Глава 3

 

Проснулась я резко, в полной темноте, и в первую минуту не смогла понять, что же меня разбудило. Вроде какой-то шум? Я прислушалась к свистящему за окном ветру, и в этот момент за жалюзи что-то вспыхнуло, а потом раздался отдаленный раскат грома.

Дождь. Обычная гроза.

Легкое свечение на циферблате часов показывало половину третьего ночи. Я зевнула, но все-таки не удержалась и, встав с кровати, подошла к окну. Смотреть на дождь мне и раньше нравилось, а уж в другом мире на это зрелище хоть раз полюбоваться точно стоило. Поэтому, решительно отодвинув жалюзи, я уставилась на темное небо. Точнее, попыталась уставиться, но в результате созерцала лишь темное, залитое струями дождя стекло. Ибо, это в большом городе даже в ночное время достаточно светло, а тут за окном лишь пара тусклых огоньков мерцала. Не получилось разглядеть даже контуров ближайших башен.

Я разочарованно вздохнула и потянулась закрыть жалюзи, но внезапно сверкнувшая на небе вспышка заставила замереть от восхищения. Никогда раньше я не видела пурпурных молний! Подобное чудо просто невозможно в нашем мире!

Окончательно забыв о сне, я поудобнее устроилась у окна в ожидании повторения невероятного зрелища. Однако восторженное любование иномирным природным явлением неожиданно прервали какие-то приглушенные крики из коридора. А спустя мгновение, к моему изумлению, дверь в комнату без стука распахнулась, и на пороге возник взъерошенный Амир.

— О! Ты тоже почувствовала? — выпалил он. — Замечательно! Одевайся быстрее!

— Погоди, что почувствовала? — я непонимающе замотала головой. — Амир, меня гроза разбудила. Что происходит?

— Прорыв! — выдохнул Амир. — Прорыв где-то неподалеку от пятого крыла. Сэр Донован уже направляется туда, так что поторопись, пожалуйста!

Сказать, что я перепугалась — это ничего не сказать. В первое мгновение после слов помощника хранителя у меня даже дыхание перехватило, ведь не зря именно этого всеми силами пытался избежать сэр Донован! Черт его знает, что тут у них за прорывы такие, но явно ничего хорошего.

Однако Амир ждал, поэтому, усилием воли взяв себя в руки, я быстро подскочила к шкафу и натянула платье. Шнуровку корсажа пришлось затягивать впопыхах и кое-как, но кому сейчас было дело до моего внешнего вида? Во всяком случае, уже выскочивший в коридор помощник на меня даже не смотрел, а едва я покинула комнату, побежал вниз по лестнице.

Стараясь не отставать, я последовала за ним, хотя в упор не понимала, какая там может быть польза от такой неумехи. Ведь ничего не умею! Ничего! И предупредить никто заранее не удосужился! А если там монстры какие-нибудь? Что мне делать? Улыбаться и радостно хохотать, глядя на их оскаленные морды?! Сюрреализм какой-то!

Правда, уже через несколько минут бега по коридорам ночного замка и резкого подъема на четвертый этаж мне стало не до того. В боку нещадно кололо, сердце стучало как сумасшедшее. Так что, когда Амир замедлился, я с облегчением выдохнула. Но едва мы завернули за угол, тут же ошарашено замерла.

В центре коридора, прямо над ведущей на крышу лестницей, висела жужжащая тысячами мушек иссиня-черная клякса, с меня размером. А прямо перед ней, выставив вперед отливающий лиловым посох, стоял сэр Донован. При этом  вид у хранителя Полуночного замка был не менее пугающий, ибо проклятущие мушки окружали и его!

В первое мгновение мне показалось, что сэра Донована поглотила вырвавшаяся на свободу тьма. Но почти тотчас пришло понимание: ведь он тоже черный маг! А, значит, эту пакость порождает и он сам.

Внезапно хранитель резко взмахнул посохом и что-то выкрикнул. По краям «кляксы» пробежала волна, и от нее во все стороны рванулись гудящие мушки. Я успела лишь перепугано моргнуть, как они добрались до нас с Амиром, а в следующее мгновение кожи коснулось что-то обжигающе горячее, как капли раскаленного масла. Вскрикнув, я попыталась отмахнуться от жалящих тварей, но мушек было куда больше, чем днем, и так легко рассеиваться они явно не собирались.

При этом, что самое обидное, ни сэр Донован, ни Амир, не обращали на мушек никакого внимания. Весь спектр неприятных ощущений от применения темной магии предназначался исключительно мне!

Шипя и матерясь сквозь зубы от болезненных «укусов», я закрыла глаза и постаралась сосредоточиться. Конечно, в таких условиях мало что хорошего можно представить, но хотя бы попытаться стоило. Ну почему, почему я не додумалась за весь день попросить у хранителя хотя бы паршивенький защитный амулетик? Попробуй, помечтай о пляже, или яхте в таких условиях! Одно радовало — при соприкосновении со мной мушки все-таки тоже, пусть постепенно, но исчезали.

— Амир, осторожно!

Встревоженный крик сэра Донована отвлек меня от сражений с противной «мошкарой» и заставил резко открыть глаза. В тот же миг из «кляксы» выскочили две полупрозрачные сущности, отдаленно напоминавшие доберманов с пылающими огнем глазами. Псы, не задумываясь, рванули в нашу сторону, а я словно к полу приросла. Страх заполнил каждую клеточку тела, лишая воли. Спасибо Амиру, вовремя успевшему оттолкнуть меня к стене!

Не удержавшись на ногах, я упала и сжалась перепуганным комочком. А псы с жутким воем развернулись и вновь бросились на меня. Как в замедленной съемке я видела их одновременный прыжок, полет полупрозрачных тел… и как, внезапно охваченные лиловым сиянием посоха сэра Донована, «доберманы» рассыпаются сотнями черных мушек.

По коже пробежала новая волна жжения, но теперь я не обратила на нее внимания. Главное — меня спасли! И, судя по тому, что чернильной «кляксы» на лестнице больше не было, все самое страшное позади.

Я облегченно вздохнула, но, как оказалось, зря. Ибо в это же время сэр Донован хмуро потребовал:

— Вставайте, Элена. У нас еще полно работы.

— П-простите? — я быстро огляделась в поисках возможной опасности.

— Этот прорыв был точечным, — не слишком понятно пояснил хранитель. — Его появление что-то спровоцировало, и необходимо как можно быстрее найти, что это было, — завершил он и стал подниматься по лестнице.

Подошедший Амир протянул руку, и я, по инерции за нее схватившись, неуверенно поднялась. После пережитого стресса меня слегка потряхивало и очень хотелось чего-нибудь выпить. Желательно покрепче.

— Не переживай, — легко угадав мое состояние, успокоил парень. — Точечные прорывы не слишком опасны.

— Не опасны? — сипло выдохнула я. — А зверюги?

— И зверюги тоже, — Амир ободряюще улыбнулся. — С ними и я, в принципе, уже справиться смог бы. Так что у хранителя Донована все под контролем. Пошли, нам действительно нужно поторопиться.

Несмотря на заверения Амира, с каждой минутой происходящее нравилось мне все меньше и идти никуда совершенно не хотелось. Однако сэр Донован уже скрылся на чердаке, да и Амир туда направился, так что пришлось последовать за ними. Не оставаться же одной там, где в любой момент опять что-то появиться может?

Правда, буквально через минуту пришлось признать: с выводами я поспешила. Стоило все-таки проявить упрямство и остаться внизу, ибо чердак оказался полон пауков! Угольно-черные, размером с кулак членистоногие были, казалось, повсюду, исключая небольшой пятачок свободного пространства перед входом, где мы стояли.

Алая вспышка молнии добавила этому зрелищу жути, и мои нервы не выдержали. С визгом я мгновенно выскочила обратно на лестницу.

— Что за паника? — хранитель недоуменно обернулся. — Идите сюда.

— К паукам?! — в панике выдохнула я и быстро замотала головой. — Ни за что! Я их боюсь до смерти!

— Элена! Нейтрализовать этот чердак необходимо. Мы должны узнать, что тут произошло!

Я почувствовала, что к горлу подкатил комок тошноты, и окончательно поняла: такую мерзость выдерживать больше не в состоянии. Вспомнилась собственная утренняя радость, мол, в сказку попала. Ага, как же! Какая это, на фиг, сказка?! Это не сказка, а триллер! Или фильм ужасов!

— Элена! — вновь позвал сэр Донован. — Никакой непосредственной опасности тут нет. Есть только ваш глупый страх перед неприятными образами, и только. Подумайте, это всего лишь насекомые, к тому же ненастоящие, а магические. Чем быстрее вы возьмете себя в руки и займетесь делом, тем быстрее они исчезнут.

— Не могу! — взвыла я. — На такое я не подписывалась!

— Именно на такое и подписывались! — раздраженно отрезал хранитель. — Здесь необходима нейтрализация, на которую у нас заключен контракт. Поэтому извольте его отрабатывать!

Господи, да чтоб этот контракт синим пламенем горел! Дрожа от страха, я через силу приблизилась к сочувственно наблюдавшему за мной Амиру и мрачному сэру Доновану. А потом, сглотнув очередной комок тошноты и стараясь не смотреть по сторонам, сипло попросила:

— Может, хоть какой-нибудь артефакт защитный дадите?

— Увы, — хранитель развел руками. — Вам наши артефакты не подойдут, поскольку все они сделаны темными магами и заряжены темной энергетикой. На вас они будут только разряжаться, а не работать. К тому же, сейчас беспокоиться не о чем. Как я уже говорил, здесь нет никаких агрессивных сущностей.

Обнадежил, называется! Теперь я понимаю, что имел в виду Амир, когда говорил, что все предыдущие «нейтрализаторы» из моего мира хотели только побыстрее отсюда свалить. О, как они были правы! В этот момент стервозную блондинку, которая продержалась тут целую неделю, я искренне зауважала. Во всяком случае, сама я на такой подвиг не способна, ни за какие деньги. Эта работа явно не по мне. Дайте только до комнаты добраться, а там я этот чертов контракт по буковкам разберу, и уже завтра ноги моей в этом проклятущем замке не будет!

А сейчас… сейчас надо очень сильно постараться и каким-то образом, в последний раз настроиться на позитивный лад.

Я глубоко вздохнула. При одном взгляде на пыльный чердак, кишащий пусть и магическими, но такими реалистичными пауками, ни о каких курортах не думалось. Хотелось удрать подальше, да и все. Но деваться некуда, поэтому я закрыла глаза и постаралась для начала хотя бы унять панику.

Так. Вдох-выдох. Маленький шажок вперед. Это первый и последний раз. Новый шажок. Я спокойна, мне на все плевать. И еще один шажок. Вот, кстати, когда я, наконец, отсюда выберусь, с удовольствием плюну этому старику в рожу. И тощему Матиасу тоже.

Представив в красках эту картину, я удовлетворенно улыбнулась и тотчас уловила краем уха противное стрекотание.

— Молодец, Лена, — одновременно раздался из-за спины тихий голос Амира. — Они уже исчезают, в том же духе продолжай.

Не рискуя открывать глаза, я сделала очередной шаг и добавила в свою фантазию красок. А потом представила, как эти чертовы насекомые в поисках спасения от меня пытаются спрятаться в спальне хранителя. Мол, помогай, хозяин, ты ведь тоже маг темный…

— Все, пожалуй, — вернул меня в реальность сэр Донован. — Вот видите, Элена, ничего сложного. Больше паники на пустом месте было.

Открыв глаза, я обнаружила, что на чердаке теперь и впрямь никакой потусторонней магической живности не наблюдается. А обернувшись, узрела довольное лицо хранителя Полуночного замка и невольно поморщилась. «Ничего, скоро моя мечта сбудется», — мысленно пообещала себе я.

Словно в ответ на эти мысли радость сэра Донована вдруг как-то померкла. Пожилой маг нахмурился и быстрым шагом направился вглубь чердака. И что это значит?

Я вопросительно взглянула на Амира, но тот лишь пожал плечами и, подхватив меня под руку, потянул за начальством.

Путешествие, правда, оказалось недолгим. Завернув за сложенные в кучу какие-то мешки, сэр Донован резко затормозил и недовольно выдохнул:

— Значит, вот оно, что!

А подойдя к нему, я увидела и причину недовольства: на полу в луже крови лежало тело обнаженного мужчины с кинжалом в сердце. Кожа его была изрезана странными символами и, судя по застывшему, искаженному от ужаса и боли лицу, неведомый убийца наносил их, когда мужчина еще был жив.

От представленного зрелища меня передернуло. Нет, при виде окровавленных покойников я, как человек, насмотревшийся по телевизору боевиков и ежедневных сводок новостей, в обморок не падала. Однако вживую смотреть на подобное было все-таки неприятно. Да и боязно, за себя в первую очередь. Видно ведь, тут маньяк поработал.

— Символы Слабости и Разлома? Кто-то специально хотел пробить защиту замка? — раздался рядом встревоженный голос Амира.

В отличие от меня, помощник разглядывал труп мужчины тщательно и с профессиональным подходом к делу.

— Похоже на то, — откликнулся сэр Донован с не меньшим беспокойством. — Да еще для этих целей использовал графа Орсальского а, значит, убийца из высших слоев знати. Более того, граф этому человеку доверял, ибо незнакомцу не удалось бы нанести символ Подчинения без его сопротивления.

— Но зачем это было нужно?

— Не знаю, — хранитель с силой сжал посох. — Тут можно предположить все, что угодно. Учитывая, что скоро у нас будет полон замок гостей, это вполне может быть и подготовкой к какой-то диверсии, или очередному покушению.

— А еще это крыло соседствует с тем, где располагаются покои принца Линнелира, — вполголоса пробормотал Амир.

Сэр Донован вздрогнул и окончательно помрачнел.

— В любом случае, необходимо срочно сообщить о происшествии Его величеству, — произнес он и быстро направился к выходу из чердака.

Мы с Амиром около трупа, понятное дело, тоже задерживаться не стали.

— Линнелир? — шепотом переспросила я у так и не отпустившего мою руку помощника хранителя. — Это тот самый, которого в убийстве вашего светлого подозревают?

— Угу, — кивнул тот и нахмурился. — Знаешь, вот ни капли не удивлюсь, если графа он убил. Принц Линнелир может, запросто.

— Неужели он и вправду настолько любит убивать? — я поежилась.

— Хуже, — Амир покачал головой. — Ему просто наплевать на живых. Если принцу Линнелиру понадобится труп, или его часть, он даже на минуту не задумается. Пойдет и возьмет. А учитывая его статус и силу, никто даже не пикнет. Ну, может, только Его величество Гарольд какое-то влияние на сына имеет за счет того, что старший в роду.

— Жуть какая-то, — пробормотала я, невольно ускоряя шаг.

Сейчас я мечтала только о том, чтобы как можно быстрее оказаться в своей комнате. Рядом с трудовым договором.

Весь остаток пути до центральной башни Полуночного замка прошел в молчании. Только когда мы с Амиром поднялись в знакомый холл, помощник хранителя посоветовал:

— Выпей тонизирующее зелье, Лена. Оно и нервы в порядок приводит.

— Да я бы сейчас и от чего-нибудь покрепче не отказалась, — пробормотала я.

— Извини, но нельзя тебе, — Амир со вздохом покачал головой. — Светлый маг может работать только в ясном сознании, на которое не воздействовали никакие посторонние вещества. Тоник, который тебе сэр Донован дал, пожалуй, единственное, что вам можно. И то, если не увлекаться.

Потрясающая новость. Завтра же, как только окажусь в родном мире, первым делом выпью за всеобщую светломагическую трезвость.

Фыркнув, я пожелала Амиру спокойных остатков ночи, и, наконец, вернулась к себе.

Руки по-прежнему подрагивали, но я, не обращала на них внимания. Необходимо было срочно изучить трудовой договор, особенно ту его часть, где говорится о расторжении.

Схватив сумку, я расстегнула молнию и достала из внутреннего кармана несколько сложенных вчетверо листков. Торопливо развернула и, пропустив стандартные пункты об обязанностях и выплатах, буквально впилась взглядом в строчки, которые должны были подарить мне свободу.

Вот только от первых же прочитанных слов мои пальцы заледенели и судорожно сжали бумагу, а к окончанию чтения меня и вовсе пробила крупная дрожь.

— Этого не может быть, — шептала я, вновь и вновь судорожно перечитывая условия договора. — Невозможно!

Однако текст не менялся. На подписанном и скрепленном кровью листке бумаги по-прежнему значились жуткие строки:

 

п. 4. Настоящий договор вступает в силу с момента подписания Сторонами. В течение шести месяцев, с момента заключения настоящего договора, одностороннее и досрочное расторжение настоящего договора, может быть произведено только в соответствии со статьями 4.1—4.4 настоящего договора.

п.4.1. Настоящий договор, в течение шести месяцев с момента заключения, может быть расторгнут по инициативе Работника, при условии выплаты Работником Работодателю неустойки, в сумме десятикратного размера заработной платы Работника. Выплата неустойки производится в течение одного дня, с момента направления Работником Работодателю соответствующего уведомления об одностороннем расторжении настоящего договора.

п.4.2. Настоящий трудовой договор может быть расторгнут по инициативе Работодателя в случае несоответствия выполняемой работы требованиям Работодателя, при условии выплаты работнику компенсации в сумме трех окладов.

п.4.3. В случае умышленного нанесения Работником вреда своему здоровью, или умышленного невыполнения обязанностей, с целью досрочного и одностороннего расторжения настоящего договора, в период шести месяцев с момента заключения настоящего договора, Работник обязан выплатить Работодателю неустойку в сумме десятикратного размера заработной платы Работника. Выплата неустойки производится в течение одного дня, с момента выявления вышеуказанных действий со стороны Работника.

п.4.4. В ином случае действие настоящего договора прекращается при обстоятельствах непреодолимой силы, или смерти Работника.

 

И все. Все! Десятикратная сумма неустойки — это двадцать тысяч долларов! У меня просто физически не получится найти их, тем более за один день! А это значит… это значит, разорвать контракт я смогу только через полгода, или умерев.

Похоже, я попала. Во всех смыслах этого слова, полностью и безоговорочно.

Полгода придется смотреть на трупы, не имея никаких возможностей отгородиться от пауков и прочих тварей типа тех инфернальных «доберманов». Причем, по словам Амира, это еще не самая опасная гадость.

От осознания такой перспективы меня на мгновение накрыла безысходность, которую, впрочем, почти сразу сменила злость. На этот чертов мир, на чертовых темных магов, и, особенно, на саму себя. Это надо было так сглупить! Повелась на слишком заманчивое предложение, а стоило бы вспомнить, что легкодоступный сыр встречается только в мышеловке! Вот и получила теперь по заслугам.

Денег много хотела? Изволь отработать: полгода ходи в этом аду и непрестанно улыбайся, как завсегдатай психиатрической лечебницы. Учись думать о приятном и не обращать внимания на всякую ползучую гадость. Оправдывай, так сказать, свою хваленую жизнерадостность и позитивный настрой! Просто потому, что ничего другого тебе не остается.

Скрипнув зубами, я резко выдохнула. Ничего. Продержусь как-нибудь. В конце концов, не ежеминутно ведь будут происходить такие «прорывы»? К тому же, можно попросить у хранителя учебник по светлой магии. Ведь предыдущий их маг все-таки как-то колдовал? Значит, хоть парочку самых простых защитных приемов и я освоить смогу. А там, глядишь, и полгода пролетит.

Зато когда наступит светлый день моего увольнения, я получу много денег, будь они неладны. И, плюнув в рожу сэру Доновану, отправлюсь домой жить припеваючи, ни в чем себе не отказывая.

С такими позитивными мыслями я поднялась и схватила со стола бутылек с настойкой сэра Донована. После чего мысленно провозгласила тост за свое здоровье и финансовое благополучие, и сделала несколько больших глотков отвратительного на вкус пойла. Эх, похоже, теперь пить его придется литрами, ибо из всех возможных успокоительных мне доступна только эта воняющая перебродившей клюквой бурда. Или как там ее, тонизирующее зелье.

Мысленно добавив в список обязательных через полгода дел покупку дорогущей бутылки красного полусладкого вина, я покосилась на часы. Пять утра, однако. Ложиться спать на пару часов, тем более после тоника, смысла нет. Так что лучше заняться чем-нибудь полезным, например, собственной гигиеной. Все-таки пробежки и пыльные чердаки не способствуют сохранению чистоты.

Испачканный подол казенного платья меня в этом решении окончательно укрепил, так что я поставила настойку обратно на стол и направилась в уборную.

 

 

Ванну я налила погорячее, с намерением как следует отмокнуть и расслабиться. А медленно погрузившись в воду, постаралась выбросить из головы все неприятности первого рабочего дня, ну и ночи заодно. И потихоньку отходящему от стресса организму это даже удалось, отчего я на какое-то время погрузилась в приятную полудрему.

Правда, продлилось это состояние не долго, ибо уже минут через десять перед моими глазами стали расплываться странные цветные пятна. Растерянно потерев глаза, я зажмурилась, но пятна никуда не исчезли, зато добавилось весьма сильное головокружение. Что там, меня буквально штормило!

Да что ж такое-то? Я растерянно охнула и только потом вспомнила недавнее предупреждение Амира не перебарщивать с зельем. Чертова местная клюква!

Шатаясь и вслух ругая собственную забывчивость, я кое-как выкарабкалась из ванны и постаралась добраться до шкафа с халатом и полотенцами. Правда, из-за шатающегося под ногами пола и радужных разводов перед глазами, пришлось хвататься руками сначала за выложенную кафелем стену, а потом и за подвешенное на ней зеркало. В ходе такого перемещения послышалось звяканье упавшего на пол предмета — видимо, я что-то зацепила. Хорошо хоть сама следом не грохнулась. А вполне могла бы, учитывая состояние непонятного «опьянения» и скользящие по полу мокрые ноги.

Но не успела я порадоваться столь счастливому обстоятельству и благополучному достижению шкафа, как тут же умудрилась удариться локтем о его дверцу. Взвыв от боли, я стала с ожесточением растирать пострадавшую конечность и вдруг заметила, что пятна перед глазами наконец-то пропали. От всплеска адреналина, наверное. Да и головокружение вслед за ними слегка поутихло.

— Как мало бывает надо для счастья человеку, — пробормотала я и, быстро схватив полотенце, стала растирать подмерзающее и покрывающееся мурашками тело.

Внезапно мое внимание привлек лежащий неподалеку от стены небольшой предмет. Я присмотрелась внимательнее и с удивлением поняла, что на полу откуда-то взялся кулон на тонкой серебряной цепочке. Хм? Когда я входила в ванную, тут точно ничего не было!

Обернувшись в полотенце, я подняла украшение и задумчиво повертела находку в руках. Кулон оказался в виде странного символа, вырезанного из цельного куска полупрозрачного, с голубым отливом камня. Но что самое удивительное, стоило лишь немного подержать его в руках, как камень неожиданно потеплел и заискрился россыпью переливчатых огоньков. Красотища!

Восхищенно вздохнув, я покрепче сжала неожиданную находку. А ведь эта сверкающая и самонагревающаяся штучка явно магическая! Более того, учитывая, что ничего неприятного от кулона не чувствуется, магия в камне светлая. Интересно, каким образом он здесь оказался?

Нахмурившись, я огляделась и вдруг вспомнила услышанный недавно звук падения. Кажется, в тот момент я хваталась за зеркало…

Короткое исследование с отодвиганием оного показало, что на стене за зеркалом кто-то отковырнул одну из кафельных плиток, создав, таким образом, небольшой уступ. Видимо, кулон тут и прятали. Но кто его туда поместил и зачем?

Вряд ли это был погибший светлый маг. Уж у него хватило бы возможностей при необходимости создать себе более удобный тайник. А, значит, кулон припрятал кто-то из моих предшественников.

Мысль показать магическую штучку сэру Доновану пришла в голову, но сразу была отброшена. Лучше узнать о свойствах кулона потом, ненавязчивыми расспросами. Ведь не зря же этот артефакт кто-то прятал? Обычные безделушки в тайники не пихают, значит, если кулон увидят, то наверняка отберут. А расставаться с находкой очень не хотелось.

«Себе оставлю, а через полгода как сувенир потихоньку заберу», — решила я и, в последний раз полюбовавшись на сверкающий камушек, аккуратно убрала кулон обратно за зеркало. После чего надела выуженный из шкафчика теплый пушистый халат и вышла из уборной.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте