственную речь.
В остальном убранство холла оказалось достаточно простым. Создавалось ощущение, что архитектор хотел сосредоточить внимание зрителя лишь на цветных переливах витража и лике своей богини. Даже парадную лестницу, которую в подобных зданиях обычно размещали по центру, здесь ради этого сместили в сторону.
— Покровительница нашей академии, нашего города и нашего королевства, — озвучил очевидное Мератриэль с легко уловимой торжественностью в голосе. — А сейчас следуйте за мной и постарайтесь не отставать. С непривычки в нашей академии легко заблудиться.
В этом эльф оказался прав. Едва леорцы миновали главный холл, как сразу попали в настоящий лабиринт переходов и лестниц. Уже после нескольких поворотов даже у легкомысленной Ланы пропало всякое желание отставать от группы ради рассмотрения очередного красочного витражика. Тем более что за все время пути им встретилось всего несколько адептов, да и те проходили мимо с таким видом, будто ничего особенного не происходит, а чужаков в их академии и вовсе не существует. Так вот потеряешься — и дорогу никто не подскажет.
По извилистым коридорам академии Лютиэна делегация во главе с Маратриэлем блуждала довольно долго. И лишь когда у Ланы и Наташи окончательно пропало понимание, в какой части здания они находятся, статный эльф, наконец, сообщил, что они пришли.
— Этот этаж северной башни полностью в вашем распоряжении, — проговорил Мератриэль, заходя в небольшой овальных зал с парой диванов, поставленных друг напротив друга, и несколькими дверьми.
— Но тут, получается, всего лишь пять комнат? — изумленно заметила Розалия, окинув этаж быстрым взглядом.
— Да, — спокойно подтвердил провожатый. — Каждая из них рассчитана на троих проживающих.
— Значит, мне придется делить комнату с… ней?! — целительница возмущенно указала на Лану.
— Ну, можешь переночевать прямо тут, на диванчике. Поверь, я буду не против, — в ответ злорадно улыбнулась Лана.
— Прекратили обе, — вполголоса процедил Анхайлиг, но этого хватило, чтобы обе адептки вздрогнули и мгновенно повиновались.
— С таким настроем, магистр Анхайлиг, вашей команде будет трудно победить, — непереминул отметить Мератриэль. — Впрочем, время уже позднее, не буду вам мешать. Располагайтесь. И поскольку наша столовая закрыта, ужин вам принесут сюда.
С этими словами эльф развернулся и покинул гостевой этаж.
— Еще одна подобная выходка и по возвращению вас ждет трудотерапия, — дождавшись, когда Мератриэль уйдет, холодно пообещал Анхайлиг. — Причем это касается всех! Мне только склок среди вас не хватает. Быстро разошлись по комнатам распаковываться!
И, подхватив Наташу под руку, направился к одной из дальних дверей. Его примеру последовала и недовольно поджимающая губы Палима.
Проводив начальство взглядом, Адар повернулся к своей команде и решительно изрек:
— Предоставим девчонкам первым выбирать комнату!
Розалия сразу шагнула к ближайшей двери. Открыла, внимательно осмотрелась и подошла к следующей. Как оказалось, все комнаты были абсолютно одинаковы. В каждой из них располагались три достаточно широкие кровати с резными спинками, столько же небольших письменных столов и вместительный шкаф. От такой обстановки всем сразу вспомнилось проживание на первом курсе.
— И до душевых наверняка бежать далеко, — вздохнула Лана, мысленно надеясь, что в местных коридорах ей заблудиться не позволит Алеорн.
Но предположение полуэльфийки не оправдалось, ибо в дальнем углу Розалия нашла еще одну дверь, за которой таилась просторная ванная комната.
— Ну, хоть что-то, — выдохнула целительница и все-таки выбрала комнату.
Лана оценила стремление Розалии расположиться подальше от апартаментов Анхайлига, предоставив эту сомнительную честь кому-нибудь из ребят. Однако на этом солидарность девушек закончилась, и постели она выбрали в противоположных углах друг от друга. Лана с тоской смотрела, как Алеорн сгружает ее сумки рядом с кроватью, и еле сдерживалась, чтобы не вздыхать.
А Алеорн улыбнулся, подмигнул полуэльфийке и растворился под маскировкой. Лана знала, что он будет рядом, вот прямо за дверью, но это расстояние казалось безумно большим. Накатило странное чувство одиночества и грусти. Да еще и Розалия буквально излучала неприязнь, от ощущения которой по коже пробегали неприятные мурашки, заставляя передергивать плечами.
«С этим надо что-то делать, нам вместе тут жить!» — рассудила Лана и, пересилив себя, решилась пойти на мировую.
Когда Велерад, который таскал за Розалией ее вещи, тоже вышел, полуэльфийка предложила соседке:
— Розалия, давай хотя бы чаю попьем. У меня есть баранки.
Однако целительница в ответ только фыркнула и продолжила как ни в чем не бывало разбирать свои вещи. Лана тяжко вздохнула, но сразу отступать не стала и вновь попробовала воззвать к разуму Розалии:
— Послушай, я знаю, что ты от меня не в восторге, но Анхайлиг и Мератриэль правы. Нам не надо ссориться…
— Именно. Поэтому разговаривать нам тоже не стоит, — сухо оборвала полуэльфийку девушка.
— Зря ты так, я всего лишь хочу нормально общаться.
— Возможно я тебе открою глаза, но большинство людей общаться с тобой в принципе не желают, — резко сообщила Розалия. — Так что не трать мое время и ешь свои баранки сама. Или можешь к Наташе сходить, она ведь тебе никогда не отказывает.
После такого хамства всякое желание попытаться наладить контакт с Розалией у Ланы пропало. Поэтому дальше свои сумки полуэльфийка распаковывала, даже не глядя на соседку.
Молчаливую конфронтацию прервал неожиданный стук в дверь. Лана с Розалией по инерции одновременно обернулись и переглянулись.
— Войдите! — крикнула целительница, и на пороге нарисовался приветливо улыбающийся Адар.
— Девушки, у нас небольшое собрание команды, и заодно ниспосланный эльфами ужин, — сообщил он. — Наши гостеприимные хозяева предоставили нам закусок… короче, много. Ужраться просто!
Учитывая, что никто не ел с самого утра, эта новость радовала неимоверно. У Ланы от счастья аж живот забурчал. Так что мигом побросав вещи, девушки последовали за элементалистом в соседнюю комнату. Здесь парни уже сдвинули столы и доставали из объемной корзины различные нарезки и салаты в изящных горшочках.
— А здесь намного лучше кормят… — глядя на такое изобилие, протянул Велерад.
— Посмотрим, что дадут на завтрак, — осадил товарища Адар и, разливая травяной отвар по стаканам, провозгласил: — Давайте выпьем за прибытие!
Вот только никто поднимать «бокалы» вслед за бодрым командиром не спешил. Нет, лично Лана бы тост Адара поддержала — парень располагал своей доброжелательностью. Однако Розалия демонстративно уселась рядом с Велерадом, игнорируя остальных. А Сиртан по обыкновению был занят собственными мыслями и жевал с отстраненным видом. И как тут расслабиться?
— Да ладно вам! Мы — одна команда, нам вместе сражаться и побеждать, — не получив никакой реакции на свое предложение, начал увещевания Адар.
Но, как оказалось, напрасно.
— Ты еще надеешься выиграть? — хохотнула Розалия. — Так я тебе напомню, что тут есть одно очень слабое звено, которое даже щит нормальный сделать не может.
От такого обезличивания Лана на мгновение дар речи потеряла. А после недовольно прищурилась и напомнила целительнице:
— Вообще-то у меня специализация — зельевар. И в этом я одна из лучших!
— Кому нужны твои зелья? Их пить-то страшно, вдруг напутаешь чего и отравишь, — поддержал светлую сидящий рядом Велерад.
— Осторожнее в высказываниях, — укорил товарищей Адар.
— Если вы забыли, по плану Лану прикрываю я, — неожиданно проговорил Сиртан и снова вернулся к еде.
Полуэльфийка благодарно улыбнулась некроманту. До этого момента она полагала, что тому вообще все равно, что творится вокруг. Однако ж нет, заступился…
— Мы все будем друг друга прикрывать. У каждого есть свои обязанности, — отметил Адар. — Здесь собрались лучшие в своем деле. И так же как твоя молния, Розалия, не сравнится по силе с молнией Велерада, так и все мы не переплюнем Лану в изготовлении зелий. Мы как команда обязаны компенсировать недостатки друг друга.
— Я не сомневаюсь в твоей правоте, — заверила элементалиста Розалия. — Но, прости, меня передергивает от того, что приходится прикрывать лицемерку и лгунью, у которой нет совести.
Злость мгновенно опалила румянцем щеки Ланы, а глаза полыхнули изумрудом.
— К твоему сведению, у меня есть имя! Я никого не обманывала и с совестью у меня все в порядке. А тебе желаю во время ужина не подавиться собственным ядом! — выдохнула она, после чего встала и покинула комнату.
Пышущую гневом полуэльфийку практически тут же перехватил Алеорн.
— Пойдем, — обнимая девушку за плечи, проговорил эльф.
Отведя Лану в выделенную им с инквизитором, как охранникам, отдельную комнату, Алеорн усадил ее за стол и выдал еще одну корзину с закусками.
— Ешь. И успокойся.
— Она меня бесит, — скривилась Лана. — Так относится, как будто я лично ей в постель по жабе каждый день подкладываю!
— Не обращай внимания. Думаю, Адар все же найдет способ утихомирить Розалию. Сиртан прикроет в бою. Чего тебе еще не хватает?
С ответом Лана нашлась моментально:
— Тебя.
— И я тут, — отметил Алеорн. — Поэтому поешь и начинай уже решать насущные вопросы. Например, указания Власа вспомни.
Лана тяжело вздохнула. Действительно, стоило качественно выполнить свою задачу, не отвлекаясь на бессмысленные склоки. «Пусть светлые своими предрассудками страдают, раз им так нравится», — заключила Лана и полезла проверять съестные припасы в корзинке.
Алеорн аккуратно поправил Лане выбившуюся из прически прядь волос и легко приобнял за талию. Девушка привычно придвинулась ближе и заботливо положила ему на тарелку несколько бутербродов, чем вызвала у мужчины одобрительную усмешку.
— Слушай, а Наташин инквизитор есть будет? И, кстати, где он? — вдруг задумалась Лана.
— Если бы кто-то меньше уделял внимания своим переживаниям и больше смотрел по сторонам, то заметил бы, что инквизитор подпирает стену в гостиной рядом с дверью в комнату четы Террано.
Лана невольно смутилась от прозвучавшего в голосе Алеорна укора и насмешки и быстро проговорила:
— Я постараюсь не обращать на их слова внимания. Честно.
И вгрызлась в ветчину.
Ужинать в компании любимого мужчины было несравнимо приятнее. Чувство поддержки с его стороны вселяло надежду, что не все так плохо, как казалось несколько минут назад.
Идиллию нарушила появившаяся на пороге комнаты Наташа.
— Можно к вам? — полюбопытствовала она.
— Конечно! — заверила Лана и указала на корзину с закусками. — Ты, наверное, еще не ужинала?
— Ужинала, не беспокойся. Анх меня уже накормил, — поспешно отговорилась некромантка и поморщилась. — Даже перекормил, я бы сказала. После пары салатов, картофеля с гарниром и нескольких бутербродов, еле заверила его, что сыта. И что больше в меня физически ничего не влезет.
— Кстати, где он? — Лана невольно покосилась сначала на все еще приоткрытую дверь, а потом на видневшегося в коридоре молчаливого инквизитора.
Присутствие Судии напрягало, но с другой стороны избавиться от него не представлялось возможным, поэтому стоило привыкать.
— Вместе с магистром Палимой обсуждают организационные вопросы, — пояснила Наташа и тоже покосилась на Адриана.
Привыкнуть к постоянному эскорту инквизитора она до сих пор не могла.
Заметив взгляд красноволосой некромантки мужчина коротко поклонился, отчего Наташа почувствовала себя вдвойне неуютно. И, смущенно улыбнувшись, быстро прикрыла дверь.
— Надеюсь, мне выделят хотя бы небольшую лабораторию, — Лана, на глазах которой происходило все это действо, спешно сменила тему и недовольно скривилась: — Влас, конечно, скрепя сердцем выделил мне походный набор зельевара, но не хотелось бы все же делать зелья «на коленке».
Вспомнив, сколько отработок посулил ведьмак даже за малейшую порчу казенного имущества, полуэльфийка поежилась. Желание им пользоваться у Ланы погибло на корню еще до вылета в Лютиэн.
— Думаю, с лабораторией проблем не будет, — проговорила Наташа задумчиво. — По условиям турнира принимающая сторона обязана предоставить все необходимое для команд-участников.
— Угу. Проживание они нам уже обеспечили, — недовольно буркнула Лана. — Если и дальше будет в таком духе, то…
— Зато здесь еда хорошая, — отметила некромантка. — И все-таки нам выделили отдельный этаж. Можно сказать, расположили по высшему разряду.
— Высшему? Ну конечно, — полуэльфийка поморщилась. — Вам-то не жить с безгрешной девой, которая постоянно «швыряет в меня камни».
— Кто-то обещал не обращать на нее внимания, — напомнил Алеорн.
— Да! Но я хочу быть с тобой! — выпалила Лана. — И отсутствие такой возможности меня расстраивает!
— Зато завтра открытие турнира, и будет праздник с танцами! — напомнила Наташа. — Помнишь, ты мечтала красивое платье примерить? Вот и возможность появилась, разве не здорово?
Вообще-то сама она подобные мероприятия не жаловала. Но сейчас лучше было поговорить об этом, нежели выслушивать причитания полуэльфийки.
Лана вздохнула и мысленно согласилась, что жаловаться бестолку, ибо все равно ничего не изменишь. Да и вообще, главное — она здесь, в Лютиэне! Пусть и благодаря отцу, но тем не менее. Глупо отрицать, что несмотря ни на что, она мечтала сюда попасть. А потому тему предстоящего праздника поддержала.
За рассуждениями о платьях и возможности сходить на прогулку по эльфийской столице при свете дня время незаметно перевалило глубоко заполночь. Но девушки не обращали на это внимания, пока разговор не прервала резко распахнувшаяся дверь и явление Анхайлига.
— Вы в курсе, который час? — недовольно рыкнул магистр. — Лана, марш к себе и живо спать. Наташа, пойдем.
Спорить девушки, разумеется, не стали — и сами сообразили, что вставать придется рано. Наташа ободряюще подмигнула подруге и, пожелав спокойной ночи, ушла вместе с Анхайлигом.
Лана же поднималась со своего места с великой неохотой. И так же медленно преодолевала несколько метров до соседней комнаты. Но когда оставалось лишь потянуть за дверную ручку, девушку неожиданно дернули назад и развернули. По коже моментально пробежали мурашки от поглотившей полуэльфийки невидимости.
Удивленному возгласу сорваться с губ было не суждено: он потонул в жарком поцелуе. Лана так долго ждала этого, что ответила мгновенно. Нежные прикосновения мужчины заставляли трепетать, а в крови разгоралось пламя.
Вот только все закончилось столь же неожиданно, как и началось.
— Сладких снов, — отстраняясь, прошептал Алеорн девушке на ушко.
После чего развернул в сторону двери и легко подтолкнул в спину.
Сказать что-либо в ответ полуэльфийке не удалось. Дыхание предательски сбивалось, а мысли путались. На негнущихся ногах и с мечтательной улыбкой девушка преодолела просторный холл и вошла в выделенную им с Розалией комнату. Теперь даже соседство спящей рядом целительницы с мерзким характером ее не волновало.
Засыпая, Лана думала только об Алеорне.

А вот Наташе, несмотря на понимание того, что придется вставать рано утром, было не до сна. И не потому, что не хотелось, просто разговор с Анхайлигом завязался. Сначала, правда, из желания оправдаться на ворчание мужа о том, что, мол, пока он там делом занят, некоторые несознательные жены полуночничают.
— Так одной на новом месте не спится, — с хитрой улыбкой парировала Наташа. — Кто же виноват, что некоторых мужей пол ночи нет? И, кстати, чего вы так долго с Палимой обсуждали-то?
От последнего вопроса Анхайлиг разом скривился.
— Насущные проблемы и организационные детали турнира, — ответил он, снимая балахон и отбрасывая его на стул. — Кто где находится, кто за кем следит… ты ведь понимаешь, что нарушить правила может любая команда, и в любой момент. Так что и в перерывах, и во время боев необходимо держать всех под присмотром. Учитывая то, что большую часть времени я буду проводить рядом с делегациями и представителями других магических школ, Палиме многое придется делать одной. Ну а после наши шансы на победу прикинули. Скажу честно: даже по самым оптимистичным прогнозам выиграть турнир в таком составе, как у нас, нереально.
Анхайлиг вздохнул и, избавившись от обуви, устало растянулся на кровати.
— Почему? — недоуменно уточнила Наташа, устраиваясь рядом с ним. — Нет, я понимаю, что Лана в качестве бойца слабовата, но остальные…
— Остальные не умеют работать в команде, — прервал некромант. — Но это полбеды. У них отсутствует самое главное — командный дух. Сплоченность — важнейшее качество, которое способно принести победу даже среднему составу. А из-за ссор, которые возникли благодаря моей непутевой племяннице, никаким командным духом у нас и не пахнет. Избавить команду от Ланатиэль благодаря прямому приказу Ульриха я не могу. Принудить ребят полюбить ее — тоже. Поэтому, увы, Ната, как бы мне ни хотелось обратного, объективно, наши шансы на победу стремятся к нулю.
Голос Анхайлига во время этой речи оставался спокойным, однако Наташа уже достаточно хорошо знала своего мужа, чтобы не понимать — он недоволен. Недоволен самим фактом собственного бессилия и невозможности как-то повлиять на ситуацию.
— Ну, значит, Ульрих будет сам виноват в нашем проигрыше. — Попыталась успокоить она. — Жаль, конечно, что мы не знаем причины, по которым он принял такое странное решение.
— Жаль. — Согласился Анхайлиг и задумчиво накрутил локон огненно-красных волос девушки на палец. — Завтра поговорю с представителями Вельской делегации. Может, хотя бы они что-то еще прояснят.
— Вельская делегация? Здесь? — Наташа заинтересованно посмотрела на мужа.
— Ну, ты ведь не думаешь, что Ульрих оставит столь важное действо без наблюдения? — Анхайлиг криво усмехнулся. — Разумеется, он отправил наблюдателей, которые обеспечат ему качественную трансляцию турнира. Ну и заодно будут своим присутствием обозначать наше величие.
— Или наш провал, — девушка фыркнула. — И когда они должны прибыть?
— Уже прибыли, еще днем, — ответил некромант. — Вельск ведь ближе к Лютиэну расположен, чем Леория. А вот мы припозднились, поэтому сегодня с ними я уже поговорить не смог. Зато завтра увидимся, и я постараюсь все-таки выяснить, что там у Ульриха в голове творится.
— Вот и хорошо. — Наташа зевнула и потянулась.
Быстро раздевшись, девушка скользнула в кровать и попыталась, было, укрыться одеялом, но оное неожиданно было безжалостно отброшено куда-то на пол. А спустя мгновение Наташа столкнулась с почерневшими глазами мужа.
— Ната…
Он любовался ею, ее удивительным телом, рассыпавшимися по кровати огненными волосами и манящими губами. Все в ней так и манило к себе…
От взгляда Анхайлига, полного жажды и знакомой голодной Тьмы, дыхание Наташи перехватило, а губы вмиг пересохли. Даже теперь, спустя почти три года после первой их встречи, она по-прежнему безумно любила этого мужчину.
Пальцы некроманта нежно провели вокруг овала ее груди, слегка задев затвердевший сосок. По телу девушки мгновенно пробежала легкая дрожь. Тело изогнулось навстречу мужской руке, требуя продолжения. И Анхайлиг отказывать не стал. Он склонился над женой и начал медленно, едва касаясь, покрывать поцелуями ее упругий живот, грудь, шею…
Не в силах сдержаться, Наташа застонала и прикрыла глаза. Такая реакция некроманту понравилась. Он рывком поднялся выше и оставил еле ощутимый поцелуй на ее губах.
Все тело Наташи словно разрядом пронзило от жгучего желания. А Анхайлиг не торопился, продлевая удовольствие от самого процесса этой ласки. Отстранившись, он вновь заскользил пальцами по коже девушки, по заманчивой ложбинке между грудей до низа живота, прослеживая чуткими пальцами кромку почти неощутимых трусиков.
Наташа на миг замерла, а потом подалась вперед, прижимаясь к мужу. С губ ее сорвался новый стон, в котором звучали умоляющие и, одновременно, требовательные нотки.
И Тьма в некроманте окончательно взяла верх, давая полную свободу желаниям. Одной рукой сжав запястья находившейся в его власти девушки, Анхайлиг поднял ее руки выше, к голове. После чего сорвал с Наташи служащую помехой тонкую кружевную полоску нижнего белья и резким рывком вошел в нее, одновременно жестким, подчиняющим поцелуем впиваясь в рот девушки и заглушая вскрик.
Анхайлиг жадно, исступленно целовал ее губы, лицо, шею, не пропуская ни миллиметра. И каждый поцелуй проходил сквозь пылающее жаром тело Наташи искрами разрядов. Ей хотелось обнять его, ударить, сделать хоть что-нибудь, но руки были прижаты рукой Анхайлига к постели. Некромант не давал девушке никакой возможности пошевелиться.
Наташу такая вынужденная пассивность одновременно и пугала и возбуждала еще больше. Но, решив не противиться, она полностью отдалась восприятию собственных ощущений. А они нарастали как лавина, все сильнее и сильнее, накрывая с головой. И, не сдерживаемые, обращались неровными, сбивчивыми криками. Криками, которые Анхайлиг буквально впитывал, насыщаясь эмоциями девушки как из бездонного источника до тех пор, пока они не захлестнули и его самого.
Лишь полностью насытившись, он смог остановиться и переместить жену к себе на плечо. Дыхание Наташи было быстрым и прерывистым. Анхайлиг знал, что она устала, и чувствовал некоторую вину за собственную грубость. Обычно он не позволял себе настолько терять самоконтроль. Нельзя так с ней. Не с его нежной хрупкой девочкой.
А вот сегодня сорвался. И, казалось бы, почему? Ведь восстанавливать силы не нужно…
Однако ответ Анхайлиг знал. Этот ответ крылся в прошлом, с которым завтра ему предстояло столкнуться вновь.
— Что с тобой?
Голос Наташи вернул некроманта в реальность.
«Прошлое — это только прошлое, — резко пресек ненужные воспоминания он и разозлился сам на себя, уловив напряжение жены. — Еще не хватало ее в это впутать!»
Пальцы Анхайлига, успокаивая, заскользили по лицу Наташи, то зарываясь в длинные волосы, то проводя по ее губам, скулам и прикрытым глазам.
И девушка постепенно расслабилась. Дыхание Наташи выровнялось, стало спокойным, глубоким, а сама она почувствовала, как усталый организм проваливается в приятную дрему.
— Я люблю тебя, — засыпая, прошептала Наташа. — Я люблю тебя, Анхайлиг.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте