Эпилог

Я проснулась сама, без всяких тычков мокрым носом в ухо, без всяких прыжков увесистых «котиков» на живот, и прочего беспредела. Сладко зевнула, не менее сладко потянулась. Тут же перевернулась на бок, распахнула глаза и удивленно заморгала.
Чердак тонул в полумраке, потому что раздвинуть гардины никто не потрудился, тем не менее, видно было прекрасно. А картина, представшая моему взору, была не совсем типичной…
Ушастый лис с бордовой шерсткой сидел напротив напольного зеркала и предельно внимательно на это зеркало смотрел. Ушки-локаторы стояли торчком, что наводило на мысль — твир не только смотрит, но и слушает.
Я тоже уши навострила, и почти сразу поняла — Кузя внемлет шепоту Кракозябра. Жаль только сама я ни словечка разобрать не могла. Это стало поводом зевнуть еще раз, привлекая внимание сладкой парочки, и спросить уже вслух:
— О чем вы там секретничаете?
Удивительно, но в следующий миг Кузьма отскочил от зеркала и даже попытался сделать вид, будто его там вообще не сидело. Но быстро понял, что притворяться бесполезно и опять на попу плюхнулся. А ответил мне не кто иной как Зяба.
— Ни о чем. Так, по мелочи.
В этот момент мне, конечно, следовало насторожиться, но я еще не избавилась от ощущения неги, которое дарила мягкая постель и теплое одеяло. Поэтому я слегка нахмурилась, но тут же на ситуацию забила.
Потянулась опять, прикрыла глаза. В голове еще вертелись осколки бессвязных сновидений, а в памяти медленно всплывали воспоминания о событиях минувшей ночи. Вернее, воспоминания о ее завершении.
Глун — норриец! Черт, это немыслимо. Но куда невероятнее то, что все закончилось. Опасности нет. Поводов дрожать и ждать удара из-за угла — тоже.
Жизнь, определенно, прекрасна!
И отдельный приятнейший момент — вчера я смогла поставить щит, а значит испытание огня пройду непременно. Даже если руководство академии решит провести его раньше положенного срока.
— Так ты проснулась или еще нет? — вторгся в мой уютный позитивный мирок голос Кракозябра.
— Мм-м… — Я снова потянулась, опять зевнула, и даже отбросила одеяло.
Но не встала. Лень! И единственное, что мешало этой лени полностью завладеть моим телом — чувство голода.
— Который сейчас час? — спросила я.
— Время обеда, — словно подглядев мысли, ответил Зяба.
Вот теперь я соскользнула с кровати и потопала в ванную. Настроение было приподнятым, а вот физические ощущения — так себе. После вчерашнего все, вот то есть вообще все, болело. Словно меня били.
Но это не помешало умыться, почистить зубы, расчесать вымытые еще перед сном волосы. И вернуться на чердак, чтобы быстренько впрыгнуть в джинсы, натянуть футболку и впихнуть ноги в балетки.
— Хм… — протянул Кракозябр, когда изможденная физически, но бодрая духом я, направилась на выход.
Пришлось остановиться.
— Что такое?
Кузя по-прежнему сидел у зеркала и, как и призрачный монстр, таращился на меня. И все бы хорошо, но во взгляде «котика», равно как и во взгляде призрака, читалось беспокойство.
— Что еще? — не выдержав, повторила вопрос я.
— Да ничего особенного, — сказал Зяба, вот только голос прозвучал напряженно. Но спросить, с чем это связано, я не успела. Монстр заговорил опять: — Пока ты спала, Глун провел собрание факультета. Озвучил официальную версию произошедшего.
— И? — подтолкнула я.
— И смысл в том, что Фиртон повредился рассудком, в результате чего принялся мстить Касту альт Рокану за то, что предки Каста по линии матери лишили род Фиртонов титула. Глун так же сообщил, что Фиртон погиб при попытке задержания.
Я смерила монстра и Кузьму подозрительным взглядом. Нет, версия, озвученная деканом, мне нравилась, и я ни на миг не сомневалась, что Глун подаст все в правильном ключе — в смысле, так, чтобы лишних вопросов не возникло. Вот только эта версия не объясняла напряженности моих домочадцев.
— Зяб, в чем дело? — нахмурившись, спросила я. — Что еще случилось?
Монстр отрицательно покачал головой.
— Ничего не случилось, но… — Чешуйчатый замолчал. Потом шумно вздохнул и выдал: — Дашка, ты только не расстраивайся, ладно?
— А у меня есть повод?
Зяба снова замотал головой, а Кузьма поднялся, чтобы медленно, и несколько понуро прошествовать к дивану.
То есть повод у меня, судя по всему, был. Вот только озвучивать его эти двое не хотели. Блин!
А мне не хотелось решать головоломки. Я в принципе вот такие финты не люблю! Все эти охи-вздохи, намеки и перемигивания — муть полная. Особенно если на голодный желудок. Я же была голодна до такой степени, что уже живот сводило.
Именно поэтому махнула на сладкую парочку рукой и отправилась в столовую. Ну а как только переступила порог наполненного умопомрачительными ароматами зала, поняла — да, что-то действительно не так.
Народа в столовой было очень много. Точнее — неоправданно много, если учесть, что сегодня выходной. Тот факт, что наш факультет в полном составе, не удивлял, а присутствие остальных реально озадачивало.
Но главная странность заключалась в другом: едва я вошла, большинство взглядов устремилось ко мне, а по столовой пополз шепоток.
Мгновенно вспомнились первые дни в Академии Стихий, и я непроизвольно напряглась. Но паниковать не спешила. Спокойно подошла к стойке, взяла поднос, и отправилась добывать еду.
Добыла, дошла до обычного столика, за которым не хватало только двоих — Каста и Лерры, села. Вежливо поприветствовала Кэсси с Велорой, и парней. И только потом спросила:
— Что происходит? — Я обращалась к Кэсси.
Рыженькая «эльфийка» пожала плечами, потом чуть наморщила носик, и сказала:
— Ерунда. Не обращай внимания.
Я задумалась на миг, и кивнула. Во-первых, по-прежнему ужасно хотелось есть, во-вторых, за время пребывания в академии, я с коллективом так и не сблизилась. И в данный момент было в общем-то плевать, даже на тот факт, что шепоток явно посвящался мне.
А вот минут через десять, когда чашка с крем-супом опустела, и я придвинула к себе второе, пофигизм отступил. Дело в том, что к нашему столику Селена приблизилась.
Воздушница выглядела несколько необычно — лоск и кукольная красота потускнели, а вот глаза были… ну не красными, но почти. Еще она носовой платок в руке сжимала, но вид при этом имела не расстроенный, а очень даже воинственный.
— Селена, отойди! — заметив девушку, бросила Кэсси. В голосе «эльфийки» прозвучали ледяные нотки. — Отойди немедленно!
Один из сидевших за нашим столиком мордоворотов тут же поднялся, в явной попытке испугать непрошенную гостью.
В этот миг в столовой стало совсем тихо, а воздушница вздернула подбородок и выпалила, глядя исключительно на меня:
— Ты!
— Ушла! — рыкнул мордоворот.
Но девушка гордо помотала головой и продолжила:
— Ты! Все из-за тебя!
Честно? Я уловила ход мысли, но не спросить не могла.
— Что из-за меня?
— Все! — выпалила Селена, и… разрыдалась.
Сквозь эти всхлипы и судорожные вздохи прорывались слова, и я все-таки узнала, в чем дело.
Да-да! Оказалось, что все из-за меня! Мол, это я виновата в том, что Каст сейчас на больничной койке и вообще едва не погиб. Мол, до того, как я появилась, в академии было тихо и безопасно, а теперь — вот. Трупы и раненые. И вообще кошмар.
Я слушала эти обвинения молча, а Кэсси в какой-то момент не выдержала и попыталась призвать воздушницу к разуму. Но Селене было плевать на мотивы Фиртона и прочие аргументы. Она упрямо указывала на то, что до появления иномирянки подобных проблем не было.
А народ, по большей части, кивал. И я даже не могла осудить студиозусов за такую позицию — ведь совпадение налицо.
Правда, это все цветочки были. Ягодки подоспели чуть позже, когда истерящую Селену все-таки оттащили от нашего столика, а я встала, в намерении покинуть зал.
Уходила, как в старые «добрые» времена, под прицелом множества недружелюбных взглядов, и уже на пороге меня догнала все та же Кэсси и, схватив за руку, практически насильно оттащила в сторону.
В глазах рыженькой «эльфийки» плескалось глубочайшее сочувствие.
— Даша, — выдохнула девушка. — Даша, мне ужасно жаль. Я знаю, как они неправы. Но то, что сейчас случилось… — она потупилась, чтобы через миг снова поднять голову и взглянуть на меня. — То, что сейчас случилось, обязательно повторится. Мне неприятно это говорить, но ты и сама понимаешь.
Я кивнула.
Да, понимаю — иномиряне тут всегда крайние. Особенности местного менталитета, изменить который, наверное, невозможно.
— Ты не сможешь сражаться с ними вечно, — продолжила тем временем Кэсси. — Даша, я ценю твою гордость, но думаю, тебе все-таки следует принять покровительство моего брата. Иначе тебя попросту затравят. Не сейчас, так позже.
Я натянуто улыбнулась и не ответила. Но Кэсси поняла совершенно верно.
— Даша… — с болью в голосе протянула она. — Даша, ты не понимаешь. Здесь, в академии, все проще и мягче. Но когда мы закончим учебу…
Не выдержав, я выдернула локоть из захвата.
Угу. Понимаю. Тут, в академии, еще какое-то подобие дисциплины и правил, а мир за стенами этого «прекрасного» ВУЗа гораздо злее. И я в курсе, что там еще сложней. Я все-все понимаю.
— Даша… — вновь позвала «эльфийка».
Я же отрицательно качнула головой и сказала:
— Спасибо за помощь, и за то, что переживаешь.
Девушка устало прикрыла глаза, но вновь взывать к моему разуму не стала. И не остановила, когда я развернулась и направилась в общагу.
Вообще-то после обеда я планировала сходить в лазарет, чтобы проведать Каста и Лерру, но в свете последних событий визит стал невозможен. Я просто не сумею скрыть свои чувства, а этим двоим и собственных проблем хватает.
К тому же, не хочу обсуждать ситуацию. Не желаю слышать о месте любовницы или содержанки. Не для меня это. Я намерена решить проблему другим, более эффективным способом. И да, я хочу сделать это прямо сейчас!
Именно с такими мыслями я поднялась на самый последний этаж башни Огня, прошла мимо узкой чердачной лестницы и остановилась у знакомой двери. Постучалась, молчаливо молясь о том, чтобы лорд Глун оказался «дома».
Дверь распахнулась практически сразу.
— Даша? — В голосе декана прозвучало удивление. — Что-то случилось?
Он выглядел потрепанно, но довольно бодро, и, в отличие от меня, был одет в форменную алую мантию. То есть все-таки при исполнении, и мне, судя по всему, повезло, что застала его здесь.
— Нет, ничего особенного, — выдохнула я. — Все как всегда.
Брюнет удивленно заломил бровь, я же улыбнулась уголками губ.
— Все как всегда, лорд декан, и именно об этом я хочу с вами поговорить.
А теперь мужчина нахмурился.
— Если ничего срочного, то разговор лучше отложить. Я сейчас несколько занят.
В ответ я уверенно помотала головой, спросила тихо:
— Вы позволите войти?
Глун явно не хотел, но все-таки позволил. Отстранился, пропуская внутрь, после закрыл дверь и, обернувшись ко мне, сложил руки на груди.
— Так что стряслось? — повторил он вопрос.
Желания ходить вокруг да около не было, поэтому я вздохнула и сказала как есть:
— Лорд декан, я знаю кто вы, и ваш секрет не выдам, а взамен вы возьмете меня с собой. Вы заберете нас — меня, твира, и кшерианца — в Норрийскую империю.
На лице Глуна отразилось удивление, причем искреннее, но я на эту уловку не повелась. Улыбнулась и добавила:
— Не отпирайтесь, Эмиль. Просто пообещайте.
Несколько секунд в гостиной покоев липового представителя рода фон Глун царила тишина. Потом Эмиль посмотрел как на дурочку и тихо рассмеялся.
Такая реакция не удивила и не расстроила. Вот только рассмеяться вместе с мужчиной я не могла — не тот уровень актерского мастерства.
— Значит я — норриец? — отсмеявшись, спросил Глун. — И как же ты пришла к такому удивительному выводу?
Я пожала плечами. Могла сказать о противоречиях в поведении, припомнить его более чем странный карьерный список, и много чего еще. Но ходить кругами по-прежнему не хотелось. Поэтому я озвучила главный из своих аргументов.
— В вашем личном кабинете, том, который находится в родовом замке, висят два портрета. И пусть я не так много знаю о Поларе, но мне прекрасно известно, что в королевствах конфедерации портретов Василия Голубева и Петра Новака не держат. Вы норриец, лорд… да, кстати, как ваша настоящая фамилия?
Я прекрасно понимала, что аргумент слабоват, что сны к делу, в общем-то, не пришьешь. Но на моей стороне был фактор великой наглости, и он-таки сыграл! Лицо декана застыло, в глазах мелькнуло изумление, и пусть эта потеря контроля длилась всего мгновение, он прекрасно понял, что я заметила. Понял, что спалился!
— А мое настоящее имя? — после долгой, наигранно-веселой паузы, спросил брюнет. — Настоящее имя тебя не интересует?
Стало чуточку неловко…
— Настоящее имя я знаю. Вас зовут Эмиль.
Да, Эмиль! Потому что именно так я называла его в его же фантазиях. И он совершенно не противился, следовательно, имя настоящее.
Улыбка лорда декана превратилась в оскал хищника, но мне некогда было бояться, а отступать, увы, некуда. Ведь позади даже не Москва, позади — пропасть.
— Обещайте! — требовательно выпалила я.
Мужчина прикрыл глаза, а через миг в тишине гостиной прозвучало ровное:
— Хорошо, Дарья. Обещаю, что заберу тебя, твира и кшерианца в Норрийскую империю.
Все! Причин находиться здесь и дальше у меня не было. Поэтому я подарила лже-Глуну нарочито-бодрую улыбку и шагнула к выходу. Тот факт, что хозяин апартаментов фактически загораживает дверь своим телом, меня не пугал.
Эмиль мою смелость оценил. Улыбчивый, но злой, как все черти Ада, отступил и рывком распахнул створку. И ни слова не сказал, когда я проходила мимо.
Я же… едва не споткнулась на пороге. Просто только сейчас до меня дошло — Эмиль действительно не имел ни малейшего понятия о том, что я вижу его фантазии. Зато теперь он знает. И чем мне это грозит, а?
Впрочем, неважно. Главное, у меня появился реальный путь отступления. Гораздо более надежный, нежели заклинание портала, которое мне пока не по силам.
Так что к черту смущение. И да здравствует будущее!

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте