Наташа вернулась в комнату глубоко за полночь. С трудом ориентируясь в темноте и не решаясь зажечь огонек, чтобы случайно никого не разбудить, девушка быстро разделась и нырнула в кровать. Правда, помня грозное предупреждение Анхайлига, Наташа так толком и не заснула: очень боялась проспать. В результате, встала она вовремя, но совершенно не выспавшаяся. Вернув что-то сонно проворчавшей Лане платье и позавтракав какой–то безвкусной жиденькой кашей, непрерывно зевающая Наташа поспешила на занятие.
Анхайлиг появился в аудитории бодрый и по виду весьма довольный жизнью, отчего не выспавшихся адептов, включая Наташу, поголовно охватила черная зависть. А после того, как магистр объявил, что сегодня им вновь предстоит общение с покойниками с построением собственного круга вызова, настроение у первокурсников и вовсе упало. Ну кому в здравом уме захочется с утра пораньше так перенапрягаться?
У Наташи была одна надежда на то, что занятие должно было быть коротким, поэтому все они построить круг не успели бы. Но, словно прочитав ее мысли, Анхайлиг вызвал красноволосую уже второй. Круг ей, несмотря на сонливость, удалось расчертить верно, а вот с активацией возникла заминка. Наташа вдруг поняла, что скрепляется заклинание кровью, и, вытащив кинжальчик из ножен, неуверенно застыла. Как резать то? Самоубийцей она никогда не была, и вену задевать не хотелось.
– Чего ждем? – полюбопытствовал Анхайлиг.
– Э-э, боюсь, я не знаю, как правильно ну-у… ай! – от резкой боли девушка не сумела сдержать вскрик.
Магистр и ждать не стал, пока Наташа объяснит суть проблемы: попросту выхватил ее кинжал и одним движением рассек руку девушки по диагонали чуть выше запястья.
– Вот так как-то, – хмыкнул Анхайлиг, возвращая ритуальное оружие. – Завершай круг.
Закусив губу, Наташа нервно кивнула и протянула окровавленную руку над кругом.
Пульсирующая боль в руке мешала сосредоточиться, и, несмотря на то, что Наташа все сделала правильно, разговорить покойника ей так и не удалось. После четвертой неудачной попытки Анхайлиг недовольно процедил, что: «ночные посиделки вместо нормального сна не способствуют хорошей концентрации», и, развеяв Наташино заклинание, вызвал следующую адептку. Красноволосая уныло вернулась на свое место. Теперь ей было совсем не весело. И как другие терпят такую боль? Ведь как-то же терпят – вон, у всех все получается… и порезы свои быстро исцеляют… опять злосчастная бытовая магия, что ли?
Рука ныла. Наташа со вздохом покосилась на прилипшую к ранке ткань. «Опять стирать одежду придется, – печально поняла она. – Но и ладно, лишь бы рука поскорей зажила».
Весь остаток занятия Наташа сидела мрачнее тучи, твердо решив пусть и опоздать на следующее занятие, но найти хоть какого-нибудь целителя.
По окончании практикума, девушка вместе с остальными некромантами направилась к выходу, однако внезапно была перехвачена Анхайлигом. За больную руку!!!
Тихонько взвыв, Наташа уставилась на магистра почти с ненавистью.
– Ты почему порез до сих пор не залечила? – мрачно спросил тот.
– Не умею, – прошипела девушка сквозь слезы.
– Что значит, не умеешь? Это простейшая бытовая магия.
– То и значит! Не умею я ее использовать, вообще никакую! – не выдержав, красноволосая всхлипнула. – Один парень вчера показал, как одежду посушить, да свет зажечь, и это все, что я знаю!
Анхайлиг медленно выдохнул. Потом одним касанием залечил Наташин порез и недовольно поинтересовался:
– Чего сразу не сказала?
– Н-не знаю, – хоть рука больше и не болела, успокоиться у девушки сразу не получилось. – Забыла…
– Забыла она, – некромант раздраженно прищурился. – Мне тут истекающих кровью адепток только и не хватало! После занятий сразу ко мне! И еще, вместе с тобой, если не ошибаюсь, ведьма-амнезичка в комнате живет? Кудрявая такая.
– Да, – Наташа кивнула.
– Ее с собой тоже приведи. Чую, у нее такие же проблемы.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте