Глава четвертая

Ожидание оказалось самой трудной частью моего идеального плана. Увы, почти нереально притворяться спящей, когда тебя буквально переполняет энергия, а в перспективе маячат очень заманчивые и нужные знания.
Но я смогла. Я дождалась!
Зато дальше все пошло как по маслу. Когда Кузьма засопел под боком, а со стороны зеркала уже долгое время не доносилось ни звука, что давало повод утверждать — Зябы нет, я улыбнулась и тихонько выскользнула из-под одеяла. Не зажигая свет, нащупала тапочки, обулась и, крадучись, двинулась на выход. Правда, по пути сообразила, что на мне лишь короткая ночная рубашка, и вернулась за халатом.
Потом добралась-таки до двери и, сняв с крючка ключ от чердака, решительно переступила порог своего убежища.
Откуда взялся ключ? О! Да очень просто! Вчера, после посиделок с парнями, я полезла в шкаф за той самой пижамой, от которой теперь одни дырки остались, и наткнулась на расшитые бисером и блестками джинсы. Их у меня в свое время Алиска увела, а вернуть джинсы помог волшебный шкаф.
И вот тогда я подумала — а почему бы не попробовать вернуть таким же образом утопленную алую мантию, в кармане которой ключ от чердака остался? Закрыла шкаф, зажмурилась, вообразила мантию и… вуаля! Я снова с ключом!
Осторожно прикрыв дверь, я вставила тот самый ключ в скважину. Проворачивала его медленно-медленно, чтобы замок не щелкнул. И по ступенькам как мышка спускалась. Затем выглянула в коридор и, убедившись, что тот пуст, поспешила к общей лестнице, которая вела к выходу из башни Огня.
А тут, что называется, комендантский час в помощь! Общага была пуста! Ни одной живой души ни на лестнице, ни в примыкающем ко входу в башню зале! То есть путь свободен, и вероятность быть пойманной где-то в районе нуля.
Это воодушевляло!
Я благополучно миновала тот самый зал и нырнула в левый коридор. Довольно быстро добралась до лестницы в подвал, спустилась, и очутилась в новом коридоре — том, который вел прямиком в библиотеку.
Тут было ужас как темно, но стоило мне сделать пару шагов, ближайшие ко мне светильники вспыхнули тусклым, синеватым светом. Да здравствуют датчики движения!
Уровень эндорфинов в крови взлетел до небес. Еще чуть-чуть, еще капельку, и я окажусь на месте. Черт, я, кажется, гений!
Охваченная этой мыслью, я бодро зашагала по коридору. Цель была близка. Близка и желанна!
И все было здорово, кроме одного. Где-то в глубине сознания сидел маленький такой, прямо-таки микроскопический червячок сомнения. И он, гад такой, грыз! Как бы намекал, что все не настолько хорошо как мне кажется. Что я чего-то не понимаю.
Но поддаваться сомнениям я не собиралась. Главное — верить в себя!
А потом случилась неприятность. Я сделала еще три шага и вынужденно остановилась, потому что тапок, зараза, с ноги соскочил. Ну а когда я тапок обратно нацепила, впереди полыхнула синяя молния. Еще миг, и на том месте появился высокий плечистый парень.
Сперва я не распознала кто именно, и меня накрыло волной ужаса. Но спустя еще одну секунду, светильники в той части коридора вспыхнули, и я облегченно выдохнула. Король факультета Воды. Дорс!
— Вот ты гад! — Справившись с испугом, сообщила ему я. — Чудь до инфаркта не довел!
Я выдохнула, прогоняя остатки неприятного ощущения, и широко улыбнулась, демонстрируя искреннюю радость от встречи.
Но парень мои чувства не оценил — гневно сверкнул глазищами и в два счета оказался рядом. Несмотря на владевшую мной эйфорию, стало жутковато.
— Ты что творишь? — рыкнул блондин и тут же бесцеремонно схватил за руку, и подбородок поднять заставил, чтобы в лицо мое вглядеться.
Вторжения в свое личное пространство я не выдержала, и глаза потупила. В голове же теперь вертелась только одна мысль — как? Как он узнал, что я тут?
Только не говорите, что на меня еще одну следилку поставили.
Бли-и-ин!
Вот тут я вспомнила о подаренном Дорсом колечке. Каст, помнится, мог отследить меня по амулету Ваула. Тут то же самое, да? Но… но ведь Дорс не мог всполошиться просто так. Меня кто-то сдал. Но кто?..
— Кто меня сдал? — спросила я вслух. Голос прозвучал хрипло.
Ответом мне стало несколько взбешенное:
— Ты хоть что-нибудь соображаешь?!
Я обиделась. Я соображаю! И еще как! Я продумана, логична, и… и…
— Я не пьяная, — сообщила доверительно, но как-то очень неуместно пошатнулась.
Упасть мне не дали, поддержали. Это было приятно, несмотря на то, что сопровождалось парой очень крепких слов. А в остальном…
— Так кто меня сдал?
В этот раз ответом мне стал исполненный какого-то очень экспрессивного чувства стон, и я поняла — Кракозябр!
Ы! Все-таки заметил, шпионский призрак. Вот ведь гад. Вот… вот!
Я обиженно хныкнула и насупилась. А водник тяжело вздохнул, а потом неожиданно сгреб меня в охапку, подхватил на руки и понес. Это было приятно. Я, было, улыбнулась, но когда парень сделал шагов десять, вдруг поняла — мы не туда движемся! В смысле, библиотека в другой стороне!
— Дорс, стой! — переполошилась я, однако блондин даже не подумал остановиться.
Пришлось перейти к аргументам:
— Ты не понимаешь. Мне надо! Мне очень надо, потому что иначе… — я перешла на доверительный шепот: — …иначе они меня загнобят и сожрут.
Ответом мне был очередной вздох и тихое:
— Пьянь.
В этот миг моя обида достигла апогея. Вот как Дорсу не стыдно, а? Он ведь друг! Причем практически единственный! Если он не понимает, то кто ж тогда поймет? Блин… а никто и вправду не поймет. Никто-никто!
На глаза сами собой навернулись слезы, а потом я шмыгнула носом. И еще раз, и еще. И такая вдруг пустота в сердце воцарилась, так больно в душе стало, что…
— Гхарн! — Простонал водник. — Только не реви!
Но не реветь я не могла. Крупные крокодильи слезы лились из глаз, и им было глубоко плевать на чьи-то там просьбы. А Дорс был вынужден остановиться.
— Дашка…
А я…
— Я всего лишь хочу защититься, понимаешь? — Дрожащим голосом, сквозь слезы выдавила я. — Не могу я ждать еще год, прежде чем меня допустят к практике. И надо мне всего чуть-чуть. Пару методичек! Тебе что, жалко? Жалко, да?
Ответом мне стал новый, исполненный неподдельного страдания стон.
— То есть мне не показалось? Ты действительно собиралась влезть в библиотеку?
Я кивнула. А потом… потом я услышала мат! Да-да, мат! Причем отборный такой, ядреный. С мастерски закрученными конструкциями.
И пусть я никогда не была неженкой в этом плане, покраснела до кончиков волос. А потом и вовсе не выдержала, пискнула укоризненно:
— Дорс!
Парень не среагировал. Он продолжил объяснять, как именно я не права, и в каких позах мое решение надо поиметь. Мол, по правилам академии за такое не то, что исключают — четвертуют на месте. И отдельные, особенно извращенные пытки положены первокурсникам, которые за книгами с практикумами лезут, ибо!
И с отдельным, особым сарказмом спросил, как же я намеревалась справиться хотя бы с такой банальностью, как обычный замок.
Вот тут я смущаться перестала, и с трудом сдержала желание стукнуть себя по лбу. Вот он, тот самый червячок сомнения, который меня грыз! Я же… шпильку, которую собиралась в качестве отмычки использовать, на прикроватной тумбочке забыла!
Бли-и-ин! Как я могла так тупануть? Нет, ну как?
— Дашка, ты меня вообще слышишь? — рыкнул блондин.
Я уверенно кивнула, и даже открыла рот, чтобы объяснить, но меня перебили.
— Нет, пьяные огневики это что-то!
И вот теперь я его по-настоящему услышала.
Осознание было подобно молнии — в том смысле, что блеснуло и погасло. Но этого мига мне хватило, чтобы задуматься. Задуматься и признать — я действительно не в себе. И мне даже стыдно стало, но… Может я и повела себя неадекватно, но без книг на чердак не вернусь.
Я тряхнула головой, отчаянно, но безуспешно пытаясь избавиться от владевшего мной дурмана, и сказала ровно:
— Дорс, мне без этих книг действительно никак. Мне очень нужна практика.
Думаю, если бы я кричала, была бы послана очень далеко и, вероятно, навсегда. А тут ко мне прислушались.
— Каста попроси, — буркнул блондин и, поставив меня на ноги, отступил. — Он научит.
Я не выдержала, закатила глаза.
Угу. Научит, конечно. Вот только учиться у рыжика, не имея защитного амулета, совершенно не тянет. А раз так…
— Если бы я была уверена, что мне позволят доучиться хотя бы до второго курса, я бы не просила.
Блондин скрипнул зубами, но возражать не стал. Он молчал, и только странный блеск изумрудных глаз подсказывал — в голове короля водников какой-то мыслительный процесс происходит.
Наконец, я была вознаграждена. Хмурое выражение лица Дорса смягчилось.
— Ладно, Дашка. Уговорила. Но…
— Но? — еще не веря своему счастью, пискнула я.
— Но если у тебя найдут эти учебники, я тебе лично голову оторву.
После чего ухватил за локоть и, как на буксире, поволок к той самой двери, от которой так стремительно уносил. И все бы ничего, но шагов через пять я снова тапок потеряла. Пришлось окликнуть:
— Погоди.
Парень резко остановился и повернулся, а я вырвала локоть из его захвата и поскакала за тапочком. Да, именно поскакала, потому что пол каменный, холодный, и не очень чистый.
Вот… вот лучше бы я так, без тапки пошла!
Просто в момент нашего столкновения Дорс был зол, а потом супер-зол, и в порыве этих чувств не обратил никакого внимания на мой внешний вид. А вот теперь заметил.
— Хм, Дашка, а ты, вообще, в чем по академии шляешься? Это… что за гхарн?
Я как раз добралась до сиротливо лежащей на полу тапки, впихнула в нее ногу и обернулась. Исполненный насмешки взгляд водника скользил по моей одежде. По тапкам. По пушистому халату. И… да, одежда была явно не к месту.
Как и моя реакция.
Клянусь — это не я! Это все глуновское зелье! То есть, я уже понимала, что не очень адекватна, и ежесекундно давала команды мозгу держаться, хранить ясность, но серебристая жидкость в данный момент оказалась сильнее. Поэтому когда Дорс кашлянул, пытаясь скрыть смешок, я снова обиделась. И, развязав поясок, гордо распахнула полы халата.
Блондин резко заткнулся. Окинул меня новым взглядом с головы до ног и расплылся в широкой, шальной улыбке.
— М-м, крошка, а ты не так безнадежна, как кажется, — сообщил водник довольно. И добавил тихо, чуть в сторону: — Каст меня придушит, если узнает, что я это видел.
Я оспаривать это утверждение не стала. Просто запахнула халат, завязала пояс и независимо направилась к двери в библиотеку. Но не дошла. Уже через пару шагов меня догнали, снова цапнули за локоть и уверенно втянули в одну из ниш — ту, что к двери в библиотеку ближайшая.
Те пару секунд, которые я пыталась осознать манёвр, водник использовал не очень ожидаемым образом — начал простукивать стену ниши. Потом что-то там, кажется, нажал, и скомандовал:
— Только не ори сейчас.
Я послушно прикусила язык. И тут же услышала очень неприятный лязг — это стена в сторону отъехала, открывая короткий освещенный коридор.
— Идешь четко за мной, — потребовал Дорс.
Я решительно кивнула и двинулась за ним. А вскоре уже перешагивала порог библиотечной приемной. Ну ни фига ж себе! Ну Дорс! Ну жучара!
— Теперь стой и не шевелись, — отдал новое указание парень.
А сам какой-то танцующей походкой продефилировал к стойке, за которой обычно обитала невзрачная женщина из числа не-магов. Подойдя к ней, перегнулся, что-то нажал и сообщил:
— Все. Можешь идти к стеллажам. Только аккуратно, и ничего лишнего не хватай. Хорошо? — И добавил совсем тихо, но я все равно услышала: — Пьянь неугомонная.
Опять стало обидно, но понимание того, что я добралась-таки до сокровищ, эту обиду стерло. Вот только…
— А где тут книги по магии Огня? — спросила я.
Водник тяжело вздохнул и махнул рукой, мол, идем… пьянь. Ну, я и пошла.
В результате, книги выбирали вместе. Вернее, Дорс, как более подкованный в таких вопросах товарищ, выбирал, а я просто перебирала. И радовалась! Но ровно до тех пор, пока мне в руки не попала книга по боевым заклинаниям, которую блондин отнял.
Почему? А вот освой, Дашенька, сперва всякую фигню бытовую, а потом еще раз в библиотеку сходим.
Нормально?
Но поспорить не получилось. И не потому, что не хотелось, причина была куда банальнее: у меня, судя по всему, процесс похмелья начался. Голова стала тяжелой, и боль в висках появилась. А еще тело как будто ватное стало, и силы уменьшались с каждой минутой. Так что уходила я из библиотеки, цепляясь за Дорса обеими руками.
И, одновременно, хихикала! Просто вспомнилось, как он заявился ко мне на чердак, обряженный в красную мантию с глубокими-глубокими карманами, в которых много чего вкусного поместилось. Так вот, в этой, синей мантии, карманы тоже контрабандистские оказались. По крайней мере, три тонкие книги, которые мы сперли, влезли в один из них без проблем.
Увы, повод погрустить тоже нашелся — уходили мы, как обычно, ножками. А мне ножками вот вообще уже не хотелось, никак. Но на мой робкий вопрос «а почему не порталом», водник ответил со вздохом:
— Слишком рискованно. Ты же знаешь, использовать магию вне специальных аудиторий запрещено.
— У-у, а сюда ты не пешком пришел.
— Выбора не было, — буркнул Дорс.
Стыдно? Нет, не стало. Стало совсем сонно! И где-то на задворках сознания мелькнула мысль: блин, только бы повезло, только бы нас не застукали. А следом вторая: я не дойду до общаги, вот просто не дойду, и все.
Как ни странно, водник меня понял, причем без слов, и на произвол судьбы не бросил. Он перехватил за талию и повел к башне Огня, исполняя роль ни то кавалера, ни то вешалки.
Мы пересекли небольшой зал и, пройдя мимо огней-стражей, двинулись вверх по лестнице. Представив, что нам подниматься на самый верх, я не выдержала и застонала.
— А нечего было незнакомое зелье пить, — укорил Дорс.
— Зяба тебе все рассказал, да?
— Угу, — буркнул водник.
Бли-ин…
— Дорс, это секрет, — поспешила сообщить я. — Очень большой.
— Да я понял.
Ну вот, он понял. А я кое-чего до сих пор понять не могу.
— Как думаешь, почему Глун так поступил? Почему дал мне это зелье?
Король вражеского факультета, и мой подельник по совместительству, ответил не сразу.
— Ты важный свидетель, Дашка, — тихо, задумчиво произнес он. — Вероятно, дело именно в этом. Возможно, он хотел тебя задобрить, подкупить.
Меня довод «синего» не впечатлил совершенно. Но, несмотря на неадекватное состояние, я все-таки сумела прикусить язык. И даже кивнула, вроде как соглашаясь.
Вот только сама… нет, не верила. Глун четко дал понять, что в защите не нуждается, и ни словечком про показания не обмолвился. То есть на мои показания ему плевать. Следовательно, подкуп свидетеля исключен.
Блин! Но в чем же тогда смысл этой гуманитарной помощи? Где, черт возьми, логика?
Я нахмурилась и тряхнула головой. Нет, об этом я подумаю как-нибудь в другой раз. Например, завтра. Ибо даже подброшенная ядовитым аристократом головоломка не в состоянии победить навалившуюся сонливость.
Глаза слипались, тело норовило перетечь в самое расслабленное состояние. И стремящийся к Морфею разум даже не отреагировал на внезапно раздавшийся звук торопливых шагов.
Кто-то спускался навстречу, причем настолько быстро, что спрятаться не было никакой возможности.
И мы, разумеется, встретились. Причем у меня создалось впечатление, что для него, для Эмиля фон Глуна, наша встреча неожиданностью не стала. Куратор просто немного притормозил и окатил презрением сперва Дорса, потом меня, а после вновь на водника глянул.
— Как это понимать?
— Эм… — отозвался Дорс. — Эм…
Явление куратора всколыхнуло в груди не самые лучшие чувства. Тут же вспомнилась наш последний разговор, и угрозы, и все-все! Но магическое похмелье эмоции притупило. Еще в памяти всплыло обещание, данное мне Глуном: «Ты не трогаешь меня, я не трогаю тебя». Так вот — я куратора не трогала! Следовательно…
— Мы гуляли, — сонно сообщила я. — У нас… у нас…
И тут исполняющий обязанности декана ка-ак рявкнет:
— Комендантский час у вас!
Стало жутко. Так жутко, что даже усталость слетела. А вот «похмелье» магическое никуда, увы, не делось.
— Лорд Глун, мы… — снова взял слово Дорс, но был прерван.
— Вы нарушили приказ ректора!
Черт. Вот это самое поганое, когда из-за тебя, из-за твоего косяка, кому-то влетает. Ненавижу такие моменты.
Я вывернулась из рук водника и смело шагнула навстречу взбешенному преподу.
— Это все я, лорд Глун. Дорс ни при чем.
Говорят, удача любит смелых. Так вот, я теперь точно знаю — врут! Если бы удача в самом деле смелых любила, я бы не пошатнулась! Тем более так сильно. И не икнула бы! Тем более так громко. А самое жуткое, что все это в каком-то шаге от куратора нашего курса произошло!
Мужчину, который и так, мягко говоря, не в настроении был, буквально перекосило. И если раньше он тактично делал вид, будто не замечает, как я одета, и в каком состоянии нахожусь, то теперь…
— Ты! — прошипел лорд Глун. — Что ты себе позволяешь?!
И уже не мне, Дорсу:
— Чтобы я тебя здесь больше не видел, понял? Иначе вылетишь из академии раньше, чем она! — Последнее слово сопровождалось кивком в мою сторону.
Я в этот момент попыталась отступить подальше, чтобы высказаться в защиту Дорса с более безопасного расстояния, но меня поймали. Просто ухватили за руку и дернули на себя.
Мерзость этого момента заключалась в том, что я была совершенно не готова к такому повороту. Ну и… реакции после некоторых событий очень заторможенными были. В итоге, я натурально споткнулась, и точно бы грохнулась, если бы Глун не поймал.
Но он поймал, а я ожидаемо залилась краской, но не от смущения, от досады. Блин, это же надо было так лохануться!
— Все, — рыкнул куратор. Но снова не мне, а Дорсу. — Свободен!
Меня же ухватили поперек туловища — ну вроде как за талию, но в данном случае именно поперек туловища — и потащили наверх.
Я сопротивлялась, только Глуну на сопротивление было плевать. В какой-то момент начало казаться: еще немного, и он уподобится пещерному человеку — в смысле, жахнет кулаком по голове, на плечо кинет, и все, привет. Но… аристократ все-таки.
А потом мы оказались у двери моего убежища, и Глун кулаком-таки жахнул, правда, не по моей голове, а по двери. Почти тотчас раздался щелчок отпираемого замка, и мы вошли.
Правда, вопреки ожиданиям, и теперь Глун меня не отпустил.
— Свет включи, — рыкнул он. Реплика, опять-таки адресовалась не мне.
Никаких хлопков или чего-то подобного не прозвучало, но, тем не менее, люстра под потолком все-таки вспыхнула. Я невольно скривилась — свет по глазам резанул. И тут же зевнула, ибо, несмотря на стрессовую ситуацию, силы были на исходе. Мне ужасно, просто нечеловечески хотелось спать.
— Ты-ы! — пропищал встречавший нас твир, и негодующе дернул ушами-локаторами.
— Ага, — в тон «котику» отозвался препод. И добавил: — И ты! Почему не уследил?
А потом сонную податливую иномирянку потащили дальше, к кровати.
Ну а когда мы дошли, усадил меня на эту кровать и, отступив на два шага, сложил руки на груди. В синих глазах куратора бушевал шторм.
— Вот объясни мне, Даша, — процедил Глун. — Зачем ты зелье выпила? Я же сказал — оно для твира!
Нет, удача меня сегодня определенно не любила. Можно даже сказать, ненавидела. Ибо едва я открыла рот, чтобы пролепетать оправдания, как икнула. Самым позорным образом.
Глун шумно вздохнул и покачал головой, как показалось — устало.
— Даша-Даша, — сказал он не без упрека. — Ну вот что ты творишь?
Я? Блин, да я ничего не творю. Я просто пытаюсь выжить в условиях, в которые меня поставили. И я тоже, знаете ли, не железная. И живая.
Правда всю эту тираду я произнесла мысленно. Вслух же получилось только носом хлюпнуть.
— Так, понятно. Воспитательный разговор отменяется, — тем временем сообщили мне. — Спать ложись.
Открыть рот повторно я не решилась, просто кивнула. И застыла, ожидая, что профессор развернется и отправится на выход, потому что… ну сам же сказал — спать.
Вот только он уходить не спешил. Все так же стоял у моей кровати и ждал. Причины такого поведения стали ясны практически сразу…
— Спать ложись, — повторил брюнет.
И я поняла — мне не доверяют, меня контролируют! То есть, Глун не уйдет, пока не убедится, что я легла, и уже никуда не денусь.
Мама дорогая… Это что же? Мне прямо у него на глазах, раздеться и лечь?
Я не выдержала и широко зевнула. Магическое похмелье дошло до крайней стадии, и сопротивляться дреме стало невозможно. Тем не менее, это не помешало сообразить: у этой ситуации два пути развития. Первый — я снимаю халат и забираюсь под одеяло самостоятельно. Второй — я вырубаюсь, а раздевать меня и укладывать в постель приходится куратору.
Что выбрать? Вопрос риторический.
Поэтому я встала, кое-как справилась с узлом пояса и скинула халат на пол. Лицо потомственного аристократа и лорда в этот момент заметно вытянулось, синие глаза странно блеснули, а я…
Я банально свалилась на кровать и забралась под одеяло. И стало глубоко плевать, смотрит на меня кто-то, или нет. Сон оказался сильнее страхов и моральных терзаний. Уже засыпая, я краем уха услышала тихое:
— Дверь за мной запри. И свет выключи.

Утро нового дня я встретила в очень дурном расположении духа…
Нет, причина была не в головной боли и прочих признаках похмелья — их у меня вообще не наблюдалось. И не в осознании того, как сильно я вчера лопухнулась и на какие неприятности могла нарваться. И даже не в чувстве стыда за свое неадекватное поведение.
Злилась я из-за того, что Глун не приснился. И попутно бесилась из-за того, что злюсь на то, что он не приснился. Женская, блин, логика.
Единственным поводом для радости было то, что истинных причин моего дурного настроения никто не понял. Кузя просто отмалчивался, Кракозябр же пришел к выводу, что злюсь на себя, и принялся ворчать, что не так уж я и виновата. С каждым, мол, могло случиться. И вообще, любое зелье может дать побочный эффект, особенно при первом применении.
Утренние процедуры настроение ни капли не улучшили. В итоге на завтрак я шла в состоянии ну очень унылого… эм… человека.
Ни с кем видеться и уж тем более разговаривать не хотелось, но даже временного одиночества мне не светило. Ибо уже на лестничной клетке поджидал Каст.
Едва я появилась, огневик шагнул навстречу и, обвив рукой талию, поцеловал в щеку.
Сначала захотелось увернуться, но в последний момент я передумала — в конце концов, от «титула» его девушки пока никуда не деться. Следовательно, придется терпеть. И притворяться скромняшкой.
— Что случилось? — увлекая к лестнице, спросил парень. — Почему ты такая хмурая?
— Ничего, — стараясь казаться спокойной, ответила я.
Правда, Каст не поверил и спросил уже строже:
— Даша, что произошло?
А я задумалась: говорить Касту о ночном походе в библиотеку, или не стоит?
С одной стороны, мы теперь в одной связке, и он не враг. С другой — Каст мое стремление к практике не одобрит точно. Более того, может банально запретить, ибо опасно, и правила академии никто не отменял. Короче, рисковать не хочется. Вот если не буду понимать, что там и как с заклинаниями, тогда можно попробовать о помощи попросить, а сейчас лучше промолчать.
Но чем тогда объяснить тот факт, что Дорсу отныне запрещено показываться в нашей общаге? Ведь эта информация рано, или поздно всплывет…
— Да-аш?
В голосе короля факультета послышалось нетерпение.
— Ничего, — вновь буркнула я. Потом судорожно вздохнула и добавила: — Просто с Зябой немного повздорила.
— Причина? — не желал отставать Каст.
— Да ничего особенного. Обычные бытовые трудности. — Вновь судорожно глотнув воздуха, я-таки придумала причину. Неправдоподобную, но хоть какую-то. — Этот зараза меня критикует. Говорит, я ужасная неряха. А я, между прочим, устаю сильно. И, в конце концов, имею право чуть-чуть разбросать вещи вечером, чтобы собрать их утром.
Губы рыжего пижона тронула легкая улыбка. Не уверена, но, кажется, разбрасывание вещей вызвало у него какие-то неправильные ассоциации.
— И впрямь, мелочи, не переживай, — хмыкнул Каст и тут же предложил: — Кстати, как ты смотришь на то, чтобы прогуляться по городу сегодня? Не прямо сейчас, после обеда.
Заманчиво. За все время, проведенное на Поларе, я ни разу не покидала стен академии. Ну, не считая нескольких прогулок в саду. Вот только…
— Нет, Каст. Сегодня точно нет.
— Почему? — тут же нахмурился парень.
И я почти призналась:
— Настроение — дрянь. Хочу побыть одна.
Больше ни допросов, ни приставаний не было. Мы спокойно дошли до столовой, взяли подносы и уселись за привычный столик. Каст поддерживал обычную, ничего не значащую беседу, перешучивался с сотрапезниками. Я привычно отмалчивалась, отмечая про себя, что сегодня в столовой народа гораздо меньше, нежели вчера. Похоже, часть студиозусов свинтила в город, несмотря на некоторые ограничения, которыми нас «наградили».
А после завтрака Каста окликнул Дорс.
Я, как и Каст, обернулась, и увидела рядом с водником еще двоих. Одного знала — Сатол, король факультета Воздуха. А вот девушка, составлявшая компанию местным величествам, была, кажется, с факультета Земли. Неужели, тоже королева?
— Каст, давай сюда, — позвал блондин.
Огневик кивнул, но прежде чем отправиться к «коллегам», повернулся и спросил:
— Сама до общаги дойдешь?
— А что происходит? — не постеснялась уточнить я.
— Собрание у нас, — пояснил Каст. — Не общее. Только короли факультетов.
Ага, я так и думала.
— Дойду, — ответила я уверенно.
Каст довольно улыбнулся, подхватил мою руку и, чмокнув ладонь, помчался к остальным. Я же, слегка смутившись от такого простого, но галантного жеста, направилась на выход.
И уже там, у дверей студенческой столовой, меня перехватила Тауза.
Водница, которая состояла в свите Дорса, пихнула мне в руки бумажный пакет. И мне не требовалось в этот пакет заглядывать, чтобы понять — там те самые учебники, которые мы вчера из библиотеки вынесли.
— Спасибо, — прошептала я девушке и, стараясь не привлекать лишнего внимания, поспешила в общагу.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте