29 жатня, утро.

В огромные стрельчатые окна малого золотого зала бил яркий солнечный свет, отчего золоченая мебель, трон и портьеры переливались сотнями огней, придавая обстановке еще более богатый вид. Правда, именно из-за этого шестилетней Лии, в отличие от старшего брата, находиться здесь и не нравилось. Слишком приторно, слишком помпезно.
Однако в этот раз родители вызвали ее именно сюда, причем срочно. Войдя, юная принцесса заученно поклонилась, и только потом обратила внимание, что рядом с родительским троном стоит странный мужчина. Высокий незнакомец был одет в простую, мышиного цвета одежду без каких-либо знаков отличия, однако все присутствующие в зале косились на него с уважением и страхом. Даже ее родители! Заметив в глазах всегда властного, жесткого отца эту эмоцию, Лия и сама испуганно остановилась.
– Подойди ближе, дочь наша, – глухо потребовал отец, и девочке не оставалось ничего другого, кроме как выполнить приказ.
На вроде бы спокойного, но внушающего опасения мужчину, Лия старалась не смотреть. А вот взгляд незнакомца, напротив, буквально прилип к ней. Принцесса кожей чувствовала, как тот едва ли не по миллиметру жадно осматривает ее.
– Что скажете? – разрывая затянувшееся молчание, с неожиданно проскользнувшей в голосе робостью, уточнил король. – Вам подходит наша дочь?
– Да, – бесцветно отозвался серый незнакомец. – Она идеальна. И с этого момента она больше не ваша дочь. Я ее забираю.
Услышав это, Лия в страхе отшатнулась. Забирают? Ее? Из дома? Куда?!
Вот только мужчина мгновенно оказался рядом и сильно, но осторожно, подхватил девочку на руки. Та только и успела вскрикнуть, а потом обоих поглотила воронка портала.
По малому золотому залу прошелестел общий облегченный вздох, стали появляться первые робкие улыбки. Король, наконец, сбросил напряжение, довольно откинулся на троне и искоса посмотрел на все еще нервную жену.
– Ну, чего переживаешь? Замуж мы бы никогда ее так же выгодно не выдали. А теперь – десять лет процветания стране гарантированы.
– Но я ее больше не увижу, – вздохнула королева.
– Ой, брось, будто ты раньше часто снисходила до детей, – отмахнулся Его величество. – У нас есть сын-наследник, вот им займись, если возня с тряпками надоела.
Королева тотчас недовольно поджала коралловые губки и фыркнула:
– Аларик уже достаточно взрослый мальчик. Он вполне способен сам себя развлечь.
– Да-а, он способен, – король расхохотался.
И с этим хохотом в ушах, Наташа проснулась. С трудом разлепив глаза, красноволосая застонала от дикой головной боли. В первые минуты девушка с трудом могла понять, где сон, а где реальность, ибо увиденная картина была уж слишком яркой.
– Наташа, мы опаздываем! – поторопила ее Инара, но девушка лишь отмахнулась.
– Плевать, – сражаясь с головой, прошипела она.
– Первой парой Анхайлиг, – напомнила подруга.
– Плевать, – повторила Наташа, понимая бесплотность самолечения и то, что сначала придется ползти к целителям.
Инара только вздохнула, с укором покачала головой и выбежала из комнаты. Красноволосая же медленно, едва передвигая ноги, собралась и пошла на факультет Благ и исцелений.
Здесь ей повезло – первым попался магистр Данилевич. Любопытством старичок не отличался, просто помог снять боль, а спустя десять минут Наташа уже чувствовала себя человеком. И только теперь поняла, насколько опаздывает. «Чертовы видения! – выдохнув, со всех ног побежала на факультет Некромантии она. – Ладно бы что путное, так нет – истории из жизни Карминской королевской династии! Вот на кой ляд они мне? Только проблемы одни, объясняйся теперь с Анхайлигом…»
Вспомнив о некроманте и вчерашнем вечере, Наташа как-то разом замедлила шаг. Да, за это время девушка уже поняла, чего от нее добивается магистр. Однако поцелуй все же был настолько неожиданным, что выбил красноволосую из колеи. И ведь не скажешь, что ей не понравилось! Понравилось, и еще как! Правда, признаться и рассказать о произошедшем хоть кому-либо, даже Лане, Наташа не смогла.

Вернувшись от Анхайлига, красноволосая только быстро юркнула в кровать, а потом проворочалась почти всю ночь, не в силах уснуть.
«Поздравляю, – мелькнула в голове мрачная мысль. – Теперь можешь все сплетни о себе считать правдивыми. Вот только что дальше? Как себя вести?»
Ответа на вопрос девушка не имела. Поэтому, скрипнув зубами, просто глубоко вздохнула и вошла в аудиторию. В том, что ругать и отчитывать ее не будут, красноволосая почему-то была уверена. И оказалась права.
– Опаздываешь, Наташа, – ничуть не рассерженно прокомментировал ее приход Анхайлиг. – Сильно опаздываешь. Что случилось?
– Голова очень болела после… видения, – не стала уточнять, после какого, красноволосая. – Пришлось к целителям идти.
Девушка поморщилась, с каким-то внутренним удовлетворением отмечая промелькнувшую в глазах магистра тревогу.
– Понятно, – спокойно, впрочем, кивнул Анхайлиг. – Проходи, садись. Если снова почувствуешь себя нехорошо, скажи.
Наташа кивнула и, проходя на свое место, мысленно констатировала: «Ой, как же права была Элира, когда говорила о выгоде и поблажках!». Странные взгляды, которыми удостоили ее некоторые сокурсники, свидетельствовали о тех же мыслях и у них.
Стараясь не привлекать к себе еще больше внимания, Наташа сосредоточилась на лекции. Благо, на этот раз магистр объяснял принцип построения запретного круга для удержания нежити, а эту тему красноволосая более-менее знала. Хотя, честно сказать, если бы ее сейчас попросили создать такой круг самостоятельно, Наташа бы этого сделать не смогла – в книге тех подробностей, которые давал Анхайлиг, не было.
Непрерывной писаниной и вычерчиванием различных символов адепты занимались часа два, и под конец лекции руки у всех порядком почернели от грифелей.
Собираясь на выход, Наташа уже подумывала до следующего занятия успеть заскочить в уборную вымыть руки, как вдруг услышала оклик Анхайлига:
– Наташа, задержись.
«Ну вот, опять», – мысленно поежилась она, не зная, чего теперь ожидать.
Красноволосая обернулась, напряженно глядя на вроде бы спокойного внешне мужчину.
Дождавшись, пока последний из адептов выйдет, некромант встал, закрыл дверь, а потом подошел к Наташе почти вплотную. Знакомый тонкий запах лаванды заставил девушку вздрогнуть и глубоко вздохнуть.
– Как ты себя чувствуешь?
– Сейчас нормально, – заверила Наташа нервно. – Это просто утро выдалось неудачное. Я… правда не специально опоздала.
– Вижу, – Анхайлиг кивнул, а потом чуть отстраненно спросил: – Почему ты дрожишь?
– Наверное, боюсь, – выдавила та, стараясь не встречаться с ним взглядом.
– И чего же? – приподнимая кончиками пальцев ее лицо и заставляя смотреть прямо на себя, уточнил некромант. – Того, что я причиню тебе вред? Нет, ты знаешь, что такого не будет. Даже наоборот. Тогда почему?
Красноволосая промолчала, чувствуя, как вспыхнули щеки. Причину девушка знала, но вот озвучить ее не решилась бы и под пытками.
– Так отчего ты дрожишь, Наташа? – в глазах Анхайлига вновь разгоралось темное пламя. – От страха, или… – он вдруг наклонился совсем близко, – от того, что я снова поцелую тебя?
Наташа только и успела растерянно вздохнуть. В следующее мгновение губы мужчины коснулись ее собственных, подарив тягуче-нежный поцелуй.
Дыхание красноволосой мгновенно сбилось, сердце застучало как сумасшедшее. В голове разом не осталось ничего, только ощущение какой-то невероятной легкости и желания, чтобы это продолжалось бесконечно. И когда Анхайлиг стал отстраняться, девушка сама невольно потянулась за ним.
– Так гораздо лучше, – шепнули Наташе на ухо. – А сейчас иди, иначе на занятие опоздаешь.
Сказав это, некромант, наконец, отпустил девушку, и та на негнущихся ногах вышла из аудитории.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте