Глава 4

 

Погони я не боялся. Как объяснил Виан, моя аура рассеивала любую направленную магию, в том числе и поисковые заклятия. Это утверждение казалось разумным, ибо объясняло и причину, по которой меня до сих пор не нашли стражники. Распределение на местных «военкоматах» случайное, а во время призыва поток новобранцев огромен. Попробуй в таких условиях, отыщи, без магии-то.

В общем, по словам Виана, необходимо было просто воспользоваться форой и уйти подальше, а уж дальше моя аура маскировкой обеспечит.

Вот мы и идем. Час идем, другой. Лес становится все гуще и непролазнее, так что передвигаться можно только шагом, а не рысцой, какую удавалось держать в перелеске. С одной стороны, хорошо — в таком лесу гашшары точно не нападут. С другой — ветки цеплючие, бурелома полно и ноги постоянно о какие-то корни спотыкаются. Спасибо, хоть весна сейчас, и трава еще вымахать не успела.

А к вечеру еще и дождь начался, стало скользко и мокро.

Мерзко.

Даже несмотря на то, что гвардейская форма, как оказалось, частично защищала от промокания, голову-то прикрыть нечем. Да к тому же живот начал периодически бурчать от голода.

Я в очередной раз с завистью глянул на Виана, который дорогу переносил куда лучше. Сразу видно — не в первый раз по лесу путешествует.

— И чего б нам после ужина не сбежать было? — уныло пробормотал я. — Жрать охота-а…

— После ужина казармы запирают и на посту при входе дежурный. Не вышли бы, — сообщил Виан. — К тому же, закат. На гашшару могли наткнуться.

— Понимаю, — я вздохнул. — Это я так, несерьезно. Уж очень лес не нравится.

— Да? А вроде у вас, эльфов, с природой всегда хорошо ладить получалось, — опять принялся за свое этот тип.

— Это у приматов получалось, — огрызнулся я, уж больно надоело постоянное сравнение с мифической расой. — От которых вы, люди, по теории эволюции происходите. А вот от кого происходят эльфы — еще большой вопрос. Я лично — личность цивилизованная, и в городе мне куда уютнее.

Виан растерянно хмыкнул, но тему эльфов продолжать не стал. Ощутив легкое удовлетворение, я уже миролюбиво полюбопытствовал:

— Слушай, а если ты такой умный и все про гвардию знаешь, как ты в нее попал-то? На кой черт клятву принес?

— По принудительной вербовке, — Виан поморщился. — Казарма все ж казалась лучше, чем каторга. Хотя знай я в тот момент об Азарвиле, лучше б там остался.

— На каторге? В смысле, ты заключенный бывший, что ли? — охнул я.

— Ну да, — кивнул парень. — Чего удивляешься-то? У нас ведь две трети роты такие были. Я ж говорю: мясо на убой.

— Да-а, — я взъерошил волосы, только теперь оценив насмешку судьбы.

Действительно, стоило сбежать от неизбежного ареста в своем мире, чтобы угодить в военную тюрьму в этом!

Скорее из вежливости и для поддержания разговора, чем из интереса, я полюбопытствовал:

— А за что ты на каторгу-то попал?

— Убийца я, — спокойно ответил Виан. — Наемный.

Ох, ни себе ж фига! Меня мгновенно прошиб холодный пот.

И что бы мне не спросить его об этом до освобождения? Второй раз на одни и те же грабли!

— Да не переживай, — ухмыльнулся Виан и, успокаивая, хлопнул меня по плечу. — Не трону, свои ж люди… гхм, — прервав сам себя, кашлянул он и тотчас поправился: — Извини. О людях — это я в переносном смысле.

Вот зачем напомнил, а?

— А по характеру ты на убийцу-каторжника не похож, — пробормотал я. — Мне казалось, вы более… мрачные.

— Так оно и есть, — подтвердил Виан. — Только я в клане недавно обучение закончил и…

— И? — видя, что тот замялся, поторопил я. — Давай уж, рассказывай.

— Понимаешь, я первое же дело завалил, — неохотно признался он. — Неудачник я, в общем. Позор для семьи. Поэтому они меня и вызволять не стали после задержания. Предпочли, чтобы я подох на каторге за полгода-год.

— Ого! — я присвистнул.

Ничего не скажешь, хороша у них семейка. Наш-то Сергей Сергеевич хоть и бывал временами суров, но все ж не настолько.

— Ага, — Виан сокрушенно вздохнул. — В общем, неделю я там помучился, а потом нагрянул призыв. Вот так я в гвардии и оказался. Думал уж все, помру, а тут ты. Ты мне второй шанс на жизнь дал, Алекс. Такое не забывается, — неожиданно посерьезнев, завершил он.

И так это было сказано, что я даже смутился. Все-таки нечасто в жизни искреннюю благодарность услышишь.

— Да ладно, — пробормотал я. — В конце концов, ты мне сейчас тоже помогаешь. Бежим-то вместе, а я в этой местности совершенно не ориентируюсь. Кстати, темнеет уже. Может, начнем искать место для ночевки?

Виан посмотрел на меня с недоумением, а потом, осознав, что предложение прозвучало на полном серьезе, покрутил пальцем у виска.

— Какая ночевка, Алекс? За нами погоня, идем без остановки.

— Да ночью в лесу темнотища, хоть глаз выколи! — возмутился я. — Идти в абсолютной темноте? Как?

— Да хоть на ощупь! — Раздраженно отрезал Виан, останавливаясь и поворачиваясь ко мне. — Погоня, Алекс, — жестко повторил он. — А мы еще слишком близко от военной части. Ты хоть примерно себе представляешь, что будет, если нас поймают? Даже не так. Ты представляешь, демонов эльф, что будет, если поймают тебя? Меня-то просто забьют до смерти на дыбе перед всем полком. Несколько часов — и отмучаюсь. А вот ты, ушастый, попадешь в руки королевских магов, которые живых эльфов не видели уже много лет. И во время того, как они будут разбирать тебя на сувениры, сам Темнейший рыдать станет.

Я сглотнул.

Воображение уже вовсю рисовало озвученные перспективы.

Уж не знаю, каким в этот момент стало выражение на моем лице, но Виан удовлетворенно хмыкнул и продолжил движение.

— К тому же, нам все равно здесь спать нельзя, — уже спокойнее добавил он. — Потому как я без понятия, что за живность водится в этом лесу. Гашшары, знаешь ли, не единственные хищники в мире. Ты ведь не хочешь оказаться чьим-нибудь ужином, или завтраком?

Я ничего не ответил — просто двинулся за ним.

 

Отдыхать мы все-таки останавливались. Недолго, минут на пятнадцать каждые два-три часа, но и то хорошо — тяжело все-таки мне давался этот своеобразный марафон. Однако я не жаловался. Просто падал на сырую землю, когда Виан решал, что пришло время привала, и покорно вставал, когда звучала команда о его окончании. И снова, стиснув зубы, шел вперед, стараясь не обращать внимания ни на коряги, ни на хлесткие мокрые ветви. А когда наступил рассвет и по лесу потянулись космы утреннего, пробирающего до костей холодом тумана, и вовсе порадовался, что не сплю. Как есть, околел бы!

— Ненавижу лес, — простучал зубами я. — Как же я ненавижу этот лес!

— Ничего, — такой же зубной морзянкой откликнулся Виан. — Потерпи. Полк совсем на отшибе размещать не стали бы. Так что скоро выберемся.

Скоро. Этой мыслью я грел себя следующие несколько часов. Однако даже когда солнце поднялось над нашими головами, бурелом заканчиваться и не думал.

Сказать, что я устал — ничего не сказать. Мышцы, натруженные вчерашними тренировками и длительной непрерывной ходьбой, буквально молили о пощаде. Хотелось есть. Хотелось пить. Хотелось спать. Черт побери, хотелось уже просто лечь и сдохнуть!

— Виан! — не выдержал я, в тысячный, наверное, раз споткнувшись и в попытке удержаться на ногах получив по физиономии скользкими ветками. — Можно полюбопытствовать, как скоро настанет твое обещанное «скоро»?

— Не знаю, — сухо ответил тот.

— Как это не знаешь? — растерялся я, ибо ожидал чего угодно, но не такого ответа. — А как ты в таком случае планировал выбираться?

— Ну-у, для начала нашел бы звериную тропу к водопою, — начал объяснять Виан с неохотой. — Потом вышел бы к воде и двинулся вниз по течению. Люди всегда селятся у воды. Ну, или мосты для дорог прокладывают…

— Так какого черта мы не следуем твоему первоначальному плану? — вспылил я. — «Бы» мешает?

— Отсутствие звериной тропы! — в ответ сорвался убийца на крик. — Нет ее тут, понимаешь?! Ни хрена в этом лесу нет!

— Как это нет? — я заозирался по сторонам, разглядывая осточертевший лес.

— А вот так! — зло подтвердил Виан. — Из всей возможной живности тут встречаются только мелкие птицы и белки-летявки. Все!

— Но это ведь ненормально для леса, — припоминая школьный курс биологии, пробормотал я. — Крупная живность в любом случае должна водиться. Хоть какая-то. Если только она не вымерла.

— Или ее кто-то не сожрал. А выжившие звери предпочли уйти отсюда подальше, — добавил Виан, как-то разом помрачнев.

Мне это предположение тоже не понравилось. Настолько не понравилось, что мозг сразу же начал искать ему опровержение.

— Слушай, ну если бы здесь появилась такая здоровая хищная тварюга, то она бы тоже ходила на водопой, разве нет? — начал я рассуждать вслух. — И мы бы все равно наткнулись на оставленную ею тропу. Или следы…

— Не факт. Туманные пауки, например, по земле не ползают, а по деревьям перемещаются, — задумчиво сообщил Виан и потер кончик носа. — Хотя будь неподалеку паучье гнездовье, мы бы тогда на сеть наткнулись. Это твари здоровые, так что сети заметные. И белок бы тогда тут не было… В общем, здесь явно не они поработали. Да и не доводилось мне слышать о туманных пауках рядом с Дикой пустошью…

Уф! Прямо от сердца отлегло.

— …однако это вполне могут оказаться и насекомые. Те же хищные муравьи, пусть и величиной с ладонь, но их много…

Еще не лучше!

— Слушай, давай просто предположим, что местная живность вымерла от какой-нибудь чумки, а? — перебив, нервно предложил я. — Вот совершенно не хочу знать о том, какая сволочь может меня схарчить. Оружия-то у нас все равно нет.

Виан пробормотал под нос какое-то ругательство, а потом с досадой махнул рукой и пошел дальше. Молча.

Впрочем, у меня интерес к разговору пропал еще раньше, так что это не особо расстроило. Вместо этого я предпочел все свое внимание направить на окружающую поросль. Нет, не из-за боязни пропустить какой-нибудь опасный плотоядный муравейник. Просто есть очень хотелось, а слова Виана о белках давали надежду найти хотя бы орехи. Или какой-то здешний их аналог. Правда, я и в своем мире не интересовался ботаникой, а уж в местной флоре и подавно не разбирался, но встретить растущее на ветке подобие шишки все-таки надеялся. Тем более, вон тот игольчатый кустарник на наши елки похож…

В общем, я настолько увлекся высматриванием перспективной еды, что когда Виан вдруг резко остановился, едва на него не налетел.

— Ты чего? — обеспокоенно спросил я, глядя как тот, прикрыв глаза, сосредоточенно к чему-то прислушивается.

— Послушай, — предложил тот. — Кажется, шум воды где-то справа. Слышишь?

И, не дожидаясь ответа, едва ли не бегом сорвался с места в озвученном направлении.

Я тотчас последовал его примеру, попутно изо всех сил пытаясь уловить среди шелеста ветра и криков птиц посторонний шум. И уже через несколько шагов мне это удалось!

Вода! Наконец-то повезло!

Вот только уже спустя несколько минут оказалось, что это везение условно. К воде — небольшой, но быстрой речушке — мы действительно вышли. Однако берега были настолько крутые и высокие, что спуститься к воде не представлялось возможным.

Черт побери, а пить-то, оказывается, как хочется!

— Пошли вдоль берега, вниз по течению, как и собирались, — решил Виан. — А там, подальше, может, найдется спуск.

— Обязан найтись! — согласился я и сглотнул голодную слюну.

 

Наши надежды оправдались: довольно скоро местность начала идти под уклон. Правда, пришлось все же сделать небольшой крюк, обходя уж очень густой прибрежный кустарник, зато потом я увидел сквозь редеющие ветви рыжеватые пятна песка и блеск воды. На этот раз доступной!

Окрыленный близостью вожделенной влаги, я рванулся вперед, однако почти тотчас был схвачен за руку и сбит на землю.

— Какого?.. — выдохнул возмущенно я, но осекся, увидев впереди, на небольшом песчаном пляжике их.

Трех здоровых чешуйчатых тварей, от одного вида которых в жилах кровь леденела. Они чем-то походили на огромных змей, только с кожистыми крыльями, крокодильими мордами, и при этом обладали внушительным набором клыков.

Замерев и вжавшись в сырую землю, мы наблюдали, как жуткие зверюги напились воды, потрясли влажными крыльями, а потом одна за другой взлетели. Раздался пронзительный клекот, от которого мгновенно заложило уши, и крылатые змеюки устремились куда-то на запад.

Только когда они скрылись из вида, я рискнул пошевелиться и медленно встать. Правда, поднявшегося следом Виана спросил все равно шепотом:

— Что это было?

— Гашшары, — так же, еле слышно, ответил тот. — Вот и объяснение, почему тут крупного зверья нет. Повезло, что ветер в нашу сторону. Они, конечно, днем не очень хорошо видят, но запах могли учуять.

— Так ты ж говорил, что гашшары днем не охотятся! — возмущенно припомнил я.

— Так они и не охотились, тут у них водопой! Вот и совмещают, небось, приятное с полезным, — огрызнулся Виан. — И вообще, я не зоолог и специалист по хищным ящерам.

— Дерьмовый у вас мир, — буркнул я и все-таки вышел к реке, так как жажда мучила уже серьезно.

Еще раз оглядев горизонт и убедившись, что ничего опасного поблизости нет, я зачерпнул пригоршню ледяной воды и с наслаждением проглотил. Потом зачерпнул еще и еще. Боже, как мало человеку надо для счастья!

Напившись, я умылся и вот тут сильно пожалел, что не захватил выданное вещником Лазарисом ведро. В нем ведь воду нести хотя бы можно было. Вздохнув, посмотрел на кислую физиономию Виана, видимо задумавшегося о том же, и уточнил:

— Ну, идем дальше?

— Пошли, — с видимым сожалением кивнул Виан и направился, было, обратно к деревьям, но вдруг остановился.

— Что опять? — я мигом напрягся.

— Да идейка появилась одна, — пробормотал тот и резко, с силой дернул рукав форменного кителя.

Ткань с треском подалась, обнажая загорелую руку. Виан удовлетворенно хмыкнул и, обломив с ближайшего куста ветку, острым краем царапнул кожу. После чего тщательно выпачкал оторванный рукав в крови и бросил на след крылатой рептилии.

— Вот, — удовлетворенно сообщил он. — Твоя аура нас, конечно, хорошо от поисковой магии защищает, но и подстраховаться немного не повредит. Кровь маги-нюхачи точно засекут.

— Думаешь, они поверят, что нас сожрали гашшары? — скептично оглядывая сие творение, уточнил я.

— А почему нет? — пожал плечами Виан. — Нашли, утащили в гнездо и сожрали — чем не версия? В конце концов, съедение гашшарой — хорошее объяснение тому, куда мы пропали, и почему поисковые заклинания не могут нас найти. А если есть простое и логичное объяснение, зачем тратить силы на поиски двух каких-то оборванцев? Мы ведь даже не маги.

— Ну-у, возможно, — подумав, согласился я. — Вот только эти самые маги гонятся за нами. И они, наверное, могут использовать свои способности и узнать, что здесь на самом деле происходило.

— В том и дело, что не смогут, — Виан довольно улыбнулся. — Помнишь, я говорил, что гашшары обладают некоторой устойчивостью к магии? Пусть и не такой яркой, как у тебя, но вполне достаточной для того, чтобы невозможно было магически отследить и их, и все с ними связанное. Нюхачи узнают лишь, что здесь были мы и гашшары, причем в одно время. А в такой ситуации, такие как мы, при встрече с гашшарами не выживают.

— И это замечательно, — подвел я итог. — В смысле, замечательно для нас. Но тогда, насколько я понимаю, уходить отсюда нам лучше прямо по реке? Чтобы следов не оставлять лишних?

— Разумеется, — кивнул Виан. — Но двигаться надо в темпе. Чую, этих тварей в округе наверняка больше трех.

— В темпе, так в темпе. Заодно опробуем гвардейские сапоги на непромокаемость, — хмыкнул я и вошел в воду. Благо, речушка была хоть и быстрой, но неглубокой, так что вода в голенище не попадала.

— Обувь для гвардии на совесть делают, так что не должны промокнуть, — откликнулся Виан, догоняя меня, а потом вдруг нахмурился и уточнил: — Слушай, а почему ты сказал: «у вас дерьмовый мир»? Сначала я не обратил на это внимания, но… почему именно такая формулировка — «у вас»?

Вот черт его дери, внимательный какой! Один раз осекся, а все ж запомнил!

— Алекс?

Я поджал губы и с сомнением взглянул на Виана. Признаться, или нет? С одной стороны, парень, вроде, неплохой, даже несмотря на стремную профессию. Может и объяснить порядки местные и сориентировать в мире. С другой… нет, пожалуй, хуже того, что мы вытворили вместе, уже ничего произойти не может. Поймают — и так убьют. И не важно, попаданец я, или нет.

В общем, я плюнул и признался. Не во всем, конечно: о сделке с Азарвилом все же умолчал. Но вот о том, что вырос я в другом мире, а об этом, магическом, и понятия до недавнего времени не имел, рассказал. И о том, что попал сюда совершенно случайно, пока музей грабил.

Вопреки ожиданиям, мои слова Виана не слишком удивили. Оказывается, особой тайны в возможности перемещения между мирами не было.

— Значит, тебя еще в детстве в Ограниченный мир переправили, — протянул он задумчиво. — Ну, теперь хотя бы понятно, почему ты, в отличие от остальных эльфов, еще живой.

— Да не эльф я, — вздохнул я устало. — Вот ведь упертый фанатик. Лучше скажи, почему это мой мир «Ограниченный»?

Виан с неудовольствием покачал головой, но ответил:

— Говорят, там источников магических практически нет. Нормальному магу подпитаться неоткуда, поэтому магия не в ходу. И как там без нее вообще обходятся? — он поморщился.

— Нормально, — буркнул я.

Реакция Виана была неприятна, однако несмотря на это пришлось признать: название моего мира с точки зрения магов оправдано. И это было неприятно вдвойне. В общем, я решил перевести тему и начал выспрашивать у своего гида-сообщника подробности местного быта.

Отвечал тот охотно, и вскоре я уже знал довольно много разных вещей. К примеру, о том, что охранная магия на домах все-таки имелась. Защита обеспечивалась теми самыми рядами кристаллических шипов, которые я заметил на гранях каждой постройки в городе. А еще о том, что в этом мире нет паспортов и прочих бумажных удостоверений личности. Вместо этого отпечатки ауры каждого жителя города, или приезжих, заносятся в магический кристалл-информаторий. И при необходимости любого по этому отпечатку можно отыскать. Ну, кроме меня, разумеется. Магическое поле кристалла не смогло бы считать ауру эльфа, и помещенный в информаторий отпечаток оказался бы «пустым».

При таком оптимистичном утверждении на губах вновь заиграла предвкушающая улыбка. Что я там недавно об этом мире говорил? Дерьмовый он? Хм, пожалуй, все же погорячился. Кажется, мне снова начинает здесь нравиться!

 

Руины мы заметили случайно. Точнее, заметил их Виан, ибо я буйную растительность вокруг нас не особо рассматривал — больше за небом следил. Да, к тому же, с первого взгляда позеленевший от времени и увитый местным аналогом нашего плюща камень не опознаешь.

Короче говоря, увидел я их только после того, как Виан остановился и ткнул пальцем на правый берег, сообщив:

— Смотри, там башня какая-то полуразрушенная. Может, блокпост старый, или дом отшельника. Пойдем, посмотрим? Все равно из воды выходить уже можно.

«Старые постройки могут означать близость построек новых. А так же всего, к ним прилагающегося, например, еды и кроватей», — мгновенно промелькнуло в голове, и я, согласно кивнув, направился в указанном направлении.

Место для того, чтобы выбраться на берег, оказалось не слишком удачным — с крутым берегом и буйным кустарником. Пришлось подтягиваться, усиленно цепляясь за скользкие ветви.

А едва мы встали на ноги, Виан тихо ругнулся. Его напряженный взгляд при этом был направлен прямо на развалины.

— Что такое? — забеспокоился я, ибо ничего страшного, или опасного вокруг не наблюдалось.

Перед нами было обычное, когда-то одноэтажное здание из серого, наполовину заросшего зеленью камня. Без окон, правда, и с почерневшим дверным проемом, словно когда-то его опалило огнем, но и только. Даже башня-пристройка, которая привлекла наше внимание на реке, была не слишком разрушена — у нее отсутствовала только самая верхушка.

В общем, типичная старая заброшенная развалюха. И чего Виан так напрягся?

— Я ошибся, это не блокпост. Это храм, — тихо откликнулся тот. — А башня изначально была рогатой. Что ж, теперь понятно, почему гашшары именно в эти места залетают — прикормлены когда-то были. Вот память и осталась, видимо. Живут-то они долго.

— Вот ни фига не понял сейчас хода твоей логики, — честно признался я. — Что за храм? Кем прикормлены? И, главное, мы заходим, или нет?

— Заходим, — решил Виан и направился к почерневшему входу, попутно посвящая меня в краткий курс мифологии этого мира.

По местным преданиям, Изначальных богов было трое: Темнейший, Светлейший и Двуликая богиня. От этой троицы рождались остальные — так называемые божественные дети разной степени «светлости» и «темноты». В частности, богиня Западного, Вечернего ветра, которой принадлежал этот храм, происходила от Светлейшего и темной сущности Двуликой. А гашшара являлась ее тотемным животным.

— Слушай, а на кой хрен прикармливать этих змеюк? — не удержался от вопроса я, брезгливо разглядывая с трудом угадываемые силуэты гашшар на обугленных дверях.

— Ну, если отбросить аспект почитания богини, то еще и для того, чтобы молодняк отлавливать на продажу, — ответил Виан. — Эти зверюги — очень дорогой и редкий товар, между прочим. Водятся-то они только на Дикой пустоши.

— Отлавливать гашшар? Капец. Каких только психов на свете не встретишь, — я недоуменно покачал головой и вошел внутрь.

От небольшого, размером с обычную часовню, квадратного помещения остались лишь стены, треснувший витраж над алтарем напротив входа, да несколько обугленных балок вместо крыши. Остатки этой самой крыши, прогнившей и почерневшей, вместе с другим мусором валялись тут же, под ногами. А спустя пару мгновений, среди обломков был обнаружен высохший труп какого-то старика, в лохмотьях которого с трудом угадывался балахон.

То, что старик умер не естественной смертью, стало ясно сразу: тело буквально пригвоздили к полу мечом. И этот меч, потускневший от времени, все еще гордо возвышался над останками.

— Видимо, разбойники, или какие недовольные клиенты местного жреца кокнули, — предположил Виан. — Такое бывает. Храм-то наверняка подпольный был: слишком мелок для королевского.

И, выдернув из трупа меч, объявил, что забирает оружие себе. Мол, какая-никакая, а защита.

Я против ничего не имел — отвращение к этим железкам после вчерашней тренировки только усилилось. Правда, все же поинтересовался, почему меч вообще здесь оставили. Нерационально ведь оружием раскидываться.

— Скорее всего, боялись, что мертвец неупокоенный поднимется, — Виан пожал плечами. — Такое бывает с убитыми магами, которые посмертной мести жаждут. Тем более, тут и храм соответствующий… Но в любом случае, времени прошло много, так что эти кости уже не опасны.

— Надеюсь, что так оно и есть, — вспомнив тренировочных зомби, вполголоса пробормотал я и вновь огляделся.

Но больше в храме ничего особо интересного не оказалось. Только куча пыли, мозаичные облупившиеся панно на стенах, да боковая лестница к башне. Кстати, несмотря на возможный риск, Виан все же решил на нее подняться и осмотреть окрестности.

Я же предпочел разумную осторожность и в ожидании его возвращения начал разглядывать мозаичные картинки. Судя по сюжетам, общение жреца с гашшарами проходило именно в башне. Алтарь же предназначался только для почитания богини.

Мой взгляд невольно скользнул к треснувшему витражу, грязному и выцветшему. Странно, как он вообще уцелел при такой разрухе.

Изображена на нем была стройная темноволосая молодая женщина в развевающемся фиолетовом одеянии весьма откровенного покроя. Видимо, та самая богиня-покровительница клыкастых змеюк. Ее можно было бы назвать красивой, если бы не странная, надменная усмешка и вертикальный зрачок, мгновенно вызывающий в памяти образ гашшары. Одна только мысль о том, что эта красавица может мгновенно обратиться уродливой чешуйчатой тварью, разом отбивала всю симпатию к ее человеческому облику.

Поморщившись, я отвернулся. И вдруг увидел, что на освещаемом солнцем трупе что-то сверкнуло. Хм? Заинтересованный, я подошел к покойнику, вгляделся повнимательнее и обнаружил на его руке массивный браслет в виде свернувшейся вокруг руки гашшары. На вид — из червленого серебра, выполнен очень тщательно, вплоть до ощерившихся клыков и чешуек. Даже в глазах этой тварюги какие-то голубоватые блестящие камни вставлены. Странно, и как мы с Вианом раньше его не заметили?

Нет, мародером я никогда не был и трупы не грабил. Западло это для нормального вора. Но сейчас ведь другая ситуация, верно? Когда при себе ни копейки, и дальнейшая судьба под вопросом, возможность сделать хоть какую-то заначку упускать глупо. А браслет, пусть и выглядит мерзко, ценность иметь точно должен. И вообще, будем считать, что раз он мне так удачно попался на глаза — значит, это типа знак. Свыше. Вывод: надо брать.

Утвердившись в этом мнении, я решительно стянул с покойника безделушку, отер о китель и нацепил на правую руку. И тут же заорал от дикой, охватившей запястье боли!

Браслет раскалился с такой силой, что из глаз слезы брызнули.

— Что случилось?! — Виан с криком скатился с лестницы.

Я не ответил. Лишь едва почувствовав, что боль утихла, тотчас дернулся снимать чертову побрякушку. Но скользнувшие по обожженному запястью пальцы не обнаружили ничего!

— Что за?.. — я проморгался и тупо уставился на собственное запястье. Без украшения, но с четкой татуировкой гашшары! Точь-в-точь такой же, какая была изображена на браслете!

— Что произошло? — повторил вопрос Виан и, взглянув на мою руку, изумленно присвистнул: — А это у тебя откуда?

Пришлось вкратце объяснить, что случилось за время его отсутствия.

— Надо же, — удивление наемного убийцы все возрастало. — Церемониальный жреческий браслет, посвященный богине! Теперь понятно, почему этот жрец в одиночку мог с гашшарами общаться.

— Да плевать на жреца, — процедил я. — Скажи лучше, куда браслет делся, и что это за чертова татуировка?

— Татуировка — и есть браслет, — сообщил Виан. — Я же тебе говорю — церемониальный, жреческий. Настоящий. Такие артефакты полностью сживаются с владельцем, до самой его смерти. Но вот почему браслет признал тебя и стал видимым? Богине ты, что ли, понравился?

— Не говори ерунды. — Я ногтем ковырнул кожу с мерзкой клыкастой мордой. — Не верю я в богов, и в богинь не верю!

— Да ты и в магию вроде как не верил, — напомнил Виан.

— Вот кстати да! Какого хрена эта фигня сработала? На меня ж магия не действует! А ну, слезай с моей руки, скотина! — Я наслюнявил палец и со злостью попытался стереть татуировку мерзкой змеюки.

Безуспешно.

— Не трать время. Это не магия, чувак, а проявление божественной силы. — Поправил Виан, с ухмылкой наблюдая за моими стараниями.

— Да имел я эту силу!..

— Пока что, наоборот, это сила поимела тебя, — сообщил Виан и расхохотался.

Скотина он, все-таки.

 

— Значит, от этой хрени никак не избавиться? — минут через десять, сдавшись наконец, мрачно уточнил я.

— Ага, — Виан лениво кивнул.

— А если набить поверх другую татуировку?

— Бесполезно. Это ж божественный символ.

— Божественный… как будто я ее просил! — Я сердито уставился на треснувший витраж.

С него на меня, по-прежнему довольно ухмыляясь, смотрела темноволосая покровительница летающих монстров.

«А ведь я, когда браслет увидел, именно о знаке свыше подумал…»

— То есть, это и впрямь был знак? — пробормотал я, а потом с досадой выдохнул. — Ну и стерва же ты, богиня.

Виан снова расхохотался.

— Хватит ржать, — я недовольно зыркнул на приятеля. — Скажи лучше, чего сверху увидел?

— Немного, но для ориентира хватит, — успокоил тот. — На северо-востоке, почти у горизонта, вроде бы шпили сторожевых башен виднеются.

— Вроде бы?

— Там марево какое-то и воздух рябью дрожит. Такой эффект бывает от активной магической защиты, — пояснил Виан и задумчиво потер переносицу. — В принципе, защита тут логична: рядом гашшары. Но магический купол — весьма затратная штука, а это значит, что городок там небольшой и, скорее всего, военный.

— Что тоже логично, — заключил я. — Раз мы находимся где-то на границе.

— Угу.

Прозвучало это «угу» с явным неудовольствием, так, что я недоуменно приподнял бровь.

— Чего переживаешь-то? И в военных городках наверняка полно мест, где укрыться, главное чтобы деньги были. А уж деньгами я при первой же возможности нас обеспечу без проблем. В этом городишке…

— Алекс, в этот городишко сначала попасть надо, — перебил Виан. — Поскольку он военный, значит, окружен стеной, и вход только через ворота. А в нашем с тобой виде пройти без подозрений мимо стражи будет весьма проблематично. Шмоток-то для маскировки нету! И с фермерским хозяйством тут напряг, ибо только самоубийца будет ставить дом за пределами защитного купола. Так что стырить у селян одежду не получится.

— Гм. — Я на мгновение задумался, а потом решительно махнул рукой и предложил: — Слушай, давай решать проблемы по мере их поступления? Сначала доберемся до города, посмотрим на месте что и как, а там, может, и придумаем чего.

— Да, ты прав, — согласился Виан и вновь потер переносицу, выдавая внутреннее напряжение. — Устал, — неожиданно признался он. — На каторге выматывался, конечно, но тут… тут другое.

— Ничего, — я с пониманием кивнул, ибо сам находился в таком же состоянии, когда и физически выкладываться приходится, и нервы постоянно настороже. — Пошли, что ли?

— Пошли, — повторил Виан и направился к выходу.

Я двинулся за ним. Правда, покидая храм, все же не удержался и обернулся, чтобы вновь посмотреть на витраж с темноволосой богиней. Так, напоследок.

— Все-таки понравилась? — заметив это, фыркнул мой не в меру язвительный попутчик.

— Баба, которая в любой момент может превратиться в уродливую рептилию? — Я выразительно поморщился и покрутил пальцем у виска. — Даже не надейся. Скажи лучше, как ее хоть зовут-то?

— Ашшарисс, — все еще улыбаясь, проинформировал Виан.

— Тьфу. Вот и имя у нее змеиное.

Окончательно разочаровавшись в местных высших силах, я вышел на улицу.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте