16 жатня день.

Внезапно прикосновения пропали. Наташа разочарованно застонала, отметив, что ее кавалер с грохотом отлетает в дальний конец аудитории. Но почти тотчас ее схватили другие руки, горячие, сильные, так что стон сразу же перерос в довольное мурчание.

Вот тот, кто держал красноволосую сейчас, радости ее не разделял. Обнаружив свою практически собственность в столь интимной обстановке, темный магистр впал почти в неуправляемое бешенство.
– Н-наталья! – прорычал Анхайлиг, готовясь если и не убить девчонку прямо сейчас, то уж выдать ей наказаний по максимуму.
– Да-а, – растяжно прозвучало в ответ.
От низкого, полного желания грудного голоса, у некроманта аж дыхание перехватило, а все мысли о карах и наказаниях мгновенно приобрели совсем другую окраску. Резко выдохнув, Анхайлиг обхватил лицо Наташи ладонями и осторожно приподнял. На него уставились потемневшие изумрудные глаза с расширенными зрачками. Разума в них не наблюдалось, только жаркое, всепоглощающее желание. Кончиком языка девушка облизала пересохшие полураскрытые губы и требовательно простонала:
– Поцелуй меня-а!
На миг самообладание Анхайлигу отказало. Под напором охватившего его острого желания, мужчина коснулся мягких податливых губ. И только потом, сообразив, что делает, резко отстранился. Некромант закрыл глаза и глубоко вздохнул, восстанавливая контроль над собственным, разом взбунтовавшимся телом и впервые в жизни понимая предпочетшего постареть Виттора. «Хвала Гренту, до вечера еще далеко!» – подумал он. Потом громко, с чувством выругался и, подхватив Наташу на руки, открыл темный портал.
В следующее мгновение Анхайлиг уже стоял в лаборатории Власа. Тот как раз что-то обсуждал с Грабовским, но осекся на полуслове, и оба ведьмака с изумлением уставились на злющего некроманта.
– Влас, – Анхайлиг, стараясь не смотреть на красноволосую, сгрузил полубесчувственную девушку на ближайший стул, – нужен антидот.
Магистр быстро подошел к Наташе, склонился и хмыкнул.
– Иссушение?
– Да.
– Так вот куда спертые ингредиенты ушли, – обрадовался Влас. – А Литиция уж панику подняла… слушай, если это Иссушение, самый простой способ помочь – просто с ней переспать. И последствий никаких, и всем хорошо.
– В кур-рсе, – рыкнул Анхайлиг.
– Так в чем проблема? – Грабовский заржал. – Я даже готов взять на себя помощь сей прекрасной… – Встретившись с бешеным взглядом некроманта, ведьмак побелел и судорожно сглотнул: – Понял, твоя девочка, Анх, без вопросов.
Со стула, словно в ответ, раздался протяжный стон, от которого все трое невольно вздрогнули. Иссушение было одним из сильнейших вызывающих влечение зелий. Причем оно оказывало эффект не только на выпившую его женщину, но и на мужчин, слышавших ее голос. Что магистры и имели «счастье» ощутить в полной мере.
– Зелье, Влас! – прошипел некромант сквозь зубы.
– Да делаю уже, – нервно откликнулся тот, быстро перебирая склянки. – Кто ей его дал-то?
– Только что отчисленный! – Анхайлиг скрипнул зубами.
– Даже так? Не слишком круто? – посомневался Грабовский.
Со стула раздался новый стон. Глава ведьмаческого факультета выматерился и, тотчас поменяв мнение на резко противоположное, сипло уточнил:
– Без возможности восстановления, надеюсь?
– Р-разумеется!
– Готово, держи, – Влас отдал Анхайлигу бокал и отошел к окну, избегая даже краем глаза смотреть на слишком притягательную сейчас «жертву». – Хотя как по мне, лучше бы ты с ней просто переспал.
Грабовский согласно кивнул, одновременно следуя его примеру.
Когда Анхайлиг приподнял голову Наташи и вновь столкнулся с полными желания глазами, то едва не согласился с мнением ведьмаков. Однако сдержался. Не сейчас.
Он и без воздействия зелья хотел эту странную красноволосую девчонку. И, вопреки ожиданиям, со временем желание не исчезало, а совсем наоборот. Наташа относилась к нему совершенно не так, как остальные. Видела в нем в первую очередь мужчину, не мага. О магии она вообще частенько забывала. И это притягивало. Сильно. Вот только именно поэтому простого секса с ней ему будет мало. В конце концов, он и раньше мог ее заставить, но… нет. Девушка нужна ему вся. Не только телом, но и мыслями, душой. Она должна согласиться сама.
Вновь скрипнув зубами, некромант протянул зелье Наташе и потребовал:
– Выпей.

– А ты меня поцелуешь? – протянула она.
Ответом красноволосой послужил слаженный мат трех магистров.
– Потом! – раздался отрывистый рык. – Если з-захочешь!
– Да что вы там тянете? – прошипел, оборачиваясь, Грабовский.
Девушка блаженно улыбнулась ведьмаку, медленно взяла из рук некроманта предложенный бокал и, не отрывая от Грабовского томного взгляда, задумчиво провела язычком по его краю и полюбопытствовала:
– Хочеш-шь?
– С-с-стерва! – почти простонал Грабовский. – Анх, и где ты ее, такую, достал?!
Анхайлиг же, уставившись на Наташу с гремучей смесью злости и восхищения, хрипло потребовал:
– Пей, давай, уже!
– Как пожелаешь, мой темный гер-рцог, – промурлыкала красноволосая и, наконец, сделала глоток.
Спустя мгновение глаза девушки закрылись, а хрупкая фигурка обмякла на стуле. Аура влечения, окружающая ее, погасла.
– Наконец-то, – сквозь зубы, облегченно выдохнул Грабовский.
– Да уж, – хмыкнул, оборачиваясь, Влас. – Какой-то в этот раз сильный резонанс был, даже через ментальный щит и то цепляло. Обычно оно слабее действует. За ней бы последить еще…
– Сомневаешься в своем антидоте? – помрачнев, уточнил Анхайлиг.
– Нет, он поможет, без вопросов, – отмахнулся ведьмак. – Но, вполне вероятно, не так быстро, как другим. Или остаточные всплески могут проявиться, мало ли. Сам видишь, как нас приложило, так что лучше перестраховаться, а то разбирайся потом с толпой возбужденных адептов…
– Понятно, – некромант со вздохом поднял бесчувственную Наташу на руки. – Значит, закрою ее где-нибудь.
– До утра, – посоветовал Влас. – Чтобы с гарантией.
– Угу, – буркнул Анхайлиг и исчез в темном портале.

Подписка
Хотите узнавать о новых книгах первыми? Боитесь пропустить рассылку? Оставьте свой адрес, и не нужно будет волноваться =)
Мы Вконтакте