Глава 1

 

Я пропал. На этот раз точно попался. Моя удача, конечно, довольно заботливая леди, однако, похоже, сегодня она решила немного передохнуть. Не зря предчувствие с самого начала противилось тому, чтобы я сюда лез! Впервые в жизни его не послушался, погнался за большими деньгами, и что? Вот он, славный конец моей не менее славной биографии. Точнее, профессиональной деятельности. И кому я чего хотел доказать, согласившись обчистить в этот чёртов музей?

В попытке отыскать путь к спасению я снова огляделся по сторонам. Обычный зал хранилища с египетскими побрякушками. Неподалеку, скрытая толстой решеткой, надменно взирает та самая золотая фараонова маска, ради которой я здесь и оказался. Вроде бы все учел, абсолютно все! Кроме одного паршивого маленького датчика движения прямо над маской. Ну не предоставил заказчик о нем информации на схеме, а я упустил. Вот и результат: сигнализация звенит, выходы перекрыты, ни одного, даже самого маленького окошка, чтобы попытаться выбраться, нет. И я свечусь в центре хранилища, как круглый дурак. Хотя почему «как»? Дурак я и есть, самый настоящий.

Все еще мысленно ругая самого себя, я обратил взор на старый расписной саркофаг. Залезть, что ли? Типа, мумией прикинуться… Хотя наверняка найдут. Но не стоять же столбом?

Нет, ну какое дилетантство, попасться на такой мелочи! Одно радует: родителям краснеть не придется, ибо у меня их попросту нет — с рождения воспитывался в детдоме. Мерзкое было местечко, надо сказать. От побоев там меня спасали лишь умение очаровывать воспитателей, да врожденная ловкость. Правда, после выхода на «волю», этой ловкости нашлось другое применение — воровство. Не от хорошей жизни, нет. И, честно говоря, в первый раз на попытку скарманничать я решался долго, почти неделю. Зато потом… ну слишком хорошо у меня это стало получаться, так что сдержаться было все труднее и вылазки в метро в час пик становились все чаще.

А где-то через пару месяцев меня заметили. Не поймали, нет. Просто в один «прекрасный» вечер на пороге своей однушки я обнаружил пару дюжих молодцев и представительного седовласого мужчину, который назвался Сергеем Сергеевичем. Сергей Сергеевич этот вежливо и спокойно объяснил, что таким талантливым молодым специалистам как я, «в дикую» работать негоже. И мелко, мол, и коллеги страдают. Потом про общак рассказал, о правилах воровских и о перспективах моих как ценного кадра. Ну и по-прежнему вежливо, но настойчиво предложил «влиться в семью». Отказываться я, понятное дело, не стал. Да и не позволили бы мне.

Сергей Сергеевич не ошибся: к воровству у меня и впрямь был талант. Уже к концу первого года моим пальцам поддавались практически любые замки, а ловкость позволяла проникать во многие, считавшиеся недоступными места. Заказы, на выполнение которых я самоуверенно соглашался, с каждым разом становились все сложнее и сложнее… что ж, не думал, что в результате придется забираться в саркофаг!

Но времени на размышления не оставалось, так что, быстро подскочив к посмертной обители фараона, я спешно отодвинул крышку.

Вопреки надеждам о пустоте древней усыпальницы, внутри лежала мумия. Причем хорошо так расположилась, зараза, практически весь саркофаг заняла.

— А я-то думал, вы усыхать должны, — пробормотал я. — Хорошо, я не брезгливый. Так что, извини, приятель, придется тебе подвинуться.

И, подхватив мумию за сухие бинты, начал переворачивать ее на бок.

— Эй, парень! — позвала внезапно… мумия?!

Кажется, на моей голове зашевелились волосы. Нет, вообще-то нервы у меня крепкие, но… Почудилось, что ли?

Я глубоко вдохнул и медленно убрал руки от мумии. Та с глухим звуком упала обратно.

— Ос-сторожней, придурок, — раздалось шипение. — Я тебе ш-што, бревно?

Да мать его! Я резко тряхнул головой и мрачно сообщил в пустоту:

— У меня не бывает галлюцинаций. Я даже не ширялся ни разу.

— Поз-здравляю, — откликнулся голос из саркофага. — Только мне-то какое дело?

Оно настоящее!

— Ты кто? — сипло уточнил я.

— Мумия, не сообразил еще, что ли? — раздраженно сообщила мумия и ворчливо добавила: — Вот ведь повезло наткнуться на тугодума.

— А-а, — протянул я и замолк.

Впервые в жизни слов, чтобы выразить свое состояние, не хватало. Даже матерных.

— Слушай, парень, времени у тебя мало, ты не находишь? — Напомнила мумия. — Сейчас ведь заметут! А если освободишь меня, я могу помочь.

— Да я бы с удовольствием, — по-прежнему находясь в шоке, пробормотал я. — Но только как? И вообще, с чего вы решили, что у меня получится?

— Получится, получится. Еще как получится, — нетерпеливо заверила мумия. — Ты же смог со мной говорить? Смог. Значит, способности есть. Я таких за версту чую.

— Какие еще способности?

— Магию обходить. Ну и нейтрализовывать заодно — у таких, как ты, это взаимосвязано. Давай, пока не поздно! Мне неохота еще пару сотен лет тут сидеть в бинтах и ждать. Вашего брата тут хрен дождешься… — мумия осеклась и потребовала: — Короче, дотронься до бинтов. Бинты — это материализованная магия, которая удерживает меня. И пожелай, чтобы все исчезло.

— Угу. Почему бы и не повеселиться напоследок? — окончательно смирился с собственным сумасшествием я и, дотронувшись до обмотанного тряпками тела, самым решительным голосом потребовал: — Хочу, чтоб с этой мумии слезла вся магия!

Ничего не произошло. Я почувствовал себя полным придурком. Впрочем, это даже хорошо: сумасшедших в тюрьму, говорят, не сажают.

— Парень, ну и выраженьица у тебя, — тем временем, ехидно откомментировала мумия. — Магия слезла! И как ты себе это представляешь? Бинты с меня, что ли, поползут? Впрочем, тут не слова главное, а желание. Искреннее желание, чтоб заставить действовать свою силу.

— Интересно, откуда я это желание возьму, если я вообще в магию не верю? — буркнул я, попутно прикидывая, какие послабления после ареста полагаются недееспособным лицам.

— Советую поверить, — в ответ поторопила моя слуховая галлюцинация. — И побыстрее.

В коридоре раздались быстрые шаги. А как попадаться-то не хочется!

— О-о, черт! — я резко выдохнул. — Ладно, я понимаю, что спятил, но если ты можешь мне помочь, я желаю, чтоб это произошло. И долой всякую магию!

Внезапно мумия засветилась холодным синеватым светом, а потом что-то звонко лопнуло. В глазах на мгновение зарябило, а потом вместо мумии передо мной предстал высокий худощавый мужик, с растрепанными черными волосами. Длинное, желтоватое лицо его светилось надменностью, а пронзительные карие глаза излучали неприкрытую угрозу.

Я невольно сглотнул. Однако, галлюцинации и впрямь на редкость реалистичная штука! Или этот мужик и впрямь настоящий?!

— Твою ж… — крепкое выражение родного и могучего слетело с языка само собой.

— Не оскорбляй мать мою! — недовольно рыкнул в ответ черноволосый. — Она, между прочим, при жизни великой женщиной была!

— Простит-те, — пробормотал я и, услышав скрежет открываемых дверей, неуверенно уточнил: — Так это, чего теперь?

— А теперь я иду возвращать себе трон, — заявил тот с ухмылкой и начал исчезать.

— Эй, а я?!

Мужик, не оборачиваясь, хватанул меня за шиворот, и перед глазами потемнело.

 

 

Очнулся я в какой-то подворотне, причем один: сомнительный колдун-спаситель уже куда-то исчез. Вокруг — темнота, над головой звездочки и неровный огрызок оранжевой луны. Ночь, в общем. Однако даже беглого взгляда на окружающую действительность хватило, чтобы понять: ночь не наша, московская, а чужая.

Во-первых, воздух. Здесь он был другим, без городского смога и гораздо более теплым, чем полагается глубокой осенью. Во-вторых — здания.

— А мужик и впрямь колдуном оказался, — вполголоса пробормотал я, вглядываясь в странные приземистые многоугольные дома с ровными рядами мерцающих шипов по каждой из граней.

Шипы присутствовали на каждой постройке, что намекало на их важность для местного населения. Впрочем, архитектурные пристрастия здешних аборигенов меня на данный момент волновали мало. Гораздо удивительнее было осознавать сам факт мгновенного перемещения в пространстве куда-то к черту на рога по желанию ожившей мумии.

Впрочем, жизнь научила принимать вещи такими, какие они есть в данный момент, и быстро приспосабливаться к любым неожиданностям. Иначе в моей профессии никак. Поэтому существование колдунов и параллельных миров пришлось признать как данность и перейти к насущным проблемам: что мне теперь необходимо для выживания?

Для начала, разумеется, информация. Повадки местных обитателей, правила поведения, да и окружение, в целом. Мало ли как тут к «попаданцам» относятся? В общем, главное, не выделяться. А для этого не помешает обзавестись местной одеждой и деньгами.

Я хмыкнул, вспомнив фильм о «Терминаторе», и осторожно выглянул из подворотни на пустынную улицу. Гм, а все не так плохо, как ожидалось. Во всяком случае, местность на отсталое средневековье не тянула. Пусть и дома двух — трехэтажные, и освещение на улицах отсутствует как вид, но дороги тут оказались ровные, как асфальт. К тому же перед некоторыми домами виднелись транспортные средства, странного вида, но явно механические. Значит, технология в этом мире присутствует, и это приятно, ибо цивилизация мне как-то больше по душе.

А теперь, пора, пожалуй, проверить на прочность местные замки.

Еще раз убедившись, что на улице никого нет, я скользнул к ближайшему двухэтажному дому. Глубоко вздохнув, склонился над дверью… и изумленно присвистнул: замка не было! Вот просто не было и все. И чего тут взламывать?

Я с недоумением взялся за изогнутую дверную ручку и осторожно потянул на себя. Железка кольнула статическим электричеством, но поддалась — дверь оказалась не заперта. И какого черта, спрашивается?

На всякий случай я замер и прислушался, не раздастся ли запоздалый сигнал местной системы безопасности, но в особнячке по-прежнему было тихо.

Любопытно. Это я что, в мире развитого коммунизма оказался? Типа все кругом друзья-собратья, заходи куда хочешь и бери, что душе приглянется?

— Господи, я умер и попал в рай для воров, да? — недоверчиво пробормотал я.

Господи, понятное дело, не ответил. А я уже решительнее прошмыгнул в дом и быстро огляделся. Приятно, конечно, за столь удачно проявленную безалаберность хозяев, но все же стоит поторопиться. Интуиция неожиданно настойчиво сообщала, что все происходящее ей не нравится, и что охранка тут наверняка есть. А еще советовала убираться подальше от этого района. И с ней я был абсолютно согласен.

С одеждой повезло сразу: в небольшой прихожей обнаружились вполне сносные мужские вещи — старомодный кожаный плащ и высокие сапоги, чем-то похожие на ботфорты. Обувь, правда, оказалась на размер больше, но надеть ее все равно пришлось: не в кроссовках же перед местными жителями расхаживать?

«На первое время сойдет, а потом, может, чем и получше обзаведусь», — решил я и, набросив плащ поверх ветровки, приступил к изучению его карманов. Ожидания оправдались: в одном из них обнаружился небольшой матерчатый кошелек с россыпью металлических кругляшей. Хм. Надеюсь, местные цены позволяют на эту сумму хотя бы поужинать?

Эх, мне бы только немного тут освоиться, да с местными порядками разобраться. А дальше уж всем необходимым для комфортного существования себя обеспечу.

Хмыкнув, я убрал кошелек обратно в карман, подхватил кроссовки и, поскольку интуиция уже не просила — кричала поскорее убираться, вышел из «гостеприимного» дома.

Стараясь держаться поближе к шипастым стенам зданий и не особо «светиться» на открытых участках дороги, я быстро направился вперед по ночной улице. Адаптировавшиеся к темноте глаза высматривали среди домов что-нибудь, хотя бы отдаленно напоминающее таверну. Или гостиницу. Или постоялый двор.

Ведь должно же в этом чертовом захолустье быть какое-то место для заезжих торговцев, правда? Во всех фэнтези-книгах таковые имеются!

А фэнтези я, будучи еще подростком, прочитал немало. Не потому что сильно любил, а больше по причине того, что в детдоме наши «надзирательницы» в основном только эти книги на работу и таскали. Нет, в качестве альтернативных вариантов были еще любовные романы и старый хлам в библиотеке, но… в общем, я предпочел фэнтези. И пусть после выхода на «свободу» в мои руки попадала исключительно техническая литература, память подростковое чтиво сохранила отлично.

И ожидания оправдались: уже через несколько минут быстрой ходьбы однообразные жилые дома закончились, и улица вывела меня на широкую площадь. По ее центру тянулись длинные ряды закрытых на ночь торговых прилавков, а по краям жалось друг к другу множество зданий с темными вывесками и витринами на первых этажах.

На губах мгновенно заиграла довольная улыбка: теперь я был абсолютно уверен, что не пропаду. В местах, где идет хоть какая-то торговля, люди моей профессии не голодают.

Приметив по правую руку от себя несколько светящихся окон, я уверенно двинулся в ту сторону. Зуб даю — местная гостиница!

Так оно и оказалось. Над входом в единственное освещенное здание красовалась вывеска: «Сытый купец. Ресторация и отдыхальня». Причем, несмотря на то, что надпись была сделана явно не на русском, прочел я ее с лету. Интере-есно! Это мне чернявый мужик-мумия от щедрот за собственное спасение знание языка колданул, или сей приятный бонус всем «попаданцам» полагается? И, главное, решатся ли подобным образом проблемы с разговорной речью?

«А, какая разница? В случае чего глухонемым прикинусь», — решил я и, не без сожаления забросив родные «адидасовские» кроссовки в расположенную у входа урну, решительно вошел в отдыхальню.

На удивление, местное питейно-гостиничное заведение оказалось весьма цивильным: аккуратные круглые столики на железных ножках напоминали о многочисленных московских кафешках и ни капли не походили на описываемые в книгах мрачные таверны средневекового типа. Единственное отличие: вместо светильников тут под потолком, прямо в воздухе висело несколько крупных светящихся шаров.

Посетителей в отдыхальне оказалось мало. В основном здесь обнимались со здоровыми пивными кружками одинокие праздношатающиеся гуляки. На меня они внимания не обратили никакого, что было только на руку. Быстро оглядевшись, я нашел взглядом барную стойку и направился к ней, попутно готовясь, если что, изображать обделенного даром речи инвалида.

Однако это не потребовалось. Едва я подошел, наблюдавший за моим приближением сонный бородатый бармен вполне понятно спросил:

— Тебе пожрать, или комнату?

— Хотелось бы и то, и другое, — ответил я, стараясь не задумываться, каким образом говорю на совершенно незнакомом до сего момента языке. И добавил: — Если тут у вас цены не грабительские.

— Цены у нас установлены по стандартному королевскому прейскуранту «Все включено», — зевнув, равнодушно ответил бармен. — Тридцать монет за ночевку. В стоимость входят ужин и два посещения сортира.

— Офигенно, — оценил я, на ходу прикидывая, какой суммой располагает реквизированный кошелек. По примерным расчетам выходило, что достаточной. Во всяком случае, мельком виденных в нем монет было явно больше тридцати штук.

— Тогда садись, сейчас организуем, — правильно понял высказывание бородач и ткнул пальцем в полупустой зал.

Ждать повторного приглашения я не стал, и, благодарно кивнув, двинулся в указанном направлении. Правда, едва поравнялся с одним из поддатых гуляк, в мою сторону потянулась волосатая лапища, а следом раздался басовитый оклик:

— Эй, блондинка!

— Дам по морде, — перехватывая руку, коротко пообещал я и с силой надавил на болевую точку у основания большого пальца.

Аргументы оказались убедительными. Мужик коротко взвыл и, прохрипев невнятное «извините», уткнулся в свою кружку.

Невольное сравнение выпивохи, впрочем, удивительным не было: у меня и впрямь довольно длинные светлые волосы. И ношу я их всегда распущенными. Но это не прихоть, и не дань моде, а необходимость. Дело в том, что хотя в целом с внешностью мне повезло, один существенный недостаток все же имелся: лопоухость. Из-за этих чертовых дефектных ушей в детстве меня частенько дразнили, и не раз приходилось драться. Но, повзрослев, я научился частично скрывать их, отрастив волосы ниже плеч.

В конце концов, лучше иногда врезать такому вот пьянице за попытку оскорбления, чем постоянно насмешки окружающих вызывать.

По выработанной привычке держать в поле зрения окружающих, я выбрал угловой столик. А едва уселся, рядом тотчас оказалась молоденькая фигуристая официантка.

— Хорошего вечера, красавчик, — поприветствовала она, услужливо сверкнув белозубой улыбкой. — Что на ужин подавать: мясо, или рыбу?

— И тебе, красавица, — не остался в долгу я, с удовольствием наблюдая, как порозовели щеки девушки. — А у вас тут еще и выбрать можно?

Сказано было с сарказмом, ибо я, честно говоря, не ожидал настолько минимального меню. Однако темноволосая официантка восприняла мои слова на полном серьезе и с легкой гордостью подтвердила:

— Разумеется, красавчик. Мы ведь приличное заведение, а не какая-то мелкая забегаловка. Налог платим, требования королевской гостиничной службы выполняем. Сказано, что у клиента должен быть выбор — вот, пожалуйста, выбор есть. Упрекнуть нас ни одному проверяющему не в чем.

— Да уж, пожалуй, — я согласно кивнул, а потом подозрительно прищурился. — А почему ты мне так все выкладываешь? Считаешь этим самым проверяющим, что ли?

— Конечно, — подтвердила она и хихикнула. — Вартан тебя сразу раскусил. На выпивоху не похож, пришел на ночь глядя, весь такой серьезный и удивляешься мелочам. Кто ж ты еще, если не проверяющий?

— Пришелец из другого мира, например, — предположил я.

— Ну-ну, — девушка фыркнула. — Да ты не оправдывайся, я же понимаю, что вам признаваться нельзя. Так что нести? Мясо, или рыбу?

— Рыбу. Расплачиваться будем как? Сейчас, или утром?

Мое уточнение вызвало у официантки новый многозначительный смешок.

— Половину сейчас, половину утром, — бодро отрапортовала она. — Согласно требованиям королевской гостиничной службы, разумеется.

— Разумеется, — я кивнул, полностью признавая ее правоту.

— И все-таки ты — проверяющий, — девушка подмигнула и побежала выполнять заказ.

Я же, в свою очередь, полез перетряхивать кошелек и отсчитывать пятнадцать монет задатка. Подумать только, как может в одно мгновение измениться судьба! Еще утром я сидел в кафе своего мира и знакомился с симпатичной блондинкой Еленой. Даже в музей ее приглашал! А теперь нахожусь где-то у черта на рогах и изображаю какого-то местного блюстителя гостиничного порядка.

«Мир имеет форму чемодана», — вспомнились собственные слова, заставляя досадливо скривиться. Н-да, утверждая, что мы с той блондинкой еще встретимся, я был слишком самоуверен. Вряд ли вновь повезет с колдун-экспрессом, так что… хотя какая разница? Девушек и в этом мире, надеюсь, хватает.

Во всяком случае, одна типичная представительница слабого пола сейчас направлялась прямо ко мне, сверкая улыбкой и с подносом в руках.

— Вот, красавчик, — фигуристая официанточка шустро расставила передо мной тарелки с запеченной рыбой, крупяной кашей и хлебом, и большую, наполненную каким-то напитком кружку. После чего положила рядом весьма цивильный набор из упакованных в салфетку ложки, вилки и ножа, а потом профессионально смахнула выложенные на столешнице монеты в передник.

— Благодарю, красавица, — разворачивая столовые приборы, вновь вернул я комплимент. Уж не знаю, только ли для «проверяющего» так постарались, или тут всем так подают, но такой подход мне понравился. — Как хоть тебя зовут-то?

— Лавеллин, — тотчас ответила девушка и полюбопытствовала: — А тебя?

— Алекс, — представился я.

— Короткое имя? А полностью как? — уточнила она. — Алексис?

Только годы тренировок помогли сдержаться и не выдать свое удивление. Никто и никогда за всю жизнь не мог угадать это ненавистное имя. Никто! А тут… какая-то местная официантка в паршивой отдыхальне сходу выдала!

— А ты такая же догадливая, как и красивая, — пробормотал я на автомате.

— Льстец, — хихикнула Лавеллин и вновь зарумянилась. — Имя-то популярное. У меня, например, брата двоюродного так же зовут.

И вот почему мне после этой новости стало совсем уж неуютно? Нет, я, конечно, как и остальные ребята, представлял в детстве, что мои родители на самом деле какие-то крутые люди, просто потерявшие любимого сына. Но, черт побери, никогда и мысли не допускал, что они могут оказаться из другого мира!

Хотя… лучше об этом сейчас не думать. Сначала стоит обжиться, устроиться, а уж потом вопросами возможных связей собственного имени с иномирными предками заниматься.

По счастью, Лавеллин больше донимать меня расспросами не стала. Только указала на лестницу в дальнем конце зала и сообщила:

— Твоя комната третья справа. Приятного отдыха, красавчик Алекс.

После чего убежала.

«Хм, а ключ не вручила, — придвигая тарелку и отправляя в рот первый кусок рыбы, отметил очередную странность я. — Похоже, и здесь замков не предусмотрено».

На вкус еда оказалась весьма сносной. Даже о специях в этом продвинутом фэнтези знали. Так куда же все-таки меня судьбой забросило?

Я задумчиво жевал, собираясь с мыслями.

И так, судя по упоминаниям официантки о королевской службе, в этой стране монархия. Да и колдун что-то о возвращении трона говорил… черт, это я что, местного опального короля освободил, что ли?

Кусок рыбы при этой мысли встал поперек горла, заставляя закашляться и потянуться к кружке. Прочистив горло и глотнув кисловатого напитка, чем-то напоминающего брагу, я нервно постучал пальцами по столешнице.

Помнится, еще мой наставник Сергей Сергеевич, вор в законе, говорил: «Хочешь жить спокойно, Алекс, не ввязывайся в политику. Политику делают серьезные люди, молодняк для них — что разменная монета». А разменной монетой и, уж тем более, козлом отпущения становиться ой как не хотелось.

Так что интуиция подсказывала правильно: валить надо из этого района и даже городишки куда подальше. Чтобы никто и никогда не связал появление мятежного колдуна со мной.

Кстати, о колдунах. А ведь отсутствие механических замков в магическом мире вполне может компенсироваться какой-нибудь магической защитой! И если вспомнить, что тот чернявый мужик говорил о моей невосприимчивости к колдовству, то…

Губы сами собой растянулись в предвкушающей улыбке. Я все-таки попал в рай! При жизни!

Быстро доев ужин, я благодарно кивнул убиравшейся в зале Лавеллин и направился к лестнице.

 

Выделенная мне гостевая комната оказалась небольшой, но уютной. Из мебели здесь обнаружилась большая, заправленная на удивление чистым бельем кровать, стол и пара стульев, а так же встроенный в стену одежный шкаф. Однотонные бежевые обои с кантиком и плотные жалюзи на окне вызывали ассоциации с обычным офисным евроремонтом. Единственное, что отличало ее от привычных помещений — это заменивший стандартную люстру светящийся под потолком шарик явно магического происхождения. Во всяком случае, висел он сам по себе, без проводков и ниточек.

Кстати, а выключатель-то у этой магической штуки имеется? Не спать ведь при свете?

Я задумчиво оглядел стены, но ничего даже отдаленно похожего на выключатель так и не нашел.

— Мило, — пробормотал я. — И как эту штуку погасить?

Ровно с последним словом шарик потух.

— Надо же! — я присвистнул. — Да тут, никак, и голосовое управление есть?

Догадку проверил тотчас, вслух потребовав от магической лампочки зажечься. Вспыхнула!

Я вновь довольно улыбнулся. С каждой минутой этот мир мне нравился все больше.

Сняв экспроприированный плащ, собственную ветровку и стянув сапоги, я, как есть, босой, в штанах и футболке направился на поиски уборной.

Долго искать не пришлось — санузел отдыхальни, как оказалось, находился прямо напротив лестницы и обозначался знакомыми схематичными изображениями двух человечков.

Едва я вошел, под потолком вспыхнули несколько небольших магических шаров, осветив узкое, выложенное кафелем помещение с самыми обычными раковиной, унитазом и душевой кабинкой.

— Да здравствует цивилизация! — вполголоса провозгласил я, после чего с удовольствием воспользовался всем перечисленным по прямому назначению.

Полотенца, правда, не нашлось, поэтому обратно по коридору пришлось возвращаться мокрым, но это не особо печалило. Воду я любил, да и на здоровье не жаловался, так что простыть не грозило.

Довольно потягиваясь и зевая на ходу, я зашел в комнату, прикрыл за собой дверь… и недовольно нахмурился. Привычного замка-то у нее не было! Даже мелкой щеколды. А как правильно закрывать замок магический, я не имел понятия. Может, тоже голосом, а может, и еще как. Мало ли? Не у Лавеллин же спрашивать?

Конечно, многие на сей досадный факт могли бы и плюнуть, но не я. Засыпать с практически открытой настежь дверью мне не позволял развившийся с годами инстинкт самосохранения. Поэтому для того, чтобы почувствовать себя в безопасности, необходимо было заблокировать дверь каким-то другим способом.

Мой задумчивый взгляд скользнул по комнате и почти сразу остановился на паре придвинутых к столу стульев. Стулья оказались хорошие: тяжелые, с железным каркасом. Сразу видно, здешние хозяева — люди практичные, и от случайной поломки мебели страхуются. Ну да мне это только на руку.

Передвинув стулья ко входу, я подпер одним из них дверь, а второй поставил распоркой между первым стулом и кроватью. Конструкция получилась довольно устойчивая и давала хоть небольшую, но уверенность в том, что во сне меня никто не побеспокоит.

Еще раз оглядев творение рук своих, я удовлетворенно хмыкнул, растянулся на кровати и закрыл глаза. Перед покорением нового мира необходимо как следует отдохнуть.

 

Проснулся я резко, с острым чувством надвигающейся опасности. Несмотря на то, что за окном едва-едва занимался рассвет, интуиция била набат, поэтому я, даже не соображая, какого черта происходит, тем не менее, схватился за одежду. Успел надеть штаны, начал натягивать футболку, и в этот миг дверь содрогнулась от удара.

Распорка из стульев стояла крепко, однако второго удара не выдержала сама дверь. Тонкая доска была пробита насквозь, явив моему взору сначала мощную руку с внушительным кулаком, а затем скуластое, багровое от гнева лицо какого-то мужика. Увидев мою сонно-растерянную рожу, здоровяк утробно зарычал, заставляя инстинктивно попятиться. Ребят с такими физиономиями я и в своем мире не любил, а уж тут… в общем, остатки сна слетели разом.

— Вам кого? — неумно ляпнул я, одновременно судорожно пытаясь найти выход.

— Тебя! — громогласно заорал тот. — Именем закона, отворяй дверь, гашшара ее пожри! Я тебя лично зарублю!

А в следующее мгновение многострадальную дверь пропороло полыхающее пламенем лезвие меча!

— Мать моя женщина! — в свою очередь перепугано взвыл я, бросаясь к окну и с разбега вышибая полыхнувшую мгновенной изумрудной вспышкой створку.

И пофиг, что второй этаж!

В коротком полете тренированное тело сгруппировалось само и, спружинив, приземлилось на влажной от утренней росы клумбе. Кувырок через плечо, и я низким стартом рванул, не разбирая дороги, по еще безлюдной торговой площади.

— Далеко не убежишь, Азарвилов выродок! — злобно донеслось вслед, после чего в прилавок, мимо которого я пробегал, впечатался огненный сгусток.

Кожу опалило запоздалым жаром, заставляя разом увеличить скорость на несколько порядков.

Площадь пересек на одном дыхании и, не останавливаясь, запетлял по улочкам. Поворот влево, потом по узкому проулку направо, потом еще раз налево… я бежал, пытаясь запутать следы и одновременно понимая — бесполезно. И дело не в том, что я совершенно не знал местности, нет. Просто тот маньяк из здешних стражей правопорядка — колдун. А раз он колдун, то наверняка и искать будет своим колдунством, противопоставить которому мне нечего.

Черт побери, чуял ведь, что необходимо убираться отсюда подальше! И все-таки остался на ночевку. Да надо было сразу рвать когти из этого городишки, как интуиция подсказывала! Тогда бы и одежда хоть какая-то была, и деньги, и несколько часов форы. А теперь? У меня даже обуви нет! Несусь по холодному местному «асфальту» босиком, в одной футболке и тренировочных штанах, а на «хвосте» чертов псих с огненным мечом, жаждущий моей смерти. И что прикажете делать?

Я бежал, выискивая глазами хоть какое-то возможное убежище, однако по обеим сторонам дороги тянулись лишь однообразные невысокие домишки с шипованными гранями стен. Ну не к их же хозяевам врываться?

Сознание лихорадочно просчитывало варианты спасения. Однако в тот момент, когда я уже всерьез решил попытаться захватить и попробовать завести одно из местных транспортных средств, взгляд зацепился за возможное спасение. Чуть впереди, по правую руку, стоял небольшой одноэтажный дом с большой яркой вывеской: «Добро пожаловать! Мы вам рады!» и, главное, с открытой дверью!

Голова еще только осмысливала увиденное и прочитанное, а ноги уже сами собой поворачивали к столь гостеприимному зданию. Не прошло и нескольких секунд, как я стоял на пороге. Нацепив на лицо самую широкую и обаятельную улыбку, на которую только был способен, я глубоко вздохнул и решительно вошел внутрь.

Помещение оказалось просторным и хорошо освещенным, однако при этом практически пустым. Лишь у противоположной стены вытянулся длинный стол, за которым сидел одинокий сонный мужик в строгой серой униформе.

«Хм, на магазин как-то мало похоже», — мелькнула мысль, но была тут же отброшена как неважная. В конце концов, какая разница, что здесь такое? Главное, при такой вывеске меня отсюда сразу не прогонят.

— Здравствуйте! — Громко поприветствовал я мужика. — Вот я и пожаловал! Вы рады?

В ответ тот с искренним изумлением уставился на меня, словно не веря своим глазам.

— О, доброволец! Ну надо же! — выдохнул он, а потом вдруг расплылся в ответной счастливой улыбке. — Конечно, рады! Иди, иди сюда, родной. Остались-таки патриоты в наше время! — В его голосе проскользнули ностальгические нотки.

— Э-э? — неуверенно протянул я, подходя ближе.

Слова мужика о добровольцах слегка настораживали. Может, этот тип меня тоже с кем-то спутал, как вчера бармен и официантка? Хотя… в любом случае, сейчас это только на руку, ибо на улицу мне в ближайшее время выходить нельзя. И привлекать внимания тоже. Совсем.

— Вот, возьми, — тем временем, протянул мне какую-то бумажку мужик.

Бумажку я взял и узрел длиннющую вереницу букв, перемешанных как бог на душу положит. Смысла в этой буквенной окрошке не улавливалось ни на йоту.

— Зачем? — с недоумением поинтересовался я.

— А ты почитай вслух, — голосом опытного психиатра предложил этот странный тип в ответ. — Давай, сынок, сделай доброе дело.

И, перегнувшись через стол, по-отечески похлопал меня по плечу.

Я снова подозрительно взглянул на него, но на лице мужика отражалась только вселенская любовь ко всему человечеству и ко мне в частности. Гм, может, местные правила вежливости этого требуют? Ведь что-то противозаконное и опасное вряд ли разместили бы вот так, в центре города, да с огроменной завлекательной вывеской, верно?

Да и вообще, какая разница? Главное, меня отсюда не выгоняют, местных ментов не зовут, так почему бы и не уважить человека?

В общем, я решился, набрал в легкие побольше воздуха и на одном дыхании воспроизвел написанную хренотень. После чего вопросительно посмотрел на мужика и уточнил:

— И чего теперь?

— А теперь, добро пожаловать в гвардию, сынок! — с удовлетворенной ухмылкой откидываясь на стуле, произнес тот.

Это ведь мне сейчас послышалось, верно?

— По-огодите-ка, какую гвардию? — сглотнув, уточнил я разом охрипшим голосом.

Физиономия мужика резко помрачнела.

— Королевскую гвардию Его величества Диминтодона Четвертого Сумеречного, сопляк! Ты только что принял присягу, так что счастливого пути! — рявкнул он и щелкнул пальцами.

Пол под ногами тотчас вспыхнул, в глазах потемнело, а через мгновение я оказался уже в совершенно другом месте.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте