Глава 2

 

Портал выплюнул меня на мощеный серым истоптанным камнем двор. Причем, похоже, весьма далеко от городишки, где я был: здесь небо затянули серые тучи, и накрапывал мелкий дождик.

В принципе такой неожиданный телепорт мне только на руку: чем дальше от психа с огненным мечом, тем лучше. Одно только раздражает — холодно. Нет, я не неженка, но стоять босиком под дождем при температуре максимум десять тепла — не слишком приятное удовольствие.

В поисках возможного убежища, я задумчиво огляделся. Двор был огорожен здоровущей каменной стеной с башнями, так, что складывалось ощущение, что нахожусь я в какой-то крепости. А за спиной обнаружился и «замок»: четырехэтажное здание, сложенное из тех же серых булыжников, на плоской крыше которого развевался одинокий багрово-фиолетовый флаг. И ни души вокруг.

— Однако-о, — вслух протянул я, размышляя, попытаться ли зайти в здание самому, или терпеливо дожидаться «встречающих».

Как оно, вообще, полагается-то?

В армии я, если честно, не был: Сергей Сергеевич поспособствовал, объяснив, что терять столь ценного кадра не намерен. Так что о солдатском быте я знал до безобразия мало. А уж как устроена армия в этом мире — и подавно понятия не имел.

Шлеп!

Звук упавшего рядом тела и последовавший сразу же за этим хриплый отборный мат отвлекли меня от разглядывания местных достопримечательностей. По инерции резко отскочив на пару шагов, я недоуменно уставился на возникшего словно из ниоткуда бородатого мужика. В лохмотьях, со спутанными волосами и источающий весьма узнаваемое амбре, тот больше всего напоминал обычного бомжа.

Мужик с кряхтением поднялся, и, прищурив пропитые глаза, в свою очередь, уставился на меня. Задумался на пару мгновений, а потом, дыхнув перегаром, пожаловался:

— Повязали все-таки, демоны.

После чего зло сплюнул и, пошатываясь, направился к серому зданию.

Шлеп! Шлеп!

Следующие двое «новобранцев» появились чуть дальше и практически одновременно. Выглядели парни поопрятнее «бомжа», однако лица их так же не выражали никакой радости от факта попадания в это место. Не обратив на меня никакого внимания, они быстро отряхнулись и двинулись вслед за бородатым выпивохой.

Решив, что дальше можно не ждать, я пошел за ними.

 

Охрана обнаружилась сразу на входе: аж четверо гвардейцев в одинаковой серой униформе и с мечами на поясах. Вид оружия заставил меня невольно поежиться и поспешно отвести глаза. На первый взгляд мечи, конечно, выглядели совершенно обыкновенными, но кто его знает, каковы они на деле? Не удивлюсь, что при желании владельцев тоже огнем жахнуть могут. А то и чем похуже. В общем, выяснять не хотелось. Противиться повелительному жесту одного из гвардейцев, указующему направо, я тоже не стал.

Короткий коридор привел меня в своеобразный «тамбур» — квадратное помещение без окон, со скамьями и единственной дверью. Кроме меня здесь обнаружилось еще несколько человек, включая «бомжа» и парней, одинаково хмурых и молчаливых.

— Следующий! — зычно донеслось из-за двери, и один из кандидатов в защитники отечества с явной неохотой поплелся «на прием».

К кому? Ну, видимо, к местному военному комиссару. Или полковнику. Или… да какая на самом деле разница?

Пока я размышлял, «тамбур» все больше заполнялся людьми. Несмотря на то, что крики «Следующий!» из-за двери раздавались с завидной частотой, довольно скоро стало тесно. Однако при этом очередь никто не спрашивал и не занимал. Наоборот, ожидающие, казалось, всеми силами старались оттянуть момент встречи с местным комиссаром и шли на зов только когда выбора уже не оставалось. Нехороший это признак, совсем нехороший.

— Следующий!

При этом заходить-то они заходили, а вот обратно не вышел ни один. Этот факт дополнительно напрягал. Хотя, может, за дверью проходная, и беспокоиться не о чем?

— Следующий!

И вообще, с чего я так уверен, что меня в здешнюю королевскую армию зачислят? Армия — это ведь, вроде, серьезное заведение, верно? Оплот и защита страны. Туда всяких там неопознанных личностей не берут. В теории.

— Следующий!

А «следующим» на сей раз оказался я. Пришедшие до этого уже скрылись за дверью, а те, кто появился позже, дружно уставились на меня одинаково пристальными, выжидающими взглядами.

— Никто вперед не хочет? — полюбопытствовал я, окончательно потеряв желание вступать в гвардейские ряды. — А то могу пропустить…

Ответом стало дружное молчание «кандидатов в новобранцы» и мрачный голос одного из приглядывающих за порядком гвардейцев:

— Эй, блондинка! Иди, не задерживай народ!

Пришлось сжать зубы и дернуть дверную ручку.

Приемный кабинет местного начальства оказался совсем небольшим. Из обстановки — лишь уже знакомый по вербовочному пункту длинный стол, за которым расположились два здоровых мордастых мужика. Первый, в серой форме с малиновыми нашивками, явно был здесь за старшего. Второй, в сером халате с изображением черепушки на левой стороне груди и уродливым шрамом на пол лица, просто выглядел жутко.

«Нет, не примут. В конце концов, хоть какие-то мои документы им для этого нужны, верно?» — понадеялся я, переступая порог.

Как оказалось, нет.

Они даже не дали возможности толком объяснить ситуацию! Едва услышав, что я, к сожалению, при себе даже удостоверения личности не имею, главняк в форме отмахнулся и доверительно сообщил:

— Думаешь, ты тут такой первый, что ли? Вовсе нет. Так что мы с медиком сами на тебя дело составим.

После чего кивком указал на громилу в халате.

— Имя! — тут же требовательно гаркнул тот, одновременно притягивая к себе лист бумаги.

— Алексис! — бойко отрапортовал я, ибо местный Айболит одним своим видом напрочь отбивал любые мысли о спорах и пререканиях.

У моего наставника, Сергея Сергеевича, бригада вышибал имелась — вот там почти все такие были. Здоровые и страшные. Я, помнится, как однажды их нехитрые рассуждения о преимуществах паяльников перед утюгами в общении с должниками послушал, так желание связываться с подобными типами навсегда и утратил.

— Полных лет? — украсив лист моим именем, уточнил громила.

— Двадцать три года.

Отвечал не без опасения: мало ли, когда тут призывной возраст наступает и какое наказание за уклонение? Доказывай потом, что ты не местный…

Однако медик лишь добавил новую информацию на бумагу, скользнул по мне коротким взглядом и крупным почерком чуть ниже дописал: «Две руки. Две ноги. Два глаза». После чего передал лист главняку. А тот, даже не глядя, завизировал его сверху размашистым «Годен!» и сообщил:

— Поздравляю, парень! Именем Его величества Диминтодона Четвертого Сумеречного ты зачислен в Королевскую гвардию. Сейчас транспортное заклинание переправит тебя в один из полков, где на данный момент ведется добор новобранцев. Там ты сможешь наилучшим образом послужить на благо Родины и оправдать оказанное высокое доверие…

— Погодите! — Я все-таки не выдержал. — Доверие? Да вы ведь не знаете обо мне ничего! А если я шпион? Или еще какой неблагонадежный элемент?

— Ну вот заодно и свои грехи искупишь, — гоготнул громила-медик.

Возразить ему не успел — мир вокруг вновь исчез в яркой вспышке.

 

В этот раз транспортное заклинание переместило меня на небольшую, мощеную камнем площадку посреди пыльного утоптанного поля. По ближнему его краю располагались невзрачные серые коробки-постройки, а на противоположном конце зеленела весенней листвой лесная полоса.

На небе — ни облачка. Жаркое солнце тотчас стало припекать макушку, заставляя довольно прищуриться: все же такая погода куда лучше, чем дождь.

— Эй, мясо!

Раздраженный мужской оклик за спиной, заставил меня резко обернуться. Как оказалось, неподалеку, у края площадки стоял высокий крепкий мужик лет сорока в знакомой серой форме. С жестким, пронзительным взглядом и мрачной, явно чем-то недовольной мордой. В общем, типичный военный.

— Иди сюда, мясо, — вновь процедил мужик, глядя прямо на меня, из чего был сделан неутешительный вывод о том, кого он этим самым «мясом» считает.

Впрочем, ничего удивительного: нашем мире новобранцев называют «духами», тут — «мясом».

Я послушно направился к мужику, понимая, что сейчас в пререкания лучше не вступать. Ибо инстинкт самосохранения настойчиво твердил о злопамятности армейских сержантов-ефрейторов, а память в подтверждение услужливо подсовывала услышанные когда-то рассказы знакомых. К тому же, судя по первому опыту общения с местными вояками, здесь отношение к новобранцам было преотвратное. Так вот привлечешь к себе излишнее внимание, а потом придется местные сортиры по несколько раз на дню зубной щеткой драить. Или еще чем гадким заниматься, мало ли, какие в здешней Королевской гвардии порядки?

В общем, лучше быть «мясом». В конце концов, меня и похуже называли.

— Я — капер Давлинскис, — когда я приблизился, сухо сообщил мужик. — Сегодня доукомплектовывается мой полк, так что ты, мясо, поступаешь в мое подчинение. Ясно?

— Да, — я согласно кивнул… и тут же пошатнулся от увесистой затрещины!

Больно, между прочим! И, главное, неожиданно! За что?!

Я с искренним непониманием уставился на местного садюгу.

— «Да» осталось на гражданке, дебил! — прорычал тот. — Отвечать следует «Так точно, сэр»! Ясно?

— Так точно, сэр! — спешно гаркнул я.

— Не ори, я не глухой, — капер поморщился, а затем ткнул пальцем в крайнее правое здание. — Вон туда иди. Вещник Лазарис покажет, где устроиться.

— Так точно, сэр! — повторил я на всякий случай и, развернувшись, зашагал в указанном направлении.

Правда, едва успел сделать несколько шагов, как вдогонку рявкнули:

— Команды ползать, как полудохлый червяк, не было! Бего-о-м-арш!

Надо ли говорить, что оставшийся путь я преодолел на одном дыхании и остановился, лишь оказавшись внутри?

Прямо при входе оказался охраняемый тремя гвардейцами контрольно-пропускной пункт. Впрочем, нет, наверное, все же двумя. Третий — худощавый мужичок с маленькими бегающими глазками — оружия при себе не имел, зато в руках держал ручку и здоровую толстую тетрадь.

— Новоприбывший? — едва я вбежал, оживился он. — Подходи-подходи, руку правую протягивай.

Я с сомнением взглянул на странного типа, а потом на свою руку. На кой черт она ему понадобилась?

— Да не бойся, — увидев это, тотчас заверил мужичок. — Лазарис не обидит, только отметит и мерки запишет. Тебе ведь нужна одежда по размеру, верно?

Вернее некуда. Особенно обувь, ибо босиком весьма некомфортно. Уже уверенно, я протянул ему свою конечность.

— Семьдесят седьмым в третьей роте будешь, — сообщил вещник и тотчас чирканул ручкой на тыльной стороне моей ладони кривое 3—77, прокомментировав: — Повезло, хе-хе, и число красивое, и рота твоя почти набрана, долго ждать не придется.

— Ждать чего? — уточнил я осторожно.

— Помывки. Распределения. Обеспечения. Думаешь, тут с каждым в одиночку возятся? Нет-нет, на это у нас времени нет, — объяснял местный аналог прапорщика-снабженца, одновременно шустро вписывая в тетрадь мои параметры: рост, вес, объем грудной клетки и пояса. Причем, что самое удивительное, выводимые им значения оказались не приблизительными, а абсолютно точными!

«Мне бы такой глазомер, — позавидовал я. — Хотя, скорее всего, тут опять магия замешана».

— Все, можешь идти, семьдесят седьмой, — закончив, разрешил Лазарис и кивком указал на полускрытую за спинами гвардейцев дверь. — Жди, как наберется ваша рота, так сразу всех и позову.

Обнадеженный таким обещанием, я направился к гвардейцам. Те посторонились, пропуская меня в огромный, хорошо освещенный зал с ровными рядами деревянных лежаков.

Людей здесь оказалось довольно много, при этом никого из встреченных утром я не заметил. Видимо, этот полк не единственный новобранцев набирал, да и пунктов распределения завербованных в Королевскую гвардию, наверняка, хватало.

Впрочем, это было мне только на руку: никакая стража в таких условиях не обнаружит. А гвардия все же не тюрьма. К тому же, крышу над головой обеспечат, одежду дадут и кормежку дармовую. Разве плохо? По-моему, наоборот, самое то, чтобы в спокойной обстановке разузнать побольше об этом мире.

Присев на один из свободных лежаков, я с удовольствием вытянул уставшие ноги и вновь огляделся, на сей раз более внимательно. Первое же открытие оказалось весьма показательным и неприятным: абсолютно все новобранцы выглядели как бродяги, или бомжи. Немытые, нечесаные, в сильно поношенной, а зачастую и вовсе рваной одежде.

В общем, с одной стороны я со своими босыми ногами в эту шерстистую компанию вполне вписывался, а с другой… для чего набирать роту из новобранцев такого качества? Большая часть из этих пропитых рож, уверен, даже после муштры капера Давлинскиса оружия в руке удержать не смогут. Так какая с них польза?

«Хотя тут ведь магия в ходу. И огнестрельного оружия не видно, только мечи», — припомнил я.

Что ж, это могло служить вероятным объяснением. Магическое вмешательство в сознание новобранцев, к примеру, кодирование от пьянства, и последующее за ним восстановление организма, проблему дрожащих рук и ломки вполне решит. А уж зачем местным властям такая возня — вопрос другой. Хотя тут ведь монархия, а короли — они все с придурью. Может, Диминтодон Четвертый, или как его там, таким образом о здоровье нации заботится? Мало ли?

А новобранцы все прибывали. Они проходили сквозь двери почти непрерывной чередой, одинаково растрепанные, мрачные и однообразно покорные.

Эта покорность, если честно, тревожила меня больше всего. Ведь еще утром на «сортировке» было ясно: отдавать долг Родине не жаждет никто. Но, тем не менее, ни единого возмущенного возгласа, ни единого вопля протеста я так и не услышал. Учитывая местный контингент, состоящий сплошь из сомнительных личностей, сей факт выглядел весьма странным. Ну не верю, что среди бродяг и алкашей в этом мире не найдется хотя бы парочки бунтарей и дебоширов! К тому же, вон, между собой они переругиваются по любому поводу…

Додумать мысль не дал заглянувший в зал Лазарис.

— Третья рота на выход! — зычно выкрикнул он, и люди вокруг зашевелились.

Вспомнив свой номер, я поднялся и тоже двинулся к вещнику. Причем, в отличие от остальных, шел довольно быстро, так что практически сразу оказался в первых рядах. Причина такой поспешности была банальна: очень уж хотелось получить обещанную Лазарисом одежду и, главное, обувь.

Выйдя на улицу, мы обогнули серое здание и увидели череду длинных дощатых бараков, на дверях каждого из которых красовался намалеванный белой краской номер.

— А вот и ваш новый дом! — торжественно поздравил Лазарис и ожидаемо повел нас к постройке с номером три.

Н-да, условия не ахти, хотя это и не удивительно: «люксы» бродягам не положены. Впрочем, мне без разницы. Главное, чтобы крыша над головой не протекала, а к остальному приспособлюсь.

При входе в казарму находился такой же охраняемый гвардейцами контрольно-пропускной пункт. Здесь, по указанию Лазариса, вся наша сотня отметилась, по очереди приложив правые ладони к какой-то медной пластине. Как объяснил вещник, такую процедуру идентификации надлежало выполнять при каждом входе и выходе «дабы посторонние не шастали».

После того, как с регистрацией было покончено, нас провели по короткому коридору с несколькими закрытыми ящиками вдоль стен, и запустили в помещение со знакомыми рядами лежаков.

— А вот и ваша общая спальня! — сообщил Лазарис бодро. — В тесноте, да не в обиде, как говорится, хе-хе. Каждая постель пронумерована, на каждой вас уже дожидается форма и постельное белье. Заметьте: полный комплект, и все за счет Его величества, Темнейший его храни!

— Славному до́лги дни дай на земли́[1], — на автомате пробормотал я и неожиданно заслужил одобрительный взгляд вещника.

— Патриот, что ли? Надо же, — вполголоса пробормотал тот, а потом, уже громче, поторопил остальных: — Раздеваемся, берем казенное и проходим в душевые! Душевые находятся на противоположном конце казармы! А вещички ваши я по окончанию службы обязательно верну. Да-да, даже не сомневайтесь, мне чужого не надо.

Еще бы. Кто же в здравом уме позарится на грязные лохмотья бродяг? Во всяком случае, мне, например, кроме футболки и спортивных штанов предложить Лазарису было нечего. Даже тот минимум необходимых вещей, которые я брал с собой «на дело», остались в таверне — слишком уж спешным и неожиданным оказался побег.

Тихонько вздохнув, я двинулся вперед и вскоре отыскал лежанку с номером 77. На ней и впрямь лежала стопка чистой одежды, а рядом примостились кожаные сапоги, причем, что приятно, моего размера. Хорошо все-таки у этих колдунов снабжение работает!

Не прошло и получаса, как я, умытый и посвежевший, красовался в новенькой серой форме Королевского гвардейца. Между прочим, вопреки ожиданиям, она оказалась весьма удобной.

— Эх, еще бы пожрать, и вообще хорошо, — мечтательно протянул я, растягиваясь на лежаке.

— Ужина раньше заката не жди, — неожиданно откликнулся «сосед» справа — темноволосый загорелый парень примерно одного со мной возраста. — Тут как в тюрьме все по графику.

— Ну, главное, что вообще покормят, — заключил я с оптимизмом.

— Если не забудут, — ворчливо добавил «сосед» слева — коренастый мужик, на вид лет сорока. — Мы-то не регулярные войска, а никому не нужные отбросы.

— Так уж и ненужные? — я недоверчиво посмотрел на него. — Нас ведь здесь собрали все-таки…

— Ха! — мужик скривился. — Так сейчас спешная мобилизация идет. Хватают всех подряд, и в гвардию.

— А с чего вдруг такая спешка? — заинтересовался я.

— Так ведь Азарвил вернулся, чтоб его, — неожиданно мрачно сообщил парень справа. — А раз вернулся, значит, все, быть войне.

— Кто? — переспросил я, смутно припоминая, что это имя уже, кажется, где-то слышал.

Оба собеседника тотчас уставились на меня с искренним изумлением. Гм, видимо, этот тип у них тут весьма популярная личность.

— Тебе что, в детстве сказок не рассказывали? В какой глуши ты вырос? — подтверждая предположения, поинтересовался мужик.

— В самой отдаленной из тех, что ты можешь себе представить, — сообщил я и мрачно добавил: — А сказок некому было рассказывать. Сирота я.

— У-у, ну это бывает, — мужик сочувственно покачал головой и принялся за мое «просвещение»: — Темный маг Азарвил правил Сумеречным королевством лет двести назад. Бабка моя рассказывала, тиран он был страшный и колдун один из сильнейших. Всем от него плохо было, а светлым магам хуже всего. Очень уж Азарвил убивать их любил. В результате, светлые объединились и, хоть окончательно убить колдуна так и не смогли, все же заточили его в некое место, где магия невозможна. С той поры и до сих пор мы жили в относительном спокойствии. А теперь какой-то придурок взял и его освободил. У-у убил бы гада! — мужик сердито выдохнул и потряс в воздухе кулаком.

Его поддержали несколько возмущенных возгласов, а я… Я находился в состоянии оглушения. Ведь даже круглый дурак на моем месте сообразил бы, кто на самом деле виноват во всем случившемся, и почему меня ловили стражники. Я дураком не был, поэтому прекрасно понимал так же и то, что жить мне ровно до момента обнаружения.

— Но, может, тот человек освободил Азарвила не нарочно, — осторожно предположил я, лелея остатки надежды на возможное самооправдание. — Может, ему что-то угрожало, а этот колдун пообещал, что поможет…

— Конечно, — к нашей беседе присоединился один из новобранцев, расположившихся напротив. — Не удивлюсь, что так оно и было. Стандартный договор на взаимовыгодных условиях.

— Надеюсь, его желание еще встанет у него поперек горла! — громыхнул мужик слева, и я окончательно заткнулся.

М-да. Положеньице. Какое все-таки счастье, что удалось затеряться среди безликой толпы в этой гвардии!

Краем уха продолжая слушать мечты разошедшихся новобранцев о возможности и способах умерщвления моей предательской тушки, я попытался прикинуть дальнейший план действий. Получалось плохо. Освобожденный колдун, судя по услышанному, был редкостной сволочью, а это значит, надеяться на его дальнейшее возможное покровительство бесполезно. Даже если он вернет свой трон. И, раз так, в ближайшее время гвардейские ряды лучше не покидать. Перекантоваться пару-тройку месяцев, пока шум вокруг моей личности не утихнет, а там видно будет.

О вероятной возможности оказаться в бою я не думал. В конце концов, новобранцев, прежде чем отправлять на войну, должны сначала хоть чему-то обучить. Оружие в руках держать, строем ходить, основным командам. Верно?

А когда дело дойдет до военных действий, меня здесь уже не будет. Заберусь куда-нибудь вглубь страны, и буду наслаждаться всеми преимуществами вора, наделенного уникальным даром рассеивать магию.

На губах заиграла мечтательная улыбка. От шикарной жизни меня отделяет лишь пара месяцев гвардии. По сравнению с тюрьмой, от которой советовал не зарекаться Сергей Сергеевич, это сущие пустяки! Я — парень непритязательный, продержусь без проблем. Главное, чтобы кормежка была.

 

[1] «Боже царя храни» — государственный гимн Российской империи с 1833 по 1917 гг.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте