Глава 4

 

К утру мне практически удалось взять себя в руки и настроиться на позитивный лад. Утреннее солнце ярко светило в окно, ничем не напоминая о ночной непогоде, организм после выпитого тоника был бодр и свеж, а настроение само собой поползло вверх. В конце концов, ничего ведь, по-настоящему ужасного не произошло. Да, противные пауки, да, неожиданный подъем ночью и какой-то труп. Но в целом-то мне, по словам того же Амира, ничего не угрожало. А, значит, зря панику поднимала.

От размышлений и ленивого возлежания на кровати меня отвлек требовательный стук в дверь. Бросив быстрый взгляд на часы, я слегка удивилась: шесть утра, до завтрака еще прилично времени. И кто же хочет со мной пообщаться в такую рань? Если бы произошло что-то серьезное, то, как показала сегодняшняя ночь, мои «коллеги» не стали бы обременять себя подобной вежливостью.

— Войдите! — поспешно поднимаясь и оправляя халат, крикнула я.

После разрешения дверь тотчас открылась и в комнату вошла статная дама средних лет в строгом длинном платье темно-синего цвета. Ее волосы были собраны на затылке в тугой пучок, а вытянутое худое лицо застыло маской холодной надменности.

— Доброе утро, мадмуазель Элена, — внимательно оглядев меня, сухо поприветствовала женщина. — Меня зовут мадам Эльза Виннорман. Я гофмейстерина Его Полуночного величества Гарольда Сирского Темнейшего и заведую всей женской прислугой в Полуночном замке. Хранитель Донован попросил дать вам несколько уроков придворного этикета. Ко мне вы можете обращаться Ваше Высокопревосходительство.

Меня будут учить этикету! По-настоящему! Я-то надеялась, что сэр Донован просто выделит учебник, который надо будет прочитать, да и все. Но приставить ко мне надзирателя?!

— Здравствуйте, — ошарашено выдохнула я.

В ответ на мое приветствие мадам недовольно поджала губы и поправила:

— Здравствуйте, Ваше Высокопревосходительство.

— Д-да, конечно, — по инерции кивнула я, хотя от перспективы называть эту чопорную тетку с явно мерзким характером «Высокопревосходительством» меня едва не передернуло. — Здравствуйте, Ваше Высокопревосходительство.

— И после этого обязательно следует сопроводить свои слова вежливым поклоном, — добавила она, после чего потребовала: — Выполняйте.

Эх, если бы не чертов контракт, послала бы я сейчас эту мадам Высокопревосходительство далеко и надолго! Но на обучение этикету я согласилась сама, поэтому пришлось сжать зубы и выполнить ее требование.

Я, как умела, изобразила нечто среднее между реверансом и приседанием, чем вызвала очередное недовольство дамы. Ее Высокопревосходительство аж глаза закатила и выразительно поморщилась.

— Это ужасно, мадмуазель Элена, — трагическим голосом констатировала гофмейстерина. — Немедленно одевайтесь! Сэр Донован был прав — вам жизненно необходимы тренировки!

Насчет жизненных необходимостей я бы с удовольствием с ней поспорила, но чувство самосохранения настоятельно советовало молчать в тряпочку. «Две тысячи долларов в месяц — это двенадцать тысяч через полгода», — спешно натягивая второе из выделенных щедрыми работодателями мышиных платьев, мысленно подбодрила себя я. Ненамного, но стало легче.

— В таком месте, как Полуночный замок, без книксенов и реверансов обходиться просто невозможно, — в это время продолжала вещать мадам Эльза. — Поэтому вы обязаны исполнять их в совершенстве. Вы оделись? Замечательно. А теперь следите за мной. Вот это, — она придержала края платья и, слегка присев, чуть склонила голову в вежливом поклоне, — книксен. Именно таким образом вы должны приветствовать всех, кто выше по статусу. Кроме того, книксен необходимо выполнять перед каждым танцем, на который вас пригласят, и в качестве благодарности за что-либо. А вот это, — гофмейстерина отставила правую ногу назад и изобразила глубокий поклон с приседанием, — реверанс. Подобным образом вы должны выражать свое почтение членам королевской семьи. Запомнили разницу?

— Да… Ваше Высокопревосходительство, — с запинкой, но все-таки вспомнив правила, подтвердила я.

— Замечательно. В таком случае, встаньте у зеркала, — женщина кивнула на зеркальную дверцу шкафа, — и выполните книксен для начала, скажем, двадцать раз.

Вот тебе и доброе утро! Я подошла к зеркалу и хмуро уставилась на собственное отражение.

— Ну же, начинайте! — поторопила гофмейстерина. — И-и раз, улыбайтесь! И-и два, колени согнуть ниже! И-и три, подбородок поднять выше! И-и четыре, спину держать ровнее! И-и… и… и…

Не прошло и десяти минут, как я возненавидела визгливый командирский голос Ее Высокопревосходительства и саму мадам Эльзу до желудочной колики. А уж когда после окончания первой серии приседаний с меня потребовали двадцать глубоких реверансов, и вовсе мысленно взмолилась о чуде. Например, еще каком-нибудь темном прорыве. Тьма, однако, к воззваниям какой-то слабой светлой недомагички осталась равнодушна, так что программу приседаний пришлось выполнить в полном объеме.

— Что ж, уже лучше, — наконец резюмировала мадам Эльза. — Правильную постановку ног и головы вы практически освоили. Теперь результат необходимо закрепить, скажем, методом чередования.

— Чем? — с нехорошим предчувствием сипло переспросила я.

— Чередованием, — повторила гофмейстерина и тонко улыбнулась. — Двадцать книксенов и двадцать реверансов, чередуя один за другим.

Кажется, я застонала вслух, но Ее кошмарное Высокопревосходительство полностью проигнорировала этот факт, вновь затянув свое: «И-и-и»!

Да чтоб этот Полуночный замок со всеми своими заморочками под землю провалился!

Уже на половине «приветственной зарядки» я почувствовала, что задыхаюсь, но мадам Эльза осталась непреклонна. «Приседания укрепляют ноги и бедра», — заявила она, правда, меня это мало обрадовало.

И чего хорошего подруги, вздыхающие над средневековыми романами и фэнтезийными книжками, в них находили? Колдуны — эгоистичные сволочи, принцы так и вовсе, вон, убийцы какие-то. А изучение этикета, как оказалось, запросто можно использовать в качестве пытки. Счастье, что у нас с магией напряг, и монархию давно свергли!

 

 

Тренировками и правилами поведения Ее Высокопревосходительство мучила меня в общей сложности почти два часа. И только когда в комнату заглянул Амир с сообщением, что стол накрыт к завтраку, «милостиво» согласилась прервать экзекуцию. Ну, точнее, как прервать… завтракать-то эта мегера отправилась с нами, а потому за столом этикетный кошмар продолжился!

Гофмейстерине не нравилось абсолютно все, начиная с того, как я себя веду за столом, и заканчивая выбором столовых приборов. От нее только и слышалось пронзительно-укоряющее:

— Сидеть нога на ногу неприлично, мадемуазель Элена! Выпрямите спину, мадемуазель Элена! Эта вилка предназначена для десерта, а не для бекона, мадемуазель Элена!

А окончательно добивал довольный вид сэра Донована и его напутствие быть более усердной, «Ведь уважаемая мадам Виннорман лучшая в Полуночном замке по части обучения прислуги этикету»!

В общем, завтрак прошел ужасно. Не удивительно, что едва хранитель объявил о его окончании и необходимости продолжить осмотр замка, из столовой я выскочила просто с неприличной скоростью. О том, что она неприличная, разумеется, вслед мне сообщила мадам Эльза.

И началась уже привычная рутина с разгоном… точнее, нейтрализацией черных мушек. Впрочем, в пустовавших длительное время апартаментах они встречались редко и, что особенно приятно, не «жалили». Привидений и прочих магических существ нам с сэром Донованом на этот раз тоже не встретилось. В общем, время до обеда пролетело относительно спокойно и практически незаметно, а хранитель Полуночного замка ходом работы остался доволен.

Зато по возвращении в центральную башню нас ждал сюрприз: вчерашние швеи во главе с принцессой Анабель. Едва увидев коронованную особу, я шустро выполнила оттренированный утром с мадам Эльзой реверанс, чем заслужила в ответ улыбку Анабель и вежливое:

— Я смотрю, вы быстро освоились у нас, Элена. А мои девочки вам несколько платьев подготовили и, как я смотрю, вовремя. Во что вас нарядили? Это же ужас! — Принцесса всплеснула руками и укоризненно посмотрела на сэра Донована. — Вы ведь не будете против, если я ненадолго украду вашу помощницу и приведу в должный вид?

— Разумеется, ваше высочество, — согласно кивнул хранитель Полуночного замка, хотя я была более чем уверена, что незапланированной задержке он не обрадовался.

— Не волнуйтесь, мы недолго, — успокоила принцесса. — Девочки только чуть одежду подгонят, и все. Думаю, в полчаса управимся.

После чего решительно направилась к моей спальне. Следом за ней поспешили и мы с нагруженными разноцветным ворохом тканей швеями. Причем я — с затаенной радостью, ибо мысль о смене «мышиного» платья на более подходящую одежду грела душу. Хоть что-то за день произойдет хорошее!

Пропустив швей вперед, раскладывать одежду на кровати, я закрыла за ними дверь и облегченно вздохнула. Чем сразу же заработала пытливый взгляд Анабель и вопрос:

— Что, допек тебя этот зануда, да?

Отрицать очевидное было глупо, так что я кивнула и подтвердила:

— Более чем… ваше высочество.

— Наедине можешь звать меня по имени, — заметив эту запинку, махнула рукой принцесса. — Я уже знаю, что в вашем мире нет титулов, и привыкнуть к ним вот так сразу сложно.

— Хорошо, эм, Анабель, — с легкой растерянностью кивнула я.

Интересно, она со всеми так себя ведет, или это только для меня исключение?

— Не удивляйся, я действительно не особо держусь за свой статус, — улыбнулась Анабель. — Я ведь всего лишь пятая на наследие, и на меня никто не обращает особого внимания. В общем, считай, для галочки титул, — успокоила она и сразу переменила тему: — Лучше расскажи, что там за шум ночью был? До меня слухи дошли, что графа Орсальского убили?

— Да, — я поморщилась и, стягивая по просьбе швей «мышиное» платье, поделилась: — На чердаке его труп нашли, причем совершенно без одежды и с какими-то символами непонятными, вырезанными прямо на теле. Гадость, в общем.

— Истинно, гадость! — в один голос подтвердили швеи.

— И впрямь, неприятно, — принцесса поджала губы. — Ты испугалась, да? Мне вот тоже не по себе, хотя я в Полуночном замке прожила всю жизнь. Но граф… он ведь весьма сильным и осторожным магом был. И все равно его убили, к тому же неподалеку от моего крыла.

— Да? — я удивилась. — А мне сказали, что пятое гостевое крыло соседствует с апартаментами его высочества Линнелира.

— Верно, — подтвердила Анабель. — Линнелир живет в четвертом. Ну а я в шестом. Такое вот соседство у нас, не слишком приятное. Знаешь, я ведь несколько раз просила отца переселить меня подальше, но тот посчитал это пустой блажью. Вот и живу все время на нервах.

Ее высочество поежилась, а кружащие вокруг меня женщины поддержали ее сочувственными вздохами. Гм. Что же за жуткий тип этот принц, если его даже сводная сестра боится?

— Неужели он настолько страшен? — недоверчиво уточнила я.

— Ты с ним просто не встречалась, — Анабель скривилась. — Сегодня вечером в честь первых прибывших гостей будет прием, вот на нем Линнелира и увидишь. А как увидишь, сама все поймешь.

— Возможно, — не стала спорить я, хотя, если честно, предпочла бы вообще столь опасного типа не видеть.

Мало ли что? Привлекать к себе внимания вероятному убийце светлого мага не хотелось. Даже несмотря на заверения сэра Донована о том, что я принца не заинтересую.

— Ты тоже жалеешь, что согласилась на эту работу, да? — Неожиданный вопрос Анабель заставил меня вздрогнуть. — Нет, нет, я не читаю мысли, — сразу же заверила принцесса. — Просто все, с кем я общалась до тебя, в этом признавались.

Я поджала губы, но все-таки согласно кивнула.

— Понимаете, ваше… Анабель, принять всю эту магию очень тяжело, — медленно произнесла я, стараясь быть максимально корректной. — Мы ведь с детства считаем ее сказкой. Выдумкой. А тут такое! Да не феи с волшебными палочками, а пауки, призраки и кровавые ритуалы. Жутко это. Страшно. В нашем мире намного спокойнее и привычнее.

— Понимаю. Эх, жаль, я не могу к вам попасть, — Анабель мечтательно зажмурилась, а потом разочарованно вздохнула. — Вот он, пожалуй, единственный недостаток темномагической крови. Светлые-то маги через свой барьер запросто переходят, а для нас жесткие рамки. Слишком жесткие. Нет, с одной стороны я понимаю их опасения, и понимаю, что они не беспочвенны, но… обидно, когда все это касается и тебя.

— Вообще, если честно, мне магия не нравится, — призналась я. — Потому что получается, если маг сильный, то никто ему противостоять не сможет.

— Ну-у, теперь уже да, никто, — протянула, соглашаясь, Анабель.

— Теперь? — удивилась я. — А раньше?

— А раньше были эльфы. Вот они магии вообще не поддавались.

— Эльфы? — изумленно переспросила я, а потом поняла, что само слово мне незнакомо. Просто неведомый переводчик в голове перевел его на доступный язык.

— Да, эльфы. Они выглядели практически так же, как люди, только формой ушей немного отличались, — пояснила принцесса.

Мысленно я хмыкнула. Теперь ясно, почему переводчик из всех сказочных существ в моей голове выбрал именно эту ассоциацию.

— И где они сейчас? — заинтересовалась я.

— На том свете, полагаю, — Анабель легкомысленно пожала плечами. — Мы, в смысле люди и маги, объединили усилия и всех их перебили. Давно, еще лет сто назад. А может и двести.

— Как перебили? — я изумленно кашлянула. — За что?

— Как за что? — удивилась вопросу принцесса. — Они ведь угрожали всему магическому сообществу! Представляешь, эти сволочи могли куда угодно проникнуть, и никакая магическая охранка их не останавливала. Воры, убийцы, наемники… да эльфы едва не устроили мировой переворот! В общем, в ту пору даже закон принят был: «эльфа не оставляй в живых».

— Обалдеть! — тихо выдохнула я. — Натуральный геноцид!

— Ге-но-цид? — Анабель медленно, со вкусом произнесла незнакомое слово, а потом, видимо получив какое-то свое определение от неведомого магического переводчика, довольно кивнула. — Да. Именно он самый. Геноцид.

Пока мы с принцессой разговаривали, швеи с профессиональной быстротой и точностью подогнали первое из принесенных платьев и сноровисто впихнули меня в следующее. В целом, на все наряды они потратили около часа, и в итоге я оказалась обладательницей четырех платьев таких фасонов, которые иначе как старинными не назовешь. Длинные, с множеством выточек-складочек, шнуровкой корсажа и кружевной отделкой, они были непривычными, но сидели на мне идеально.

При этом если повседневные наряды не отличались богатством и пышностью, то платье, сшитое на сегодняшний вечерний прием, вызвало у меня настоящий восторг. Его атласная юбка нежного лазурного цвета опускалась мягкими крупными складками, а корсет оказался расшит множеством мелких бледно-голубых кристаллов.

Разглядывая столь потрясающую вещь явно ручной работы, я на какое-то время даже забыла обо всех ночных злоключениях. Еще больше мое настроение поднялось после переодевания в удобное коралловое платье, и уборки «мышиного» одеяния на самую дальнюю полку шкафа.

Принцесса и швеи результатом тоже остались довольны, и попрощались мы практически по-дружески.

— Я еще загляну поболтать, — пообещала Анабель в дверях и хитро прищурилась. — А чтобы хранитель не особо возмущался срывом графика работы, замаскируюсь очередной необходимостью примерки на тебя какой-нибудь одежды.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я.

— Пустяки, — отмахнулась та и выскользнула из комнаты.

Удивительная она все-таки девушка. Мало у кого из моих знакомых такой доброжелательный характер, а ведь Анабель к тому же, еще и принцесса!

Отрывая меня от размышлений о странностях людских характеров, в дверь громко постучали, после чего раздался голос Амира:

— Лена, вы тут как, закончили?

— Да, заходи! — откликнулась я.

Заставлять себя ждать помощник хранителя не стал. Открыв дверь нараспашку, он быстро оглядел комнату и сообщил:

— Там тебя обед все еще ждет, и хранитель Донован изворчался. Выглядишь отлично, кстати.

— Спасибо, — улыбнулась я, выходя в холл. — Принцесса Анабель у вас просто замечательная! Она обо всех моих предшественниках так заботилась?

— Из ваших? Да, обо всех, — Амир кивнул. — Она очень любопытна, да и вообще по характеру милая, несмотря на то, что принцесса. Принцы, конечно, совсем другие. А Анабель со всеми умудряется ладить, ну, исключая только разве что его высочество Линнелира.

Стоя уже на пороге столовой, я обернулась и удивленно посмотрела на помощника хранителя.

— Почему?

После чего тут же была ошарашена ответом:

— Анабель его ненавидит.

— Ненавидит? За что?

— У-у, там такая история, — Амир поморщился. — Ты ешь, а я постараюсь вкратце пересказать. Помнишь, сэр Донован упоминал, что король был дважды женат?

— Ага, — я кивнула, одновременно усаживаясь за стол и приступая к подостывшему обеду. — Вроде бы он даже дважды вдовец.

— Верно. Так вот, обе его покойные жены были сильными колдуньями, ну и соперницами заодно. Первая жена короля Гарольда Присцилла умерла сразу после родов принца Линнелира. По официальной версии — слишком сложные были роды, а по неофициальной ее свела в могилу как раз будущая вторая жена, Камилла.

— Ого! — я поперхнулась.

— Вот тебе и ого, — вздохнул Амир. — В общем, это только слухи, конечно, ибо вполне могли и наговаривать на соперницу. Но как факт, эти слухи все-таки ходили, и об этом факте узнали подросшие дети.

— И? — я с нехорошим предчувствием посмотрела на помощника хранителя, уже, кажется, зная, что он сейчас скажет.

— И, опять-таки, это только слухи, но все считают, что вторую жену короля убил именно Линнелир, — полностью подтвердил мою догадку Амир. — Принцесса Анабель в этом, во всяком случае, абсолютно уверена, только доказать ничего не может. Следов-то не осталось.

— Н-да. У вас тут гадюшник какой-то, — мрачно констатировала я. — Удивительно, как сам король до сих пор жив.

— Ну, это как раз не удивительно, — Амир слегка улыбнулся. — Коронованного правителя защищают семейные духи, обитающие в стенах Полуночного замка, поэтому его так просто не убьешь.

— Бр-р, — я невольно поежилась. — Тут еще и духи какие-то…

— И духи, и горгульи и еще много кто, причем по большей части заселившийся несанкционированно и требующий нейтрализации, — раздался от дверей недовольный голос сэра Донована, после чего вошел и он сам. — Вы пообедали, Элена? Мы сильно отстаем от рабочего графика. Уже начали прибывать первые гости, а у нас еще не все проверено.

— Конечно, — я покорно поднялась из-за стола, а потом предложила: — Слушайте, может, тогда дадите мне какие-то артефакты, или записи вашего погибшего светлого мага?

— Зачем? — в голосе сэра Донована прозвучало искреннее удивление.

— Ну, раз я не могу использовать ваше темное колдовство, то, может, хоть чему-то из светлой магии научусь. Все проще работать будет, — объяснила я очевидную, вроде бы, вещь.

Вот только никакого ответного энтузиазма у хранителя мое предложение не вызвало, даже наоборот. Сэр Донован вздохнул и сообщил:

— Видите ли, Элена, я бы с радостью, но для вас эти знания абсолютно бесполезны, поскольку светлые изучают их много лет.

— Много лет? Но Амир сказал, что сама по себе магия не сложная, и хоть минимально, но любой сможет колдовать, были бы книги. Чему они там учатся тогда? — я вопросительно посмотрела на мгновенно занервничавшего помощника хранителя.

— Понимаешь, Лен, светлым магам нужен ритуал своеобразной инициации, активации силы, — неохотно протянул тот. — Он очень сложный, и без подготовки в процессе его прохождения запросто можно погибнуть. Вот они и готовятся. А ты сейчас слишком слабая. Если попытаешься использовать светлую магию, то сразу привлечешь к себе все излишки темной силы в округе, которой уже не сможешь противостоять. Ведь тьма к свету так же агрессивна, как свет к ней.

И от последних слов Амира у меня в душе на мгновение все застыло от жуткого, невероятного понимания:

— То есть ты хочешь сказать, что тьма тоже будет пытаться меня нейтрализовать?! — ошарашено выдохнула я.

— Ну-у, — промычал помощник хранителя и потупился.

А я вспомнила, как настырно мельтешили передо мной мушки, как более сильные меня жгли. Теперь я была уверена, что именно поэтому рванулись ко мне прямой наводкой и вчерашние «доберманы». И, значит…

— Значит, если прорыв тьмы будет достаточно мощным, я умру?! Амир! — я подскочила к парню и требовательно вцепилась в руку. — Отвечай! Немедленно!

— Ну-у в теории… — выдавил он. — Ты об этом лучше не думай…

Но я думала. И понимала, что именно так и будет. Именно поэтому Донован таскает меня с собой, но ничему не обучает, кроме идиотских поклонов. В случае сильного прорыва я сработаю как предохранитель, одноразовая заглушка. И опасный излишек тьмы, поглотив меня, рассеется, оставив Полуночный замок в безопасности. Для этого меня и брали на эту работу! И тех, кто до меня. Поэтому и контракт такой, что разорвать его я никак не могу, ибо я нужна им тут.

Внезапно вспомнилась блондинка. Ведь сэр Донован тогда четко сказал — трудовой договор с ней был разорван. Так неужели она выплатила такие деньги? И пришло леденящее душу понимание — нет. Она просто погибла. Как там Амир сказал? «Ее нет с нами»? И ведь не солгал же!

Теперь понятно, почему они ничего толком не говорят о работе и не предупреждают об опасности! Иначе никакой идиот не согласится на роль «живца», ходить и глупо улыбаться, пока очередной выброс его не сожрет!

— Вы сказали, что риска для жизни нет, — медленно произнесла я, с яростью глядя на сэра Донована. — Но он есть. И в контракте этот пункт не указан.

— Никакой лжи, Элена, — хранитель отрицательно качнул головой. — Я сказал, что вам не нужно беспокоиться, и что мы следим за вашей безопасностью.

— Но сама работа смертельно опасна!

— Такова суть нейтрализации, к сожалению, — сэр Донован развел руками. — Все в рамках работы, на которую вы сами согласились.

Ну нет. Ответственность на меня этому старому хрычу переложить не удастся!

— Если в договоре не содержалось указания о том, что моя работа потенциально опасна для жизни и здоровья, значит, вы не полностью указали мои должностные обязанности! — выдохнула я. — Это важный пункт, и вы обязаны были уведомить меня об этом! И я более чем уверена, что даже в вашем мире юристы, или как тут у вас они называются, со мной согласятся!

— Хм, — сэр Донован недовольно поджал губы, но все же кивнул. — Да, возможно, в контракте была допущена небольшая неточность, которую вы, как житель другого мира, могли не знать. Поэтому мы готовы пойти вам навстречу и обсудить возможность компенсации.

— Да к черту компенсацию! Контракт разорвите!

— А вот это невозможно, — скучным голосом произнес он. — Все пункты расторжения договора прописаны четко. С нашей стороны неудовлетворенности вашей работой нет и, как вы понимаете, не будет. Адекватную компенсацию возможного риска жизни мы готовы вам предоставить, но и только. Поэтому обдумайте и просто скажите, какую: прибавку к жалованию, или еще что-то. А я жду вас через четверть часа в холле, Элена. И будьте любезны, улыбайтесь. Вам платят именно за это.

Хранитель вышел. Едва за ним закрылась дверь, я со стоном рухнула обратно на стул.

Платят они! Две тысячи долларов! Да к чертям эти доллары, я жить хочу! И прибавка их мне не нужна!

— Что ж вы за сволочи такие? — простонала я и закрыла лицо руками, чувствуя, что вот-вот сорвусь на слезы.

Мне всего двадцать лет! Двадцать! А осталось жить считанные дни! «Может, сбежать?» — промелькнувшая в голове мысль была отброшена сразу же. Бежать-то некуда. Да и кровь мою на договор эти колдуны наверняка не зря требовали. Пожаловаться королю? Еще кому-то? Так тут все в курсе дела, и всем на меня плевать.

Так неужели у меня не осталось выхода, кроме как сдохнуть в этом чертовом замке ужасов?!

— Прости, Лена. Мне жаль, — тихо произнес Амир.

— Слушай, а если я в компенсацию потребую увеличить оклад в несколько раз? Может, тогда от меня откажутся? — с остатками надежды спросила я.

— Увы, но нет, — с грустью ответил помощник хранителя. — Он согласится на любую сумму.

Верно. Можно пообещать что угодно, все равно ведь выплачивать эти деньги будет некому. А заранее никто, разумеется, денег мне не даст, чтобы не дай бог неустойку не выплатила.

— То есть шансов выжить у меня нет, — обреченно констатировала я.

— Прости, — снова извинился парень и отрицательно качнул головой. — Прорывы в Полуночном замке не редкость даже в спокойное время. А учитывая, что на праздник съезжается еще куча магов, и слишком активное колдовство Линнелира… в общем…

Он оборвался, но я поняла и без дальнейших слов. Жить мне осталось, похоже, даже меньше, чем предыдущей блондинке.

Я медленно поднялась из-за стола и, подойдя к окну, с отвращением посмотрела на раскинувшийся внизу Полуночный замок. Теперь он казался мне не звездой, а большим уродливым осьминогом. Мерзкой каракатицей, распластавшей по земле свои щупальца в ожидании, когда можно будет выпустить чернильное облако. Облако, которое с удовольствием меня поглотит.

— Сколько таких светлых «наживок» было до меня? — тихо спросила я.

— Четверо, — ответил Амир и тут же добавил: — Слушай, тебе нужно успокоиться. Все-таки чем лучше ты себя контролируешь, тем…

— Без разницы, — я махнула рукой. — Не успокаивай, Амир, я сама оказалась дурой, раз так повелась на деньги. Сообразить надо было, что просто так золотых гор никому обещать не станут.

— Ты умная девушка, — не согласился тот. — Во всяком случае, ты сумела выбить компенсацию. Никто из тех, кто работал прежде, не сумел даже этого.

— Да толку-то мне от этой компенсации? — я вздохнула и, обернувшись, мрачно посмотрела на «коллегу». — Зачем мне деньги?

— Ну, насколько я понял, хранитель Донован не уточнял, что речь идет именно о деньгах, — отметил Амир. — Можешь попросить чего-нибудь другое, чего бы тебе хотелось. Возможностей-то у него полно. Хочешь, вон, родителям собственный дом купить закажи, или себе какую-нибудь услугу…

— Стоп, — оборвала я резко.

А ведь и впрямь, я могу потребовать не денег, а услугу! И, черт побери, они обязаны будут мне ее оказать!

— Лена? — позвал встревоженный Амир.

В ответ я зло улыбнулась и сказала:

— Пошли. Я придумала, что хочу.

 

 

Хранитель Полуночного замка ждал нас в холле. Едва взглянув на улыбающуюся меня, он удовлетворенно хмыкнул и направился к лестнице, однако я тут же окликнула:

— Сэр Донован! Прежде, чем приступить к своим обязанностям, мне все же хотелось бы решить вопрос с любезно предоставленной вами возможностью компенсации. Сами понимаете, я не могу знать, в какой момент придется проститься с жизнью, поэтому хотелось бы получить ее до начала работы.

Мужчина с видимым раздражением обернулся, но все же согласно кивнул.

— Хорошо. И какая компенсация вас устроит?

Я глубоко вздохнула и выпалила:

— Вы сказали, что все светлые для того, чтобы овладеть магией в полной мере, проходят инициацию. Я тоже хочу ее пройти.

За моей спиной закашлялся Амир. А лицо сэра Донована, когда до него дошел весь смысл сказанного, вытянулось и слегка побледнело.

— Элена, — хрипло выдавил хранитель Полуночного замка. Потом прочистил горло и продолжил: — Элена, вы сошли с ума? Это смертельно опасно!

— А ваша работа, разве, не такая же? — холодно напомнила я. — Так какая разница, где помереть?

Сэр Донован скрипнул зубами. Пронзительные глаза хранителя, казалось, жаждали испепелить меня прямо на месте, но сдаваться и отступать от своего требования я не намеревалась. Поэтому упрямо вздернула подбородок и, сложив руки на груди, добавила:

— Вы обещали адекватную компенсацию. Как мне кажется, возможность получить шанс выжить вполне укладывается в эти рамки. Так что…

Договорить я не успела, прерванная рассерженным рыком сэра Донована:

— Хорошо! Будет вам компенсация! И ритуал будет, завтра же!

Сжав посох в руке так, что костяшки пальцев побелели, он резко развернулся и стремительно вышел на лестницу.

Я же глубоко вздохнула, едва веря, что все получилось. Да, обряд опасен, и я не знаю, выживу ли после него. Но, по крайней мере, не придется ходить и трястись в ожидании, когда меня сожрет какая-нибудь темная пакость. А если я все-таки не погибну в ходе инициации, то появится реальный шанс продержаться следующие полгода и не стать чьим-нибудь завтраком.

С победной улыбкой на губах я посмотрела на растерянного Амира и отправилась в свою комнату.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте