Глава 8

 

Утро началось с тряски и уже поднадоевшего Виановского крика в ухо:

— Алекс! Алекс, подъем!

— Не хочу, — отбрыкиваясь, сонно пробормотал я. — Торопиться некуда, дай поспать…

— Какое — спать?! — взвыл он. — Шер пропала! Я всю округу обыскал — ни ее, ни платформы!

— Не ори. — Я поморщился. — Все нормально.

— Нормально? А где она тогда?

— На небе.

— Где?!

— На облачке, блин, божественном! — не выдержав, рявкнул я и открыл глаза. С досадой посмотрел на напарника, вздохнул, а потом сообщил: — Ашшарисс это была. Пообщаться ей захотелось, понимаешь? Вот и пообщалась…

Лицо Виана ошарашено вытянулось. Напарник закашлялся, и сипло уточнил:

— Ты серьезно?

— А похоже, что я шучу? — буркнул я.

Меня удостоили долгим внимательным взглядом, а затем констатировали:

— Ты серьезно.

Я молча пожал плечами, достал из дорожной сумки сухпаек и приступил к завтраку. Виан, так же молча, последовал моему примеру.

Жевал он так с таким сосредоточенным видом, что сразу становилось понятно: беседы с богами даже в этом мире штука редкая. И отсюда вопрос: почему именно я? Шер… в смысле, Ашшарисс, проговорилась, что у нее на меня какие-то планы. Знать бы только какие! Нет, я, конечно, не урод, но вряд ли симпатичный фейс — единственная причина, по которой можно получить божественное покровительство. Ведь при желании обычного развлечения ничто не мешало Ашшарисс просто подойти ко мне в той же отдыхальне. Разве был бы я против? Да ни фига. Внешность у нее очень даже ничего, и не знай я о рептильей половине…

— Значит, пока я спал, вы тут… общались? — вдруг уточнил Виан. Вкра-адчиво так. И, глядя на его ухмыляющуюся физиономию, только полный дурак бы намека не понял.

—Дебил, — процедил я и, поднявшись, решительно направился подальше от напарника. В кусты.

— А говорил, она тебе не нравится! — вместе с хохотом раздалось вслед.

Не знаю, как в этом мире с мгновенными сообщениями, но ответный фак напарнику рука явила сама, на рефлексах.

 

У памятного обрыва мы стояли уже через час и созерцали залитую жарким солнцем пустошь. Точнее, это я стоял и созерцал, а Виан подготавливал для спуска веревки. Причем, кажется, оправдывались худшие опасения: никакой страховки там не предусматривалось.

— Держи, — наконец, вручил он мне одну из веревок с парой зажимов для рук, а сам по второй скользнул вниз.

Я покрутил в пальцах простенькие зажимы, и мрачно взглянул вниз. Н-да. Это, блин, не с парашютом в гуглмэпс прыгать. Болтаться без страховки над ощутимыми и реалистичными метрами, в конце которых тебя может ожидать перелом позвоночника — то еще удовольствие.

— Давай, Алекс, — позвал Виан. Сам убийца спускался довольно быстро и профессионально. — Чего застрял?

— Дерьмовый мир, — прошипел я в ответ. — Трудно было банальную страховку придумать?

— Так тут есть страховка! — раздалось снизу. — Магическая!

— Че, правда, что ли? — я по-новому взглянул на веревку и сразу оживился.

— Правда, правда. — Подтвердил Виан.

Так это ж совсем другое дело!

Отбросив недавнюю неуверенность, я бодро схватился за зажим и спрыгнул вниз.

— Ну вот, а ты переживал. Видишь, как просто, — едва мы поравнялись с напарником, отметил тот.

— Ага. — Согласился я с довольной улыбкой. — Высоты-то я не боюсь. Главное, чтобы страховка была. Юх-ху!

И, лихачески оттолкнувшись ногами от стены, заскользил по веревке. Последние метры я преодолел почти в полете, после чего пружинисто опустился на землю.

— Знаешь, бодрый настрой — это, конечно, хорошо, — приземляясь следом, отметил Виан. — Только ты это… лучше все же будь поосторожнее в следующий раз, ладно?

— В смысле?

— Ну-у, понимаешь… — он вдруг замялся. — Я как-то не учел, что у тебя весьма сложные отношения с магией…

От жуткой догадки меня прошиб холодный пот. Я медленно посмотрел наверх, на отвесный обрыв. Потом так же медленно перевел взгляд на убийцу и тихо уточнил:

— Ты что, хочешь сказать, что магия веревки на меня тоже не действует?

— Ну-у… вообще-то да.

Я сглотнул. Потом вспомнил, как лихачески пролетел половину обрыва и сглотнул еще раз. Перед глазами почему-то встала давняя картинка из фильма «Матрица» с летучим телефоном Нео, который прямо так с небоскреба — вжик! И в дребезги.

— Алекс? — вкрадчиво позвал Виан. — Алекс, ты чего побледнел-то? В конце концов, мы ведь уже спустились…

— Вот просто даже не напоминай мне об этом, — сквозь зубы процедил я. — Лучше пошли. Путь, как я понимаю, не близкий.

— Если повезет, за пару дней дойдем, — подтвердил напарник. Потом поморщился и добавил: — Хотя, вообще-то, это сомнительное везение.

 

Дикая пустошь. Сухая, потрескавшаяся земля под ногами и больше ничего на километры вокруг. От жары ужасно хотелось пить и мучило непреодолимое желание сбросить с себя всю одежду, от рубашки и штанов до выданной Вианом накидки. Однако вместо этого я поправил капюшон, и в который раз безуспешно попытался убрать со лба выбившиеся из-под него волосы.

Дело в том, что любой, кто хочет выжить в такой местности, понимает: оставить незащищённой кожу, значит, получить приличный ожог, а в перспективе и умереть от обезвоживания. Правда, к стыду своему, я узнал об этом только когда столкнулся с проблемой лицом к лицу и от Виана. Напарник отругал меня самым черным образом, едва заметил, что я пытаюсь сбросить накидку.

Шли молча, сил на разговоры за несколько часов ходьбы по пеклу не осталось. Внезапно Виан приложил козырьком к глазам руку и напряженно вгляделся в небо. Неужели?..

— Гашшара, — подтверждая едва успевшую оформиться мысль, тихо произнес он. — Что будем делать?

Я поджал губы. Что ж, вот и пришло время проверить обещание Ашшарисс на деле.

— Держись за мной, — решил я. — И не шевелись.

Черная, поначалу едва заметная точка стремительно приближалась. Минута, другая, и крылатая ящерица стала уже хорошо различима. Нас она, похоже, заметила давно, поскольку, даже не замедлив скорости, сразу пошла на снижение. И, главное, по кругу снижаться стала, зараза такая, чтобы, значит, мне за спину попасть. Явно на Виана нацелилась!

А как с ней общаться? Ашшарисс об этом нюансе как-то умолчала…

Времени на размышления не оставалось, поэтому я резко прыгнул зверюге навстречу, вытянул вперед руку и заорал:

— Нельзя!

Успевшая подлететь почти вплотную, гашшара замерла. Потом плюхнулась на землю и озадаченно посмотрела на меня. Вроде как уточняла: эй, как это? Правда нельзя, что ли?

— Нельзя. — Повторил я строго. И на всякий случай добавил, как собаке: — Фу!

Больше всего выражение ее зубастой крокодилообразной морды в этот момент напомнило мне ребенка, которого от поглощения любимой сладости неожиданно остановил сердитый окрик родителя. Такое же растерянно обиженное и недоуменное одновременно. Мол, ты чего? Я же кушать хочу.

Каким-то шестым чувством я вдруг понял, что зверюга и впрямь голодная. А еще очень молодая. То ли чешуйки мелкие, то ли шипы на загривке светловаты… Черт! Да откуда я все это знаю?!

— И-и-щ-щ! — проверещала гашшара жалобно.

И будь я проклят, если в этот момент она не плакалась о двухдневном отсутствии нормального питания!

— Нет, и не дави мне на совесть! — выдохнул я. — Понимаю, что ты жрать хочешь, но он мне живым нужен. Лучше лети к храму, там покормят. Вкусно, между прочим. Мне рассказывали, для вас там мясо держат. Знаешь, где храм?

Зверюга повела носом, а потом взлетела, обдав нас порывом ветра и колючими комочками земли. После чего уверенно взяла курс на запад, в ту сторону, откуда мы пришли.

— Вот и умница! — вдогонку ей крикнул я.

А потом сел на землю, обхватил гудящую голову руками и тихо рассмеялся. Ай да Шер! Значит, не просто нового жреца-милашку повидать приходила, но и «проапгрейдила» информацией о своих любимицах? Оригинальный способ обучения через поцелуи. Признаю.

— Алекс? — Встревожено позвал Виан. — Ты чего?

— Ничего. Все нормально, — отмахнулся я и поднялся.

Не стоило его лишний раз нервировать, а то решит еще, что эльф-напарник умом тронулся.

 

За день пути по Дикой пустоши гашшары подлетали к нам не единожды. Правда, приказам, слава богу, подчинялись, и Виана не трогали. При этом я окончательно убедился, что и впрямь их каким-то образом различаю. Руку готов на отсечение дать, что все змеюки, которых мы встретили, были разными, и разного возраста.

Сначала сей факт казался забавным, но уже через несколько часов пути по пеклу на все различия чешуйчато-крылатых стало абсолютно наплевать. Хотелось лишь одного — разбить лагерь с палаткой из зачарованной ткани и отдохнуть, а продолжить путь ночью, но Виан запретил.

По словам напарника, с закатом на Дикой пустоши из-под земли выползают какие-то здоровые, размером с полруки насекомые. Которые, если верить его описанию, представляют собой нечто среднее между нашими скорпионами и сколопендрами. Кусачие и даже, вроде бы, ядовитые. Днем они прячутся от жары в трещинах, а ночью у них наступает период активности. Собственно, поэтому и гашшары — ночные охотники.

Короче, после таких пояснений, вечера я ждал с не меньшей неприязнью. Ибо перспектива провести ночь в месте, кишащем всякой дрянью — то еще удовольствие. Нет, я — парень небрезгливый, но… черт побери, совершенно не хотелось, чтобы какие-то мерзкие сколопендры по мне ползали, и уж тем более кусали! Пусть Виан и утверждал, что палатка магически экранирована от проникновения насекомых, но мало ли? Вдруг в моем присутствии магия даст сбой? Или мне в туалет приспичит посреди ночи?

Охваченный мрачными мыслями, я в очередной раз с расстройством посмотрел на далекие скалы, понимая, что до ночи мы до них точно не дойдем. Придется ночевать в палатке. Однозначно.

«Н-да, чувствую, не отдохнуть мне этой ночью. Вот вообще никак», — окончательно уверился я.

И ошибся.

Точнее, сначала все шло именно так, как ожидалось: на закате Виан ловко натянул коричневатую ткань, соорудив нечто вроде небольшой палатки, а из-под потрескавшейся земли стали то тут, то там, выползать мерзкого вида существа. Длинные, с клешнями, хвостами-жалами и множеством лапок.

Насекомые следили за нами с явным интересом, хотя пока и не решались приблизиться. Однако, слушая их оживленное стрекотание, я не мог отделаться от чувства, что мы кажемся им чем-то безумно привлекательным и вкусным.

Такие же мысли, видимо, возникли и у Виана. Едва укрепив палатку, напарник живо забрался внутрь. Я последовал за ним, надеясь, что магия не откажет. А потом, не в силах заснуть, с отвращением слушал шуршание и копошение за матерчатой стенкой.

Но все изменилось с первым же клекотом и спикировавшей к нам гашшары.

Не прошло и нескольких мгновений, как раздался активный хруст. А когда я рискнул осторожно выглянуть наружу, то увидел, что чешуйчатая зверюга шустро поедает насекомых возле палатки. И, судя по довольной морде, такое скопление халявной жратвы в одном месте ей встречалось не часто. Окончательным подтверждением стало то, что, заглотив ближайших насекомых, гашшара даже и не подумала улетать. Напротив, вместо этого она плюхнулась рядом с палаткой и принялась увлеченно высматривать новых, подползающих к палатке сколопендр.

А когда к ней на отлов насекомых присоединилась еще одна крылатая ящерица, я и вовсе с облегчением вздохнул.

— Приятного аппетита, чешуйчатые, — пожелал я и, провожаемый дружным благодарным клекотом, полез обратно в палатку.

— Чего там? — полюбопытствовал Виан.

— Личная охрана и гарантия нашего спокойного сна.

Я потянулся и закрыл глаза.

 

Несмотря на то, что ночь прошла спокойно, и спать никто не мешал, поднялись мы с рассветом. И, наскоро перекусив, двинулись в путь. Хотелось хотя бы часть пути пройти по прохладе и, если повезет, добраться до Костяных скал до наступления послеполуденной жары.

В этом нам повезло. Скалы оказались даже ближе, чем я вчера предполагал, а шли мы довольно быстро. Так что к обеду уже приблизились к вздымавшимся ввысь серым иглам и, что приятно, попали в густую тень, которая закрыла палящее солнце. А потом под ногами захрустело, и я понял, почему Костяные скалы носят такое название. Все пространство вокруг оказалось усыпано ссохшимися, выбеленными на солнце костями.

— Н-да, миленькое местечко. — Пробормотал я, останавливаясь.

— А что ты хотел? — скривился напарник. — Гнездовье здесь очень давно, а уборщиков у гашшар не имеется.

— И здесь нам нужно устроить обыск…

— Вообще-то, не здесь. — Виан отрицательно качнул головой, а потом пояснил: — Придется подниматься. Заказчик поделился магической меткой, которая ведет наверх, к гнездовью. Вот туда нам и надо.

— Да я не об этом, — я поморщился. — Просто не в восторге от того, что в костях рыться придется. Не по понятиям это — честному вору покойников шмонать.

— Ну, один труп ты в храме Ашшарисс уже обобрал, так чего останавливаться? — С усмешкой напомнил Виан. — И вообще, глядишь, еще чем-нибудь полезным прибарахлишься.

— Спасибо, обойдусь, — не оценил я надежд напарника. — К тому же, не уверен, что смогу забраться на такую высоту без страховки.

— Хм, это и впрямь проблема. — Виан уставился на практически отвесные скалы и задумчиво взъерошил волосы.

Следуя его примеру, я тоже вгляделся в обветренный серый камень. И вдруг заметил, что на высоте примерно ста-ста пятидесяти метров видны черные точки пещер.

Значит, хотя бы вторую половину пути есть шанс проделать, не болтаясь на веревке! Но, черт побери, даже эти сто метров надо как-то продержаться. А без страховки существует очень большая вероятность сорваться и упасть, не добравшись до них.

Этими мыслями я поделился с Вианом, в ответ на что получил неожиданное предложение:

— Слушай, может, позовешь гашшару и взлетишь на ней?

— Совсем дурак, да? — огрызнулся я. — Чтобы я летел на этой… — на языке вертелось слово «уродина», но вслух я его так почему-то и не произнес. Вместо этого, после запинки, пробормотал: — короче, это нереально. Я с нее упаду еще быстрее, чем с веревки.

— Ладно. — Напарник вздохнул. — Пойдем, посмотрим, может где-то все же удастся найти более удачное место для подъема.

И мы пошли — Виан чуть впереди, я следом.

Правда, лично мне в успех затеи верилось мало — скалистые иглы выглядели уж слишком однообразными. Так что, по большей части, я просто мысленно готовил себя к предстоящей длительной нагрузке на руки. Ну и на всякий случай пытался вспомнить слышанные когда-то обрывки молитвы «Отче наш». Вот только память упорно не желала со мной в этом деле сотрудничать, вместо этого подсовывая яркие образы недовольной упоминанием о христианстве Шер.

«Блин, вот ведь привязалась! — мысленно ругнулся я. — Даже к смерти спокойно теперь не подготовиться!»

И тотчас едва не натолкнулся на резко остановившегося Виана.

— Смотри, Алекс! — Изумленно воскликнул тот, указывая в сторону узкого разлома. — Кажется, тут были твои коллеги!

Я проследил за его рукой и присвистнул: прямо у самого края, примерно на уровне наших глаз, на сером камне красовалось изображение гашшары, точно такое, как у меня на татуировке. А чуть дальше, в глубине разлома, виднелась лестница!

Ее кривые, выбитые прямо в скале узкие ступени, поднимались вверх. Задрав голову, я увидел, что лестница заканчивается где-то на уровне третьего этажа. Правда, несмотря на то, что она тонула в иссине-черной тени, было видно, что ведет она к небольшой площадке-уступу.

Хм. Странно. Это типа подняться, чтобы быть чуть ближе к гашшарам? Сомневаюсь я, что-то: слишком узкий тут разлом, не поместятся здесь ящерицы. Вот никак. Но в любом случае, зачем бы эту лестницу ни сделали, мне уже легче подниматься будет.

Этой оптимистичной мыслью я с Вианом и поделился. Однако вместо одобрения получил напряженный взгляд и тихое уточнение:

— Какая лестница, Алекс? Ты о чем?

— Так вот ведь, — я кивнул на разлом.

— Не вижу. — Хмурясь, сообщил напарник.

— Гм.

Я подошел к первой ступеньке и решительно ткнул в нее пальцем.

Раздался знакомый тихий треск, и по лестнице пробежала цепочка голубоватых искр. А потом Виан выдохнул восхищенное «ого» и тоже задрал голову.

— Маскировочная магия? — озвучил догадку я.

— Она самая, — подтвердил напарник. — Была, во всяком случае. Теперь нет.

— Так что, полезли?

— Нет, погоди. — Неожиданно остановил он. — У меня тут идейка одна возникла… а прикоснись-ка ты к изображению своей татуировкой.

— Думаешь, сработает как какой-то опознавательный знак?

— Возможно. — Виан кивнул. — Попробуй.

Я подошел к наскальному рисунку и приложил запястье. Сразу же вслед за этим над нашими головами раздался отчетливый скрежет, а когда я посмотрел наверх, то увидел в конце лестницы, прямо напротив уступа, черный провал.

— Вход в пещеры, — выдохнул Виан. — Алекс, кажется, мы обойдемся и без веревок.

— Надеюсь, там ловушек никаких не будет, — пробормотал я, почему-то в этот момент разом вспомнив все фильмы с Индианой Джонсом.

Напарник молча пожал плечами и двинулся к лестнице. Оно и понятно: откуда Виану знать такие подробности о повадках жрецов небольшого культа?

Впрочем, следуя за ним, я немного поразмышлял и пришел к выводу, что ловушкам здесь взяться неоткуда. Какой в них смысл, если лестница замаскирована, а открыть дверь может только жрец Ашшарисс? Не самих же себя жрецам отлавливать? Да и вообще, на кой черт ловушки, когда гашшары и сами всех непрошеных гостей сожрут, да еще и спасибо скажут за то, что еда была с доставкой на дом?

К концу подъема по крутой, дико неудобной лестнице, я окончательно успокоился, а в пещеру входил уже с любопытством.

Она оказалась небольшой, с неровными стенами и полом. Поскольку находились мы на теневой стороне, здесь царил полумрак, заставляя в очередной раз порадоваться способности видеть в темноте. Хотя разглядывать тут было нечего. Ни тебе камней-алтарей, ни наскальных рисунков, ничего. Пусто. Лишь в противоположном от входа конце чернела кишка коридора, уводящего вглубь скалы.

Вспомнив рассказ о том, что когда-то на месте Дикой пустоши было море, а сами Костяные скалы внешне весьма походили на рифы, я предположил, что пещера вполне могла иметь естественное происхождение. Вроде бы в подводном мире такие вещи не редкость.

Задерживаться в этом каменном «тамбуре» мы не стали, сразу направились вперед. Виан, по обыкновению, был впереди — так уж повелось за эти дни, что более опытный напарник указывал дорогу. Я ничего против этого не имел: все-таки Виан куда лучше ориентировался на местности, тем более, у него была магическая метка.

Признаться, в последнее время я даже привык к тому, что напарник полностью разрабатывает маршруты перемещений. Так что и в этот раз пошел за ним, не задумываясь до первого поворота… а потом запястье с татуировкой обожгло резкой болью!

Взвыв, я остановился и схватился за руку. Одновременно с этим Виан частично размазался в воздухе и каким-то чудом вдруг оказался позади меня, а там, где он только что стоял, из пола с лязгом выскочили острые длинные шипы.

Что за черт его дери?!

По инерции сжимая запястье, я переводил обалдевший взгляд с матерящегося напарника на перегораживающие туннель стальные иглы. И лишь когда шипы медленно уползли обратно в пол, просипел:

— Что за фигня? Тут реально, что ли, ловушки есть?

— Похоже, что так, — мрачно откликнулся Виан. — Надо же, гнездовье еще и защищают… параноики демоновы, на гашшарах помешанные!

Напарник снова разразился ругательствами, а я мысленно подписывался под каждым его словом.

— Они ведь даже не на активной магии работают! — Зло выплюнул Виан под конец. — А следящие маячки вон, сволочи, какие мелкие — так просто и не засечешь. Чтобы никуда не вляпаться, придется идти очень медленно. Ловушка-то тут явно не одна…

— Знаешь, а я, наверное, должен их чувствовать, — вспомнив о боли в руке за мгновение до срабатывания шипов, поделился я мыслью и рассказал о произошедшем.

— Да, это вполне похоже на защиту «свой-чужой». Значит, пойдешь первым. — Решил напарник. — А я буду говорить направление, в котором указывает магическая метка. Как только почувствуешь что-то, говори, будем искать ловушку заранее. Ну и способ ее деактивировать тоже.

— Хорошо. — Я кивнул. — Так как эту обойти?

Виан потер виски и напряженно вгляделся вперед, после чего сообщил:

— Идем шагов десять, по левому краю коридора. И осторожно, Алекс, дорожка очень узкая. А судя по остаточным всплескам от активации, шипов впереди еще много.

«Вот ведь, черт их всех дери! — Вжимаясь в стену и передвигаясь едва ли не на цыпочках, мысленно ругнулся я. — И зачем только об Индиане Джонсе вспомнил?»

Точно сам себя сглазил! И Ашшарисс еще, блин… вот почему она меня не предупредила?

— Она женщина, Алекс. Хоть и богиня, — откликнулся Виан — видимо, последний вопрос я невольно задал вслух. — А ты, помнится, не слишком лестно о ней отзывался. Считай, это маленькая женская месть.

— Фига себе, маленькая!

— Это действительно мелочь, уж поверь мне, — в голосе напарника прозвучали странные нотки. — Учитывая, что о ловушках тебя все равно предупредит оберег. Боги за непочтение частенько наказывают куда хуже.

Хм. Неужто Виану, или кому-то из его родственников-знакомых от разгневанного божества уже что-то «прилетало»?

Однако, будучи человеком тактичным, догадку я озвучивать не стал. Вместо этого полюбопытствовал:

— Слушай, а что это такое с тобой, кстати, было? Ну, с перемещением ко мне за спину?

— «Скольжение по следу», — ответил Виан. — Защитное заклинание, которое в случае опасности перемещает хозяина на то место, где он недавно проходил.

— Полезная штука, — оценил я. — Значит, ты так и от внезапного удара уйти можешь, и из ловушки выскочить, если дверь закроется?

— Угу. В теории. — Подтвердил напарник и с досадой фыркнул. — Вот только «Скольжение» почти весь магический резерв даже у среднего мага сжирает. Так что в ближайшее время мне лучше никуда не влипать, ибо отреагировать уже не смогу.

 

За следующие несколько часов я проклял все. И заказчика с его сферой, и гашшар, которым приспичило притащить сюда курьера, а не сожрать его в лесу, и жрецов-параноиков, понастроивших ловушек. Жрецов, кстати, проклинал долго и со вкусом.

Потому что тут было все.

И огненные ловушки, и отодвигающиеся плиты с провалами, и острые штыри, выскакивающие под совершенно разными углами. И даже, черт его дери, магическая паутина! Болотно-зеленая мелкоячеистая сеть бесшумно упала прямо с потолка на брошенный Вианом для проверки трофейный штырь и словно лазером разрезала металл пятисантиметровыми кубиками.

Да, после деактивации этой ловушки я специально несколько штук поднял проверить. Железка действительно была нашинкована идеально ровно, размер в размер. И даже несмотря на устойчивость к магии и предупреждающий о ловушках браслет, глядя на эти чертовы кубики, я не сдержался и нервно сглотнул. А потом проклял весь этот мир в целом за то, что тут существует такая пакость.

Успокаивало одно: все время нашего передвижения пол круто уходил вверх, иногда обрываясь тупиками с пробоинами на потолке, которые вели на уровни выше. Это значило, что мы идем туда, куда надо. А, главное, давало надежду на то, что даже у этого пути есть конец.

И он все-таки наступил. На исходе четвертого часа откуда-то из глубины очередного туннеля эхо донесло тоненький многоголосый писк. По мере нашего приближения писк нарастал, так что вскоре Виан остановился и сказал:

— Все, Алекс. Дальше ты один. Меня могут почуять, а их там, судя по всему, много.

— Логично. — Я вздохнул и двинулся вперед.

На счастье, ловушек здесь больше не было. Туннель пару раз вильнул, и вскоре я вышел в огромную пещеру. Пещеру, полную костей, по которым ползали, попискивая, мелкие ящерки. Много, за полсотни точно. Выглядели они точь-в-точь как молодые крокодильчики, только с небольшими крылышками. Сквозь местами пробитый свод проглядывало небо, и косые солнечные лучи позволяли узреть сию «приятную» картинку во всех деталях.

Звереныши учуяли меня сразу. И дружно рванули в мою сторону.

Честно скажу, в первое мгновение от вида этой надвигающейся толпы я струхнул — мало ли, может, у них разума совсем нет? Сожрут ведь!

Но обошлось. Судя по внутреннему ощущению, гашшарки приняли меня за какого-то очередного заботливого кормильца и запрыгали вокруг, требуя еды. Визг при этом стоял такой, что уши закладывало. Но проблемы со слухом — это полбеды. Куда хуже оказалось то, что эти мелкие заразы, обступив вокруг, мне не давали толком передвигаться! Более того, самые наглые из них пытались даже по штанинам повыше залезть, цепляясь коготками на перепончатых крыльях. И как с такой компанией что-то искать?!

— Ви-и! — доносилось ото всех сторон. — Ви-и-и!!!

— Да блин! — Не выдержав, выругался я. — Я с вас оглохну!

— Ви-и-и!

— Ну нету у меня жратвы с собой! Нету!

— И-и-И-И!!!

— В следующий раз принесу… Ай, мать твою гашшару за крыло! Отцепись, пиявка! — взвыл я, отрывая излишне активную мелочь от пальца. — Это, между прочим, было больно!

— Ви-и! — тут же жалобно сообщила эта кусачая пакость. — Ви-и-и!

К счастью, избавиться от толпы паршивцев все же удалось. Буквально через несколько минут нашего общения раздался клекот гашшары, а потом неподалеку упала здоровая туша какого-то обезглавленного животного. Мгновенно забыв обо мне, мелюзга с дружным писком рванула к ней.

Облегченно вздохнув, я вновь огляделся, чтобы составить примерный план поисков, и поморщился. Пещера оказалась не только большой, но и проходной. В дальнем ее конце виднелись несколько темных проемов, уводящих куда-то еще.

Хм, много придется обыскивать.

Жаль, что метка только у Виана, а самого его сюда не провести из-за мелюзги. Но ничего не поделать. Спасибо, хоть гашшарки обгладывали кости тщательно, так что не придется в гнили ковыряться.

Скривившись, я приступил к осмотру и медленно двинулся вперед. Чего время терять? Раньше начну, раньше закончу.

С каждым шагом костей становилось все больше, так что вскоре я уже шел, по щиколотку проваливаясь в костяное месиво. Под ногами стоял непрерывный противный сухой хруст. Одно радовало — воздух, благодаря пробоинам в потолке, был относительно чистым, и гашшаровых экскрементов здесь не наблюдалось. Нет, я, конечно, парень небрезгливый, но все же.

Поиски я проводил тщательно, осматривая буквально все, от черепушек, до погрызанной обуви. Мало ли куда этот чертов шарик закатиться мог?

Кстати, рваных клочков одежды, обуви и сумок здесь было немало. Как и человеческих скелетов. Причем, судя по золотым украшениям, попадались среди них и весьма состоятельные жертвы. В принципе оно и не удивительно, ведь основные путешественники в округе — торговцы.

Однако, несмотря на такое «изобилие», украшения я не снимал. Во-первых, неприятно и западло это. Не шмонает нормальный вор трупы. Да, в храме я наступил на горло собственной совести и пошел на мародерство, но на тот момент была совсем другая ситуация. От этого могло наше выживание зависеть. А сейчас все-таки за работу обещали заплатить и немало. Поэтому идти против самого себя и грабить покойников я не собирался.

Ну и, во-вторых, брать украшения не позволяло чувство самосохранения. Мало ли, опять на какой артефакт наткнусь? С моим-то везением, да в магическом мире. Хватит и одного браслета с заморочками. Так что ну их на фиг, эти цепи с кольцами.

В общем, я расшвыривал кости ногами, прощупывал одежду и расчетливо искал только Алую сферу. Изредка, правда, с опаской косился на гашшар, но мелкие крокодильчики не обращали на меня внимания. Сначала были слишком заняты едой, а потом, похоже, объелись, и, по счастью, дружно задрыхли.

Так, в поисках, пролетел час, другой, а на исходе третьего меня это дело начало порядком раздражать. Особенно, если учесть, что пещера тут не одна, а я даже эту еще дай бог обыскал лишь наполовину. В результате, я не выдержал и решил посмотреть, что находится в других пещерах. Потому что если там такие же костяные завалы, то придется рискнуть и привести сюда Виана. Иначе, чувствую, с поисками я здесь застряну очень надолго.

С этими мыслями я направился ко входу в следующую пещеру. В отличие от этой, там было темно — видимо, пробои в потолке отсутствовали. Но моему зрению темнота помехой не была. Я уверенно вошел внутрь, и почти сразу уперся во что-то большое.

Сначала показалось, что дорогу преграждает какой-то огромный, высотой в несколько метров валун. Однако в следующий миг это нечто пошевелилось, раздалось сопение, и прямо передо мной открылся глаз. Большой, желтый, с прямоугольным зрачком.

Глаз лениво посмотрел на меня и моргнул.

Я застыл.

Черт побери, это был дракон! Натуральный, здоровый дракон!

«Только бы не сожрал, птеродактиль доисторический!» — мелькнула паническая мысль. А потом я испытал самый глубочайший шок в жизни, ибо зверюга открыла огроменную клыкастую пасть и, обдав жаром, прошипела:

— Кто ты-ы?

Оно разговаривает!!!

В этот момент я абсолютно точно понял, что чувствовал Толкиеновский Бильбо Бэггинс при встрече со Смаугом. Потому что сам сейчас находился точно в такой же ситуации. И, что самое паршивое, я тоже пришел сюда воровать!

Одна беда — бонуса в виде невидимости у меня не было. А еще внутренняя чуйка подсказывала, что зверюге лучше не врать. Поэтому я на одном дыхании выпалил:

— Эльф!

— Э-эльф-ф… — задумчиво протянул дракон. — Я помню эльфов… Гор-рдый народ Туманного королевства, который уничтожили дэйнатар-ры. Да-а, много лет назад это было… Зачем ты пр-ришел сюда, эльф? Учти, хоть ты и нахошдиш-шься под покровительством Ашшарисс, к кладке я тебя не пущу.

Покровительство? Шер? Так это что же, гашшарова матка?! Или как она там называется…

Из груди невольно вырвался облегченный вздох. Раз эта зверюга связана с Ашшарисс и, к тому же, разумна, значит, есть возможность договориться.

— Да мне и не надо, — заверил я поспешно.

— Тогда ш-што тебе надо?

— Понимаете, вещь одну ищу, — принялся объяснять я. — Кто-то из ваших… эм-м, детей, так уж получилось, сожрал курьера, который ее моему знакомому вез. А вещь ценная, раритетная, можно сказать. Артефакт специфический. И очень бы хотелось его вернуть.

— Ар-ртефакт… — протянула задумчиво «первая гашшарская леди». — Да, здесь ес-сть артефакты. Дети часто пр-риносят вместе с едой разный мусор-р. Что конкр-ретно тебе нужно?

— Хрустальная сфера, — ответил я и быстро описал примерный вид искомого шарика.

— Ш-шар, говориш-ш? Припоминаю. Недавно мои малыши с чем-то подобным игр-рались… — драконша прищурилась, а потом качнула мордой куда-то вправо. — Пос-смотри там. У с-стены.

Рекомендации главной гашшары я последовал сразу же, едва пробормотав слова благодарности. А спустя пару минут уже держал в руках искомый артефакт. Вне сомнения, ту самую Алую сферу, с символом-насечкой для «забора крови».

— Нашел! — Радостно сообщил я чешуйчатой мадам.

— Хорош-шо, — прошипели в ответ. — Тепер-рь уходи, эльф-ф, мои малыши скоро прос-снутся.

Меня передернуло. Ноги сами собой развернулись к выходу. Однако уйти вот так, сразу, было невежливо, поэтому я все же заставил себя вновь вернуться к темной пещере.

— Спасибо вам большое за, гм, помощь, — вновь поблагодарил я драконшу. А потом вдруг вспомнил ее упоминание об эльфах, решился и уточнил: — Вы меня извините, но… можно последний вопрос?

— С-слушаю.

— Вот вы сказали, что мой народ какие-то дэйнатары уничтожили. Кто они такие, вообще?

— Дэйнатар-ры — выведенная магами рас-са специально для ваш-шего уничтожения. — Огорошила гашшара-матка. — С-силой и ловкостью сравнимая с эльф-фами, и устойчивая к вашему очарованию. Однако в отличие от вас-с, дейнатары владеют магией. Они вс-сегда различают правду и ложь, и хорошо чувствуют кр-ровь. Капля крови, и дэйнатар-р точно определит, что ты эльф, а не человек.

— Звери какие-то, — пробормотал я. — Терминаторы, блин. Вот так встретишь на свою голову, голову-то тебе и снесут…

— Ты легко их узнаеш-шь. — Мои размышления драконша восприняла как очередной вопрос. — По ваш-шим меркам, они так же кр-расивы, как и эльф-фы. У них белая кожа, белые волос-сы и полнос-стью отсутствуют эмоции.

Вот про отсутствующие эмоции мне сейчас очень важно было услышать, да. Впрочем, информация все равно ценная — теперь буду на всякий случай избегать общения с местными блондинами.

Я вежливо простился с гашшарой-маткой и, заслышав писк просыпающейся крокодилистой мелочи, быстрым шагом направился к выходу из пещеры. Опять отбиваться от толпы голодных кусачих пакостей не хотелось совершенно.

— Эльф-ф! — донесся вдруг оклик драконши. — Хочешь жить, не приближайс-ся к Туманному королев-фству, эльф-ф!

— Не буду. — Тихо заверил я, прежде всего сам себя.

Пусть, по словам «первой гашшарской леди», там и жили мои предки, но теперь в Туманном королевстве полно дэйнатаров. А я кто угодно, но не самоубийца.

 

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте