Глава двенадцатая

Занятие с Глуном оказалось достаточно интересным, чтобы не думать о такой мелочи, как время. Поэтому я немного в этом самом времени потерялась. Зато мой желудок был четко убежден, что настала пора ужина. Именно поэтому, распрощавшись с куратором, я отправилась не в общагу, а в столовую.
Не обманулась.
В столовой было привычное столпотворение. Студиозусы всех курсов и факультетов ели, общались, смеялись. За нашим столиком тоже ничего особенного не происходило. И только Каст выглядел излишне мрачным и задумчивым.
При моем появлении огневик нахмурился и поднялся с лавки, дабы пропустить на «положенное место» между ним и одним из мордоворотов. И на этом все — Каст ничего не сказал, ни о чем не спросил, и даже привычно облапать не попытался.
Меня такой расклад не обрадовал. Слишком хорошо я изучила характер пижона, чтобы понимать — подобное поведение неспроста. И подозрения подтвердились: за столом Каст молчал, а вот через полчаса после ужина заявился на мой чердак. Вроде как в гости.
Я поняла, кто именно пришел, едва расслышала стук в дверь. Кузя, который в этот момент как раз доедал добытые в столовой бутеры, тоже каким-то образом догадался.
— Ка-а-ас, — закатив глаза, сообщил «котик».
Но прятаться не стал, наоборот — бодро вернулся к уничтожению ужина.
А я… Ну а что я? Что мне оставалось? Сделать вид, будто никого нет дома? Так глупо это. Тем более теперь, когда наши отношения еще не пришли, но явно находились на пути к какому-то пусть зыбкому, но равновесию.
Поэтому я вздохнула, поправила волосы и, радуясь тому, что еще не переоделась в домашнюю одежду, а только сбросила мантию, направилась к двери.
— Привет, — сказала я, едва распахнув дверь.
Каст хмыкнул и, не дожидаясь приглашения, вошел.
Помнится, первые визиты огневика вызывали паническую дрожь и, одновременно, желание схватить что-нибудь тяжелое и обрушить на «королевское чело». А в этот раз мне было плевать. В этот раз меня даже не покоробил тот факт, что Каст лично закрыл дверь и задвинул все три щеколды. Зато небольшой бумажный сверток, который король факультета держал в руках, пробудил любопытство.
— Что это? — спросила я.
Их высочество… меня проигнорировал. Совершенно. Лишь едва мазнул взглядом, дернул плечом и, привстав на цыпочки, начал вглядываться вглубь чердака.
Это продлилось с полминуты. Потом, усмотрев что-то, Каст подарил мне сдержанную, но мимолетную улыбку и уверенно направился к дивану.
Та-ак. Это еще что за номер?
Я с подозрением проследила за передвижением пижона. И то, что случилось дальше, заставило меня в буквальном смысле открыть рот.
— Здорово, мелочь, — поприветствовал Каст твира и плюхнулся в кресло рядом с чайным столиком.
Кузьма, который на этом самом столике трапезничал, оторвался от бутеров, недовольно покосился на огневика и вновь к еде вернулся.
Пижона такая реакция Кузьмы совершенно не устроила.
— Слушай, мелочь, ты извини, что я над тобой смеялся. — Произнес он. — Просто сам понимаешь, твиры… вы… обычно совсем другую форму принимаете.
Мой бордовый «котик» красноречиво фыркнул и продолжил ужинать. Отвлекаться на незначительный отвлекающий фактор в лице Каста он точно не собирался.
Но «фактор» оказался на редкость упрямым.
— Здорово ты тут все обустроил. — Огневик демонстративно огляделся. — А хлам в пространственный карман убрал, да?
Кузьма опять фыркнул и принялся догрызать последний кусок колбасы.
— Слушай, у меня тут кое-что есть…
С этими словами парень положил на чайный столик тот самый сверток и принялся разворачивать. Я к тому времени подошла ближе, хотя вмешиваться в разговор не спешила. Зато теперь смогла отлично разглядеть, что именно приволок пижон.
В свертке оказалось… сало! Большой такой шмат, с подкопченой корочкой и мясными прожилками.
— Будешь? — подвинув угощение твиру, предложил Каст.
Вот теперь Кузя замер. Прямо как был, с куском колбасы в зубах.
А король факультета ловко извлек из-за голенища сапога нож, и принялся этот шмат разделывать. Каст резал сало умело, на тонкие, аппетитные ломтики. И делал вид, будто изумление, проявившееся на мордочке твира, ему совершенно не льстит.
Потом с той же небрежностью, подхватил двумя пальцами один ломтик и протянул Кузе.
— Держи.
Кузя, который, как и я, просто оцепенел от изумления, нервно сглотнул, но не пошевелился. Не дождавшись реакции, Каст положил кусочек сала перед твиром и следующий ломтик подцепил. Этим никого не угощал — сам сожрал. А потом обернулся и спросил:
— Дашка, а хлеба у тебя нет?
Я отрицательно качнула головой. Тогда король состроил расстроенную физиономию и опять к твиру повернулся.
— Так я и знал, — сказал парень с какой-то особой, обвиняющей интонацией. А потом уже веселей: — Но мы его и без хлеба можем, верно?
Кузя таки отмер и тут же подавился куском колбасы, который по-прежнему держал в зубах. Однако, кое-как сглотнув, твир принял ну о-очень гордый вид и одарил Каста внимательным взглядом. Потом глянул на предложенный ломтик сала и скривился.
Лица Каста я в этот момент видеть не могла, но заметила, как напряглись плечи огневика. Голос тоже напряженно прозвучал:
— Что?
Ушастый лис картинно зевнул, поднялся и спрыгнул со стола в явном намерении покинуть место трапезы.
— Эй, ты куда? — буркнул Каст. — Ты ведь любишь сало.
А Кузьма застыл, чтобы тут же повернуть голову и сообщить:
— Важна не еда-а, а компания.
От такого заявления я прикусила палец, чтобы не расхохотаться в голос. Еще смешнее стало, когда король факультета Огня, вместо того чтобы смолчать, процедил:
— И чем же тебе не нравится моя компания?
— Ничем не нра-авится, — беспечно отозвался Кузя, после чего гордо посеменил к кровати.
Резко обернувшись ко мне, Каст одарил таким взглядом, что кровь в жилах застыла.
— Наглый он у тебя, — выдержав ну очень долгую паузу, констатировал парень.
— Не наглее тебя. — Огрызнулась я.
Каст фыркнул, отодвинул бумагу, на которой было разложено сало, и поднялся. Но вопреки ожиданиям, уходить не спешил, а вновь начал осматриваться. Я поняла, что именно он ищет, однако остановить или запретить, разумеется, не могла. Тем более, напольное зеркало в тяжелой бронзовой раме пижон заметил практически сразу.
— Ага… — протянул Каст и направился к логову Зябы.
Страшно не было. Более того, лично меня все происходящее не беспокоило совершенно. Ибо сложно не доверять человеку, который спас тебя от смерти, причем рискуя собой. Ведь не будь меня, Каст бы смог удерживать защитную сферу куда дольше.
Ну а в том, что касается Кракозябра, честно говоря, я была убеждена, что призрак не проявится. Тем не менее, Зяба пришел. Пришел и сразу сообщил королю:
— Мне твоя компания тоже не нравится.
Каст споткнулся на ровном месте и замер, так и не дойдя до зеркала. И вновь под прицелом его гнева оказался не кто-нибудь, а я.
— Даш, это несправедливо, — сказал огневик, поворачиваясь.
Я промолчала — все силы уходили на то, чтобы не засмеяться. Лишь руками развела, мол, ничего не могу поделать.
— Объясни им, что не так уж я и плох! К тому же… — Каст резко замолчал. Потом нахмурился, судорожно вздохнул и тряхнул головой. — Ладно, Дашка. Забыли.
— Что именно? — не поняла я.
— Поцелуй, — сверкнув темными глазами, отозвался парень. — Я уже понял, что ты до последнего отпираться будешь. Рассказывать про состояние аффекта и все в таком роде.
У меня от удивления даже рот приоткрылся, а огневик продолжал:
— И я, так и быть, временно притворюсь, будто ничего не было. Но на этом тема не закрыта. Для всего факультета ты уже моя девушка. А я не привык отступать.
Блин! Я едва не застонала. Какой же он все-таки дурак!
— Каст, а ты нормально с девушками говорить не пробовал? — озвучил мои мысли Зяба.
— Захлопнись, чучело, — скрестив руки на груди, огрызнулся Каст. И уже мне, причем спокойно и серьезно: — Дашка, я дам тебе немного времени на осмысление ситуации, но потом…
— Каст! — Выдохнула я укоризненно.
А пижон выразительно закатил глаза и помчался на выход.
Вот и поговорили, ага.
И чего, спрашивается, приходил? К Кузьме подмазаться? И неужели рыжего так расстроил холодный прием моих домочадцев? Или он реально совсем другого отношения ожидал?
Не понимаю.
От хмурых раздумий отвлек стон твира. Однако в нем звучала не грусть или боль, а нечто очень похожее на вожделение.
Я резко обернулась и застыла статуей. Как оказалось, один маленький ушастый лис, упрямо мнящий себя котиком, после бегства пижона вернулся к чайному столику. И теперь взирал на сало большими влюбленными глазами.
— Кайф-ф, — тихо сообщил мне твир и облизнулся. — Хоть какая-то польза от шантажи-иста.

День выдался настолько суматошным и трудным, что на подготовку к завтрашним лекциям сил не хватило. На изучение утащенной из подземной библиотеки брошюры — тем более. Единственное, на что я оказалась способна — дойти до ванной, кое-как умыться, а потом переодеться в пижаму и упасть на кровать.
Уснула я через мгновение после того, как голова коснулась подушки. А, казалось бы, спустя секунду кто-то ткнулся холодным носом в ухо и протянул пискляво:
— У-утро!
Я вздрогнула и распахнула глаза.
Оказалось — да, и впрямь утро. Застонав, я попыталась перевернуться на живот, накрыть голову подушкой и вырубиться снова. Но кто ж мне позволит прогулять лекции?
— У-у-утро! — повторил Кузьма и принялся скакать по кровати.
Вот как тут уснуть, а?
Нет, я, конечно, могла, но чувство ответственности пересилило. И только когда получасом позже, за завтраком, мне предложили выпить местный аналог кофе, жизнь начала налаживаться.
Благодетелем моим, кстати, оказался ни кто иной, как пижон. Каст держался так, будто вчера ничего не случилось, был предельно учтив и очень вежлив. Я напоминать о событиях прошлого вечера тоже не стремилась. Ну и о том, что Кузьма-таки оценил угощение, разумеется, не сказала.
Занятия традиционно отсидела в компании Кэсси и Велоры, после чего пережила обед, за которым Каст был столь же учтив и вежлив, как за завтраком. Ну а когда проверещал звонок, уведомляющий об окончании последней лекции, благополучно отправилась к себе.
У двери на чердак пришлось задержаться. Увы, во время нашего злоключения в подземельях, я вместе с мантией выбросила ключ, и теперь приходилось эксплуатировать Кузьму по полной программе. А переступив порог своего убежища… стала ждать появления Каста с полноценным подкатом. Напомаженного, надушенного, с букетом цветов, шматом сала для твира, и вагоном претензий.
Да, я его ждала! И обещание пижона дать время свыкнуться со своей судьбой не впечатляло, ибо я успела изучить характер этого парня. Каст слишком импульсивен, как подросток, у которого еще гормон в одном месте играет.
В общем, первые полчаса я промаялась в ожидании визита. А потом в мою местечковую панику вмешался Зяба, сообщив:
— Если ждешь Каста, то он не придет.
— Почему? — тут же насторожилась я.
— Они с Дорсом в архиве. Кажется, пытаются найти информацию о том, кто в последнее время интересовался старыми схемами замка.
— Ого!
— Угу, — отозвался призрак ворчливо.
На этом разговор был окончен, и поводов отлынивать от учебы не осталось. Тем более, в моей личной учебной программе пунктов для изучения было предостаточно. Подойдя к письменному столу, я тоскливо взглянула на листок с расписанием на завтра — опять теория. А главное, одна магия Огня в различных вариациях. И эти их пульсары, огонь жидкий и быстрый, спокойный и какой-то там еще. Огонь-огонь-огонь… блин, даже тошно чуть-чуть.
И вот тут я вспомнила о заветной заначке в виде стыренной из библиотеки брошюры. Настроение сразу скакнуло на двести пунктов вверх, а губы растянулись в улыбке. Я пулей метнулась к прикроватной тумбочке и через минуту уже сидела за письменным столом, вчитываясь в потускневшие от времени слова на обложке.
Под символом, изображавшим перечеркнутый крест-накрест круг, было написано: «Основы смешанной магии». Тэкс, и что тут у нас?
По оформлению брошюра сильно напоминала методички из моего мира. Это вдвойне будоражило воображение, потому что в методичках зачастую не только теорию дают. И пусть книжица, судя по всему, посвящена каким-то групповым практикам, была вероятность найти что-то полезное и для себя.
Однако надеждам сбыться оказалось не суждено. И вообще, эта книга оказалась какой-то нереально сложной для понимания.
«Состав основного костяка рабочих заклинаний, — писал неведомый мне автор, — определяется, исходя из следующих факторов:
— сила носителя,
— доминирующая стихия,
— специализация мага.
В виду последнего, мы наставительно рекомендуем сформировать для себя несколько рабочих групп заклинаний.
При нахождении в районах с шовинистически настроенным населением, следует обращаться к магии только доминирующей стихии. Принципы маскировки прочих видов магии, в том числе в составе заклинаний, приведены на стр. 20-31.
Далее мы рассмотрим основные, базовые, заклинания в смешанной технике. Начнем с главной, как ее принято называть, «конфликтной» пары…»
Или:
«Отдельного рассмотрения требуют заклинания высшего уровня. Мы настоятельно не рекомендуем применять их без использования сглаживающей формулы «рош-тар». Данная формула (подробнее она будет рассмотрена ниже) применима вне зависимости от того, в каких обстоятельствах находится маг. Ее цель, как вам вероятно известно, маскировка состава вплетенной в заклинание магии.
(При применении данной формулы, при попытке считывания структуры заклинания менее сильным магом, отображается лишь энергия доминирующей стихии)».
Или вообще шедевральное:
«При применении данной техники используются активационные жесты «ус+1» и «тин+4». В случае если вашей доминирующей стихией является Огонь, то «ус+1» — правая рука, во всех остальных правым жестом является «тин+4″».
Вот после этого я взвыла и отшвырнула брошюру. И за голову схватилась, потому что та реально болеть начала.
«Ус» плюс единица? Это что, вообще? Это как?
И только крошечная догадка, которая вспыхнула в мозгу, заставила снова взять книгу в руки и еще раз пробежаться глазами по хрупким от времени страницам.
Разумеется, я читала не все, и на сей раз на убийственных фразочках не зацикливалась. Мое внимание сосредоточилось на пассажах типа «доминирующая стихия», «стихия в пассиве», и «при равнозначном развитии стихий «конфликтной» пары, мы имеем невероятный потенциал».
Доходило до меня медленно.
Подозреваю, что виной тому оказались ожидания. Я ведь надеялась найти что-то полезное для себя лично. Или, на крайний случай, прочесть как маги, наделенные силой разных стихий, в коллективе работают. Нет, ну а как еще я должна была воспринять термин «смешанная магия»?
Да, ожидания были сильны. И я никак не думала, что под обложкой найду такое. Ведь тут речь шла не о группе магов, а об одном! О маге-универсале!
Но ведь это невозможно! Никто об этом никогда не говорил и в учебниках о подобном не писали. Более того, за несколько недель пребывания в академии у меня появилась абсолютная уверенность: один маг — одна стихия. А сейчас, получается… да черт знает что получается!
— Зяб! — не выдержав, позвала я.
Монстр откликнулся не сразу, причем голос его был не слишком довольным:
— Что?
Угу, понятно. Мой чешуйчатый друг опять чем-то занят. Но не спросить я не могла:
— Зяб, я правильно понимаю, что магический дар — это способность управлять одной из четырех стихий?
— Правильно, — буркнул призрак.
— А почему тогда вот в этой книжке, — я демонстративно потрясла брошюрой, — про равнозначное развитие стихий пишут?
Повисла тишина.
Зеркало стояло далековато, но так, что я его очень даже неплохо видела. И только теперь зеркальная поверхность подернулась легким туманом, а спустя долю секунды появился Кракозябр и уставился на меня во все глаза. Причем с таким ошалелым видом, что возникло стойкое чувство — я снова куда-то вляпалась.
— Все так плохо? — спросила я, не выдержав молчания.
— Я еще не уверен, — медленно протянул призрак. — Книжку покажи.
Пришлось встать из-за стола и приблизиться к зеркалу. Ну а как только Зяба увидел обложку…
— Так! — Голос призрака прозвучал предельно серьезно. — Ты тут маялась от того, что тебе практики не хватает, так вот: практическое задание! Сейчас быстро идешь в ванную, призываешь пульсар, и…
— Неужели она настолько опасна? — перебила я.
— Более чем, — рыкнул монстр. — Марш в ванную!
Это был приказ. Настоящий! И в другой раз я бы, вероятно, огрызнулась, ибо плохо переношу подобный тон, но не сейчас. Поскольку отчетливо видела, что призрак испугался.
— Зяб, да что не так-то?
— Все не так! — выдохнул Зяба сердито. А потом, чуть успокоившись, повторил: — Даш, сожги эту книгу. Сожги, а после этого я расскажу.
Я отрицательно покачала головой и спрятала брошюру за спину.
— Прости, но меня такой вариант не устраивает.
— Даша!
Призрак в упор уставился на меня, но уступать в этой войне взглядов я не собиралась.
Монстр сверкнул глазищами и скорчил страшную мину, хотя с его физиономией для того, чтобы напугать и стараться не надо. А потом прикрыл глаза и шумно вздохнул.
— Ладно. Гхарн с тобой. В конце концов, если мозгов нет, то, сколько ни защищай — все равно не поможешь. Очень давно, Даш, на Поларе существовали маги, которые могли управлять всеми четырьмя стихиями. — Тихо сказал призрак. — Вот тот символ на обложке — их знак. А потом эти маги исчезли. Их истребили, понимаешь?
Угу. Что тут не понять?
Я кивнула.
— А почему их истребили?
— Да все по тому же. Слишком сильные — это раз. Слишком влиятельные — это два. Ну и главное, магам с разделенной силой было нечего им противопоставить. Например, для того, чтобы убрать заклинание, поставленное магом-стихийником, приходилось объединяться. То есть требовались усилия четверых, чтобы убрать воздействие одного. И это независимо от силы того, кто навел заклинание.
Ух… То есть тех, кто владел магией всех стихий просто стихийниками называли? Любопытно.
— В случае с магами-стихийниками уничтожали всех, в ком хотя бы подозревали склонность к подобному дару. И я не хочу, чтобы тебя постигла та же участь. Поэтому сожги эту гхарнову книгу. Сейчас же.
— Зяб…
— Сожги! Даша, ты не имеешь права давать им еще один повод для нападения. Ты и так одна сплошная провокация.
Я задумалась.
То, что знания в брошюре опасны, было ясно с самого начала. В конце концов, не зря ведь ее в тайной библиотеке среди раритетных книг держали. И если ее обнаружат, то по голове меня не погладят. А вот в том, что касается остального…
— Зяб, а эта смешанная магия… ее как-то освоить можно? Ну, то есть эта способность управлять всеми стихиями сразу — это какой-то особый врожденный дар или это дар, который можно развить? — Уточнила я. — Ну, как с талантами. Ведь у каждого человека много талантов, но если обращать внимание только на один талант, то остальные можно даже не заметить.
Призрак нахмурился и отрицательно качнул головой.
— Нет, Дашка. Даже не мечтай. Способность к смешанной магии — это тип магического дара. Врожденный. Причем настолько редкий, что даже во времена расцвета магии, стихийников было раз-два и обчелся.
Монстр замолчал и задумчиво посмотрел куда-то вдаль. Я тоже заговаривать не спешила.
— Знаешь, это так интересно было, — наконец сказал Зяба тихо, будто вспоминая нечто давнее. — Вот ходит обычный маг с разделенной силой, а потом р-раз, и доминирующая стихия прорывается. А за ней все остальные.
— Как это «прорывается»? — решилась уточнить я.
— Вот на этот вопрос нам так и не удалось ответить. И определить, как этот механизм запускается, не получилось. Только предположения строились, что это какая-то внутренняя инициация. Причем происходящая независимо от внешних обстоятельств.
Погодите… Зяба сказал «мы»? Черт!
— А кто-то говорил, что не настолько близок к магии, — тихо, почти шепотом сказала я.
Призрак тут же вышел из легкого оцепенения, в которое после собственных слов впал, и презрительно сощурил глаза.
— Ну, не будь букой. — Я искренне, по-доброму улыбнулась и добавила: — Зяб, ты уже столько раз прокололся, что глупо врать дальше.
Мне подарили еще одну гримасу, а после сказали ворчливо:
— Я действительно не разбираюсь в магии. Точнее, в магии Огня.
— А в какой разбираешься? — спросила я осторожно.
Монстр ответил не сразу.
— Я маг Земли. То есть, был магом Земли. Когда-то.
Вот это да! Я, было, открыла рот, чтобы засыпать Кракозябра вопросами, но тот оборвал:
— Прости, но я не желаю говорить об этом, Даша.
В интонациях призрака прозвучало нечто такое, что заставило замолчать не только меня, но и взыгравшее во мне любопытство.
— Все. А теперь иди, и избавься от этой книги, — вновь подал голос Кракозябр. — Чтобы даже духу ее на этом чердаке не было.
Н-да. Пожалуй, в чем-то призрак прав: если у меня обнаружат эту книгу, то действительно возникнут большие проблемы. Однако… раритет все-таки. И вот так просто взять ее и сжечь? Хм.
— Кузь, — стремительно обернувшись, позвала я. — Кузь, а в твой пространственный карман кто-то кроме тебя залезть может?
Твир активно замотал головой и сообщил:
— Не-ет.
— Спрячешь? — Я тут же протянула ему брошюру.
В зеркале застонали, но я была непоколебима. Не буду уничтожать эту книгу. Понимаю, что опасно, но вдруг пригодится? В конце концов, у меня ни копейки денег, и кто знает — вдруг однажды я этот супер-раритет продать смогу? И вообще, зря я ее, что ли, из библиотеки воровала? Так что пусть лежит.
А Кузьма, широко зевнув, спрыгнул с постели, приблизился и схватил зубами протянутую ему брошюру. Не прошло и пары мгновений, как я наблюдала исчезающий в воздухе бордовый хвост.
Кракозябр тоже за этим процессом следил, и суженные глаза непрозрачно намекали — он категорически против такого шага.
— Лучше бы все-таки сожгла, — подтверждая мои мысли, сказал монстр. Потом вздохнул и добавил, в явной попытке сменить тему: — А вообще, Дашка, плохая из тебя воровка. Невезучая. Нет бы, что по-настоящему ценное спереть.
И пусть эти мысли перекликались с моими, я все же была не столь пессимистична как Зяба. Поэтому не выдержала и шепотом призналась:
— Знаешь, а эта книга — не единственное мое приобретение.
Призрак замер на миг и снова напрягся.
— Что еще? — выдохнул он раздраженно. — Что ты еще натворила?
— Не натворила, а совсем наоборот. — Заверила я.
— Что?
Я не ответила. В этот момент я вдруг полностью осознала всю ценность и важность приобретенного в запретной библиотеке знания.
Нет, поняла-то я это сразу, еще тогда. Но за суматохой последующих событий не успела свою победу прочувствовать. А вот теперь… Я почувствовала, что улыбаюсь, а сердце просто поет от счастья. Безумно хотелось раскинуть руки и взлететь, а захлестнувшая меня эйфория шептала — да, ты не птица, но взлететь действительно можешь!
— Даша, ты меня пугаешь, — сказал Кракозябр.
А следом прозвучало деловое:
— Фсе. — Это Кузьма из пространственного кармана вылез.
И вот теперь мое счастье стало абсолютным. Настанет день, и я сбегу из этого проклятого мира, прихватив с собой и твира, и Зябу. И никто меня не остановит.
Почему не сейчас? Да потому что поларцы знают, где меня искать, а я слишком слаба, и отпор дать не смогу. Ведь судя по тому, как Глун меня при первой встрече вырубил, на Земле заклинания тоже работают. А раз так, нужно учиться. Грех разбрасываться такими возможностями.
— Кузь, укуси ее что ли, — вновь ворвался в мои мысли голос Зябы. — Кажется, наша девочка неадекватна.
Я не выдержала и показала монстру язык. Вот так, просто, признаваться в том, что я теперь знаю заклинание перехода, причем без привязки к порталу, не хотелось. Поэтому я грациозно развернулась и направилась к центру чердака, где как раз море свободного пространства было для наглядной демонстрации.
— Даш, — окликнул призрак обеспокоенно. — Дашка, а может не надо?
— Ты ведь даже не представляешь, что именно я делать собираюсь! — весело откликнулась я и заверила: — Все хорошо, Зяб.
После чего повернулась так, чтобы и призраку, и сидящему подле зеркала твиру все-все было видно. Закрыв глаза, я глубоко вздохнула, постаралась отстраниться от посторонних мыслей и максимально сосредоточилась. Слова заклинания вспыхнули в сознании сами собой, а руки зажили собственной жизнью. Признаюсь, если бы это заклинание, вкупе со всеми сопутствующими жестами, не было вложено прямиком в мозг, я бы ни за что такие «распальцовки» изобразить не смогла.
Новый оклик Зябы прозвучал так далеко, что я только нервную интонацию уловила. А потом ощутила острую необходимость представить место, в которое хотела бы перенестись.
Перед мысленным взором мгновенно возникла лестничная клетка и дверь родительской квартиры. А почему бы нет? Почему не заглянуть в гости? Всего на полчасика. Тем более, мои родные в курсе, где я, и на кого учусь. И вот сейчас я особенно благодарна была Глуну за его «гипноз».
Я вздохнула еще раз и начала шептать заклинание. Да, именно шептать, потому что точно знала — от громкости голоса и произношения мало что зависит.
Где-то на середине фразы руки сами взметнулись вверх и сделали несколько сложных пассов, задавая направление потокам энергии, а потом… все. Я начала вливать в заклинание силу, и оказалось, что это почти то же самое, как наполнять олимпийский бассейн из простого кухонного крана.
И я сбилась. Рассеялось полотно заклинания, которое держалось поверх картинки лестничной клетки, исчезла сама лестничная клетка. И ощущение силы, вместе с уверенностью в том, что все получится, пропали без следа.
Меня… нет, не вышибло из этой маленькой иллюзии, а скорее вынесло — как морская волна выносит на берег кусок пенопласта. И я осталась в растерянности, посреди ставшего таким родным чердака.
Как это? Почему это произошло? Я ведь все правильно сделала!
— Уровень силы, Даш, — прозвучало тихое и сочувственное. — Ты слишком слабая для такого заклинания.
Замечание Кракозябра обстановку не разрядило, и мою реакцию на неудачу не смягчило. Даже наоборот — я вдруг почувствовала дичайшую усталость. Ощутила себя солнечным апельсином, который только что попал под пресс промышленной соковыжималки.
— Дашунь, успокойся, — попросил Зяба.
Но я успокоиться не могла. Глаза защипало от слез. Опять провал, да? Но почему? Эти чертовы маги, включая Глуна и ректора, они же… они все в один голос говорили, что я очень сильная! А на это заклинание сил не хватило. Мне тупо не хватило сил.
Я осела на пол. Потом ощутила на щеках шершавый язык ушастого лиса, вот только унять слезы все равно не смогла.
А потом снова вспомнился Глун. Вот он активировать заклинание перехода смог. Пусть и через стационарный портал. Что-то подсказывало — количество силы, которое нужно влить в заклинание перехода, привязанное к стационарному порталу, не многим меньше.
Теперь я осознала причину почтительного отношения Каста. Да-да, после этого провала стало ясно, почему «золотой мальчик», который готов обхамить всех и каждого, даже вякнуть в присутствии Глуна не смеет.
Причина проста: куратор неимоверно силен. А я — наивная дура. И неудачница, потому что не способна осилить единственное по-настоящему важное заклинание.
Шершавый язык твира по-прежнему пытался отвлечь меня от грустных мыслей, но это не помогало. Зяба тоже не унимался.
— Дашка, ну прекрати, — нудил он. — Подумаешь, перемещение не получилось. Мелочи это. Придумаем что-нибудь.
Угу. Конечно.
— Как ты узнал? — когда тихая истерика пошла на убыль, спросила я. Голос прозвучал незнакомо, хрипло. — Как узнал, какое именно заклинание читаю?
— Так контуры портала проявились, — отозвался Кракозябр. А потом, осознав, что я таки возвращаюсь в адекватное состояние, принялся пояснять: — Дашка, плакать не о чем. Ты сейчас пыталась создать заклинание, которое не всякому архимагу по зубам. И силы для его создания нужно немеряно. Поверь, это не твоя ошибка, это… Гхарн! Дашка, это объективная реальность. Понимаешь, пульсар и портал несопоставимы. Да, сейчас тебе эту вершину никак не взять. Но только в данный момент, понимаешь?
Вот после этих слов я окончательно перестала плакать и уставилась на заключенное в тяжелую бронзовую раму зеркало.
— В данный момент?
— Ну да, — ответил призрак. — Сила — дело наживное, ее можно повысить.
— Как?
— Способов довольно много. От похода в храм Ваула, до… — Увидев, как меня перекосило, Зяба осекся.
Да, при мысли о том, что придется унижаться перед огненным богом, вымаливая дополнительные бонусы, мне и впрямь стало не по себе. Однако через мгновение я поняла — ради того, чтобы иметь возможность построить портал домой, я не то, что к Ваулу, к самому дьяволу пойти готова.
— Даш, ты только не горячись сейчас, ладно? — словно подглядев мои мысли, сказал Зяба. — Не принимай поспешных решений.
А рядом, практически у самого уха, прозвучало другое. Не встревоженное, а участливое:
— Шокола-адку будешь?

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте