БЛИН!

(Пособие для начинающих кулинаров, или как я пекла блины).

 

Знаете, есть такой праздник – масленица? Конечно, знаете. В этот день обычно едят блины и в очень больших количествах. Ну вот, я, хоть и будущая ведьма, не исключение. Так что, будучи в хорошем настроении, я решила наконец-то соблюсти традицию до конца, то бишь, не только съесть эти самые блины, но и самой их приготовить. С таким вот внезапно возникшим похвальным желанием, я оказалась на кухне и… И тут начались проблемы.

Поскольку на кухне правит бал моя мама, а я вообще практически ничего не готовлю, ну, может, чай себе налью, да пару бутербродов сделаю, посуда меня просто не признаёт за хозяйку. Поэтому встала я среди этой кухни в полнейшей растерянности.

– Ну, чё, братва, будем блины печь? – робко спросила я.

– Ага. А чё не пирог? – Энтузиазм возник только у соскочившей с полки кулинарной книжки.

Остальные кухонные «обитатели» сразу же разделились на два лагеря: первые говорили, что ничего у меня не выйдет, так что и начинать не стоит, а вторые утверждали, что ещё как стоит. Мол, выйти, оно, конечно, ничего не выйдет, зато хоть повеселиться можно будет.

Стараясь не особо обращать на их спор внимания, и вообще, быть выше их мелких нападок, я независимо глянула на кулинарную книжку.

– С чего начинать?

– Значит так. – Довольная таким вниманием начала книжка. – Блины – старинное русское блюдо…

– Так что мне делать-то? – Уточнила я.

– Не перебивай. Так вот, я говорила…

– Я не хочу историю, я готовить хочу!

– Ой, ну что за народ пошёл? – Раздражённо уставилась на меня книжка. – Муку бери, молоко подогрей… Вот. Теперь мешай, чтоб не было комочков.

Я стала мешать. Минут десять я отлавливала ложкой комки, чертыхаясь и матерясь под ехидные смешки ложек, чашек и тарелок, пока, наконец, книжка не сжалилась (а, может, просто устала ждать) и посоветовала:

– Развивать своё терпение будешь в другом месте, а сейчас лучше возьми венчик. Это такая пружинка на палочке. – Добавила она голосом опытного психиатра, увидев, что я несчастно осматриваю кухню.

Я мгновенно цапнула указанную штуковину. С венчиком дело пошло быстрее, так что через несколько минут я уже с победным видом новобранца взирала на книжку, ожидая новых указаний.

– Теперь нам потребуется яйцо. – Заявила с важным видом книжка.

– А у меня его нету. – Тут же заявил холодильник, едва я на него взглянула.

– Нет яйца. – Сообщила я книжке.

– И чего? – кулинарная книжка раздраженно фыркнула. – Яйцо – самый важный компонент после муки и молока! Говорю, яйцо надо, так доставай яйцо!

– И где ж я его возьму? – Растерялась я.

– Не моя забота. – Буркнула книжка. – А вообще, какая ты ведьма, если даже яйца наколдовать не можешь?

Я вздохнула, колданула и из ниоткуда на стол шмякнулась… курица! С некоторых полок послышались жиденькие аплодисменты. Ободрённая такой поддержкой, я уставилась на пёструю несушку, однако не всё было так просто.

Не буду подробно расписывать, как я уговаривала эту… поделиться со мной хоть одним яичком и как эта нахалка заявляла, что яиц неть и небудеть, что она не нанималась на работу в кулинарии, что…

– Так. – В конце концов, прервала я это кудахтанье. – Книжка, я передумала. Яйца нам всё равно не светят, так что давай готовить жаркое из курицы с яблоками. Яблоки я обеспечу.

Курица испуганно вытаращилась на меня.

– Куд… кудах?

– Тудах, тудах. – Елейно улыбаясь, показала я на духовку. – Прямо туда и в ощипанном виде.

– Эй, ты это… того… – Курица осторожно отодвинулась от меня подальше. – Может, мы договоримся?

– Яйцо гони. – Хмуро потребовала я.

– А домой вернёшь? – С опаской уточнила курица.

Я кивнула и через минуту уже растворяла курицу в пространстве. Желанное яйцо было у меня в руках.

В рядах ложек послышалось одобрительное позвякивание.

– Что ж, самое сложное, вроде, позади. – Мечтательно протянула я, включая плиту. Наивная! Уже один только зловредный взгляд прыгнувшей на плиту сковородки должен был наводить меня на мысль о тщете всего сущего. А уж о тщетности моих попыток что-либо на ней изжарить и подавно.

Всё ещё надеясь на благоприятный исход своего мероприятия, я зачерпнула половником первую порцию теста и аккуратно вылила на сковородку.

– Чавк, чавк, п-ш-ш… – Резво подсуетилась нахальная сковородка, и от моего блина мгновенно остались только вонючие угольки.

– Дубина, масло добавь! – Ворчливо потребовала книжка, в то время как я пыталась прийти в себя от такой откровенной наглости.

Невнятно пробормотав, что первый блин всегда идёт комом, я немного успокоилась, взяла бутылку с подсолнечным маслом, и попыталась залить его на сковородку. Сковородке такая идея не понравилась, и она с завидной реакцией решила переместить это масло на меня. Так что, не успев опомниться, я была подвергнута самой настоящей атаке раскалёнными масляными брызгами. Взвизгнув и едва не уронив бутылку, я хватанула половник и бухнула на сковородку вторую порцию теста.

Сковородка недовольно зашипела и попыталась брызнуть на меня ещё и тестом. Наученная горьким опытом я вовремя отпрыгнула, так что брызги цели не достигли. Я довольно ухмыльнулась, но тут раздался вопль негодующей книжки:

– Чё лыбишься, переворачивай блин! Сгорит же!

Я схватила лопатку и стала отдирать блин от сковородки. Не тут-то было! Сковородка с самой вредительской рожей вцепилась в блин, всеми правдами и неправдами стремясь удержать его на себе как можно дольше. В результате наших боёв от блина остались только горелые ошмётки. Кое-как соскребя их со сковородки, я уныло потянулась за половником. Выигравшая второй раунд сковородка довольно заурчала на горячей плите.

Третий раунд прошёл точно так же: я осатанело пыталась отодрать подгорающее тесто, а сковородка – мне помешать. Увидев, что положение отчаянное, книжка нудным голосом посоветовала:

– Залей масло сразу в тесто.

Я злобно бухнула приличную часть бутылки в миску и взяла половник в руку. Сковородка насторожилась и притихла. Я зловеще улыбнулась и ме-едленно вылила содержимое половника на сковородку. Она оскорблённо пшикнула, но большее было уже не в её силах. Я спокойненько отделила блин от сковородки, перевернула… Счастливое «чавк, чавк, пш-ш-ш…», и я снова отброшена назад. С упорством барана на тропинке я решила заливать маслом всё, что только возможно, но и тут меня ждала неудача: гаденько хихикнув, сковородка предложила мне белый, промасленный кусок варёного теста.

Вилки и ложки буквально покатывались от хохота. Вот он, недостаток моего дара – слышать и видеть то, что нормальные люди неспособны. А мне оно надо? Когда книжки читают вам нотации, посуда вместо помощи откровенно ржёт, а сковородка честно предупреждает, что при малейшей оплошности с удовольствием поджарит кусочек меня… Ребята, и кто-то ещё утверждает, что повар – мирная профессия?? Давайте я познакомлю этого умника с моей сковородкой!

Я включила плиту на полную мощность, цикнула на обделённый электричеством и возмутившийся по этому поводу холодильник и, в который уже раз, взялась за половник. Тесто нехотя выползло на накалившуюся сковородку, а через пару минут я с торжеством снимала Первый Настоящий Румяный Блин.

Половник услужливо предложил себя моей руке и спустя ещё пару минут я, под общее негодование посуды, лихо скинула в тарелку ещё одного румяного красавца. Довольная, потянулась за новой порцией, но виновато потупившийся половник был пуст. Типа, увы, увы, но теста нету. Очень жаль, конечно, но…

Книжка разочарованно вздохнула, закрылась и скакнула обратно на полку. Так что результатом моих мучений стали два выстраданных в честном бою блина.

– Ну что ж, по сравнению с нулём, любое число уже Цифра. – Философски изрекла я, оглядывая своё творение.

– Ага. Даже если это единица в минус сотой степени. – Ехидно добавила вредная сковородка и полезла в мойку.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте