Глава 11

 

Вообще-то, как и любой женщине, мне порой нравилось вертеться у зеркала, примеряя наряды и экспериментируя с прическами. Но на этот раз принцесса Анабель и ее команда швей умудрились превратить сей приятный процесс в настоящую пытку.

Они появились два часа назад, как раз когда я пересказывала сэру Доновану подробности недавнего происшествия. Едва Анабель узнала о покушении и оценила мой бледный вид, то категорично заявила: нервы от пережитого ужаса лучше всего лечат красивые вещи и подготовка к балу. И тут же развила бурную деятельность.

Меня крутили, вертели и заставляли несчетное количество раз снимать-надевать платье только для того, чтобы по желанию принцессы подправить фасон очередной малюсенькой вытачкой, или складочкой. При этом в промежутках между указаниями, ее высочество не уставала повторять, какая я замечательная. И, одновременно, пресекать все мои попытки вставить свое мнение непреклонным: «Элена, я лучше вижу!»

Как там говорил Линнелир? Анабель нашла новую игрушку?

Верно, поспорить с подобным утверждением сложно. Ее высочество вела себя точь-в-точь как маленькая девочка, которой подарили долгожданную куклу. Она так увлеклась, что под конец даже отогнала швей и что-то сама принялась подкалывать на платье. Зрелище, вообще-то, сюрреалистичное! Но никаких возражений принцесса, целиком погруженная в творческий процесс, слушать не желала. Оставалось только покориться неизбежности и терпеть.

Терпеть, потому что, во-первых, лучше уж отвлечься на наряды, нежели сидеть в гордом одиночестве и думать о едва не вырезанном мясником-Матиасом сердце. А во-вторых, потому, что мое зеркальное отражение с каждой минутой все больше хорошело. Нежное бледно-бирюзовое с серебряной вышивкой платье сидело великолепно. Волосы под умелыми руками девушек послушно уложились в затейливую прическу…

А потом настал черед украшений.

В первое мгновение, когда принцесса открыла плоскую коробочку, я ахнула. На темном бархате обнаружились колье, браслет, серьги и даже пара шпилек, сделанных в одном стиле. Крупные прозрачные голубые камни, то ли топазы, то ли аквамарины, крепились в форме цветков на золотых дужках, украшенных россыпью сверкающих бриллиантов. И это мне?!

Дар речи пропал напрочь. Что там, все недавние мучения мгновенно забылись, вытесненные чувством чистейшего восторга.

— Нравятся? Я сама выбирала! Они так к твоим глазам идут! — Прощебетала Анабель, после чего буквально впихнула обалделой мне в руки браслет и подхватила шпильки.

— Сп-пасибо, — просипела я, не в силах отвести взгляда от такой красоты.

Они ведь жутко дорогие! Да обычной студентке, вроде меня, на подобные вещи полагается только по телевизору смотреть! А тут…

— Надевай, там еще серьги, — поторопила принцесса, одновременно пристраивая шпильки где-то в моих волосах.

Кивнув, я осторожно нацепила браслет, сережки и вновь застыла, безропотно позволяя Анабель застегнуть на шее колье. В этот момент я была готова позволить ей практически все. Хочет играть в куклы? Да ради бога! Между прочим, никакой «Барби» наряды в сотни тысяч баксов и не снились!

Все-таки, несмотря на некоторые заморочки, принцесса едва ли не единственная, кто с самого первого дня в Полуночном замке относился ко мне хорошо. А то, что она не ладит с Линнелиром… ну так о нашей договоренности Анабель не узнает. Рассказать-то некому.

Даже с татуировкой повезло! Я ведь поначалу об этой закорючке забыла и вспомнила лишь, когда раздеваться для примерки платья начала. Однако судорожные попытки придумать возможное объяснение ее появлению не понадобились: оказалось, что кроме меня магическую татуировку никто не видит. Странно, конечно, ведь сэр Донован ее легко обнаружил. Но после этого я общалась с Линнелиром и, видимо, принц попутно каким-то образом татушку замаскировал. Маги, они такие, предусмотрительные…

— Вот теперь все изумительно! — Тем временем, резюмировала принцесса.

После чего вздохнула и, сославшись на собственную подготовку к торжеству, стала прощаться. Наказав оставшиеся пару часов до начала бала как следует отдохнуть, ее высочество в очередной раз окинула меня придирчивым взглядом, довольно хмыкнула и вышла. За Анабель последовала и команда «стилистов».

Оставшись в одиночестве, я мечтательно улыбнулась предстоящему «выходу в свет» и опустилась на кровать… точнее, попробовала опуститься, ибо тугой, жесткий корсет моментально впился в грудь и ребра. Попытки поерзать и устроиться поудобнее к успеху не привели. Пришлось вернуться к высокому табурету у зеркала, который помощницы Анабель, перед тем как заняться моей прической, принесли из гостиной. На нем хотя бы можно было сидеть, пусть и с прямой как шпала спиной.

Хм. Отдохнуть, говорите? Два часа?

«Что ж, в конце концов, красота требует жертв, — разглядывая отражение в зеркале, пришла к выводу я. — Эх, жаль, фотоаппарата нет!»

Представив, как бы вытянулись лица подруг, увидь они парочку таких фоток, я хмыкнула. Впрочем, тут же поморщилась: не поверят ведь. Скажут, нафотошопила.

В голове тотчас услужливо зазвучал язвительный тон нашей Маринки-старосты: «Ты серьезно пытаешься мне доказать, что принцесса, да к тому же не самая слабая магичка просто так станет кого-то собственноручно в платья хэнд-мейд обряжать и брюлики выдавать? Ха! Да ты сдурела, Ленка! Так не может быть, потому что не может быть никогда!»

И так ярко, так реалистично это вышло, что я насторожилась. А ведь и вправду, странно. Даже если Анабель и интересно было, зачем ей самой напрягаться? Зачем возиться с украшениями, выбирая такую дороговизну?

Теперь, когда очарование от общения с принцессой стало спадать, на комплект выданных драгоценностей я посмотрела под другим углом. А вдруг это артефакты? Что, если в голубых камнях сокрыта темная магия, призванная подчинить меня воле принцессы?

От подобной перспективы ладошки моментально вспотели. Я-то в магии полная неумеха, определить наличие колдовства не могу. И что теперь делать? Бежать к Линнелиру с просьбой о проверке украшений и, одновременно, своими действиями рискуя выдать Анабель наш договор? Попросить сэра Донована, или Амира? Или…

— Баронесса Нэлианна! — озаренная идеей, позвала я громким шепотом. — Баронесса, вы тут?

— Да, конечно. Что-то случилось? — появившись из воздуха, вопросила призрачная дама.

— Точно не знаю, — я нервно коснулась браслета и поведала ей о своих опасениях.

Выслушав, баронесса приблизилась почти вплотную и, щурясь, внимательно оглядела драгоценности. После чего пожала плечами и выдала вердикт:

— Напрасно беспокоитесь, Элена. Украшения, хотя и весьма дорогие, но совершенно обычные. В камнях нет ни капли магии.

— Вы уверены? — На всякий случай переспросила я.

— Более чем, дорогая, — покровительственно заверила призрачная дама. — При жизни я нередко баловалась отворотными артефактами, и в их маскировке была весьма неплохим специалистом.

Уф! Аж от сердца отлегло! Все-таки, помощь принцессы Анабель оказалась совершенно искренней, зря я ее подозревала. Кошмар, всего ничего в этом чертовом замке, а уже параноиком становлюсь. Эх, сейчас бы той «клюквы»…

Я сердито мотнула головой, отбрасывая порочную мыслишку подальше, и сосредоточилась на более интересном: бал. И пока баронесса здесь, есть возможность кое-что уточнить.

— Мадам Нэлианна, а можно еще вопрос? — Смущенно произнесла я. — Понимаете, я раньше никогда не была на балу, и не представляю, чего там будет, и как себя вести.

Призрачная дама повела веером и успокоила:

— О, здесь никакой тайны нет. Праздничный бал в честь принца Бернарда всегда проходит по одному и тому же сценарию. Сначала его высочество произнесет приветственную речь, после которой начнутся поздравления и первый акт танцев. Около полуночи — фейерверк, фуршет и снова танцы.

— Фейерве-ерк, — протянула я и мечтательно улыбнулась.

Салюты мне и раньше нравились, а уж посмотреть на иномирную, магическую версию просто необходимо!

— Весьма зрелищное мероприятие, — добавила баронесса. — Вам наверняка понравится.

— Уверена в этом, — согласилась я. — Спасибо вам.

В ответ на благодарность мадам Нэлианна удовлетворенно кивнула и растворилась в воздухе.

 

 

Оставшееся время я провела в приподнятом настроении и предвкушении предстоящего торжества. И когда, наконец, раздался легкий стук в дверь, отправилась открывать с улыбкой. Правда, на пороге комнаты, вопреки ожиданиям, появился не Амир, а сэр Донован. Хранитель бросил на меня хмурый взгляд и недовольно поджал губы, демонстрируя, что увиденное ему не по нраву.

Реакция мага была не удивительна: сэр Донован на деле оказался жутким формалистом. Даже после того, как Анабель лично сообщила ему о высочайшем разрешении посетить бал в любой одежде на выбор, хранитель от подарка напрочь отказался. Однако мне запретить не мог, поэтому сердился.

— Вы готовы, мадемуазель Элена? — Сухо произнес он.

— Более чем, — радостно подтвердила я.

— И все же форменный балахон на вас смотрелся бы уместнее, — проворчал сэр Донован.

Ну ничего себе комплимент? Вот ведь сухарь черствый! Безразмерный мешок для него выглядит привлекательнее молодой ухоженной девушки!

— Спасибо, но я, тем не менее, предпочту платье, — процедила я в ответ. — На этот наряд ее высочество Анабель потратила много времени и сил. Не хотелось бы обидеть принцессу, спрятав результаты ее работы под грубой мешковиной.

Хранитель сердито выдохнул и потребовал:

— Возьмите хотя бы посох!

Я взглянула на прислоненную к стене рядом с дверью палку. Тяжелая, мешающая свободно передвигаться оглобина совсем не вдохновляла. Нет, как боевой артефакт — посох, безусловно, вещь полезная. Но только не на балу. Поэтому отрицательно покачала головой и пояснила:

— Сэр Донован, ну что мне там с ним делать? Гостей разгонять? Я ведь даже потанцевать не смогу!

На этом маг сдался — развернулся к выходу, бросив через плечо холодное:

— Пойдемте.

С победной улыбкой на губах я подхватила полы платья и последовала за ним. А миновав холл и подходя к лестнице, с недоумением отметила, что Амира не оказалось и тут. Странно. Куда делся помощник хранителя? Неужели решил пропустить столь значимое событие? Или что-то случилось?

— Сэр Донован, а где Амир? — с беспокойством спросила я.

— Сопровождает на бал графиню Лауренсию Латэрже, — в голосе мага по-прежнему слышалось недовольство. — Думаю, они уже на полпути к Весеннему залу.

Хм, шустрый парень. Еще пару дней назад, когда мы с Амиром шли на прием, девушки у него явно не было.

Мысленно поаплодировав предприимчивому помощнику хранителя, я ухмыльнулась и решила больше не забивать голову посторонними мыслями. Впереди — возможность отдохнуть, расслабиться и погрузиться в атмосферу праздника. Короче говоря, впереди — бал!

По коридорам Полуночного замка я не шла — парила. И, пожалуй, впервые за все, проведенное здесь время, ловила на себе любопытные, оценивающие взгляды придворных. Конечно, может, подобное внимание в моей ситуации и излишне, но солгу, если скажу, что оно мне не нравилось. Черт побери, каждой девушке приятно, когда ее красоту ценят!

 

 

В отличие от недавнего официального приема, бал в честь дня рождения принца Бернарда проходил не в Тронном зале, а, как обмолвился сэр Донован, в Весеннем. И едва оказавшись в нем, я поняла, что своему названию он соответствует полностью.

Здесь действительно царила весна! Стены и потолок были украшены лепниной на цветочные мотивы. А зеркала в позолоченных рамах, сверкающие светильники и множество цветов в огромных вазах придавали помещению невероятно воздушный и светлый вид. Даже, несмотря на сгущающиеся за окнами сумерки.

По залу разносилась легкая музыка в исполнении невидимого струнного оркестра, всюду слышались голоса и смех. Девушки, коих здесь было множество, красовались в платьях самых разнообразных фасонов и блистали драгоценными камнями. Чувствовалось, абсолютно все они долго и тщательно готовились к этому событию, чтобы с первого взгляда поразить принца.

«Правда, троим, особо прытким, не повезло».

В голове промелькнули события сегодняшнего дня, и меня передернуло. Впрочем, почти тотчас я постаралась отбросить все неприятные воспоминания в самый дальний уголок памяти. Не время думать о плохом. Сюда я пришла веселиться и смотреть на народ.

Благодаря усилиям принцессы и ее швей, среди всей этой аристократии я не выглядела «бедной родственницей». Мой внешний вид вполне соответствовал и месту, и обществу, заставляя в очередной раз обрадоваться поддержке Анабель. Сейчас я чувствовала себя Золушкой, для которой принцесса сыграла роль Крестной феи.

Все происходящее действительно очень напоминало сказку, и это приключение вполне могло войти в разряд приятных воспоминаний. Я с интересом осматривалась и неожиданно поняла, что, несмотря на все величие и красоту Весеннего зала, здесь отсутствует одна немаловажная деталь — трон. Странно, и где тогда расположится его величество?

— В смысле? — неожиданно спросил стоящий рядом сэр Донован: видимо, последняя моя мысль все-таки сорвалась с языка.

— Тут нет трона, — смущенно пояснила я. — Вот мне и стало интересно.

Хранитель скептично хмыкнул, но ответил:

— Его Полуночного величества Гарольда Сирского здесь не будет. Этот вечер пройдет без официоза, развлечением для принца Бернарда и его гостей.

Новость меня обрадовала: отсутствие высших управляющих органов всегда благотворно влияло на праздники. Помнится, даже на студенческих вечеринках самое веселье наступало только после того, как с них уходили преподаватели и деканат.

Интересно, как здесь развлекаются? Какие тут танцы? Пожалуй, что-нибудь похожее на вальс я вполне могу изобразить, была бы пара. А судя потому, что меня по-прежнему награждали заинтересованными взглядами, с этим проблем не ожидается.

Неожиданно по залу прокатился звук фанфар и зычный голос возвестил:

— Его Полуночное высочество, принц Бернард Сирский, третий в роду на Темнейшее наследие!

Взгляды всех гостей в едином порыве устремились к позолоченным створкам дверей. А когда на пороге появился виновник торжества, по Весеннему залу прокатилась волна восхищенных возгласов и вздохов. Признаюсь, среди восторгающихся оказалась и я.

Принц Бернард появился перед гостями в бордовом, расшитом золотом и рубинами камзоле и темно-коричневых, заправленных в высокие сапоги брюках. Его темные волосы на этот раз были собраны в хвост, позволяя без помех насладиться совершенным лицом, мягкой полуулыбкой и легким прищуром фиалковых глаз.

Как приличная девушка я понимала, что столь откровенно пялиться не вежливо, но отвести глаза от этого потрясающе красивого мужчины не получалось. Более того, наоборот, с каждой минутой усиливалось желание к нему прикоснуться. Хотя бы на мгновение, хотя бы кончиком мизинца. Очарование принцем Бернардом было нереально сильным, почти болезненным, и успокаивало лишь одно: такая я здесь не одна.

Тем временем, его Темнейшее высочество прошел в центр зала и поднял руку, привлекая всеобщее внимание. Хотя, на мой взгляд, этот жест был излишним: в зале не нашлось ни одного человека, смотревшего куда-то еще.

— Я рад приветствовать всех вас здесь, у себя в гостях, — едва стихла музыка, бархатистым голосом, от которого по спине мгновенно пробежали мурашки, произнес принц Бернард. — Мне льстит, что столько гостей решили почтить этот скромный семейный праздник своим присутствием. Поэтому, в благодарность за ваше внимание, я постараюсь сделать этот вечер незабываемым. И пусть начнется бал! — воскликнул он.

В ответ зал тотчас взорвался радостными возгласами. Снова заиграла музыка, только теперь куда громче и задорней. Правда, толпа титулованных гостей не спешила разбиваться на пары, а единым потоком устремилась к Бернарду — поздравлять.

В общей оживленной круговерти меня оттеснило от сэра Донована и увлекло к цели всеобщего паломничества. Против выбранного направления я ничего не имела, так что сопротивляться движению толпы не стала. А в результате, не прошло и пары минут, как оказалась практически в шаговой доступности от принца!

Вот он, стоит вполоборота, совсем рядом, только руку протяни. Ощущения от близости идеала — феерические, словно миллион в лотерею выиграла.

Нет, сама бы я ни за что подойти к нему не решилась, но это и не потребовалось. Взгляд благосклонно принимающего поздравления принца скользнул по мне, задержался… а потом его высочество Бернард повернулся и с чарующей улыбкой произнес:

— Надо же! И как это я пропустил новую светлую хранительницу нашего замка?

Глядел он при этом прямо на меня.

Реверанс, хвала гофмейстерине Эльзе, получился на полном автомате, ибо разум в этот момент попросту отказал.

— Могу я узнать ваше имя? — полюбопытствовал принц.

— Елена, ваше высочество, — выдавила я, едва совладав с собственным голосом: слишком уж эмоции переполняли.

— Рад знакомству. Ваши глаза завораживают, Элена, — бархатисто промурлыкал Бернард. — В наших местах светлых магов редко встретишь, а уж молодых красивых девушек и подавно. Не составите мне компанию?

От его комплиментов я буквально таяла, а уж столь невероятное предложение и вовсе привело в восторг. И когда принц предложил руку, поняла: вот он, счастливейший момент моей жизни! Но едва протянула в ответ свою, как ее перехватил кто-то еще. А потом рядом прозвучал знакомый жесткий, бесцветный голос:

— Нет, Бернард.

Принц Линнелир!

От его касания я инстинктивно вздрогнула, и очарование всем происходящим как-то внезапно, разом пропало. Ничего кроме легкого интереса принц Бернард теперь не вызывал. Да, передо мной стоял красивый мужчина, но и только.

И что это, черт побери, значит?

Пока я растерянно хлопала глазами, третий из сыновей короля Гарольда зло прищурился.

— С какой стати? — прошипел он. — Просто потому, что тебе так захотелось?

— У нее договор по защите замка, не забывай. Или сам хочешь полгода за прорывами следить? Стабилизация — довольно занудная работа, — холодно напомнил Линнелир. А потом вдруг жестко усмехнулся и добавил: — И, да. Потому что так захотелось мне. Попытаешься оспорить?

Бернард скривился, потом с досадой поджал губы, но отошел. Молча, даже не простившись. А Линнелир мгновенно развернул меня к себе и жестко сжал талию.

— Почему ты одна? — В голосе принца отчетливо слышалось раздражение. — И какого демона с ним заговорила?

Я перепугано сглотнула.

— Сэр Донован куда-то делся, а я… тут ведь полно народа! И он заговорил первым… И, вообще, что такого?

Мой лепет оборвал злой рык:

— Ты притворяешься, или на самом деле такая идиотка? Неужели не понимаешь, что кровь даже простой светлой — весьма заманчивый ингредиент? Большинство магов сдерживает твой договор с хранителем, но мои братья могут на него при большом желании и плюнуть. Как я, например. Или ты всерьез думаешь, что понадобилась Бернарду для чего-то еще?

Нет. Не думаю.

Слушая Линнелира, я понимала, он прав, и Бернард, этот внешне идеальный мужчина действительно заинтересовался мной только из-за крови. Господи, как же стало горько и обидно!

— Кстати, радуйся, что никто не узнал о твоем маленьком секрете, — добил принц. — Иначе желающих рискнуть было бы куда больше. Намного больше!

— Я не специально! — не выдержав, воскликнула я. — Я не знала!

— Хорошо. Не знала. Но какого демона ты так вырядилась? Почему не в одежде хранителя?

— Э… — я растерянно посмотрела на Линнелира. — Принцесса Анабель разрешение оформила…

— Стерва.

— Что?! — Поперхнулась собственными словами я.

— Пока ты была в форме хранителя, мало кто на тебя посмел бы напасть, — процедил принц. — А сейчас ты не в форменной одежде, то есть не на службе. Поэтому не под официальной защитой Короны, поняла?

О, да, я поняла. И осознала. И знатно перепугалась.

— Лин, я не знала! — вновь едва не плача выдавила я, чтобы услышать знакомое:

— Ты повторяешься.

После чего его разгневанное высочество подхватил меня под руку и потянул куда-то вглубь зала.

Препятствовать продвижению принца никто не посмел, поэтому совсем скоро я увидела цель, к которой направлялся Линнелир — Амир. Помощник хранителя находился в компании двух молодых людей в дорогих камзолах и миловидной девушки с яркими голубыми глазами — видимо, той самой графини.

— Развлекаешься? — подойдя ближе, бесцветно произнес принц.

Амир быстро обернулся и побледнел.

— Ваше высочество?

— Оставили нас, — коротко приказал Линнелир, и приятели молодого мага, включая девушку, в момент словно испарились. А его высочество, глядя на замершего Амира, сообщил: — С этой минуты твое развлечение закончилось. Проводишь Елену до башни, пусть переоденется. И чтобы ни на шаг не отходил. Даже если ей приспичит в уборную, сначала все сам там проверишь. Если на Елене хотя бы царапина появится, голову оторву, в прямом смысле слова. Доступно объяснил?

— Д-да… — просипел белый как полотно Амир и сглотнул. — А если…

— Сам не справляешься — зовешь меня, — оборвал Линнелир.

— В-вас?!

— Я непонятно выразился?

— Нет, я все понял, ваше высочество, — тотчас заверил помощник хранителя.

Принц удовлетворенно кивнул и, развернувшись, столь же стремительно направился еще куда-то.

— Похоже, теперь на сэра Донована нацелился. И какого демона он вообще сюда пришел? — еле слышно ругнулся Амир. — Он ведь ненавидит балы.

— Не знаю, — откликнулась я, стараясь ничем не выдать своего волнения, ибо, в отличие от него, прекрасно понимала: Линнелир появился здесь из-за меня.

— Ладно, пошли, — молодой маг с досадой вздохнул и, подхватив меня под руку, двинулся к выходу. — У тебя отличное платье, Лен, но тут уж ничего не поделаешь, придется переодеваться.

— Да я это… и не отказываюсь, — пробормотала я. — Его высочество сказал, что без атрибутов хранителя я вроде как нахожусь не при исполнении и поэтому не подлежу защите. А раз так ходить опасно, конечно, лучше переодеться.

— Да брось, ерунда это, — со смешком отмахнулся Амир. — Что тут посреди толпы с тобой случиться может? Ничего, поверь мне. К тому же, тебе любой подтвердит: принцу Линнелиру абсолютно наплевать на чью-либо безопасность. Даже пожри нас всех Тьма, он вступится только за отца. Ради меня, или тебя этот тип и пальцем не пошевелит. Так что и дураку ясно: Линнелир просто узнал, что одеждой и разрешением на ее ношение тебя снабдила Анабель, да еще и в обход его прямого приказа. Вот и взбесился. Они там друг другу пакости строят, а мы в разборках высочайшего семейства оказались крайние.

— Н-да, — протянула я растерянно. — С этой стороны я как-то ситуацию не рассматривала.

— Лен, в их интриги лучше и не вникать, — посоветовал Амир. — И пошли побыстрее, нам сейчас только на Анабель натолкнуться не хватает для полного «счастья».

Да уж. Вспомнив вид рассерженной принцессы, я невольно ускорила шаг. И уже не важно, чем были вызваны ее старания меня нарядить — игрой в «куклы», или желанием сделать специфический подарок «кровь светлой в оригинальной упаковке» принцу Бернарду. В любом случае, узнав о приказе Линнелира, Анабель будет в бешенстве, а оказаться в эпицентре их разборок мне совсем не хотелось.

 

 

По коридорам Полуночного замка так же шли в спешке. Вокруг — ни души. Понятное дело, все нормальные люди отдыхали на празднике, так что нас сопровождало только эхо шагов, да недовольное ворчание Амира. Собираясь на бал, тот, как и я, не взял магический ключ, который сейчас позволил бы весьма сократить дорогу. В результате, под конец пути помощник хранителя едва не бежал, и сдерживали его только мои туфли на высоких каблуках.

Причина такой спешки была понятна: оставшаяся на балу графиня Латэрже и впрямь оказалась симпатичной.

— Быстрее, Лен, — поторопил Амир, едва мы поднялись в сумеречный холл центральной башни. — Меня мадемуазель Лауренсия ждет.

Я кивнула, подошла к своей комнате и вдруг замерла. Сначала неосознанно, лишь спустя мгновение поняла причину: обутые в легкие туфельки ноги ощутили тянущийся из-под двери сквозняк. Но откуда?!

— Слушай, а у меня там, кажется, окно открыто, — с тревогой оборачиваясь к Амиру, сказала я.

— Не говори чепухи, быть того не может, — молодой маг скептично скривился. — На нем заклинание висит.

— Тогда откуда сквозняк взялся?

— Сквозняк? — Амир нахмурился и, обойдя меня, решительно дернул дверь.

В гостиную тотчас ворвался холодный ночной воздух, а следом… следом из темноты выглянула здоровая вытянутая чешуйчатая морда с двумя рядами острых клыков! Пару мгновений желтые с прямоугольными зрачками глаза разглядывали оцепеневшего мага. Потом — рывок, и…

Я поняла, что произошло, только когда обезглавленное и содрогающееся в конвульсиях тело помощника хранителя рухнуло на пол. Эта чертова тварь откусила ему голову!

— Амир!

Мой визг и рык рванувшихся вперед «доберманов» слились воедино.

Охваченная ужасом, не в силах пошевелиться, я стояла и смотрела на творящееся в комнате безумство. Зрелище было жуткое: словно в 3D фильме ужасов, прямо передо мной сцепились дымчато-черные яростные порождения тьмы и вполне живая, змееобразная крылатая махина.

По силам они казались равны. Чешуйчатая зверюга сопротивлялась нападению яростно. От ее клекота и грохота ломаемой мебели уши закладывало. Однако серьезных повреждений «доберманам» анаконда-переросток нанести не могла — просто не успевала. Но и мои бестелесные охранники, несмотря на численный перевес, тоже особых успехов добиться не могли. Их когти и клыки с трудом пробивались сквозь жесткие пластины-чешуйки крылатой «змеи».

Да что ж это за мерзость такая?!

Вместе с подступившими к глазам слезами меня охватила дикая, всепоглощающая ненависть. Ненавижу это место! Весь этот чертов замок со всеми его заморочками ненавижу!

Как в руке оказался посох — не помню. Кажется, просто возник в требовательно сжатых пальцах.

— В сторону! — рычу я, и «доберманы» молнией отскакивают в стороны, а с бриллиантового навершия срывается волна слепящего пламени.

Когда глаза вновь стали видеть, я обнаружила, что, несмотря на отсутствие запаха гари, вся комната покрыта слоем копоти начиная от стен и заканчивая обломками мебели. А по полу, усыпанному угольно-черными хлопьями сажи, с шипением отползает к окну обугленная змеиная туша. Секунда-другая, и представитель местной фауны перевалился за карниз.

Слава тебе, Господи!

При воспоминании о собственном недавнем желании проветрить комнатку, меня мгновенно прошиб холодный пот. Руки задрожали, а колени ослабли, так что пришлось облокотиться на магический посох.

Наверное, стоило попытаться закрыть окно, однако в комнату я зайти не могла. Просто потому, что для этого надо было перешагнуть через обезглавленного Амира. А пересилить себя и сделать этот шаг не получалось. Никак. От одного взгляда на тело помощника хранителя к горлу подкатывал комок тошноты.

Судорожно сглотнув, я перевела взгляд на застывших неподалеку «доберманов». Инфернальные собачки казались намного симпатичнее.

— Вот так, ребята, убить меня хотели, — простучала зубами я. — Спасибо вам. Опять.

В полыхающих глазах зверюг проскользнуло молчаливое одобрение.

— И где принц? Что, раз опасности нет, он не придет?

Вообще-то вопрос был риторическим, и на ответ я не рассчитывала: просто хотелось для успокоения слышать чей-то, хоть собственный голос. Однако две клыкастые головы на удивление синхронно, утвердительно кивнули.

— А баронесса? — Спросила я и тут же сама себе ответила: — Наверное, ее отвлекли. Я б на месте убийц точно отвлекла.

«Доберманы» вновь кивнули: видимо, с ходом моих мыслей были полностью согласны. Ободренная поддержкой я поудобнее перехватила посох, после чего задалась главным вопросом:

— Так что теперь делать?

И растерянно кашлянула, увидев, как мои охранники дружно указали лапами на выход.

— Идти, искать Лина? — Догадалась я. — Тогда хоть дорогу покажите.

После этой просьбы «доберманы» пришли в движение. Правда, к выходу они направились не сразу. Сначала один из них забрался в изрядно покосившийся шкаф и вылез оттуда с моим балахоном в зубах. А второй в то же время скрылся за дверью ванной. Через мгновение раздался звон разбитого стекла, и довольная зверюга появилась в комнате с кулоном-ключом.

Лишь торжественно положив вещи на относительно чистый участок пола неподалеку от меня, инфернальная парочка потрусила к лестнице.

— Спасибо. — Растроганно хлюпнув носом от нежданной заботы, поблагодарила я.

После чего забрала ключ и все еще подрагивающими руками набросила балахон поверх забрызганного кровью платья.

На тело Амира, да и вообще вокруг себя, я по-прежнему старалась не смотреть. Почему-то с каждой минутой все сильнее казалось, что в сумеречном холле кроме нас с «доберманами» еще кто-то есть. Например, притаился вон в том, дальнем шкафу. Сидит и пристально за мной наблюдает. И, возможно, этот «кто-то» там даже не один.

Главное, умом-то понимаю, что это обычные детские страхи, и в реальности никого здесь нет, иначе мои охранники уже отреагировали бы. А на деле…

Нервы ни к черту!

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте