Глава четырнадцатая

Я не поняла, как и почему это произошло. Мы с Кастом просто шли, а парни шли навстречу. Рыжий находился чуть-чуть, буквально на полшага впереди меня. Его ладонь клещом вцепилась в мою.
И вот он делает новый шаг, и пространство меняется. Вспышка. Передо мной встает полупрозрачная молочно-белая мерцающая стена. Я еще не успеваю испугаться и понять, что Каст — там, внутри, а меня уже отбрасывает назад. Это он, пижон, из пелены вырвался и отшвырнул, как щепку.
Потеряв равновесие, я упала на твердый каменный пол, и почти тотчас услышала яростный рык Каста:
— Даша, ушла! Быстро!
А следом уже не рык, а дикий, раздирающий душу крик. И это не Каст — это те парни, что шли навстречу.
При падении я ушибла бедро и локоть, но боль пришла с запозданием. Инстинктивно повинуясь приказу короля факультета, я начала отползать. Но отползала «спиной», поэтому не могла оторвать взгляда от мерцающей стены.
За ней творилось нечто жуткое. Три фигуры в алых форменных балахонах, корчились, как марионетки в неумелых руках. Словно незримый кукловод дергал их нитки, а эти нитки, вдобавок ко всему, спутались.
И крики. Приглушенные, будто молочно-белое марево скрадывало звук, но непрерывные и полные нестерпимой боли.
— Даша, прочь! — раздался новый выкрик Каста.
Я через силу отвлеклась от созерцания стены и того, что происходит за ней, и бросила взгляд на пижона. Он стоял вполоборота, со зверским выражением лица. Магический жест, в который складывались его пальцы, я распознать не могла, зато стало совершенно ясно, что рыжий собирается ринуться туда, за эту стену.
— Нет! — сорвалась я на крик.
И этот крик слился с другим — далеким, но куда более яростным, в котором я с трудом узнала голос декана Фиртона:
— Каст, назад! Тебе не по зубам!
Резко повернув голову, я увидела, что Фиртон алым вихрем несется к нам. Лицо блондина было перекошено, а губы шептали какое-то заклинание.
Каст тоже заклинание в этот момент шептал и, видимо, сбился, благодаря внезапному вмешательству. Зато сам Фиртон был предельно сосредоточен и невероятно быстр. Он оказался рядом в доли секунды и, прежде чем я успела понять, что именно собирается делать — скрылся за мерцающей стеной.
Пижон, ринулся, было, следом, но не дошел. Фиртон выбросил из зоны действия странного заклятия одного из парней, того самого шатена, и парень налетел на Каста, сбив короля факультета с ног.
Правда, рыжий тут же вновь вскочил на ноги, но… поздно.
Там, за этой стеной, что-то произошло. Что-то странное и страшное.
Это было похоже на взрыв, только бесшумный. Яркий белый свет, ослепляя, на миг затопил все пространство. Я рефлекторно зажмурилась и охнула, потому что реакция оказалась запоздалой.
А следом пришел пробирающий до костей страх.
Я хотела закричать, но не смогла — горло перехватило. И тем страшнее была нахлынувшая в следующее мгновение тишина. Абсолютная.
Внутреннее чувство подсказывало — все кончилось. Но я инстинктивно продолжала отползать. А когда опомнилась и открыла глаза… черт, лучше бы я этого не видела!
— Что произошло? — выдохнула я раньше, чем подумала.
Застывший неподалеку Каст, ответил не сразу.
— Еще одна ловушка Даш, — с болью прошептал он. — Ловушка на высшей магии.

Каст сидел в кресле, закинув ногу на ногу, и хмуро разглядывал небольшую, размером с пол-ладони, металлическую бляшку. Пижон вытащил ее из-под одной из напольных плит коридора. Успел буквально за минуту до того, как в зал ворвался профессор Сарин.
За Сарином примчались и остальные: профессор Милин, младший преподаватель «боевой медитации» Глория, и прочие, прочие, прочие… Ну и куратор первого курса лорд Глун, разумеется.
Что и где искать, Каст знал точно. Он практически сразу нашел нужную плиту, приподнял ее и вытащил ту самую «бляшку». После чего сунул ее в карман мантии, и тут же помчался ко мне.
Я понимала, что пижон поступает неправильно, забирая с места преступления главную и, возможно, единственную улику. Вот только сказать ему об этом не успела, потому что… да-да, потому что в следующий момент профессор Сарин явился.
А потом и вовсе стало не до того — пришла запоздалая реакция на стресс. Потрясение, которое я пережила благодаря Глуну наложилось на ужас, вызванный тем, что случилось у входа в общагу, и я впала в настоящий ступор. Впервые в жизни я увидела труп! Тот шатен, которого Фиртон выбросил из зоны действия заклинания, был мертв. Он не выжил.
Хуже того, у парня оказалась обожжена кожа лица и рук. Я не знаю почему. Огня за стеной не было, но кожа парня буквально превратилась в уголь. Тело парня уцелело лишь потому, что его выбросили из зоны действия заклинания. От остальных даже пепла, по большому счету, не осталось.
Сарин застал нас с рыжим едва ли не в обнимку. Каст пытался поднять меня на ноги, а я не могла шевельнуться. Меня очень сильно мутило. Настолько, что я, не выдержав, вцепилась зубами в мантию обнимающего меня Каста.
Нас пытались расспрашивать. Думаю, Каст в этот момент сильно радовался моему невменяемому состоянию, потому что я бы не смогла соврать столь же складно, как врал он. Я бы нас выдала.
А Каст виртуозно разыгрывал целую гамму чувств: от непонимания, но бешеной злости, причем не столько на неведомого злоумышленника, сколько на тех, кто пытался оторвать меня от пижона и допросить. Впрочем, я все-таки не уверена, что король факультета «играл».
Спустя какое-то время нас отпустили. Разумеется, это не означало, что разговор окончен, ведь мы — единственные свидетели. Но все же.
К этому времени тошнота отступила, сменившись крупной дрожью. Поэтому, едва мы оказались на чердаке, Каст усадил меня на диван и отправился к кровати, за одеялом. Ну а едва укутал, повернулся к зеркалу, в котором отражался искренне ошарашенный происходящим Кракозябр, и спросил:
— Ты «синего» позвать можешь?
— Дорса? — уточнил призрак. — Могу.
— Да. Его. И скажи, чтоб выпить взял.
Зяба кивнул и исчез, а мы, собственно, принялись ждать Дорса.
Время превратилось в расплавленную карамель. Оно тянулось медленно и долго. Каст крутил в пальцах украденную с места преступления «бляшку», а я куталась в одеяло, смотрела на пальцы пижона и пыталась придти в себя. Ну и «котика», который взобрался ко мне на колени, гладила.
Потом, наконец, раздался стук в дверь, и Каст помчался открывать. Он даже не спросил, кто пришел, но гость оказался тем самым, желанным.
Здороваться Дорс не стал. Просто перешагнул порог, кивнул Касту и направился к дивану. В этот раз король факультета Воды ни от кого не прятался — на нем была форменная синяя мантия, а в руках бумажный пакет, из которого торчали горлышки двух закупоренных бутылок.
Я прекрасно понимала, почему Дорса не остановили. В таких обстоятельствах людям глубоко плевать и на допуски, и на вражду факультетов, и на чьи-то намерения залить стресс вином.
— Так что у вас тут все-таки случилось? — выставляя на чайный столик бутылки и жестяную коробку с чем-то сладким, спросил Дорс.
Он сорвал с горлышка бутылки какой-то ободок, и я впервые в жизни увидела, как именно маги Воды откупоривают вино. Пробка прямо на глазах начала медленно выходить из горлышка, словно ее толкали изнутри. Впрочем, так оно и было: ее реально толкало само вино.
— Бокалов нет, — запоздало опомнилась я.
В ответ Дорс подарил мне теплый взгляд и, хотя ситуация к шуткам не располагала, шепнул с улыбкой:
— Эх, малышка, за что ты мне такая, не хозяйственная, досталась?
Слава богу, в этот раз пижону хватило ума не сорваться. Он фыркнул и только.
А Дорс наклонился вперед и передал Касту откупоренную бутылку. Ну а огневик, вместо того, чтобы выпить, протянул вино мне и предложил:
— Давай, Дашка, хлебни. Глядишь, полегчает.
Изначально я пить, честно говоря, не собиралась. Но, признав разумность предложения, бутылку все-таки взяла и вино попробовала. Вопреки опасениям оно оказалось легким, как шампанское, так что я сразу же сделала второй глоток. Не скажу, что стало намного легче, но хотя бы дрожь чуть поутихла.
— Так что это было? — вновь подал голос Дорс.
Вместо ответа, Каст кинул воднику «бляшку», и в тишине чердака раздалось усталое:
— Твою же мать…
И пусть мне никто не объяснял, было ясно: эта штука — нечто вроде мины с определенным радиусом действия.
— Ловушка была спрятана под одной из напольных плит, — начал рассказывать Каст. — Установили ее, судя по всему, только сегодня. Возможно, во время первой пары, или же чуть раньше — во время завтрака. Настроена она была, как ни трудно догадаться, на меня. И именно благодаря моему появлению, сдетонировала.
— А парни? — вступил в разговор водник. — Почему они погибли?
— Когда ловушка активизировалась, они оказались в радиусе действия заклинания, причем гораздо ближе к центру, нежели мы с Дашей, — помедлив, с горечью признался Каст.
— Стоп. Так может быть это из-за них и сработало?
Король факультета Огня отрицательно качнул головой.
— Из-за меня, — сказал он. Потом шумно вздохнул, потянулся и отнял у меня бутылку. Сделал довольно внушительный глоток и продолжил:
— Я очень хорошо помню момент активации, Дорс. Едва я перешагнул границу заклинания, произошел выброс заключенной в этой дряни, — парень кивнул на «бляшку», — силы. Меня ударило, но я успел отскочить и оттолкнуть Дашу, а парням достался основной заряд. В общем, ловушка на меня настроена была, это без сомнений.
Водник скривился и выругался.
— М-да…
На чердаке снова стало тихо, как в заброшенном склепе. Потом Дорс перегнулся через столик и протянул руку, требуя у Каста бутылку с вином. То есть нервы водника тоже не выдержали. Что ж, ожидаемо.
Бутылка пошла по кругу. Вдобавок, водник открыл жестяную коробку, в которой обнаружилось печенье с шоколадной глазурью. Сразу вспомнилось, что у меня тоже закусь имеется, но сил, чтобы подняться и дойти до комода, не нашлось.
— А как отреагировал Глун? — вновь подал голос водник.
— Сначала выглядел испуганным, потом разозлился, — ответил король нашего факультета и мрачно покосился на меня.
Да, да, понимаю. И даже оправдываться не стану.
Я опустила голову, признавая собственную неправоту.
— Вы чего? — тут же отреагировал Дорс.
— Да ничего, — сказал Каст хмуро. — Просто за пару минут до того, как все случилось, Даша пыталась убедить меня, что мы с тобой ошиблись. И что нам следовало заподозрить Фиртона.
Верно, пыталась. Более того, я верила в это до последнего момента. Но смерть Фиртона напрочь перечеркнула мою почти идеальную теорию. И черт, теперь мне вдвойне стыдно, что подумала о нем плохо.
— Но, может быть, это все-таки кто-то третий? — робко предположила я.
— Слабак не способен настроить ловушку, выстроенную на высшей магии, — сказал Каст жестко. — Речь по-прежнему идет об очень сильном маге. А на факультете Огня кроме Глуна и Фиртона таковых больше нет. И раз Фиртон выпал…
Рыжий пижон не договорил, но аргументов больше и не требовалось. По крайней мере, мне. И теперь я молчать не имела права.
— Сегодня на лекции по «основам боевой магии», Глун довел меня до слез, — сообщила я. — Потом выгнал всех на перемену, а меня оставил. В результате я сорвалась от нервов, так же как тогда, в коридоре. Ну, перед тем, как мы в водную ловушку упали, помните? В общем, из-за этого пострадал амулет Ваула. Он так жег, что я, кажется, чуть не сгорела. Глун помог от него избавиться, а потом отпустил меня с занятий. Сказал, чтобы я собирала вещи и шла к себе. И вот я сейчас думаю: он знал, что Каст уничтожение амулета Ваула почувствует, или нет?
— Что? — выдохнул «синий» ошарашено.
У Каста тоже лицо вытянулось, и он едва не выронил почти опустевшую бутылку.
— То есть, это Глун амулет уничтожил? — недоверчиво переспросил король нашего факультета.
Я кивнула.
— И как это случилось? — вновь вмешался в разговор блондин.
Прикинув все «за» и «против», я мысленно махнула рукой и рассказала парням подробности всего, что случилось после того, как мы с куратором остались наедине.
— Гхарн, но это невозможно, — выдохнул Дорс.
Каст, кажется, хотел сказать то же самое, но промолчал, потому что, в отличие от водника, уничтожение амулета почувствовал.
— Так что? — Я попыталась плотнее закутаться в одеяло, потому что после этого признания как-то опять холодно и жутко стало. — Он знал, что Каст почувствует, или?..
— Не мог не знать, — ответил рыжий. — Это же очевидно. Я — сын Ваула и, разумеется, выброс божественной магии почувствую преотлично. Тем более, магии собственного отца. Мне даже напрягаться для этого не придется.
Ну вот, так и думала. Я закрыла глаза и тяжело вздохнула. Увы, у меня даже частицы сомнения не осталось.
Глун установил ловушку после того, как все ушли на завтрак. Потом нарочно довел меня до истерики и продержал до начала второй лекции, чтобы все посторонние адепты уж точно на занятия ушли. А после уничтожил амулет и отправил в общагу.
Он знал, что Каст почувствует выброс силы и примчится. И, зная о наших отношениях, понимал, что в общагу мы пойдем вместе. И так как это самый разгар занятий, никого в зале, примыкающем к башне, нам не встретится, а там… ловушка. И поминай, как звали. Даже косточек не останется.
— Н-да, дела. — Дорс нервно постучал костяшками пальцев по столику.
И снова я не смогла промолчать:
— Надо звать Ваула.
Оба божественных отпрыска посмотрели на меня как на дуру.
— Нет, Даш. Звать Ваула — это перебор, — помолчав, сказал Каст.
Я едва не застонала. Да, я помнила позицию парней по вопросу призыва божественных родителей — убейся, но папе-маме не скажи, но понять до сих пор не могла.
Тем более, сейчас. Сына Ваула хотят убить! В результате покушений погибло четыре адепта огненного культа, в том числе очень сильный маг и, по совместительству, декан нашего факультета. Как по мне — Ваул первый, кто должен узнать об этом.
Но эти двое опять упрямятся! Почему, спрашивается? Даже тот факт, что в результате пострадали невинные, их не трогает. Гордость, блин, важней.
— Хорошо. — Решительно сказала я. — Хорошо, Каст, не зови. Я сама в храм схожу.
Пижона аж перекосило.
— Даже не думай, — процедил он. И настолько опасно прозвучало, что у меня мурашки по коже побежали.
— Даша, успокойся, — буркнул Дорс. — Успокойся и пойми — вмешательство богов никогда ни к чему хорошему не приводит.
— Если призвать Ваула, будет только хуже, — поддержал «синего» Каст. — Неужели ты действительно думаешь, будто вспыльчивый огненный бог, услышав, что его сына тут хотят убить, станет разбираться в деталях?
Я подарила пижону недоуменный взгляд, а тот скривился и пояснил:
— Покушение на меня — личное оскорбление, Даш. Ваул просто выдернет меня отсюда и зашвырнет в обитель огненного народа. А эту академию снесет к гхарновой маме. Вместе со всеми вами.
— Что-о-о? — Выдохнула я и изумленно вытаращилась на Каста. — Но ведь это несправедливо! Убивать всех, только из-за того, что они оказались рядом!
— Зато быстро, — встрял водник. — И с гарантией уничтожения истинного виновника. Ну и в назидание остальным заодно, чтобы неповадно было.
Парни замолчали, я тоже. Увы, здравый смысл подсказывал, что они правы. Но ведь оставлять все, как есть, тоже нельзя!
— И что же нам делать? — спросила я тихо.
— Касту еще одну защиту, на случай вот таких ловушек. Тебе… тебе тоже что-нибудь поставить нужно. Ну и мне за компанию, а то мало ли. — Блондин поморщился и, картинно почесав затылок, выдал: — Гхарн! Зачем я сюда пришел?
— Да, я тоже как-то не подумал, что тебе следует держаться подальше, — буркнул Каст. — Извини.
— Да бросьте, — внесла свою лепту я. — Глун и так знает, что мы общаемся. После того приключения в подземельях, оставаться врагами трудно. Так что Дорс в любом случае встрял. — И добавила совсем тихо: — Как и я. Как и мы все.
Мне вспомнился труп студиозуса, и к горлу вновь подкатила тошнота. Нет, подобного больше допускать нельзя, и Глуна надо обезвредить. Но как? Участвовать в обсуждении его убийства я не готова. Я вообще против убийств!
— Даш, прекращай паниковать, — позвал «синий». — Все хорошо будет.
— Кажется, это вы мне уже говорили.
— О нашей прогулке в подземелья преподы умолчали, но этот случай — другой, — отметил Дорс. — Они не смогут ограничиться внутренним расследованием, во главе которого, как в случае с подземельем, встанет Глун. Ректор будет вынужден сообщить Совету Магов. Так что задача Каста, собственно, как и наша, продержаться несколько дней.
— А дальше?
Каст усмехнулся и отставил на пол опустевшую бутылку вина.
— Глуну будет не до нас, — заверил он. — Ну а мы, в свою очередь, сделаем все, чтобы доказать его вину.
— А сможем? — с тревогой уточнила я. — И… что если в процессе расследования вскроется твое происхождение?
— Не волнуйся, детка, все будет в порядке. — Каст подмигнул.
Я не волноваться не могла, но выспрашивать подробности дальше не стала. И не только потому, что устала и перенервничала, просто нас прервал уверенный стук в дверь.
— И кого это принесло? — спросил Дорс мрачно.
Огневик же, наоборот, окончательно повеселел и протянул руку, требуя у водника «бляху».
Та-ак… и к чему это все?
Стук повторился. Каст по-кошачьи плавно поднялся из кресла и, спрятав «бляшку» в карман мантии, отправился выполнять обязанности дворецкого.
Мне, чтобы увидеть дверь, надо было приподняться и вытянуть шею, но сил на это не было. Зато тот факт, что Кузьма по-прежнему лежал на моих коленях, и прятаться не собирался, подсказывал — пришел кто-то из тех, кто знает о твире.
Но кроме Дорса и Каста о «котике» осведомлены лишь двое. Сестра пижона Кэсси и…
— Что вам угодно, лорд Глун? — донеслось от двери.
Я невольно вздрогнула, а Дорс, который сидел спиной и даже не думал оборачиваться, криво усмехнулся.
Ответа не последовало. Вернее, он все-таки прозвучал, но несколько позже, после того, как раздался тихий стук прикрываемой двери и щелчок запираемой щеколды.
— Корпус ловушки ты забрал?
У-у! Ну вот. Допрыгались.
Впрочем, это было вполне ожидаемо. Даже если отбросить все и хотя бы на миг предположить, что Глун не при делах, маг его уровня и знаний не мог не понять того, что сразу поняли студенты. Увидеть, что сработала ловушка, причем не из числа старых, а какая-то новая. Следы-то остались.
И, честно говоря, я думала, что Каст пойдет в отказ, но ответом куратору первого курса факультета Огня стало ровное:
— Да, лорд Глун. Я.
— Отдай.
И вот тут бы Касту проявить хоть толику смирения и вернуть улику, но у пижона оказалось другое мнение.
— Нет, лорд Глун. Я отдам корпус ловушки только представителю Совета Магов. — Сообщил он.
Возникла непродолжительная тишина. И я буквально затылком почувствовала излучаемую от Глуна при упоминании Совета неприязнь. Стало страшно.
Только наш «синий» друг был спокоен, как гранитная скала. Дорс потянулся, вынул из бумажного пакета, стоящего на столе, вторую бутылку вина и принялся ломать печать.
— Вот как? — голос куратора прозвучал не просто строго, а леденюче-надменно. — Вы уверены в своем решении, адепт Каст?
Лично я бы после такого безропотно отдала, что угодно, а затем бы спряталась под пол. А вот рыжему было плевать.
— Более чем. — Отчеканил он.
Ну все, теперь нам точно крышечка.
Перепуганная я по инерции приняла от Дорса бутылку и, не задумываясь, поднесла к губам. А дальше… дальше, разумеется, закон подлости сработал, ибо именно в этот момент куратор решил посмотреть, что тут происходит. Глун приблизился настолько стремительно, что среагировать я не успела. И, столкнувшись с его взглядом, тут же услышала изумленное:
— Дарья?
Не поперхнулась. Но сохранить равнодушный вид оказалось ой как сложно. Мне вообще жутко хотелось швырнуть бутылку в голову этому гаду, но я слишком хорошо понимала — нельзя.
— Дарья, — изумление куратора сменилось раздражением. — Ты ведь девушка. А пьешь из бутылки, как…
Он не договорил, но скривился весьма выразительно.
Блин. Да, я девушка. И что?
— А у меня стресс, лорд Глун, — зло выдохнула я.
Еще, правда, хотела добавить, что я, вообще-то, иномирянка, а тут, такие вообще прокаженными считаются, но сдержалась. Потому что вдруг осознала главное: передо мной стоит убийца!
Это заставило помимо воли напрячься. Кузьма перемену моего настроения мгновенно уловил, вскинул мордочку и оскалился. Не на меня, разумеется, и не на Дорса с Кастом.
— Та-ак, — протянул куратор. — И что же вы тут нарешали?
Вопрос был риторическим, и отвечать на него никто, разумеется, не спешил.
— Господа, вам не кажется, что вы перегибаете?
— В чем перегибаем, лорд Глун? — отозвался Дорс невинно. Переигрывал, причем намеренно.
— Что ж, — выдержав паузу, процедил Эмиль. — Хорошо. Поступайте, как знаете. И, Каст, я сильно сомневаюсь, что твоя мать одобрит подобное поведение сына. Во всех отношениях.
Куратор бросил на меня новый, выразительный взгляд. И, вспомнив рассуждения Глуна об аристократических родственниках Каста, я сразу поняла, что он имеет в виду. Судя по тому, как дернулось лицо рыжего огневика, сам Каст это тоже осознал.
А Глун круто развернулся на каблуках и быстро направился к выходу. Дворецкий, в лице сына одного из представителей поларского пантеона, последовал за ним.
Ну а когда профессор нас покинул, я не выдержала и, глядя на Каста, выпалила:
— Вот нафига, ты его довел, а? Думаешь, Глун бы сделал такую глупость, что уничтожил улику?
— Не сдержался, — буркнул тот. В голосе прозвучало сожаление. — В конце концов, я тоже не железный.
Я закатила глаза.
— Не бойся, Дашка. Прорвемся. — Успокоил Дорс и подмигнул. — Да и мать Каста, думаю, со временем ваши отношения одобрит.
— Какие еще отношения?! — Выдохнула я сердито.
— Дорс, помолчи, — одновременно рыкнул Каст.
— Ой, да бросьте, тут все свои, — отмахнулся водник беспечно. — И мы все поняли, чем сейчас в первую очередь грозил Глун.
Угу. Поняли. Хотел сообщить матери об отношениях сына с иномирянкой…
Я замерла и кашлянула. А потом нервно рассмеялась и прикрыла лицо руками, потому что вдруг сообразила, о каких именно отношениях может рассказать Глун.
— Даш, не нервничай из-за этого, что ты, — кажется, Каст мою реакцию воспринял неправильно.
— Даш, ну ты чего? — присоединился к нему Дорс. — В конце концов, тебя Ваул избрал, а это все-таки много значит. Тем более для нее…
— Да я не из-за этого переживаю! — чуть успокоившись, выдохнула я.
— А из-за чего? — спросил водник.
Вот не хотелось обсуждать с парнями эту тему. Даже упоминать не хотелось, но… видимо, нервы взяли свое.
— Глун убежден, что у нас с вами любовь на троих.
— Что-о-о? — проревел Каст ошарашено.
Я не выдержала, снова хихикнула.
— Тройничок, мальчики. У нас с вами тройничок.
Парни зависли на пару секунд, а потом чердак башни Огня завибрировал от громкого, дружного, мужского ржача. И он был настолько заразительным, что не только я, даже Кузьма не выдержал.
— И-и-и! — пропищал он. — И-и-и-и!!!
— М-да, теперь понятно, — отсмеявшись, сказал Каст. — Что ж, пусть попробует об этом рассказать.
— Твоя мать оценит? — хмыкнул Дорс.
— Посмотрим, — ответил огневик с улыбкой. Потом посерьезнел и добавил: — А насчет проблем с самим Глуном — не переживай, Даш. Разберемся.
— Ага, — кивнул «синий». — Когда прибудут представители Совета, поверь, уж кому-кому, а Глуну точно будет не до нас.
И я поверила. Потом сделала еще один глоток легкого поларского вина и постаралась выбросить мрачные мысли из головы.
В общем, все было хорошо. Но когда парни попрощались и покинули мое убежище, в утомленный стрессами и алкоголем мозг прокралась мыслишка: а как представители Совета Магов отреагируют на меня? И то, что Глуну не поздоровится — это, конечно, здорово, но… Я-то после их визита выживу?

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте