Академия Стихий

Испытание Огня

(черновик)

Глава первая

В кабинет ректора Академии Стихий я входила не без дрожи. Кажется, с тех пор как побывала тут в последний раз, прошла целая вечность, однако в помещении ничего не изменилось. Все те же высокие окна, полускрытые тяжелыми гардинами, шкафы с книгами и стол из дорогих пород дерева, подле которого расположилась пара потертых гостевых кресел. На одно из этих кресел мне и указали.
Сам ректор сидел за столом, закутанный в форменную белую мантию. Его длинные седые волосы, как и у большинства здешних мужчин, были аккуратно забраны в хвост. Внимательный взгляд и тонкие с полуулыбкой губы придавали ему сходство с этаким добрым волшебником. Но я уже знала — это впечатление обманчиво, и старик отнюдь не душка. Впрочем… смотря с кем сравнивать.
Ректор был не один. У окна, расположенного справа от стола главы академии, стоял еще кое-кто. Высокого черноволосого мужчину я узнала раньше, чем тот обернулся и одарил меня равнодушным взглядом. Куратор первого курса факультета Огня Эмиль фон Глун. Собственной надменно-аристократической персоной.
С ним я виделась не в пример чаще. Гораздо чаще, чем мне бы того хотелось. И забыть чеканные черты лица и пронзительные синие глаза не смогла бы при всем желании.
Как и ректор, Глун был облачен в мантию, только не белую, а красную — цвета факультета Огня. То есть, несмотря на выходной, находился при исполнении.
Я же, в отличие от этих двоих, была одета в «гражданское»: обычные джинсы и футболку. И едва переступила порог кабинета, пожалела, что, получив вызов, не переоделась во что-то более официальное.
Повинуясь жесту старика, я подошла и опустилась в одно из гостевых кресел. А как только устроилась, услышала скрипучее:
— Дарья, надеюсь, вы понимаете, для чего были сюда приглашены?
— Не совсем, — ответила я тихо.
Впрочем, хотя я и не лгала, предположения, разумеется, имелись.
Первое и основное — допрос. Меня же вчера так и не расспросили о подробностях гибели декана и сокурсников, потому что Каст не позволил. А ведь я — второй ключевой свидетель. Мы с рыжим пижоном единственные, кто видел, как в вестибюле, примыкающем ко входу в башню Огня, сработала ловушка, унесшая жизни троих студентов и декана Фиртона. Разумеется, я должна дать показания. Это не обсуждается.
Но я так же понимала, что есть еще один, не менее веский, повод для вызова. И речь, как оказалось, именно о нем.
— Мы были вынуждены сообщить о вчерашнем инциденте в Совет Магов, — сказал старик. — Следовательно, со дня на день ждем гостей. Комиссия, как ни трудно догадаться, прибудет в академию для расследования трагедии, но…
Ректор замолчал. И хотя слова были вполне ожидаемы, сердце забилось чаще, а по спине побежал холодок.
Да, по официальной версии я попала на Полар по велению Совета Магов, но я-то в курсе, что именно Совет — мой главный враг. Это по их указке, таких, как я, сперва бросают в омут с головой, а потом просто устраняют. И уж чего-чего, а внимания со стороны Совета не хочется очень. Вот только кто ж меня спросит?
— …но вами тоже поинтересуются, — вторя моим мыслям, продолжил ректор. — Не могут не поинтересоваться. Вы же иномирянка.
Последнее слово было сказано с изрядной долей неприязни, и я непроизвольно поморщилась. А в кабинете снова воцарилась тишина. Нервная и слегка пугающая.
Кажется, от меня ждали каких-то слов, но я заговаривать не спешила. Наоборот, прикусила язык и, одновременно, бросила быстрый настороженный взгляд в сторону фон Глуна.
Однако куратор видимого интереса к разговору не проявлял. Он по-прежнему стоял спиной и притворялся, будто любуется пейзажем. Да, именно притворялся, потому что любоваться было откровенно нечем. Погода с самого утра стояла отвратная, небо хмурилось, сквозь пелену туч ни единого лучика солнца не пробивалось, отчего мир казался бесцветным и до отвращения скучным. Мелкий игольчатый дождь очарования природе тоже не добавлял, тем более что от природы остались лишь полуголые деревья и прелая листва вместо зеленой травы.
— Дарья, вы… — снова подал голос ректор, и опять замолчал. А потом шумно вздохнул и, видимо, отчаявшись добиться моей реакции, перешел-таки к делу. — Дарья, принимая вас в наше учебное заведение, мы сразу же подняли вопрос об успеваемости. Собственно, именно от нее зависят перспективы любого из наших учеников. Понимаю, что до сессии еще далеко, но материал для выводов уже есть.
Я удивленно приподняла бровь, а ректор нахмурился и выдал:
— Ваша успеваемость никуда не годится, Дарья. Это ужасно. На моей памяти в этих стенах еще не было более бездарной студентки.
Что-о-о?!
От этого заявления я несколько выпала из реальности. Нет, я, конечно, с самого начала подозревала, что правды никто не скажет, и разговор пойдет по обходному пути, но столь наглой лжи не ожидала никак.
У кого успеваемость плохая? У меня? Да я единственная первокурсница, которой удалось сотворить пульсар! И бытовые заклинания у меня тоже получаются, хотя в этом пока даже под пытками не признаюсь. А кроме этого, есть еще самые обычные лекции и семинары, где преподы меня, пусть и кривятся, но хвалят.
Так о какой плохой успеваемости может идти речь?!
— Вы прилагаете недостаточно усилий, — продолжал тем временем старик. — Вы откровенно ленитесь. Но это ладно, это еще можно понять. А вот в том, что касается дисциплины…
— А что не так с моей дисциплиной? — не удержалась от вопроса я.
Ректор поджал губы и нахмурился. Взгляд его теперь был полон неподдельной укоризны и неудовольствия.
— Как это, «что»? — Раздраженно выдохнул он. — Во-первых, ваши прогулы. Во-вторых, хамство преподавателям.
У меня от изумления даже рот приоткрылся, а ректор не постеснялся пояснить:
— Возьмем, к примеру, прошлый понедельник. Вы не появились ни на одной паре. Ни на одной, Дарья! Это неслыханно, уму непостижимо. Тем более при такой низкой успеваемости. А вчера? Вы фактически сорвали лекцию уважаемого лорда Глуна, и потом попросту ушли с занятий. И после этого хотите сказать, что у вас нет проблем с дисциплиной?
Честно? Я буквально онемела.
Он ведь не хуже меня знает, где я была в прошлый понедельник! Ну а вчерашний инцидент на лекции… да ведь Глун сам меня отпустил! Сам!
Не удержавшись, я снова посмотрела на куратора первого курса факультета Огня. Тот все так же стоял у окна, спиной к нам, и молчал самым подлым образом. То есть, опровергать слова ректора не собирался.
Нормально, вообще?
— Ну и еще один момент, — сказал ректор совсем хмуро.
Я резко повернула голову и уставилась на этого сморщенного годами циника. Что? Что еще такого ужасного мне собираются предъявить?
— Я наслышан о нравах вашего мира, Дарья, — произнес глава академии. — И, в силу возраста, многое могу понять. Но и вы поймите — это не Земля, это Полар. И наша мораль, наша этика, не приветствуют поведение, подобное вашему. Девушке не пристало бегать за молодыми людьми, Дарья. У нас это считается неприличным и, более того, распутным.
— И за кем же я, простите, бегаю? — ошарашено выдавила я.
Ректор состроил неприятную гримасу и ответил:
— Как это за кем? За Кастом альт Роканом. О вашей чрезмерно бурной симпатии к этому, безусловно блестящему студенту, вся академия знает. И я повторюсь, Дарья — такое поведение неприемлемо. Вы позорите не только факультет и свой мир, но и… всех женщин.
Ярость. Она поднялась из глубин души и накрыла с головой, заставив заскрипеть зубами. Я сжала кулаки и уже открыла рот, чтобы высказать старому интригану все, что думаю по поводу его так называемых аргументов, но… вслед за яростью пришла ледяная волна осознания. Эти аргументы не для меня — для Совета! Именно такой опишут иномирянку комиссии.
Понимание этого заставило выдохнуть и сделать вид, будто я вообще отвечать не собиралась. А через мгновение даже получилось разжать кулаки и принять более расслабленную позу. Надо ведь разобраться, для чего все это затевается, верно?
— Так вот, к чему я это все сказал, — прервал недолгую тишину ректор.
Да, уж, будьте добры пояснить!
— К тому, что в академию направляется комиссия, Дарья. И ввиду всех перечисленных мною моментов… — старик шумно вздохнул, явно готовясь озвучить «пренеприятнейшее известие». — Ввиду всех перечисленных мною моментов, может случиться так, что комиссия поставит под сомнение необходимость вашего пребывания здесь, в Академии Стихий. Есть вероятность, что зайдет речь о переводе вас в другое, менее приятное заведение. Понимаете?
Угу. Еще как понимаю. А еще понимаю, что я особенная. Единственная за сколько-то там много-много лет, кого Ваул лично для танца отметил. И пульсар опять-таки. И вообще! Вся озвученная тут «аргументация» — ложь чистой воды. И вы это понимаете. И даже понимаете, что я это понимаю. Поэтому возникает лишь один вопрос — что дальше? К какому-такому выводу меня подводят? Что хотят, и зачем эти угрозы?
Но вслух я этого, конечно, не сказала. Я напомнила о другом:
— А еще вы можете вернуть меня на Землю.
Ректор тонко улыбнулся и отрицательно качнул головой.
— Нет, Дарья. Увы, но это невозможно. Да, предыдущие переходы вы смогли пережить, но лорд Глун сообщил мне, насколько опасны они оказались и как сильно повлияли на ваш организм. Рисковать вашей жизнью мы не готовы, мы же не звери. Поэтому, речь идет именно о переводе. Без вариантов. Таким образом, ваше положение адептки академии под угрозой, Дарья, — резюмировал старик.
— Ясно, — выдохнула я, несмотря на бушующую в глубине души злость, по-прежнему стараясь выглядеть миролюбиво. — И… что теперь делать?
Старик грустно улыбнулся. Потом повернул голову, чтобы взглянуть на статую имени куратора первого курса и с нарочитой задумчивостью постучал пальцами по столешнице.
— Что ж, давайте подумаем вместе, — наконец, медленно произнес он. — Разумеется, комиссия прибудет не из-за вас. Но вами, как я уже говорил, тоже, вероятнее всего, поинтересуется. И если вас решат отчислить из академии, мы с лордом Глуном помешать уважаемым членам Совета, разумеется, не сможем. Лорд Глун и так делает больше, чем возможно. Эти дополнительные занятия… вы же понимаете, Дарья, что он не обязан?
— Понимаю, — решила играть по их правилам я. — И что из этого всего следует?
Старик резко откинулся на спинку кресла и подарил мне очередную скорбную гримасу. Потом заявил:
— Дарья, мы всегда стараемся ко всем своим студентам относиться с уважением и пониманием. Поэтому, попробуем прикрыть вас перед Советом. В конце концов, несмотря на вашу ужасную успеваемость, и я, и лорд Глун, по-прежнему верим, что перспективы у вас все-таки есть. Но для этого нам, Дарья, понадобится и ваша помощь.
Значит, цель запугивания — предложить сделку? Занятно…
— И что же я должна сделать?
— Просто не высовывайся, — жестко отчеканил старик. — Ясно?
Я задумалась на миг и… кивнула.

Из кабинета ректора я вышла в смешанных чувствах. С одной стороны понимала, что связываться с комиссией себе дороже, и предложение старика «не высовываться» было созвучно моим желаниям. А с другой… правильно ли я поступила? Может, стоило посопротивляться? Хоть чуточку, хоть капельку, покачать права, а? Ведь видно было, что ректору тоже совсем не хочется проблем, и, возможно, мне бы удалось выбить для себя какой-нибудь бонус? Что-нибудь нужное. Что-нибудь полезное!
Увы, додумать эту мысль мне не дали. Едва я вышла из кабинета в приемную, тотчас была схвачена под локоть и увлечена к выходу. Кем? Да, Кастом, кем же еще.
Я сама попросила парня проводить меня к ректору и подождать здесь. Правда, за то время, которое провела в компании двух одинаково ядовитых мужчин, о наличии провожатого немного забыла, и чуть не взвизгнула от неожиданности, когда он налетел.
Но быстро опомнилась, и послушно потопала в заданном направлении. Главный секретарь ректората Сорис Жавская смотрела на это дело с нескрываемой неприязнью.
Лишь когда мы с Кастом оказались в коридоре и отошли от ректората, король факультета Огня притормозил, отпустил локоть и повернулся ко мне.
— Ну как? — спросил он. Голос прозвучал напряженно. — Как прошло?
— Не так уж и плохо, — скривившись, буркнула я. Потом бросила взгляд на дверь ректората и добавила: — Мне предложили сделку.
— Что именно? — Тотчас нахмурился Каст.
Вместо ответа я поджала губы, взяла парня за руку и потащила к лестнице. Выкладывать подробности, находясь в двух шагах от ректора и Глуна, не позволил инстинкт самосохранения. К тому же, мы слегка опаздывали на обед. А если учесть, что и ужин, и завтрак я прогуляла, попасть в столовую хотелось очень.
— Сейчас, уберемся отсюда — расскажу. — На ходу пообещала я.
И действительно рассказала. Правда в лишние детали из серии «ты за Кастом бегаешь» вдаваться не стала. Зачем? Глупости ведь. Зато упомянула о том, что во время работы комиссии мне настоятельно рекомендовали не высовываться.
Огневик на это отреагировал довольно спокойно и добавил, что примерно такого развития событий и ожидал. Слова Каста звучали искренне, позволяя с уверенностью утверждать, что король факультета Огня совершенно не в курсе того, какими методами добивались покорности от других иномирян.
Впрочем, искренность парня была не единственным поводом для таких выводов. Ведь, насколько я знала, иномиряне появлялись на Поларе нечасто. Следовательно, и избавляться от них не каждый день приходилось. То есть, у Каста попросту не было возможности пронаблюдать, как уничтожение неугодных происходит. Ему банально неоткуда знать о маленькой хитрости в виде одурманивающего зелья, которым таких, как я, опаивают.
Ну и еще кое-что. «Слив» иномирян — это прямой саботаж решения Верхнего Совета. И пусть этот самый Верхний Совет бесконечно далек от народа, говорить о саботаже открыто — верх глупости. А, значит, информация, вероятнее всего, засекречена. И Каст даже не подозревал, как я только что рисковала.
При мысли о том, что несколько минут назад в меня могли насильно влить зелье, по телу побежали запоздалые испуганные мурашки. А мгновением позже я вообще споткнулась, да так, что едва не полетела с лестницы, по которой мы как раз спускались. К счастью, Каст оказался достаточно быстр — поймал и поддержал. И не преминул спросить:
— Что с тобой?
Я отрицательно качнула головой, мол, ничего. И весь остаток пути до столовой посвятила разгадыванию загадки, почему все-таки руководство академии пошло на этот риск? Ведь полагаться на мое слово, на мою вменяемость, действительно опасно — мало ли какой фокус я выкину. Зелье-то не в пример надежнее.
Правда, находясь под действием дурмана, я вряд ли смогу дать показания о вчерашнем происшествии. Может быть, причина в этом?
Или на решение ректора повлиял тот факт, что сокурсники и преподы уже знают, что не такая я и дура? А если я в один миг превращусь в «овощ», то народ заподозрит неладное, и история с применением зелья всплывет наружу?
Или тут что-то еще? Или я рано радуюсь, и все еще впереди?
От этой мысли по коже вновь побежали мурашки, но окончательно впасть в панику я не успела. Ровно в этот момент мы с Кастом переступили порог столовой, и я уловила пленительный аромат жареного мяса.
Еда! Наконец-то!

К стеклянному прилавку, за которым был выставлен ассортимент блюд, мы с Кастом ринулись с одинаковым энтузиазмом. Из этого был сделан вывод, что мой пижонистый спутник на завтраке, как и я, не появлялся. Количество еды, которую набрал Каст, эту мысль подтвердило полностью. Глядя на выбор рыжего, я тоже пожадничала, и чуть не надорвалась, поднимая поднос.
И лишь когда мы с Кастом развернулись к залу, обнаружилось, что наша увлеченность едой не позволила заметить самое главное. Кэсси и компания сегодня сидели совершенно в другом месте, а за нашим обычным столиком расположился король факультета Воды, собственной зеленоглазой персоной.
Дорс был один, без «свиты». Когда мы с Кастом, заметив его, удивленно замерли, широкоплечий блондин приветственно махнул рукой и расплылся в широченной улыбке.
Присутствующие в столовой студиозусы отреагировали на этот жест по-разному: кто-то удивился, кто-то подобрался, явно готовясь к зрелищу. Ведь все в курсе, что факультеты Огня и Воды не дружат, а короли факультетов и подавно в контрах. Но в этот раз драки не предвиделось.
Собственно, после всего, что случилось, драк между этой парочкой не намечалось вообще. А вот сотрудничество, напротив, было очень даже вероятным. Только кроме меня об этом, понятное дело, никто не догадывался. И когда мы с Кастом спокойно двинулись к воднику, а потом не менее спокойно поставили подносы и сели за столик, в студенческой столовой воцарилась недоуменная тишина.
Но парни, в отличие от меня, на это даже внимания не обратили. Каст первым протянул руку для рукопожатия, а Дорс с готовностью ответил на этот жест. После чего подмигнул мне и спросил:
— И где же вас носило?
— Дашу в ректорат вызывали, — пояснил Каст ровно.
— О! И как успехи?
Огневик пожал плечами и ответил:
— Пока нормально. На данный момент старика заботит лишь то, как он будет выглядеть перед комиссией из Совета.
— Предложил прикинуться хорошей девочкой и не жаловаться? — уточнил водник. Причем обращался не ко мне, а к Касту.
Рыжий утвердительно кивнул и принялся переставлять тарелки с подноса на стол.
Я же, признаться, слегка «зависла». Просто эти двое рядом — это такое нечто. Каст — рыжий, утонченный, чем-то смахивающий на эльфа, в непременном щегольском наряде, с высокомерно задранным подбородком. И Дорс — блондинистый, широкоплечий, мощный, как скала, и совершенно лишенный лоска. Вот глянь на них вместе и ни за что не поверишь, что перед тобой два очень похожих по сути парня — два полубога. Просто единственное, что между ними общего — прически. Эти их длиннющие косы сложного плетения… черт, тоже такую хочу. Или не хочу?
Повинуясь этим мыслям я украдкой ощупала свой не короткий в общем-то хвост, и пришла к выводу, что длиннее не надо — слишком сложно ухаживать. Ну а, погасив этот микроскопический приступ зависти, вернулась к главному. То бишь к еде.
Сегодня поларские повара предлагали нам тыквенный суп, какие-то мясные штучки, похожие на «ежиков», и разношерстный гарнир. Выглядело это все более чем аппетитно, особенно вкупе с маленькой корзинкой свежевыпеченных пшеничных булочек, посыпанных местным аналогом кунжута. Собственно с булочки я и начала, и не сразу сообразила, что мой интерес к еде слегка поугас, и вообще я ем и слегка… давлюсь.
Задумываться о причинах такой ситуации даже не пришлось — стоило оторвать глаза от тарелки с супом и все сразу стало ясно. А еще стало понятно, что пристальные взгляды всех без исключения студиозусов только меня парят. В смысле — короли двух враждующих в общем-то факультетов, на реакцию подданных никакого внимания не обращают.
Это было неправильно. В частности, неправильным было то, что я давлюсь, а Каст и Дорс — нет. И, разумеется, я поспешила эту ситуацию исправить!
— Ваши величества, — хмуро позвала я. — С электоратом объяснитесь, а?
Каст и Дорс мгновенно замерли и, оторвавшись от еды, огляделись. После чего «величества» переглянулись, и слово взял тот, кто прожевал и проглотил первым. Этим первым рыжик оказался.
— Господа и дамы, — встав с лавки, зычно возвестил он. — В виду последних событий, между факультетами Огня и Воды объявляется перемирие.
Дорс в ответ на слова коллеги кивнул и… и все. Удивленные и хмурые взгляды общественности словно ветром сдуло. Народ вернулся к еде с таким видом, будто вообще ничего странного не произошло. Впрочем, оно и понятно: тон Каста был серьезнее некуда, да и «последние события» к дебатам не располагали.
Черт. Как это все-таки несправедливо и нелепо. И жутко от осознания того, что на месте тех парней и Фиртона могли оказаться мы с Кастом. Я с силой сжала ложку и невольно нахмурилась.
— Ты чего? — тут же окликнул Дорс.
Я напряженно улыбнулась, отрицательно качнула головой и вернулась к еде.
На некоторое время за нашим столиком воцарилась тишина, разбавленная стуком столовых приборов. И лишь когда мы перешли к десерту, водник вдруг подался вперед и сообщил шепотом:
— Я нашел схему защиты для Даши.
Я невольно вздрогнула, а Каст, наоборот, оживился.
— Что именно? — столь же тихо спросил он.
— Совмещенка, — пояснил блондин. — Три стихии.
— Три? — переспросил Каст. — Кто третий?
Дорс от вопроса отмахнулся, мол, не бери в голову, все под контролем. Но король факультета Огня не отстал.
— Думаешь совмещенки будет достаточно?
Водник неопределенно пожал плечами, а я всерьез задумалась. Да, мои знания о магии далеки от знаний того же Дорса. Но даже я прекрасно понимаю, что против мага, который как нечего делать растер в порошок амулет, накаченный божественной силой, защититься сложно. Хотя… в данном случае, любая, даже слабая защита лучше, чем никакой. Так что все нормально будет. Нормально, я сказала!
— Дашунь, не дрожи. — Рука Каста, словно невзначай, скользнула на мою талию. — Не тронет он тебя.
— Угу, — буркнула я. — Как же.
— Нет, ну в принципе мы можем снова подключить твоего отца, — вновь заговорил Дорс. Потом поморщился, словно от зубной боли, и добавил: — Или опять обратиться к моей матери.
Вот в этот момент я искренне порадовалась тому, что не успела донести ложку с десертом до рта, ибо имела все шансы подавиться.
— Опять? — выдохнула я ошарашенно.
Водника снова перекосило, и он даже попытался сделать вид, будто ничего не говорил, но было поздно. Я оставила в покое ложку и во все глаза уставилась на колечко с голубым камнем, которое подарил блондин.
Блин! Неужели?..
— Это то, о чем я думаю?
— Да, — раздраженно, с явной неохотой ответили мне. И еще неохотнее добавили: — Даш, ты теперь хранишь не только свои, но и мои секреты. Разумеется, я должен был позаботиться. Но мой уровень магии, увы, ниже, чем…
Обалдеть.
Так, все. Необходимо срочно взять себя в руки и хотя бы попытаться сделать вид, будто ничего особенного не случилось. Ну подумаешь кольцо! Ну подумаешь богиня Воды! Что тут особенного, а?
Так что не нервничаем и не таращимся. А просто дышим! И вспоминаем о том, что есть проблемы посерьезней, чем какой-то шок. В частности: я обещала ректору не высовываться, а сама сижу за столом с королями враждующих факультетов, и рука одного из них покоится на моей талии.
— Кстати, если что, мы сейчас обсуждали подробности перемирия, — тихо проинформировал Дорс. — Никаких нападений, пока ситуация не прояснится.
— Разумеется. — Спокойно подтвердил Каст.
Король факультета Воды вновь улыбнулся, а я нервно поерзала на скамье. Слишком уж неуютно себя чувствовала, да и руку настырного огневика с талии ненавязчиво сбросить хотелось. Правда, последнее не удалось.
— Что не так, крошка? — тотчас взглянул на меня рыжий, прижимая сильней.
— Я обещала ректору быть незаметной, — напомнила я.
— И что?
— Как что? Мало того, что я сижу в компании двух королей, так еще и…
— Плевать, — перебил пижон мрачно. — Ты моя девушка, и твое присутствие при этом разговоре никого не удивит.
Я мысленно взвыла. Ну как можно быть незаметной девушкой короля?!
— Каст!
— Цыц! — рыкнул пижон, и я, вопреки намерениям, замолчала. А Каст добавил: — Дашка, ну неужели ты думаешь, что мы не знаем, что делаем?
Эти слова, вкупе с предельно серьезным тоном, отрезвили. Ведь рядом со мной два пятикурсника, причем наделенные немереной силой и несравнимо большими, нежели мои, знаниями. Уж наверное, они способны просчитать последствия своих поступков.
Вот только я тоже последствия просчитывать умею.
Ну, допустим, я в самом деле девушка Каста. Допустим! С одной стороны такой статус может защитить от нападок студиозусов и, в частности, от нападок «коллег» с факультета Огня. А с другой, я привлеку дополнительное внимание преподов и комиссии. А оно мне надо?
Ну и еще кое-что… Именно Каст является мишенью. И хотя ясно, что его присутствие может защитить, но, если судить здраво, все, кто находится рядом с пижоном, подвергаются опасности. То есть, соглашаясь на «звание» его девушки, я априори ставлю себя под удар.
И что в этой ситуации делать? Вот просто взять и довериться?
— Каст… — вновь попыталась запротестовать я.
— Расслабься, — припечатал рыжий. — Все будет хорошо.
Ясно. Спросить с ним бесполезно. По крайней мере, сейчас.
Осознав это, я честно попыталась поступить как велено — то есть расслабиться, но получилось не очень. И я пришла к выводу, что терпеть все-таки не буду. Вот только избавиться от компании Каста прямо сейчас, возможности не было. Разве что скандал устроить. Но при таком количестве свидетелей — проще застрелиться, честное слово.
Так что попытка побега была отложена до конца трапезы, но кое-кто намерения угадал, и предпринял меры. Так что из столовой мы вышли вместе и фактически в обнимку, а Дорс в роли третьего лишнего шагал рядом с совершенно отстраненным видом.
Ну а через пару минут, когда мы добрались до арки входа в коридор, ведущий к башне Огня, к нам еще один парень присоединился — невысокий, сутулый и невероятно тощий.
Каст, завидев парня, хмыкнул и протянул ладонь для рукопожатия.
— Привет Сатол.
— Привет, — отозвался тощий ровно. — Я надеюсь, вы знаете, что делаете?
— Знаем, — ответил Дорс. — И, поверь, это действительно необходимо.
Смысл этого разговора я поняла лишь после того, как водник наклонился и шепнул в ухо:
— Сатол — король факультета Воздуха. Он обещал помочь с совмещенкой.
Вот как… Блин! Ну, Дорс, шустрый. И схему защиты нашел, и договориться с третьей стихией успел. А теперь, судя по всему, все трое собираются ставить на меня эту самую «совмещенку», не откладывая в долгий ящик. Занятно. И, честно говоря, приятно, что им действительно не наплевать на мою судьбу, особенно на фоне приема, который мне оказали в Академии Стихий изначально. Я же была изгоем, а теперь вот — иду в общагу в компании троих «величеств» и… меня защитить хотят. Не на словах — по-настоящему!
Кто бы мог предположить, что жизнь так повернется?

Сказать, что за месяц пребывания в Академии Стихий я толком никакой магии не видела — соврать. Повидать я успела много, даже несмотря на то, что на первом курсе только теорию преподают. Но изначальное любопытство никуда не делось. Поэтому когда мы оказались в комнате короля факультета Огня, я приготовилась смотреть во все глаза.
Но парни этого энтузиазма не оценили. Хуже того, со мной обошлись как с сопливой младшей сестричкой — посадили на диван, сунули в руки коробку шоколадных конфет, и велели не мешаться.
Причем всю эту многосложную операцию пижон проделывал лично. Дорс в это время раскатывал на письменном столе какой-то свиток. Сатол же стоял рядом и терпеливо ждал, а едва водник отодвинулся, склонился над бумагой и замер.
Через минуту к Сатолу присоединился Каст. На фоне тощего воздушника король нашего факультета выглядел очень внушительным, и никак не оправдывал данное Дорсом прозвище — «прыщ». Но сей факт не мешал мне мысленно обзывать Каста этим и другими «добрыми» словами… и, да, жевать предложенные конфеты.
А когда между парнями началось тихое, но довольно эмоциональное обсуждение заклинания, невольно задумалась — а Сатол тоже полубог, или как?
Нет, ну а что? Короли двух факультетов оказались внебрачными детьми местных божеств. Причем, по какому-то странному обстоятельству, рожденными примерно в одно и то же время. Логично ведь предположить, что они могут быть не единственными?
Вот только подозрения мои, несмотря на отсутствие видимых объективных причин, рассыпались в труху уже на третьей минуте наблюдений. Так бывает: смотришь на двух людей и видишь — они похожи. В мелочах, едва уловимых деталях, в каких-то микроскопических жестах. В манерах и чем-то еще, что на каком-то глубоком эмоциональном уровне воспринимается. Так вот Дорс и Каст действительно были похожи, а Сатол в их компанию не вписывался совершенно. Он был другим. Обыкновенным.
— Гхарн! Парни, а вы уверены? — донесся до меня возглас короля воздушников. — Тут же силы немеряно нужно.
— Мы свою часть вытянем, — отозвался Каст хмуро. — А от тебя нужно всего ничего…
— Да я вижу, что от меня пять капель! — перебил воздушник. Возмущался. Или это не возмущение, а просто переизбыток чувств был? — Но уровень использования ваших стихий… Гхарн, парни, мне не западло, но вы себя не переоцениваете?
Каст и Дорс дружно фыркнули, и на этом препирательства закончились.
«Их величества» еще с четверть часа дружно покопались в предоставленной блондином схеме, а потом начался процесс установки защиты.
Это оказалось совсем не интересно и вообще не зрелищно. Меня просто вытащили в центр комнаты и разложили у моих ног тот же свиток. Потом парни встали в позу трех мушкетеров и, собственно, все. Я видела только бледные розовые и голубые нити, которыми меня опутывали огневик и водник, и изредка мелькавший «лучик» воздушной магии.
Зато, благодаря книгам и рассказам Кракозябра, я, кажется, понимала процесс. Вернее, его смысл.
Короли факультетов применяли сейчас тот тип магии, за который в свое время сильно не любили так называемых стихийников — магов, которым все четыре стихии подчинялись. Как объяснял все тот же Кракозябр, вот такую, смешанную, магию просто так не снять и не сломать. Для того чтобы избавиться от подобного заклинания, нужно собирать такую же, смешанную, команду.
В том, что Глун силен, никто из нас не сомневался. Но он же не всесилен, правда? Так что заклинание, поставленное тремя магами, в двоих из которых течет божественная кровь, от куратора защитит точно.
Ну и в случае встречи с очередной ловушкой, лишней такая защита не будет. Хотя чего-чего, а ловушек сейчас бояться не стоит — академия поставлена на уши, системы охраны проверяются постоянно, да еще комиссия из Совета едет. В такой ситуации только полный идиот на новое покушение решится. Хотя…
Пожалуй, нет. Ничего нынешняя ситуация не гарантирует. Но это все равно не повод паниковать, хотя бы потому, что охотятся не на меня, а на Каста.
Вспомнив, «кто всему виной», я тяжело вздохнула и вновь попыталась сосредоточиться на созерцании магии. Но, увы, по-прежнему ничего не понимала, кроме одного — это слишком высокая материя, мне до такого еще учиться и учиться.
А потом все кончилось. То есть был какой-то особенный росчерк розовой «нити», и все. Парни опустили руки, выдохнули, отступили.
— Готово, — вынес общий вердикт Дорс.
Каст утомленно улыбнулся, а Сатол вытер рукавом лоб, и сказал:
— Ну вы сильны…
Водник и огневик после этих слов резко вспомнили о своих актерских способностях и дружно ослабли. Один, тихо ругаясь, поплелся к дивану, а второй, тот, который бесстыжий, шагнул ко мне и обнял.
— Все, крошка, — голосом умирающего, сообщил Каст. — Теперь все хорошо будет.
Желание вывернуться из этих объятий я в себе задушила. Просто за все то время, которое мы провели в комнате рыжего, король факультета Воздуха ни разу не спросил у коллег, зачем им понадобилось ставить такую сложную защиту на какую-то иномирянку. И напрашивался только один разумный вывод — Сатол считает, что я девушка Каста. Так что, если я разрушу эту иллюзию, нас ждет закономерный допрос. А оно нам надо?
Хм, значит и впрямь не стоило мне в столовой возмущаться. В этом плане ребята действительно продумали все наперед.
В подтверждение статуса «его королевской девушки», огневик легонько коснулся губами моей щеки. На лице Сатола отразилось легкое неодобрение, но комментариев не последовало. Король воздушников сказал о другом:
— Если это все, то я пойду. У меня собрание факультета намечено.
— Гхарн, собрание… — простонал с дивана водник.
Каст тоже скривился, и выразительно вздохнул — кажется, и на нашем факультете сие действо намечается. Впрочем, не удивительно. После таких-то событий.
— Что вы обо всем этом думаете? — вновь подал голос Сатол.
Рыжий пожал плечами.
— Не хотим спешить с выводами, — ответил он хмуро. — Пусть Совет свое слово скажет, это по их части.
Воздушник состроил кислую гримасу и кивнул.
— Но на несчастный случай не похоже, — сказал тощий.
— Ходит слух, что это как-то связано с делами Фиртона, — подал голос Дорс. — Говорят, декан огневиков перешел дорогу кому-то очень влиятельному и мстительному.
Я такому заявлению искренне удивилась и тут же повернулась к воднику. Но пояснений не дождалась. Вместо этого блондин нехотя поднялся, подхватил разложенный на полу свиток и, свернув его в трубочку, заткнул за пояс. После чего кивнул Сатолу и направился к выходу. Воздушник последовал за ним.
А я догадалась: никакой это не слух, а всего лишь версия, которой руководство академии позволило просочиться в массы. Ну а что? Нужно же как-то объяснить произошедшее народу. Плюс, правды действительно никто не знает, и, вероятно, версия о том, что охотились именно за Фиртоном, рассматривается всерьез.
И почему нет? Она логична. Если не знать всех подробностей.
— О чем задумалась? — вырвал из мрачных размышлений Каст. — Почему хмуришься?
Я же, сообразив, что мы остались вдвоем, встрепенулась и начала выворачиваться из объятий рыжего «величества». Каст, как ни странно, отпустил. Правда только для того, чтобы окинуть пристальным взглядом с ног до головы и скомандовать:
— Замри!
Удивительно, но я послушалась. А огневик прикрыл глаза и принялся шептать какое-то заклинание. Еще и распальцовку сложную, причем сразу на двух руках, изобразил.
Едва с губ пижона сорвалось последнее слово, меня окутало розовым маревом. Сердце тут же наполнилось страхом, но этот страх развеялся практически сразу, вместе с магией. А потом мне пояснили:
— Я прикрыл совмещенку. Теперь от тебя только магией Огня веет, так что вопросов насчет защиты можешь не опасаться. Кто не будет приглядываться, вообще не заметит, а для остальных заклинание ставил я один.
Ура! А то я уже представила округлившиеся глаза членов Совета. Конечно, защита, поставленная Кастом, тоже повод для удивления, но… я ведь, вроде как, его девушка! А это неплохое объяснение, верно?
Все-таки, ребята и впрямь знали, что делали. И все просчитали. А я со своим недоверием выглядела глупо. Вот только…
— Каст, спасибо, конечно, что ради защиты ты решил назвать меня своей девушкой, но…
— Даш, — оборвал он. — Что значит, «ради защиты»? Ты — моя девушка. И точка.
Ну, приехали. Я не выдержала и закатила глаза. Блин, я ведь свое слово по поводу притязаний рыжего уже сказала!
Однако посылать короля факультета по известному адресу я не стала, отшучиваться — тоже. Вообще приняла очень миролюбивый вид и попросила:
— Каст, давай не будем усложнять, а?
— Я никаких сложностей не вижу.
— Да неужели? А твоя семья? Ты не хуже меня знаешь, что родные твой выбор не одобрят.
Вообще, в этот момент мне наставления Глуна вспомнились о том, что семья Каста примет меня разве что в качестве служанки. Но об этом я, разумеется, говорить не стала.
В ответ на мою реплику Каст скривился. Потом фыркнул и сказал:
— Ты не простая иномирянка. Тебя сам Ваул отметил, так что не сравнивай. Для моей матери именно это будет иметь первостепенное значение. И вообще, Дашка… — Каст шагнул навстречу в явном намерении снова заключить в объятия, но я увернулась.
Во второй раз тоже от атаки огневика ушла. И в третий. А потом набралась наглости и напомнила:
— Ты обещал дать мне время!
— Так почти неделя прошла, — парировал этот недоэльф, но новой попытки поймать не предпринял.
Я же бросила быстрый взгляд на дверь.
— Куда? — тут же нахмурился пижон.
Спорить и ссориться по-прежнему не хотелось, поэтому я отступила от Каста еще на шаг и озвучила очевидное:
— К себе.
— Зачем?
Блин! Думать о жизни своей нелегкой!
Но ерничать вслух я, конечно, не стала. И вообще сказала правду:
— У меня провалы в образовании. Так что учиться иду. Самостоятельно.
Губы Каста дрогнули в легкой улыбке, в темных глазах блеснуло озорство.
— Дашунь, — протянул он. — Зачем заниматься самообразованием, если у тебя есть я?
Я вновь не выдержала и снова глаза закатила. Вот только этого не хватало. Мало мне занятий с Глуном, да? Теперь еще и Каст?
Нет, с одной стороны было бы здорово, но с другой — я не настолько наивна, чтобы не понимать, во что подобный тет-а-тет вылиться может. Тем более в отсутствие защитного амулета.
Блин, ну вот зачем куратор этот амулет сломал, а? Чем лично ему подарок Ваула не угодил?
— Даш, — вновь позвал Каст.
Я отрицательно качнула головой.
Пижон тяжко вздохнул и махнул рукой. И добавил нехотя:
— Ладно, иди. Но если что — сразу ко мне. Поняла?
— Конечно, — клятвенно пообещала я, искренне надеясь, что никаких «если что» все-таки не случится.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте