Глава вторая
После всего произошедшего возникло стойкое ощущение, что лимит удачи я исчерпала на ближайшие лет десять. Поэтому, направляясь к выходу из телепортационного зала, ни на какое везение не рассчитывала. Напротив, я готовилась оттащить тяжеленный чемодан в общагу, потом быстренько вернуться за сумкой с обувью, которая тоже не слишком легкой оказалась. А уже в третий заход забрать пакеты с канцеляркой и всякими женскими полезностями.
Нет, я не жаловалась. Просто мысленно страдала и, сгорбившись, волоком тянула тяжелючий чемодан… и едва не взвизгнула, когда в дверях чуть не врезалась в Каста.
А вот для короля факультета Огня наша встреча, напротив, неожиданностью не стала.
Увидев меня, рыжее «величество» сложило руки на груди и нахмурилось, а попытка обойти парня закончилась тем, что мне заступили дорогу. Поэтому я остановилась, выдохнула, вздернула подбородок и спросила:
— Чего тебе?
— Да, я тоже счастлив тебя видеть, — буркнул Каст. — Кстати, здравствуй, моя хорошая.
Эм… «моя хорошая»? Мне вот это сейчас послышалось?
— Это все твои вещи? — кивнув на чемодан, спросил рыжий. — Или еще есть?
Нет, кажется, я рано радовалась, что телепортация прошла без проблем. Ибо проблемы все-таки есть — я повредилась рассудком. Да-да, тронулась, и теперь у меня глюки. Яркие, качественные и совершенно невероятные!
— Да-аш… — не видя реакции, вновь позвал «король». — Дашка, это все, или еще что-то осталось?
— Там. — Я механически указала в сторону зала. — Там еще немного вещей.
Я искренне полагала, что после этого глюк отпустит, но нет. Каст перехватил ручку чемодана, легко отставил его в сторону и приказал:
— Стой и жди.
Сам же ловко обогнул меня и направился вглубь зала, к арке. А я осталась. Не потому что решила побыть послушной, просто любопытно стало, что случится дальше.
А дальше глюки продолжились. Поскольку сознание упрямо отказывалось воспринимать вернувшегося и нагруженного моими вещами Каста как реального человека!
Однако мое изумление не помешало пижону зацепить за ручку еще и чемодан.
— Пойдем. И не отставай. — Приказал он и бодро проследовал в коридор.
Вконец опешив от этого зрелища, я даже ответить ничего не смогла. Только догнала Каста и тихо, смирно пошла рядом.
Ну а потом грань разумного совсем стерлась, ибо мы вышли в общий зал. Прежде, когда я проходила здесь с Глуном, народа тут еще не было, а теперь чуть ли не половина академии высыпала. Студиозусы были в обычной одежде, так что различить, кто с какого факультета, не представлялось возможным. Но этого и не требовалось, потому что народ дружно застыл и во все глаза вытаращился на навьюченного Каста.
А «королю», судя по всему, было абсолютно все равно. С выражением абсолютного равнодушия на лице, Каст потопал дальше, к коридору, который вел к нашей общаге. При этом, несмотря на внешнюю утонченность и худощавость, видно было, что он не надрывался. В какой-то миг мне даже начало казаться, что и чемодан, и пакеты — пустые. А потом вспомнилось, как рыжий обнимал меня в парке, прежде чем огрести от подаренного Ваулом амулета, и вопросы отпали. Каст ведь и впрямь чертовски, просто дьявольски силен. Не удивительно, что вес моего багажа его не смущал.
Зато сам Каст смущал, причем не столько меня, сколько товарищей по академии. Особенно заметно это стало, когда мы миновали «стражей» и вошли в башню родного факультета.
Я вообще всю дорогу пребывала в легкой прострации. Способность мыслить здраво вернулась лишь в тот момент, когда Каст добрался до узкой лестницы, ведущей на мой чердак, и остановился.
Ну а когда я тоже остановилась, он страдальчески закатил глаза и выдохнул:
— Дверь, Даша.
— А?
— Дверь открой, — пояснил рыжий. — У меня ключей нет и руки заняты.
Взбежав по лестнице, я вытащила из кармана мантии ключ и отперла замок. Потом стукнула трижды, подавая знак Кузьме, и когда твир отодвинул щеколды, открыла дверь.
И только придерживая эту самую дверь для нагруженного моими вещами Каста, я вдруг почувствовала себя дурой. Ну а когда рыжий поставил багаж на пол и со вздохом повернулся ко мне, поняла: я не простая, а прямо-таки сказочная дура! Мышь, которая пригласила в свой домик наглого, рыжего котяру.
Нет-нет, со стороны Каста не было никаких улыбочек и пошлых фраз! Никакого мурлыканья, подкатов и попыток облапать. Только взгляд. Очень пристальный, и очень хищный.
— Спасибо за помощь, Каст, — выдавив из себя улыбку, сказала я. И недвусмысленно отодвинулась в сторону, освобождая проход, но…
— Уже выгоняешь? — парировал он мягко.
— Ну…
Король факультета шумно вздохнул и приблизился. Я поняла, что он собирается сделать, но воспротивиться не могла — слишком хорошо понимала, насколько неравны силы. Так что дверь Каст закрыл легко, и столь же легко задвинул все три щеколды, а потом привалился к ней плечом и предложил:
— Даш, давай поговорим?
Как будто у меня есть выбор! Каст-то уже тут, и уходить явно не собирается.
— Ладно. — Я отодвинулась от парня и кивнула в сторону дивана.
Пижон не возражал.
Он выглядел собранным и хмурым, однако причина, как вскоре выяснилось, лежала в совершенно другой, далекой от наших отношений плоскости.
— Даш, давай для начала определимся вот с чем, — сказал Каст. — В храме, когда ты танцевала для Ваула… в общем, ничего не было. Ты ничего особенного не видела, а произошла обыкновенная потеря контроля.
— Потеря контроля? — недоуменно переспросила я.
— Ты потеряла контроль над ситуацией. Переволновалась, перевозбудилась, слишком увлеклась танцем — что угодно, сама причину выбери, мне без разницы, и именно поэтому не заметила момент, когда истинное пламя ушло, а на его месте разгорелось другое, обычное. Пламя, ко встрече с которым ты, несмотря на занятия со жрицей, оказалась не готова. Ты не справилась с огнем, и он, конечно, напал. Ну а я тебя спас. Ясно?
Я нахмурилась и отрицательно качнула головой. А потом еще переспросила:
— Что, прости?
— Контроль потеряла, — повторил Каст с нажимом. — Не справилась. А я — спас.
Та-ак…
Я вздохнула поглубже и откинулась на спинку кресла. Из всей этой тирады я вынесла лишь одну мысль — рыжий хочет скрыть то, что произошло. А зачем? Почему?
— Ну что ты молчишь? — встрял в мои мысли пижон. Нервничал, кстати. — По-прежнему непонятно?
— Нет, — честно призналась я. И, придя к выводу, что вопросы ритуала сейчас важней мотивов, спросила: — Что означает «истинное пламя ушло»? Как ушло? Куда?
Пижон поджал губы в неудовольствии и одарил придирчивым взглядом.
— Как обычно, Даш.
Так, не понятно, но ладно.
— А что означает твоя реплика насчет занятий с Шанарин?
Каст удивленно заломил бровь, я же пришла к новому выводу — мы реально друг друга не понимаем. А раз так, будем разбираться.
Рыжий, видимо, думал о том же, потому что прежде, чем я успела открыть рот, сказал:
— Ладно, Дашунь. Давай разберем ситуацию по косточкам. Первое — ты начала танец. Вопреки ожиданиям большинства, к тебе все-таки пришло истинное пламя. Редкость, но случилось. Потом, танец огня подошел к своему логическому завершению, и истинное пламя, естественно, ушло. Но ты, в силу своей неопытности или чего там еще, этот момент проморгала. И вместо того, чтобы применить на практике те пассы, которым тебя учила жрица — то есть вместо того, чтобы погасить остаточный огонь, продолжила танцевать, как ни в чем не бывало. И вот итог.
Я напряглась и почувствовала себя настоящей блондинкой. Впрочем… я же действительно блондинка, просто не ярко выраженная.
— Какие еще пассы? — растерянно выдохнула я.
Пижона вопрос озадачил, и сильно.
— Что значит «какие»? Пассы, с помощью которых жрицы управляют огнем. Это сродни нашей магии, но чуть-чуть иначе. Ты разве не знаешь? Тебя же две недели жрица учила.
Та-ак… Любопытно, да.
Сказать по правде, откровенничать с Кастом не хотелось совершенно, прежде всего потому, что ждать человеческого отношения не приходилось. Но тем не менее, я сказала:
— Шанарин никаким пассам меня не учила. Она вообще ни одного движения мне не показала. С самого начала она просто стучала в бубен, требовала «раскрыть душу» и критиковала мой танец.
Король факультета удивленно заломил бровь, переспросил:
— Что?
Я не ответила. Ну а что? Все уже сказано. Надо просто дать собеседнику возможность осознать. И он осознал.
— Занятно… — протянул Каст. — А куда профессор Глун смотрел? Он ведь на каждом занятии был, или нет?
Откровенничать по-прежнему не хотелось, но я ответила:
— Был. Но, как понимаю, Глун не слишком религиозен. Похоже, он вообще об этой тонкости не знал.
Каст на мгновение задумался, а потом отрицательно мотнул головой.
— Знал. Не мог не знать. Просто… он, видимо, не верил, что к тебе придет истинное пламя. Или же договорился с храмовниками, чтобы тебя подстраховали. Чтобы в случае чего, кто-то из опытных жриц, та же Шанарин, взяла управление остаточным пламенем на себя.
Пижон замолчал и сложил руки на груди, а я… я растерялась.
Нет, с одной стороны я прекрасно знала, что в меня не верят, а с другой… черт, неприятно осознавать это снова. Еще неприятнее понимать, что меня должен был страховать кто-то вроде Шанарин, а я даже понятия не имела. А отдельная гадость — меня должны были учить пассам, но решили, что слишком тупа — нет, ну а чем еще объяснить?
— Мне про это не сказали, — призналась честно. — И вообще, я про истинное пламя, считай, за пару минут до церемонии узнала. — Да, Шанарин и раньше что-то такое упоминала, но это не в счет.
— Занятно, — повторил рыжий. — Но не принципиально.
— Разве?
Парень одарил очередным скептическим взглядом, потом усмехнулся.
— Ладно, с пассами разобрались, а остальное ты, как вижу, и сама поняла. Я рад, что мы договорились, Дашунь. Даже не сомневался в твоей разумности.
И вот теперь пижон расслабился, и даже потянулся, и плавно перетек из сосредоточенно-нервной позы в… обычную. Ну в смысле развязную
Я наблюдала за этой метаморфозой без особого удивления. Мне просто некогда было удивляться — я пыталась сопоставить услышанное с тем, что знала, и отлично понимала одно — нет, мы не договорились.
Да, Каст меня спас. Но черт возьми, я решительно не понимаю, во что меня сейчас впутывают. То есть я готова отплатить добром за добро, но блин, я должна знать, что именно происходит.
— Обычный огонь? — повторила я тихо. — Каст, погоди, о каком обычном огне речь, если там, в храме, только истинное пламя было?
— Это знаешь ты, это знаю я, а остальные видели несколько иную картинку.
Я удивленно приподняла бровь, а пижон снова напрягся.
— В момент, когда Аркана напала, я набросил маскировочное заклинание. Поверь, дорогая, кроме нас никто ничего не понял.
Слово «дорогая» я проглотила. Про маскировку тоже вроде как поняла — при том уровне силы, которым наделен Каст, массовая галлюцинация явно не проблема.
Но тот факт, что никто ничего не знает, не отменяет главного вопроса:
— Каст, а зачем?
— То есть?
— Зачем это скрывать?
Пижон в очередной раз скривился.
— Аркана временами очень импульсивна, но она не любит вспоминать об этой своей слабости. А еще она не любит проигрывать. Если эта история с ее ревностью к какой-то иномирянке всплывет… Даш, ты просто поверь — тебе же хуже будет.
Я не поверила. В смысле, в том, что та огненная женщина не обрадуется огласке, я не сомневалась, но мотив самого Каста доверия не внушал. Я прям-таки каждой клеточкой чувствовала — рыжий недоговаривает.
И догадаться в чем именно, труда не составило.
— Дело не только в ней. Дело в тебе. Ты скрываешься, верно?
Пижон улыбнулся с деланым равнодушием, и эта его небрежность была лучшим ответом. Ну и еще кое-что — я провела достаточно времени в академии, и я ни разу о божественном происхождении Каста не слышала. То есть народ не знает. Действительно не знает!
— Так почему?
Удивительно, но отпираться король факультета не стал. Правда вместо того, чтобы ответить, задал встречный вопрос:
— В твоем мире есть боги?
— Эм… есть, — пробормотала я растерянно. — Кажется.
— Ну, вот представь, что среди людей появился сын бога. Как к нему отнесутся? Как сложится его жизнь?
В памяти всплыл один единственный пример явления «Сына Божьего», и мне стало немного не по себе. Не потому что испугалась за Каста, просто… ну не очень сопоставимые личности получились. Вернее, совсем не сопоставимые.
К тому же, тут, на Поларе, дела с богами обстоят иначе, чем у нас. Как я понимаю, Ваул у них некто вроде недосягаемого, но вполне себе реального персонажа. Этакий олигарх, пролетающий над трущобами на личном вертолете. Следовательно, его сын…
— Ты не хочешь оказаться в тени отца? — тихо спросила я. — Думаешь, узнав кто ты, люди станут относиться к тебе иначе?
Губы парня дрогнули в улыбке, которая… в общем, она слегка издевательской была. И я тут же прикусила язык, мысленно окрестив себя идиоткой. Ну да, сказанула! Причем о ком? О пижонистом Касте! Да с таким характером, он, кажется, наоборот бы при первой возможности о своем божественном родстве всему миру сообщил!
— Я не боюсь оказаться в тени Ваула, — подтвердил парень. — Просто в положении сына бога гораздо больше минусов, чем плюсов. Оно накладывает ограничения и обязательства. А мне это не нужно. Я слишком молод, чтобы нести на своих плечах такой груз.
Угу. Вот теперь да, теперь верю. Это в его стиле. Золотой, блин, мальчик. Никаких обязательств, одни плюшки.
— Ну и потом, Даш, — голос Каста снова зазвучал серьезно. — Ты же понимаешь, что дело не только в тебе. Я не только сын, я — живое доказательство супружеской неверности. Думаешь, Аркана обрадуется, если эта информация станет достоянием общественности?
Я потупилась, а Каст продолжил, видимо, чтобы до меня окончательно дошло:
— Она и легенду о появлении магии переписать приказала. Ведь сейчас все абсолютно уверены в том, что магию людям боги вручили как дар с небес. Торжественный, высокодуховный праздник! И лишь очень немногие храмовники, и высокопоставленные маги знают, что произошло на самом деле. Знаешь, — рыжий вдруг хмыкнул, — в реальности ведь мой, гм, отец просто запал на земную девушку во время прогулки по миру. Провел с ней ночь, а, как оказалось, близость с богом не проходит для человека бесследно. Девушка после этого смогла управлять огненной стихией.
Да-а, хотя эту легенду я уже слышала от Зябы, не думала, что она настолько старая и забытая. И, кстати, вот еще одно доказательство того, что призрак совсем не прост. Если, по словам Каста, об этой легенде сейчас знает мало народа, а Зяба рассказал именно ее… нет, будет возможность, обязательно вызнаю, кто же на самом деле живет у меня в зеркале.
— Ну а следом и другие боги подобным образом отличились, — продолжал, тем временем, Каст. — Представляешь? И представляешь, что начнется, если сообщить людям, как все произошло на самом деле?
О, да! Я не выдержала и улыбнулась, сообразив, как тогда начнут справлять ежегодные праздники. И пошлые картинки с толпой полуголых танцовщиц, желающих соблазнить Ваула, чтобы обрести магическую силу, замелькали перед глазами помимо воли.
— Смешно тебе, Даш? — Не разделил веселья Каст и скривился. — А теперь еще раз вспомни о жене Ваула и подумай, что случится потом.
Улыбаться расхотелось мгновенно, а по спине побежали мурашки. Да, такую женщину забыть трудно.
— Если мое происхождение станет достоянием общественности, — теперь голос пижона звучал не только серьезно, но и жестко, — Аркана сидеть тихо уже не сможет. Она начнет мстить. Прежде всего, моей матери и моей сестре, потому что я для нее недосягаем.
Ну вот, опять холодок по коже. И вот теперь почему-то возникло стойкое ощущение, что слова Каста об «ограничениях и обязательствах» — просто прикрытие, попытка сохранить образ беззаботного шалопая, золотого, до ужаса избалованного мальчика. Но на деле там что-то другое. Куда более мрачное…
— А твоя сестра, она…
Я осеклась, сообразив, что задаю уж слишком нетактичный вопрос. Но рыжий воспринял его нормально, и даже додумал, и ответил:
— Нет. У Кэсси другой отец. Собственно, человек, которого и я отцом называю. Он появился в жизни моей матери после Ваула и, к счастью, она смогла полюбить.
Фух. Вот уж не думала, что пижон способен сказать такое. В смысле, удивительно, что он, оказывается, не только о себе думает. А еще, кажется, Каст искренне рад, что его мать не осталась в роли любовницы бога, и смогла полюбить простого смертного. Или все-таки не простого? Черт, хочется спросить, но это точно перебор.
— Так мы друг друга поняли? — вырвал из раздумий голос Каста.
— В том, что касается случая в храме и твоего инкогнито — да.
Пижон картинно заломил бровь, а я продолжила:
— Ну а в том, что по-прежнему непонятно… Почему спасал меня ты, а очнулась я в компании Глуна?
Мне подарили очередную гримасу неудовольствия.
— Дело в неправильно завершенном ритуале, Даш. Истинный огонь приходит редко, и ему придают особое значение. Вдобавок, ты была выбрана для танца самим Ваулом, но как бы не справилась. Преподы и жрецы запаниковали, они испугались мести бога. Нас всех едва ли не пинками выгнали из храма и велели носа из общаги не показывать. А тебя забрать не позволили. Оставили, чтобы предъявить Ваулу в случае чего.
— Предъявить Ваулу? — переспросила я изумленно.
— Ну да. Говорю же: неправильно завершенный ритуал — это не очень здорово. Боги в таких случаях гневаются, а разозленный бог… это пострашней снедаемой ревностью Арканы.
Каст замолчал, а я едва сдержалась, чтобы не высказаться матом.
То есть меня оставили в храме в качестве жертвы разгневанному богу. Нормально. Вообще отлично!
— Ладно, не переживай. Ты же понимаешь, Ваул наказывать тебя не собирался. Опасности не было.
Угу. Только по мне это мало что меняет. Намерения людей, вот что в этой ситуации главное. И да, люди — сволочи!
— Еще вопросы? — спросил Каст, причем с таким видом, что стало ясно — рыжий вопросов точно не ждет.
А у меня вопрос таки был, и задать его я не постеснялась:
— Если меня спросят, почему именно ты вмешался, а не, например, тот же куратор, который отвечал за подготовку танца… что отвечать?
Губы Каста дрогнули, взгляд потеплел.
— Ну как же, Даш… — протянул пижон с ленцой, а я насторожилась. И не зря, потому что в следующий миг услышала предельно наглое: — Как же я мог остаться в стороне, Дашунь? Тем более, после всего того, что между нами было?
Что-что?
Перед мысленным взором тут же вспыхнули несколько эпизодов из того, «что между нами было». Вот Каст ловит и с мастерством профессионального насильника прижимает к створке двери, чтобы через миг протолкнуть свой пижонский язык в мой ничем не повинный рот. Вот он крепко прижимает к себе в парке, а потом отлетает на добрый десяток шагов, отброшенный силой амулета. Вот… сидит в своих королевских апартаментах, хлещет вино, и обещает добить непокорную иномирянку.
Черт, а он уверен, что это все — поводы для спасения, а?
— Каст, прости, но я не понимаю, — сказала я хмуро.
А пижон расплылся в очень широкой улыбке и ответил весело:
— А что тут понимать, крошка? Я не мог бросить на произвол судьбы девушку, которая не раз клялась мне в любви и с которой… мы так близки.
— Что-о-о?!
Пижон улыбнулся шире и подался вперед. Он даже попытался дотянуться и поймать мою руку, но я оказалась проворнее и очень вовремя эту руку отдернула.
И вот после этого разговор свернул на те рельсы, которых я и опасалась.
— За тобой должок Дашка, — сообщил пижон, вновь откидываясь на спинку дивана и принимая вальяжную позу.
Я вздохнула и словно невзначай коснулась спрятанного под тканью балахона амулета. Каст этот жест заметил и, чуть прищурив глаза, как-то подобрался и посуровел.
— Даш, давай без глупостей? — ровным голосом произнес он.
Вот я то же самое предложить хотела.
— Давай, — подражая тону Каста, согласилась я. — И, прежде всего, без глупостей с твой стороны.
Король факультета картинно закатил глаза, а в следующий миг я услышала прекрасное:
— Ладно.
Что? Мне чудится?
Впрочем, в следующий момент сомнения в собственном психическом здоровье отпали, и все встало на свои места, поскольку рыжий добавил:
— Ладно, Даш, но взамен с тебя две вещи. Условие первое: никаких совместных трапез с водниками. С сегодняшнего дня ты ешь за моим столиком, и только.
Ого. Интересно.
— С чего бы это?
— Ты учишься на факультете Огня. Ребята недовольны тем, что ты столь открыто проявляешь симпатию к Дорсу и его компании, — процедил пижон.
У-у, вот оно что. Ну ладно, согласна: мне бы на месте огневиков тоже не очень приятно было, но!
— «Ребята» не сделали ничего, чтобы мне захотелось сесть с кем-то из них. А Дорс — единственный, кто отнесся, и продолжает относиться ко мне по-человечески.
— Да ты сама шансов нам не даешь! — рявкнул вмиг обозлившийся Каст.
Очень захотелось огрызнуться в ответ, но, подумав, я все же промолчала. Доля правды в словах короля все-таки была: я и впрямь не слишком приветлива с огневиками. Но, черт побери, моя позиция не с потолка взялась! Я не без причин избегаю сокурсников, и им об этом известно.
— А что со вторым условием? — спросила я нейтрально.
Каст тут же успокоился. По губам парня заскользила очередная самодовольная улыбка.
— После ночной церемонии мы, в смысле факультет, должны были отмечать праздник Дня Всех Стихий в одном уютном городском ресторанчике. Последствия твоего выступления наши планы немного нарушило, и вечеринку пришлось перенести. Она состоится на следующих выходных. И ты на этот праздник придешь.
Нормально, вообще?
— Особенно сильно впечатляет форма приглашения, — не сдержавшись, буркнула я.
— Это не приглашение, Даш, — одаривая очередной улыбкой, заявил парень. — А констатация факта. И еще один момент: ты придешь на праздник в качестве моей спутницы.
— Что?!
— Ты придешь на праздник со мной, — повторил Каст.
На этот раз сдержать рвущиеся с языка ругательства было намного сложнее. Но, приложив усилия, я все же смогла это сделать и спокойно спросила:
— Зачем, Каст?
— Ну, во-первых, я тебе нравлюсь, это все знают, — пожав плечами, заявила рыжая сволочь. — А во-вторых, нам нужно поддержать легенду о событиях в храме. Абы кому, как ты правильно сообразила, я бы помогать не стал. Так что ты идешь со мной, Даша. И улыбаешься мне, и смотришь на меня влюбленными глазами.
Угу. Бегу и спотыкаюсь.
— Каст, я восхищена твоим самомнением, но это уже перебор, — выдохнула я. — Давай сойдемся вот на чем: я не болтаю о том, что случилось на самом деле, а ты…
— Нет. — Рыжий отрицательно мотнул головой. — Нет, ты не понимаешь, Дашка. Ты идешь на эту вечеринку, и…
Тут я не выдержала и встала. А потом молча указала на дверь.
Я все понимаю! И даже о том, что Каст намного сильнее меня помню, но, извините, на такие вещи точно подписываться не буду. Я не собираюсь становиться марионеткой в его руках. И ублажать ущемленное мужское самолюбие тоже не готова.
Тем более после того, как этот тип пустил слух, будто я от него без ума. Ведь ежу ясно — если сокурсники убеждены в моей симпатии к Касту, то не сами они до этой мысли дошли. Ибо я поводов не давала!
Каст тоже поднялся и улыбнулся шире прежнего.
— Ну чего ты злишься, Дашка?
— Чего злюсь? Ой, вот только не говори, что непонятно!
— Даш… — Парень сделал полшага навстречу, а я развернулась и направилась к двери.
Поговорили, и хватит. Пора выпроваживать гостя.
— Тебе пора, — на ходу бросила я.
Каст не спорил — обогнул низкий чайный столик и направился вслед за мной. Но я расслабляться не спешила, мы такое уже проходили, и урок усвоен! Так что загнать себя в ловушку не позволила — остановилась в нескольких шагах от двери и повернулась к наглющему величеству, всем своим видом сигнализируя: дальше сам! И дверь себе тоже сам откроешь!
Гость все понял и, как ни странно, тут же сменил пластинку.
— А с чего это Глун расщедрился? — кивнув на сваленные недалеко от двери вещи, полюбопытствовал он. Вопрос, кстати, прозвучал не слишком дружелюбно.
— Он не сам. — Коротко ответила я. — Глуна Фиртон заставил.
— Ах, господин декан…
Вот теперь голос рыжего прозвучал совсем жестко, а в темных глазах короля нашего факультета блеснул злой огонек. Каст недолюбливает Фиртона? Что за странности?
Я, было, открыла рот в намерении выспросить подробности, но не вышло.
— Даш, не надо, — оборвал рыжий. — Тебя это не касается. Просто заруби на своем маленьком красивом носике — Фиртон из тех, кому доверять не стоит.
Упоминание о «красивом носике» мне, честно говоря, понравилось. Но комплимент был слишком неожиданным и откровенно потерялся на фоне всего остального. И моих обид в том числе.
— Фиртону доверять нельзя, а кому можно?
В моем голосе, вопреки желанию, прозвучала насмешка, и Каст ситуацию понял. И снова включил «режим мачо».
— Мне, солнышко. Мне и только мне.
С этими словами пижон шагнул навстречу и точно хотел заловить, но я оказалась проворнее и отскочила.
Черт, ну почему все вот так? Почему он не может говорить со мной нормально, без рук?
— Каст, тебе прошлого раза мало? — Я потянулась к груди и вновь коснулась амулета. — Хочешь полетать снова?
Мне подарили кривую усмешку и сделали еще один угрожающий шаг навстречу.
— Каст! — возмущенно воскликнула я.
А в ответ услышала вкрадчивое:
— Дашунь, а ты уверена, что амулет до сих пор действует? Ведь День Всех Стихий прошел, знак Ваула с твоего прекрасного лобика исчез, и танец ты уже станцевала…
Лично я сразу просекла — рыжий блефует. Но нашелся и тот, кто на столь уверенный тон все-таки купился. Этот кто-то с тихим рыком вышел из-за дивана и, подражая разъяренному бульдогу, двинулся на нас.
Мы с Кастом как-то очень слаженно повернулись на рык, и не менее слаженно застыли. А вот дальше реакция была разной: я растроганно вздохнула, а рыжий… рыжий заржал! Сволочь.
Я воспользовалась моментом, чтобы отскочить подальше и встать между Кузей и Кастом, а король факультета…
— Даш, во что ты превратила твира?! — Сквозь хохот простонал он. — Нет, ну во что?! Это… это… Ой, Даш, я не могу!
Но Кузя не обиделся, и с траектории движения не сбился. Более того, мой «котик» грозно рыкнул и ускорился. Он точно хотел прошмыгнуть мимо меня и грызануть Каста, но я и в этот раз оказалась проворней — сцапала Кузьму в охапку, когда тот оказался рядом.
— Пусти-и-и! — возмущенно возопил Кузьма.
— Тви-ир! — выдавил умирающий от смеха маг. — Это недоразумение — твир!
— Укушу-у! — пообещал мой герой и защитник. Он честно пытался вырваться, но оказался слишком мал и слаб. Хотя, одновременно, жутко говорлив! — Подле-ец! Гад! Шантажи-и-и!
В общем, Каст все-таки не выдержал. Он уходил, согнувшись от смеха едва ли не пополам и тихо поскуливая. А вслед звучало Кузино:
— Подле-ец! Зар-ра-а-за! Только сунься-я! Укушу-у! Король, бли-ин, фи-игов!
Я же изо всех сил сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
Но на этом история не закончилась. Едва за Кастом закрылась дверь, Кузя резко замолчал, и вырываться из объятий перестал. А через миг вообще вывернулся и уткнулся лбом в мою подмышку. Уши-локаторы повисли, а я услышала тихое, пронзительно-печальное… нет, это даже не поскуливание было, а самый настоящий плач.
— Кузя?! Что случилось?
Я попыталась оторвать твира от себя, чтобы заглянуть в мордочку «котика», но он не дался. Вцепился в меня всеми лапами и завыл. Тоненько и протяжно.
— Кузенька, что с тобой?! — чувствуя, как сердце на кусочки рвется, выдохнула я. — Ты этого урода рыжего испугался?
Ответом мне стало исполненное вселенского горя:
— И-и-и-и!
А еще он задрожал. Меленько так, но сильно-сильно.
— Кузя! — Окончательно переполошилась я.
— Да не ори! — вторгся в наш междусобойчик Зяба.
Я резко, требовательно развернулась к зеркалу, а призрачный монстр продолжил нехотя:
— Он не Каста испугался. Он… В общем, твир ведь тебя чувствует. А когда ты в портал вошла, эта связь оборвалась. Ну и… тебя так долго не было, что Кузя решил, будто ты вообще не вернешься. Подумал, что ты нас бросила.
Черт!
Я не поняла, в какой момент на глаза навернулись слезы. И причину этих слез. Черт-черт-черт! Ну что за детский сад? Я же знала, что вернусь, и… и я вернулась, а чего теперь реву-то?
— И-и-и! — протянул твир жалобно, и выпустил коготки, в явной попытке показать, что никуда больше не пустит.
Мне же вдруг вспомнился момент, когда рука тянулась к тяжелой хрустальной вазе, а в голове складывался план по сокрытию трупа профессора Глуна, и…
— Прости, — хлюпнув носом, прошептала я. — Прости, больше такого не повторится. Я не хотела тебя напугать, правда.
Я прижалась щекой к меховой головке твира с поникшими ушами-локаторами и вновь носом хлюпнула. Дурацкие, совершенно глупые слезы катились по щекам, а на душе стало гадко от воспоминаний о том, что в какой-то миг я действительно хотела остаться на Земле. Мне было стыдно уже лишь за то, что допустила такую мысль.
— Я никогда тебя не брошу, слышишь?
— И-и-и! — отозвался Кузя.
— Не брошу! — уверенно повторила я.
И внезапно услышала:
— А меня?
Вопрос был задан настолько спокойно и настолько тихо, что я сперва решила — показалось. Ну а когда сообразила…
Вот не думала, даже вообразить не могла, что ехидная чешуйчатая морда запала в сердце настолько, что услышав от него этот якобы невзначай заданный вопрос, буду кусать губу, чтобы не зареветь белугой. И не знала, что ответить смогу далеко не сразу, потому что эмоции будут сильнее меня…
— И тебя. Вас обоих. Ни за что не брошу.
— Правда?
— Клянусь, — выдохнула я.

Разбирать чемодан, который дома паковала не глядя, было не очень интересно. Оказалось, что я запихнула в него кучу ненужных вещей. Но расстраиваться по этому поводу не стала. Смысл переживать, если у тебя есть волшебный шкаф, из которого можно вытянуть любую одежду?
— Да-аш, ты что задумала? — спросил Зяба, когда я в очередной раз застыла над россыпью извлеченных из чемодана вещей, а потом выудила из общей кучи легкий бирюзовый шарфик.
— Зяба, ты слышал, что сказал Каст?
— Хм, — отозвался призрак. — Ну да, слышал. Даш, только не говори, что…
Знаю, что перебивать некрасиво, но не сдержалась:
— Скажу. Каст, конечно, король факультета и сильнейший маг, но…
Кракозябр тоже о приличиях забыл и тоже перебил:
— Дашка, ты поступаешь глупо. Может, слова Каста и звучали грубовато, но по факту он предложил тебе перемирие. Ты сама слышала — огневики тебя приняли. Ты не должна их отталкивать, ты обязана пойти на уступки. В конце концов, Каст не запрещает общаться с водниками, он просто просит соблюдать приличия.
Я фыркнула и вытащила из кучи тряпок синие джинсы, а за ними еще одни, на тон светлее.
В рассуждениях монстра было здравое зерно, но моя душа против этого благоразумия бунтовала.
— Зяба, я все понимаю. И я пойду на уступки, но только не сейчас. Не сегодня.
— Почему?
— Да потому что! — не выдержав, воскликнула я. — Огневики воротили от меня носы, когда я только пришла. Потом, когда меня отметил Ваул, начали подлизываться. А теперь… нет, ты прости, но они еще не заслужили ни моего расположения, ни тем более дружбы.
— Даш, в тебе сейчас эмоции говорят. — Укорил призрак.
Ну да, и они тоже, согласна. Но пойти на уступки по первой просьбе, после того, как об меня чуть ли не ноги вытирали? Черт, я тоже человек, и у меня тоже есть гордость!
— Зяба, я отчасти с тобой согласна, но сегодня поужинаю в компании Дорса, — отрезала я.
Призрачный монстр тяжело вздохнул и только, а я продолжила разбор вещей, совмещенный с подбором наряда для сегодняшнего вечера. И пусть с мини-юбками пока покончено, это не значит, что у товарищей по академии не будет повода уронить челюсть. И это даже не месть, просто вопрос принципа.

Я намеренно отправилась на ужин позже положенного, с опозданием примерно минут в десять. Общага к этому моменту уже опустела, и мне встретился только какой-то одинокий хлипкий парень.
Завидев меня, студиозус на мгновение замер и сделал большие глаза. Потом сглотнул и пулей помчался вверх по лестнице. А я, мысленно усмехнувшись, пошла дальше.
Шла, как учила секретарша Людмилы Прокофьевны из «Служебного романа», свободной походкой от бедра. И ничегошеньки не боялась! Разве что, совсем немного, стука собственных каблуков, ибо какие-то ну очень «громкие» туфли надела.
Впрочем, оно того стоило — я стала на десять сантиметров выше. А при таком каблуке ноги зрительно удлиняются, и мои новенькие синие джинсы в обтяжку смотрятся в миллион раз круче. Плюс, каблуки обязывают держать спину, не горбиться, и осанка подчеркивает наличие груди. Ну а если к этому добавить бюстик пуш-ап и обтягивающую белую футболку с глубоким декольте и выразительным узором…
В общем, когда Зяба увидел меня в этом наряде, то сказал, что юбка-мини скромней. Технически он был неправ, а вот по факту…
А по факту я не напрягалась, ибо на подобную реакцию и рассчитывала! Единственное, что по-настоящему смущало — отсутствие возможности спрятать подаренный Ваулом кулон под одежду. Ну и то, что кулон расположился на пару сантиметров выше ложбинки, откровенно привлекая внимание не только к себе, но и к моей груди.
Я вышла из общаги, миновала два опознавательных столбика, на которых горело пламя, выполнявшее функцию стражей, и свернула в коридор. Потом пересекла небольшой общий зал, и вошла в распахнутые двери столовой.
Тишина в зале наступила только через минуту, когда я, гордо задрав подбородок, продефилировала к стопке чистых подносов и отправилась добывать ужин.
Стоя спиной к студенческому сообществу, и чувствуя затылком… ну и не только затылком, пристальные взгляды будущих дипломированных магов, я довольно улыбалась. Да, все шло, как и задумано, и даже лучше: внимание общественности принадлежало мне целиком и полностью. Я, черт побери, неотразима!
И когда я, вся такая красивая, демонстративно проигнорирую Каста, он своими слухами о нашей якобы близости умоется!
Однако когда я забрала у женщины в форменном сером платье последнюю тарелку, подхватила нагруженный поднос и обернулась, то поняла, что что-то не так.
Первым, кого я заметила, был наш наглющий король. Он сидел за моим бывшим вип-столиком, сложив руки на груди, и сверлил меня диким, буквально уничтожающим взглядом, от которого по коже мурашки побежали. Кэсси, и еще пара сокурсниц, которые попались на глаза, тоже смотрели с непривычной мрачностью. Зато Дорс и Луир буквально сияли, а примкнувшая к ним Тауза хихикала, прикрыв рот ладонью.
И только тут, глядя на странную реакцию окружающих, я вдруг осознала одну жуткую вещь. А ведь такая тишина вызвана не только моей сногсшибательной фигурой. Сама того не желая, я умудрилась одеться в цвета факультета воды!
Синие джинсы, синие же, специально в тон к джинсам туфли, и футболка, пусть и белая, но как назло, с голубым узором…
Клянусь, это было чистым совпадением! Собираясь и выстраивая планы мести Касту, я думала о чем угодно, только не об этом. Я хотела лишь поддеть одного рыжего пижона, а не нанести оскорбление всему факультету Огня!
И если до этого момента я еще размышляла на тему того, что, возможно, мне следует подчиниться требованию Каста и обойти столик водников стороной, то теперь сомнения отпали. В таком виде только к ним и дорога. И да, я, судя по всему, капитально вляпалась если не в войну, то в разборку точно.
Но отступать было некуда. Поэтому, глубоко вздохнув и мысленно пожелав себе удачи, я направилась к столику Дорса. Ну а едва плюхнулась на лавку рядом с королем факультета Воды, услышала тихое:
— Даш, не пойми меня неправильно, но как ты смотришь на то, чтобы переночевать в нашей общаге?
— М-м?
Я повернулась к Дорсу, и… В общем, понять его «правильно» было, честно говоря, трудновато, потому что взгляд зеленых глаз был направлен четко в мое декольте. Вернее, на кулон, подаренный Ваулом, но по сути именно в декольте.
И оторвался водник от созерцания… ну, скажем так, кулона лишь после того, как мы с Таузой недвусмысленно кашлянули.
— Зачем мне ночевать в общаге вашего факультета? — возвращая блондина на верный курс мысли, спросила я. — Что я там забыла?
— Ну…
— Просто ты попала, Дашка, — встрял в разговор Луир.
— Угу. — Дорс кивнул, и бросил быстрый взгляд в сторону. — У тебя этот… как его… как ты там говорила?
Я нахмурилась, честно пытаясь уловить ход размышлений блондина, но тот вспомнил раньше.
— Капец у тебя, Дашка, — тихо сказал водник. — Тот, который полный.
Конечно, после этих слов мне не стоило оборачиваться и смотреть на Каста, но не иначе как черт дернул. А король родного факультета, как назло, тоже повернулся. И когда наши взгляды встретились, в отливающих алым от бешенства глазах Каста я прочла все! И обещание, и угрозу, и полную энциклопедию русского мата в придачу.
Да, мне реально капец. Довыпендривалась.
А самое ужасное, что переночевать в общаге факультета Воды я не смогу, потому как на чердаке остался голодный Кузя.
Я сглотнула.
Блин! Ну что за невезуха?!

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте