Глава 1

 

Голоса. Далеко, как из ямы, слышатся голоса. Что они говорят? Обо мне?

А кто я?

Где я?

Почему так больно?

Боль… она везде. И свет, невыносимый свет вокруг, который режет глаза даже через закрытые веки. Слепящее сияние, оно все нарастает, а вместе с ним нарастает и боль. Океан боли!

Боль!

Я ненавижу яркий свет!

Я ненави…

 

Доктор Снекс уже битый час спорил с маленьким, полным человеком в широкополой серой шляпе. Будучи от природы высоким, хоть и худощавым, он смотрел на собеседника сверху вниз и ежеминутно с неудовольствием поджимал губы.

— Я не желаю говорить об этом! — нервно расхаживая по небольшому полупустому кабинету, твердил он. — Вы получите свои деньги только после того, как я буду полностью уверен, что она нам подходит. Ведь она может умереть, не выдержав инициации, как предыдущие две девчонки!

— Не паникуйте, доктор, — изрядно раздраженный однообразным диалогом «Серая шляпа» закатил глаза. — На этот раз вам подобрали прекрасный, здоровый организм. Я лично тщательнейшим образом изучил ее данные, и она подходит под все ваши запросы. Ее коэффициент интеллекта…

— Интеллект! Вот еще одна проблема! — перебил Снекс. — Что если она все вспомнит, как только придет в себя?

— Невозможно, — уверенно опроверг собеседник. — Мой препарат действует безотказно, и недовольных моей работой еще не было. Память девчонки полностью закрыта, так что сейчас она — просто разумная кукла. Я не допускаю ошибок, а посему хочу получить свои премиальные.

— Только когда я буду убежден в ваших словах, — коротко отрезал доктор и нервно тряхнул лысоватой головой. — Мне, знаете ли, не бесполезная кукла нужна, а организм, начисто лишенный человеческих эмоциональных качеств. Но при этом расчетливый и физически выносливый…

— Так это уже не от меня зависит! — выдохнул, не выдержав, «Серая шляпа». — А от успешности вашего эксперимента! Черт побери, Снекс, я выполнил нашу часть сделки! Причем это уже третье тело, и за первые два вы не заплатили ни копейки!

— Потому что они померли! — рявкнул Снекс, тоже не сдержавшись. — А мне не нужны трупы! Мне необходима…

Резкий сигнал вызова оборвал доктора на полуслове. Мужчины одновременно вздрогнули и рванулись к выходу из помещения.

 

Яркий свет чувствовался даже через закрытые глаза. Он был неприятен даже больше, чем холодная металлическая поверхность, на которой она лежала. Хотя легкая ткань, которой она была накрыта практически полностью, не грела. На холод, в отличие от света, она внимания не обращала.

«Где я?»

Стол. Кажется, это большой металлический стол. Тихий писк справа — какие-то приборы.

Около нее кто-то стоит. Мужчина. Темноволосый, среднего роста, лет тридцати на вид… Стоп. Как она видит? Ведь ее глаза закрыты.

Глаза. Нужно всего лишь открыть глаза и подробней разглядеть человека в белом халате.

Совершить это, вроде бы, простое действие оказалось неожиданно сложно. Не потому, что сил не хватало. Напротив, организм был бодр и полон энергии. Но свет белых ламп слишком резал глаза, доставляя дискомфорт. Пришлось совершить надо собой некоторое усилие, чтобы не зажмуриться вновь, а потом повернуть голову на бок.

Заметив ее действия, мужчина тотчас отошел куда-то в сторону и произнес:

— Доктор, она открыла глаза.

«Голос этого человека звучит взволнованно. Ему не все равно, он боится. Он один, следовательно, говорит по интеркому».

Четкие, короткие мысли проскальзывали в голове, будто сами по себе, без малейшего контроля с ее стороны. Но она лишь машинально отметила это: слишком много поступало информации из окружающего мира. В том числе и о том, что происходило далеко за пределами обычного поля зрения. Звуки, образы, эмоции, запахи…

От их непрерывного потока даже заболела голова, и она машинально заставила свое сознание отфильтровывать лишь самое важное.

Человек в белом халате подошел вновь. Она почувствовала эмоции мужчины, совершенно не удивившись этому. Лишь отметила, что тот встревожен, и хочет что-то спросить.

— Как вы себя чувствуете?

«Формальный вопрос, совсем не важный», — установило сознание.

— Вы знаете это по своим приборам, это лишний вопрос. Вы хотели спросить что-то другое, — бесцветно произнесла она.

Человек нервно повел плечами. Тревога в нем нарастала. Однако, несмотря на внутреннее волнение, мужчина криво улыбнулся и согласно кивнул.

— Что ж, это действительно так. Судя по моим данным, ваше самочувствие должно быть в порядке. Вы помните, кто вы? Как вас зовут?

Какой глупый вопрос. Конечно же, она помнит.

Помнит… или нет?

Нет?

Она попыталась сосредоточиться, однако, казалось бы, знакомые и близкие образы стали вдруг неясными, как силуэты, улавливаемые краем глаза. Но имя?

— Имя… — прошептала она, борясь с внезапно нахлынувшей головной болью, которая никак не желала уходить.

Казалось, вот оно, почти на поверхности, стоит только немного напрячься…

— Нова. Вас зовут Нова, — подсказал человек.

— Нова, — послушно повторила она, однако никакого отклика узнавания в себе не ощутила.

Странно…

— Вы помните? — Настаивал человек.

Зачем он это делает? Она чувствовала, что для мужчины ее ответ важен, но причины понять не могла.

— Нет. Голова болит. — Зачем-то пожаловалась она, хотя не испытывала от головной боли ничего, кроме некоторого дискомфорта. Боль мешала сосредоточиться.

— Это ничего, — в эмоциональном фоне мужчины проскользнуло облегчение. — Не думайте о прошлом, и голова перестанет болеть. Прошлое — прошло. И для вас не важно. Куда важнее ваше будущее.

Разумно. Прошлое — прошло.

Нова послушно отбросила попытки что-либо вспомнить (зачем, если ей это действительно не нужно?), и головная боль тотчас исчезла. Да, так действительно лучше.

— Попробуйте проанализировать свое состояние, — тем временем, предложил человек.

Какое странное слово: «попробуйте». Зачем? Работу необходимо либо делать, либо нет.

На мгновение сосредоточившись, она ответила:

— Состояние психики стабильное. Состояние организма стабильное, однако, наблюдаются остаточные действия препаратов, классификация которых невозможна из-за недостаточности данных. Приблизительная формула…

— Достаточно. Я знаю. — Прервал мужчина. — Вы можете встать?

— Да.

Нова отбросила простыню и мягко соскочила на пол. Мышцы тела послушно спружинили, так что на доли секунды это вызвало удовлетворение. Одновременно она отметила внезапный всплеск эмоций у человека.

Это было странно. Чем он вызван?

Подсознание восприняло этот вопрос как руководство к действию и тотчас обработало информацию, содержащуюся в эмоциональном фоне человека и едва уловимых смещениях его тела и мимики лица.

Спустя мгновение Нова поняла, что причина такой реакции — ее нагота. Подтверждая догадку, человек протянул ей халат.

Равнодушно его надев, Нова ощутила, как человек успокаивается.

Внезапно на границе сознания вспыхнул огонёк предупреждения, и она незамедлительно обратилась к нему. Легкий поворот головы в сторону источника — закрытой двери, и человек сразу же обратил на это внимание.

— Что-то случилось? — Поинтересовался он.

— Нет. Сюда кто-то идёт.

— Кто?

Вопрос был задан, скорее, по инерции, от удивления ее реакцией. Однако Нова все же ответила:

— Двое неизвестных. Мужчина. Рост ниже среднего. Склонен к полноте. Раздражён. Мужчина. Высокий. Худощавый. Взволнован.

Короткие фразы, которые она произносила, получая информацию о незнакомцах, казалось, одновременно обрадовали и встревожили человека. Странное сочетание при полном отсутствии чувств у неё самой. Нужно разобраться.

Ответ нашелся столь же быстро, как и в первый раз. Нова поняла, что человек рад за неё, а встревожен из-за тех, кто к ним приближался. Он знает их и боится. А, главное, никакой непосредственной угрозы эти двое для нее не представляют.

Больше ничего без дополнительной информации не представлялось возможным, поэтому Нова перестала тратить на это энергию и вновь обратилась к двери.

Через пару секунд та открылась, и неизвестные вошли. На голове одного из них, полного и коренастого, была старомодная широкополая шляпа, скрывавшая почти половину лица. Нове пришлось значительно усилить своё зрение, чтобы разглядеть нос «картошкой», и маленькие, находившиеся в постоянном движении карие глаза.

Внешность второго человека не требовала таких усилий — длинное, худое лицо его с резко очерченными скулами и водянистыми глазами ничто не скрывало.

Секунда, и их личности наравне с паттернами индивидуального биополя хранятся в одном из отделов её памяти.

Незнакомцы же разглядывали её гораздо дольше. Причём если выражение круглого лица «Серой Шляпы» выражало лишь праздное любопытство, то во взгляде второго человека светилось удовлетворение и даже что-то вроде восхищения.

— Что с её волосами? — спросил худощавый.

— Ну, это не ко мне вопрос, — буркнул «Серая Шляпа». — Неужели вы думали, что ваша инициация пройдет бесследно? Да и вообще, блондинка, по-моему, тоже очень ничего. И опознать сложнее… В любом случае, работа имеет положительный результат. Она не сдохла, как первые двое, а это для вас вроде бы самое главное, Снекс.

— Практически, — худощавый, по имени Снекс, неохотно кивнул и обратил взор на давшего ей халат мужчину. — Как её показатели?

— Лучше, чем ожидалось, — быстро ответил тот. — Физические изменения прошли точно по утвержденной схеме. А вот ее психический потенциал заметно выше прогнозируемого.

«Говорят так, будто меня нет».

Это задело её, но дольше секунды некомфортное чувство не продержалось. Раз говорят, значит так надо.

— Да ну? — Снекс, тем временем, оживился. — Факты?

— Она не только почувствовала вас, но и полностью описала за минуту до того, как вы открыли дверь. Судя по всему, препараты разогнали не только ее логические, но и эмпативные параметры.

— Любопы-ытно, — худощавый мужчина потер руки. — Процесс мутации должен был полностью завершиться цикл назад, так что ее биосистема уже должна быть стабильной. Надо провести тестирование…

— Слушайте, доктор, давайте со своими тестами потом, а? — вмешался «Серая Шляпа». — Раз она жива, и больше тел не требуется, могу я, наконец, получить оплату за оказанные услуги?

— Получишь ты свои деньги, — в голосе Снекса послышалось раздражение. — Гивар, проводи Нову в пятый отсек, снабди одеждой и запроси разрешение на вылет. Я улажу все формальности, заберу документы, и через пару часов вернусь.

— Как скажете, — лаборант по имени Гивар кивнул и посмотрел на нее. — Нова, иди за мной.

«А должна ли я?..»

— Выполнять, — оборвал внезапную мысль хлесткий приказ доктора Снекса. — Гивар отвечает за твои бытовые надобности и диагностику. Запомнить.

— Принято, — тотчас помимо воли сорвалось с ее губ, а ноги самостоятельно развернули тело к двери. Подчинение худощавому человеку было абсолютным, на уровне инстинктов.

Вслед за Гиваром Нова вышла из лаборантской и двинулась вперед, по небольшому, тускло освещаемому коридору.

В теле чувствовалась неестественная легкость, характерная для мест с искусственно поддерживаемой гравитацией. Металл пола холодил босые ступни ног. Из огромных, тянувшихся по потолку вентиляционных труб раздавался низкий вибрирующий гул.

«Нахожусь либо на корабле, либо на космической станции. Скорее, все-таки на станции, в жилом блоке. Для корабля гравитация слишком приближена к нормальной», — резюмировала Нова.

Тем временем, Гивар остановился перед дверью с выведенной облупленной краской цифрой «5» и приложил руку к настенному сканеру. Тихо зашипев пневматикой, дверь скользнула в сторону, пропуская их в небольшую комнату с узкой кушеткой и металлическим, привинченным к стене шкафом. Справа светился контур двери в уборную, а на противоположной от входа стене мерцал круглый экран с голограммой космической панорамы.

«Круглый, имитирует древний иллюминатор. Давно вышедшая из моды традиция, значит, станция из старых, — мелькнуло в голове. И сразу же следом: — Откуда я все это знаю?»

Нова вдруг поняла, что действительно знает очень многое. Ее память на деле оказалась не такой и пустой, а, напротив, вмещала все необходимое для полноценного существования.

Это открытие принесло легкое удовлетворение. Что ж, прошлое не столь важно. Главное, его отсутствие никак не скажется на дальнейшей жизни.

— Располагайтесь, — произнес Гивар. — В шкафу найдете вещи, чтобы одеться. Из отсека не выходите, доктор Снекс сам за вами зайдет.

После чего развернулся и вышел обратно в коридор. Дверь за ним закрылась, на этот раз не только с шипением, но и едва уловимым щелчком.

Ее заперли.

Впрочем, Нову это не волновало. Войдя в крохотную ванную, отделанную матовыми серыми панелями, она сбросила халат и оценивающе посмотрела в расположенное над раковиной зеркало.

На вид девушка в отражении выглядела лет на двадцать. Овальное лицо с высокими острыми скулами, обрамленное длинными снежно-белыми волосами. Черты правильные, меж бровей морщинка, словно бы она имела привычку часто хмуриться. Глаза пронзительно голубые. А губы неожиданно пухлые и мягкие, указывающие на некоторую нерешительность характера.

«Обманчивое впечатление, — вскользь отметила Нова. — Нерешительность мне не свойственна».

Удовлетворенная осмотром, она встала в расчерченный на полу квадрат душевой. Тотчас сработали датчики, закрывая кабину полупрозрачным барьером, и сверху полилась несильная струйка еле теплой воды — ее, как и везде в открытом космосе, экономили.

Как только первые капли коснулись кожи, сознание Новы тотчас принялось анализировать состав жидкости и ее влияние на тело. А стоило себя намылить, как и пена подверглась такому же составному разбору.

Остановить скрупулезное исследование не получалось. Мозг словно был запрограммирован в обязательном порядке оценивать воздействие того или иного средства на организм.

При этом подобная загруженность не мешала сознанию параллельно следить за состоянием организма в целом и окружающим пространством в частности. К примеру, каким-то чудом уловить, что за стеной, по коридору прошли доктор Снекс и «Серая Шляпа».

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте